Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам Минбаре №2 (195) /Февраль 2012/ — Абдуррахман бин Мухаммедшариф аль­ Кирмани: от Касимова к Каргале
09.02.2012


 

Каргалинская мечеть

История возрождения мусульманского образования у татар в городах после падения Казанского и Астраханского ханств в 1550-е гг. мало изучена. Оставшиеся татарские города и возникшие на этих землях новые центры превратились прежде всего в крепости, обеспечивавшие нужды пограничья, простиравшегося в Закамье и Заволжье. Хотя городское население Казани было относительно стабильным, здесь мечети регулярно разрушались, а горожане были жестко привязаны к своим обязанностям по отношению к государству. В итоге первые мударрисы-преподаватели связаны обычно с аулами в вятских лесах. Таким был в Адаево (близ Кукмора, Татарстан) в конце XVII века шейх Тукмухаммед, получивший образование в Дагестане, затем свет знаний людям нес его сын Ишмухаммед. Его внук Абдулкарим б. Балтай б. Ишмухаммед б. Тукмухаммед (?–1758) получил иджазу — разрешение на воспитание мюридов — в Бухаре у шейха Абу Габдуллы аль-Балхи. По возвращении он стал имамом и мударрисом в Каргалинской слободе (Каргале) Оренбургского уезда и губернии.

Татары Сеитова Посада, или Каргалы, в 1745 году добровольно переселившиеся из казанского региона, первыми из мусульман России получили право на свободу вероисповедания. Взамен они занимались торговлей с мусульманским Востоком, прежде всего с Центральной Азией. Де-факто Каргала получила право самоуправления. Великий алим, муфтий и энциклопедист Ризаэтдин Фахретдин отмечал в этой связи, что здесь впервые после падения Казанского ханства «возрождалась официально признанная национально-религиозная жизнь татар».

Во второй половине XVIII — первой трети XIX века каргалинские медресе стали крупнейшим комплексом профессионального религиозного образования у татар. Как это произошло и какую роль здесь сыграл Абдуррахман б. Мухаммедшариф аль-Кирмани? Он родился в 1743 году в деревне Джавбаш под Касимовом, ныне село Болотце Касимовского района Рязанской области. Во второй половине XVI — XVII вв. Касимов (или по-татарски Кирман, отсюда нисба — аналог фамилии: аль-Кирмани) оставался, по сути, единственным мусульманским городским центром на огромном пространстве от Оки до Оби. Здесь мусульмане беспрепятственно продолжали исповедовать свою веру. Однако в 1681 году Касимовское ханство было ликвидировано. Окончательный удар сословию мусульманских феодалов в крае был нанесен указом Петра I об изъятии крепостных крестьян-немусульман у землевладельцев-мусульман. И, по петровской «квадратуре круга», потерявший крепостных землевладелец переставал быть феодалом. Поэтому феодалы, потерявшие в Центральной России и Поволжье земли, и их потомки стали искать другие пути сохранения статуса элиты.

Торговая Каргала стала одним из таких вариантов. Мы точно не знаем, когда здесь появился Абдуррахман б. Мухаммедшариф, выходец из семьи феодалов-тарханов. Он получил образование у мударрисов Исхака и Абдрашита Абдулкаримовых (внуков Абдулкарима б. Балтая) в Каргале. Отношения ученичества закрепились затем отношениями семейными: женой Абдуррахмана стала дочь Исхака б. Абдулкарима.

Дальнейшее образование Абдуррахман получил у Мухаммеда б. Али ад-Дагестани (был известен под именем ахун Казакай). Тот со своими соплеменниками-ногайцами в 1745 году был переведен из равнинного Дагестана на Оренбургскую пограничную линию, где открыл медресе. Здесь собрались ученики со всего Волго-Уральского региона, и впервые после падения Казанского ханства началось преподавание морфологии и синтаксиса арабского языка. Виднейшими учениками Мухаммеда б. Али были первый муфтий Оренбургского магометанского духовного собрания Мухаммеджан б. Хусаин, а также шейх братства накшбандийа-муджаддидийа Валид б. Мухаммедамин аль-Каргали. Во время пугачевского восстания 1773–1775 гг. Мухаммед б. Али со своими родственниками бежал в казахские степи, где умер.

Абдуррахман б. Мухаммедшариф c 1770-х гг. был неуказным муллой в Каргале. Его звездный час наступает после того, как в 1788 году создается ОМДС, получившее право на прием экзаменов на должности духовенства. Сам Абдуррахман б. Мухаммедшариф 30 мая 1791 года был официально утвержден в должности первого муллы 1-й соборной мечети, а также в званиях имама и главного мударриса Каргалы. Только за 1791 год экзаменам подверглись 789 человек, включая 7 ахунов и 2 их помощников, 51 мухтасиба, 527 мулл (имамов), 9 мударрисов. К 1800 году в ОМДС подверглись экзамену почти 2 тысячи человек.

Каргала стала лучшим учебным заведением по подготовке высшего звена духовенства в лице ахунов, мухтасибов и мударрисов. Татарские мударрисы Габдессалям б. Уразмухаммад и Абдуррахман б. Мухаммадшариф имели большое количество учеников — будущих мударрисов. При этом если Габдес­саляму б. Уразмухаммаду не хватало богословского догматического уровня, то Абдуррахман аль-Кирмани уже не уступал в этом плане иностранцам. Хабибулла бин Рахматулла аль-Атнаколы говорил: «Раньше знания Абдуррахман-хазрата были неполными, но постоянное чтение книг и занятия позволили ему пополнить свои знания, особенно помогла в этом работа с умными, способными учениками. Мы видели многие из книг, переписанных в его медресе. Ученики его пишут красиво и правильно. Чаще всего встречаются книги „Таузих“ и „Талхис“. Есть письма от бухарского эмира Хайдара бин Шагимурада». При этом сам А. аль-Кирмани в отличие от его учеников не учился за рубежом. Среднеазиатская бухарская модель образования стала преобладающей в Каргале, так как торговля Сеитова Посада была сконцентрирована на Туркестане. Но отношение властей к получившим образование в Средней Азии было достаточно настороженным.

Роль мударриса определяется уровнем его шакирдов. Среди учеников аль-Кирмани были будущие муфтии ОМДС Габдессалям Габдрахимов и, предположительно, Абдулвахид Сулейманов, мударрисы крупнейших медресе: при Голубой (4-й) мечети Казани — Габденнасыр б. Рахманкол аль-Джабали, в селе Кшкар — Фаяз б. Габдельгазиз аль-Кенери, при медресе «Губайдия» — Губайдулла б. Ишкуат, в Тайсуганове — Габденнасыр б. Габдеррахим аль-Улькаши, в Ташкичу — Габдуссалям б. Абдуррахман аль-Курсави, в Ново-Альметьеве — Нигматулла б. Губайдулла аль-Альмети, в Кизляу — Рахматулла б. Губайдулла аль-Кизлеви, в Сабы — Сайфутдин б. Абубакир аш-Шинкари, в Стерлибаше — шейх Нигматулла б. Биктимер (Тукаев) и ишан Хабибулла б. Хусаин аль-Ури (Оруви).

Абдуррахман б. Мухаммедшариф был сторонником децентрализации ОМДС, придания законодательного статуса должности ахуна как окончательной инстанции в рассмотрении судебных дел в вопросах семейного права по проекту «Правил о магометанских супружеских делах». 28 марта 1824 года этот проект поддержали два ключевых имама края: оренбургский ахун Габдессалям б. Габдеррахим и Абдуррахман аль-Кирмани. Однако если Таврическое магометанское духовное правление одобрило проект, то муфтий ОМДС Мухаммеджан б. Хусаин отказал в праве своим заседателям-казыям обсуждать его.

Перед смертью Абдуррахман б. Мухаммедшариф (ум. 1827) завещал своему преемнику Абдулмазиту бин аль-Хану: «Когда я умру, не разгоняй шакирдов, вместе с моим сыном Гатауллой в течение одного года оставайся здесь, занимайся моим медресе, а если тебе все это придется не по душе, отправляйся в медресе Абдуннасыра!..» Действительно, Гатаулла Абдрахманов (1790–1843) стал первым муллой и главным мударрисом Каргалы, но после его смерти роль медресе и самого рода аль-Кирмани стала меньше. Его внук Хайрулла Гатауллович Аминев (?–1882) и правнук Ганиатулла Хайруллович Аминев (?–1893) были имамами, но учились уже в медресе Мачкара в Заказанье.

Деятельность Абдуррахмана б. Мухаммедшарифа навечно останется связанной с возрождением мусульманского образования у татар, с восстановлением системы медресе, с «золотым веком» сотрудничества мусульман с Российским государством. Опыт интеграции феодалов Касимова нашел новые сферы в Новое время и на новом месте. Религиозное и культурное родство различных по происхождению групп российских мусульман спасло Ислам в стране в целом. И так происходило в нашей истории многократно.

Айдар Хабутдинов,
доктор исторических наук



МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

 
ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Тебе, восток, я шлю привет... Исламский Восток в зеркале русской поэзии
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • A modern perspective on jihad
  • Коранический гуманизм как основа системы просвещения российского мусульманства в XXI веке. Третьи Фахретдиновские чтения
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.