Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам Минбаре № 11(217) /2013/ — Зачем было создано Оренбургское магометанское духовное собрание?
13.01.2014

Зачем было создано Оренбургское магометанское духовное собрание?

Российская империя, провозглашенная в 1721 г., стремилась быть государством по европейскому образцу. Достижения в этом направлении были действительно велики. Tartaria Magna — Великая Татария европейских карт XVII века превращалась в часть пространства, где хотя бы элита по языку и манерам не отличалась от европейцев. Но что же было делать с простым народом, если даже представители православного большинства тяготели к старине? Так, в «Капитанской дочке» лишь несколько офицеров‑дворян встают на защиту Нового мира против пугачевщины. И это было правдой для всей территории Волго-Уральского региона. Однако экономике края нужна была и буржуазия, и внешняя азиатская торговля, и здесь государству волей-неволей пришлось заключать союз с татарами — оседлым мусульманским населением, более других тяготевшим к европейскому типу жизни.

Великий богослов и будущий муфтий Риза Фахретдин в 1908 г. в книге «Правительственные распоряжения, касающиеся мусульман» сформулировал три основные задачи, обусловившие возникновение Оренбургского магометанского духовного собрания (ОМДС).

1. Привитие мусульманам любви к России.

На протяжении всего XVIII в. Россия вела наступление на мусульманский мир по трем направлениям: в Причерноморье, на Кавказе и в Казахской степи. Основные военные ресурсы были брошены против Османской империи и Крымского ханства, которое было присоединено к России в 1783 г. Россия способствовала эмиграции мусульман из степей юга Украины и предгорьев Кавказа, но изгнание мусульман с Крымского полуострова было равносильно его превращению в пустыню. Поэтому власти создали Таврическое Магометанское духовное правление по образцу системы миллетов, существовавшей у Османов. Ш. Марджани сравнивал ОМДС с институтами шейх-уль-исламов и кадиев Румелии и Анатолии в Османской империи и с системой устройства мусульманского духовенства Крыма. Крупнейший немецкий специалист по этносам Российской империи А. Каппелер указывает на параллели между Российской и Османской империями в традиции прагматичного отношения к другим культурам и религиям. А мы добавим: и в копировании институтов.

В 1788 г. мусульманское сообщество Европейской России и Сибири было выделено российским государством в форму ОМДС, близкую к миллету, под которым понимается религиозное самоуправление. Система миллетов являлась основной формой существования немусульманских конфессиональных общин в рамках мусульманских государств. Она была сформирована еще в X веке и регулировалась нормами шариата. Однако, в отличие от России, в Османской империи немусульманские миллеты пользовались правом самостоятельного избрания главы национальной церкви. Российской особенностью являлся и институт указов на должности духовных лиц, получаемый в ОМДС. Имамы избирались приходами, но могли занять свою должность только с санкции губернского правления.

До создания муфтиятов Россия не имела возможности заявить о своей политике признания исламских институтов. Екатерина II прекрасно понимала, что проникновение силой оружия должно подкрепляться инструментами политики, торговли, законодательства. Если в плодородных районах Причерноморья уже тогда курс был взят на массовое заселение извне, то для других регионов было принято решение об умиротворении местных мусульман. Поэтому первые муфтии ОМДС беспрестанно вели переговоры с казахскими правителями, участвовали в российских миссиях на Северном Кавказе и по делам туркмен. В те годы от мусульман окраин России, прежде всего, казахов, требовалось стабильное признание светской власти российских императоров, а духовной — оренбургских муфтиев. Основным противовесом выступал османский султан и халиф — светский и религиозный глава мусульманского мира в одном лице (ряд мусульман России еще в начале прошлого века именно в нем видели своего законного правителя). В качестве других вариантов правителей выступали бухарские, кокандские и хивинские ханы и муфтии, а для казахов также и китайские императоры.

Для мусульман России было жизненно важным прекращение бесконечных восстаний и мятежей, которые сотрясали огромное пространство Евразии с падения Золотой Орды. Новая евразийская империя в лице России завоевывала былые территории Улуса Джучи (Золотой Орды) и также стремилась к внутреннему спокойствию, расцвету экономики, к гарантии прав веротерпимости и собственности. Указ Святейшего Синода о веротерпимости 1773 г. открыл дорогу для стабильности в регионе, которая в основном сохранялась до 1917 г. Оренбургские муфтии и духовенство ОМДС, торговцы Казани и Каргалы обеспечили проникновение в Степи русских законов, капиталов, языка. Муфтии сделали многое для воспитания казахской элиты, лояльной к российскому государству. Эта роль ОМДС была утрачена лишь в 1850‑е гг., когда в период Крымской войны начался поход русской армии вдоль Сырдарьи на юг Казахстана, завершившийся присоединением всей Центральной Азии в 1880‑е гг.

2. Ликвидация влияния не имеющих официального статуса улемов, оказавшихся под скипетром России

Русские исследователи неоднократно отмечали приспособленность сущности мусульманского учения для потребностей простого народа и выборность имамов, в отличие от православного духовенства. Мулле принадлежало бесспорное духовное лидерство в общине, как самому образованному человеку, учителю, судье и лекарю. Поэтому именно контроль над ранее свободным духовенством и должен был обеспечить контроль над духовной жизнью мусульманских общин и, в частности, всего татарского народа. В указе об образовании ОМДС основное место уделялось лояльности мулл к российскому государству: «люди, в верности надежные...». Ахун Каргалы М. Хусаинов стал муфтием именно потому, что на протяжении многих лет оказывал значительные услуги государству.

Системе ОМДС противостояли абызы, не признававшие указов и духовной власти муфтия. Абызы или абыз-агайлар (вероятно от арабского «хафиз» — «знающий Коран наизусть») были участниками общественно-религиозного движения среди мусульман Волго-Уральского региона во 2‑й половине XVI–XVIII веков. После падения Казанского ханства в 1552 г. абызами называли даже неграмотных людей, немного сведущих в основах веры и знающих некоторые аяты Корана.

После организации ОМДС абызы оказались в состоянии конфликта с указным духовенством. Они критиковали продажность духовенства, бухарскую систему образования, преданность властям указных имамов. Однако в итоге муфтият стал победителем.

3. Превращение ислама на берегах Волги и Урала в официальную религию и повсеместное распространение мектебов и медресе

Одним из самых противоречивых действий Екатерины II считается созыв Уложенной Комиссии в 1767–1768 гг. Здесь были представлены депутаты от всех групп населения, кроме крепостных крестьян. Представление о требованиях татар императрица получила уже во время пребывания в Казани в 1767 г., а также из наказов и выступлений мусульманских депутатов в Уложенной Комиссии. Они основывались на признании гражданского и экономического равноправия мусульман и православных и обеспечении свободы вероисповедания. Позиция мусульман концентрировалась на следующих пунктах: «Дозволить свободную торговлю всем мусульманам, не препятствовать отправлению их культа, постройке мечетей, открытию школ, устроить для мусульман специальные мусульманские суды по шариату, разрешить иметь собственную администрацию и пользоваться в делопроизводстве татарским языком». Редко вспоминают, что официальное название ОМДС по-татарски было «Махкама-и‑Шаргыя Оренбурджыя» (Оренбургский Шариатский суд) и оно было единственным общемусульманским официальным учреждением, использовавшим в делопроизводстве татарский язык, который и стал языком тысяч мечетей и мектебов.

Но европейская империя рухнула в 1917‑м. Большевикам, объявившим себя наследниками Пугачева, не нужна была ни единая религиозная администрация мусульман, ни мусульманская буржуазия и улемы. Сегодня президент России призывает воссоздать богословские традиции российских мусульман, чтобы обеспечит «суверенитет российского духовного пространства». Только как это сделать без единства мусульманского миллета, хотя бы на уровне религиозной элиты?

Айдар Хабутдинов
Профессор, доктор исторических наук

 



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.