Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №91 — Святая земля — это не только камни, это еще и люди
05.03.2009

Общество Ливана уникально по своему конфессиональному составу, что нашло отражение даже в политической системе государства. В Ливане действует конфессионализм, подразумевающий организацию государственной власти в соответствии с делением общества на религиозные общины. О том, как устроено многоконфессиональное общество Ливана, в интервью рассказывает митрополит юга Ливана, Тира и Сидона Илия (Кфури), который возглавлял делегацию Антиохийского патриархата на церемонии введения в сан патриарха Кирилла.

Митрополит юга Ливана, Тира и Сидона Илия (Кфури)— Ваше высокопреосвященство, где могут встретиться православный и мусульманин в ливанской повседневной жизни?

— Мы живем очень дружно с детства. В школе дети не различают, кто твой друг — православный или мусульманин. Хотя с детства знаем свою религию, но вера не становится проблемой для дружбы.

На юге Ливана есть все — и православные, и католики, и протестанты, и шииты, и сунниты, и алавиты, и друзы. Так и в долине Бекаа, и повсюду в Ливане. То, что нас соединяет с мусульманами, гораздо больше, чем просто соседство.

— Вы могли бы пояснить, что соединяет мусульман с православными?

— Близость православия с исламом — самая крепкая по сравнению с другими вероучениями. Мусульмане почитают тех же праотцев и пророков, каких почитаем и мы: Адама, Ноя, Авраама, Моисея и других.

Но особенно важно, что у мусульман особым почитанием пользуется Иисус Христос. Они почитают его как пророка и последнего судию. Мы называем Иисуса Сыном Божиим, мусульмане — пророком. Иисус много раз с благоговением упоминается в Священном Коране. Также в Исламе особым почтением окружена Дева Мария. По-арабски и мы, и мусульмане называем Иисуса — Иса, Деву Марию — Мариям.

С мусульманами у нас особое духовное родство и близость во многих аспектах. Так что наше добрососедство — это не трудное усилие, не специальная программа или проект, это настоящее духовное родство, глубокое взаимное уважение и взаимопонимание.

— Во время православной литургии на арабском языке как вы называете Бога?

— Мы называем Бога Аллахом. По-арабски Бог — Аллах, и у христиан, и у мусульман. Это не то что у мусульман свой Аллах, а у нас — свой Бог. У нас один Аллах.

— Сейчас любой христианин из Ливана может поехать в Вифлеем или Иерусалим?

— Нет, христиане Ливана или Сирии не могут ни при каких обстоятельствах попасть на Пасху в Иерусалим, на Рождество в Вифлеем. Эти святыни для них закрыты. Мы находимся в состоянии войны с Израилем. У нас подписано соглашение о прекращении огня, но Израиль никаких паломников никуда не пропускает — ни христиан, ни мусульман. Епископ теоретически может поехать, но это сложно. И потом, паства его не поймет: ездить в оккупированные святыни предосудительно.

— А 60 лет назад православный араб мог пойти в Вифлеем через земли мусульман?

— Конечно, никаких препятствий не было, какие бы государства здесь ни утверждались, если не считать краткого пребывания крестоносцев. Люди свободно перемещались до оккупации, до этой исторической трагедии, которая все продолжается и продолжается. Мы молимся о том, чтобы быть в Иерусалиме. И быть с нашими братьями. И в Вифлееме, и в Иерусалиме, и в Газе, по всей оккупированной земле живут наши братья, православные. Мы молимся о них. Ведь они ежедневно страдают от оккупации.

Здесь, в Москве, я встретился с епископом из Иерусалима, из делегации от Иерусалимского патриархата. Он рассказал мне, что за жизнь у православных там: к ним нет ни капли уважения, их избивают, над ними издеваются, кидают в них камни, плюют в них, третируют как граждан второго сорта. Они тоже не могут проехать ни в Вифлеем, ни в Иерусалим, если они не живут именно в этом городе. Такой оккупации не знал ни один народ в мире.

Святая земля — это не только земля и не только камни. Это еще и люди, которые подвергаются страданиям за свою веру от оккупационного режима, — и христиане, и мусульмане.

За время оккупации христиане в Палестине, прежде бывшие в Вифлееме большинством, теперь превратились в меньшинство. Они бегут от оккупации и от того нечеловеческого режима, который им установлен.

— На юге Ливана много шиитов. Скажем, на Ашуру идут к мечети траурные процессии мимо домов христиан. Что вы чувствуете при этом?

— На все праздники мусульмане и мы официально друг друга приглашаем. Конечно, мы не идем вместе с ними в процессии на Ашуру, а они не идут в нашем крестном ходе на Пасху. Но во время Ашуры мы идем в мечеть, в специальную комнату для приемов и приветствуем наших братьев. Так же и они поздравляют нас с Пасхой и Рождеством. Мы разделяем радость наших соседей — суннитов и шиитов, они разделяют нашу радость. Тысячелетняя традиция религиозного мира, часть нашей культуры — уметь разделять не только горе, но и радость с братьями. Это не означает, что все веры смешались, что шииты отмечают Рождество, а мы — Ашуру.

В Сайде у нас не реже раза в месяц встречаются все главы общин — муфтии, имамы, епископы. На эти собрания приходит мэр, депутаты парламента, предприниматели. Мы вместе решаем, какая помощь и где требуется, обсуждаем ситуацию в нашем крае, положение палестинцев. Каждый месяц мы сообща составляем декларацию, чего мы ждем от правительства.

Я как архиепископ отдельно встречаюсь со всеми главами исламских общин и друзов.

— Мы так много говорим о добрососедстве. Но в Ливане 15 лет шла гражданская война.

— Это важный вопрос. Это была гражданская война в кавычках. В Ливане сошлось много внешних воздействий. Главным образом война стала отражением израильско-палестинского конфликта. Израильские войска много раз вторгались в Ливан, убивая здесь палестинцев и принося много горя нашему народу. Но они проиграли. Теперь они хотят победить ХАМАС. Но они потерпят крах, как и с Ливаном: нельзя победить народ.

Возвращаясь к ливанской войне. Она не была религиозной ни в какой момент, хотя ее часто описывают так: марониты воевали против мусульман, друзы воевали против христиан. Да, порой столкновения внешне можно было принять за столкновения представителей общин. Но никаких религиозных целей и смыслов у этой войны не было. Это была война политических противников. Партии хотели взять верх, они хотели сместить президента и другие партии. Израиль активно сталкивал ливанские силы друг с другом. Но никогда в Ливане не было войны христиан с мусульманами.

Моя резиденция в Сайде находится в самом сердце мусульманского квартала. Многие иностранные гости интересуются, как это я могу жить среди мусульман. Я им отвечаю, что это лучшее соседство, о котором только можно мечтать. Мои друзья — шииты и сунниты. Это не фигура вежливости. Это правда жизни.

— Православные вместе с мусульманами воевали в отрядах «Хезболлы» в 2006 году и сейчас в Газе. Вы благословляете их?

— Конечно. Когда враг приходит убивать вас и вашу семью, вы должны действовать и защитить их. Это долг. У вас есть право на самозащиту. Вы скажете, что церковь не благословляет убийство одного человеческого существа другим, не благословляет кровопролитие. Да, повторю, мы взываем о мире повсюду, где бы мы ни жили. Это благовестие нашей веры. Но если ваш враг не верит ни в какие иные способы решения проблем, не уважает ваше право на жизнь, то вам остается только право защищать своих детей.

Я много разговаривал с палестинцами до вторжения в Газу и после. С ними обращаются так, как не обращаются с человеческими существами нигде на земле. Ни в чем не повинные женщины и дети должны стоять по 10 часов на границе без воды, чтобы им позволили на 2 метра приблизиться к границе. Разве это нормально?

Церковь не благословляет войну. Церковь молится о мире. Но что делать людям, с которыми обращаются хуже, чем с животными? Те, кто обладает громадной армией и мощным оружием, истязают безоружных просто так. Они не слышат никаких доводов разума. Что же остается людям в этом случае? Тихо и безропотно смотреть, как умирают ваши разорванные на куски дети и женщины?

Весьма влиятельный президент сообщал людям, что он помолился накануне и Господь воодушевил его начать вторжение в Ирак. С кем он беседует? Мой Господь никогда не приказывал мне идти воевать. Я никогда не получал от Господа приказов убивать.

— Палестинская проблема имеет решение?

— Безусловно. Достаточно выполнить резолюции ООН.

Мы хотим мира, но мира справедливого. Мы не являемся животными, мы люди. Не нужно придумывать войну цивилизаций, не нужно сочинять о неразрешимых противоречиях христиан и мусульман. Не мусульмане убивают христиан в Палестине. В Вифлеем, в храм Рождества, пришли убивать израильтяне. Они убили маленькую девочку внутри храма. Я забыл ее имя. Но я помню имя ее отца — Джордж Саади.

Важнейшее условие решения палестинской проблемы — единство палестинцев. До тех пор пока они разделены, решения не будет. Им я это говорил не раз. То же самое касается и ливанцев.

В ходе последней войны, хвала Господу, ливанцы дали пример такого единства и народной солидарности. У нас избран прекрасный президент, снова работает парламент, у нас вся жизнь возвращается в нормальное состояние. Наши братья палестинцы должны последовать нашему примеру.

— В России существует поверье, что митрополит гор Ливанских Илия во время Великой Отечественной войны написал письмо и направил его Сталину. В этом письме он заклинал Сталина прекратить гонения на церковь. Это благочестивая легенда?

— Это сущая правда. Митрополит Илия Карам — мой предшественник, очень известный архиерей в Ливане, он управлял той же епархией. Он действительно обратился к Сталину. После войны в Москве было вновь открыто представительство Антиохийской церкви. Ныне его возглавляет уважаемый в Москве епископ Нифонт.

Я бы хотел выразить глубокую признательность патриарху Кириллу и другим представителям Русской православной церкви. Нам оказана большая честь присутствовать в Москве на таком важном акте. Патриарх уделил большое внимание нашим проблемам, боли нашего народа и наших братьев. Мы много говорили, и патриарх в ответном слове подчеркнул его особое внимание к нашей земле. Он упомянул и обо всем том, о чем мы с вами говорили: о палестинской проблеме, о людях Ливана, а также и об Ираке. Он сказал, что молится о нас. Мы благодарны его святейшеству.

Беседовала Надежда КЕВОРКОВА
Материал опубликован в «Газете» № 25 от 13.02.2009 г.
Приводится с сокращениями



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.