Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №134 — Валерий Басыров: Переводить смыслы Корана — это ходить по острию ножа
23.11.2012


 

Интервью с Валерием Магафуровичем Басыровым – писателем, издателем, президентом Крымской литературной академии, переводчиком смыслов Ко­рана на украинский язык, членом редколлегии журнала «Украина и Исламский мир» о переводе смыслов Корана на украинский и крымскотатарский языки, а также о новых издательских проектах.

Басыров Валерий Магафурович (литературные псевдонимы ‒ Лав Сабма, Вагиф Сабиров) — (11.09.1947, пос. Сама Ивдельского р‑на Свердловской обл.) — поэт, прозаик, переводчик, книгоиздатель. Член Национальных Союзов журнали­стов и писателей Украины. Член Крымского республиканского творческого союза «Крымская ассоциация писателей», Союза писателей Крыма (2006) и Междуна­родного сообщества Писательских Союзов (2008). Закончил Литературный ин­т им. М. Горького СП СССР (1977). Редактировал газеты г. Нетешина («Энергостроитель», 1981–1983), г. Славуты («Труженик Полесья», 1983–1990) и г. Хмельницкого (“Свободное слово”, 1990–1992). Учредитель и редактор газет «РИО», «РИО‑2», «Акция» (1990–1992). Учредитель экспериментальных издательских объединений «Вестник» (1989), «Пресс­центр “Пульс”» (1990), Хмельницкого экспериментального издательского добровольного объединения «АЗиЯ» (1992), учредитель и директор издательства «ДОЛЯ» (1997), директор Всеукраинского государственного многопрофильного издательства «Таврия» (2007). В 1991 году основал частный историко­краеведческий и литературно­художественный журнал «Доля» (русск., укр., англ., польск. языки), в 2001 — журнал для детей «Йылдызчыкъ­Зірочка» (крымскотат. и укр. языки). С 1988 года занимается книгоиздательским делом. Издал более 1200 книг профессиональных и начинающих литераторов. Автор целого ряда литературных произведений. Труды В. М. Басырова переводились на украинский, крымскотатарский, татарский, турецкий, польский, английский, немецкий, французский, итальянский, азербайджанский языки. В 2010 году опубликовал перевод смыслов Корана на украинский язык, выдержавший уже три издания.

— Уважаемый Валерий Магафурович, расскажите об идее перевода смыслов Корана на украинский язык. Как появился этот замысел, что этодуховный интерес, поиск истины, или что­то еще?

— Трудно говорить о том, как я пришел к этой идее, но, думаю, она вполне закономерна. Я часто задавал себе вопрос о своем происхождении. Порой бывает так, что человек хочет знать свои истоки, проследить корни своей семьи. Именно в этом ключе все и началось. Мать была украинкой польского происхождения, а отец — казанским татарином. То есть во мне сочетался Восток и Запад. Отец оставил семью, когда мне был всего лишь год. Кстати, эти биографические моменты я описал в предисловии к первому изданию переводов смыслов Корана. В свое время я нашел родственников в Нефтекамске (Россия), которые и рассказали об истории нашей семьи. Оказалось, что мой дед еще в самом начале прошлого века был имамом в Татарстане и слыл очень образованным человеком. Я и сегодня поддерживаю связь со своими родственниками.

Второй случай, который привел меня к Корану, — это болезнь матери. Я несколько дней не отходил от ее постели, одновременно постоянно писал, делал какие­то заметки. Именно так появился на свет сборник «Дыхание ранней росы». Он был издан в 1997 году, а сегодня переведен уже на девять языков. Стиль этих произведений в чем­то опередил стиль моего перевода смыслов Корана. То есть я что­то почувствовал, некоторым образом уже был готов к будущей работе. Но самое интересное — в тот период я почти ничего не знал о Коране. Как­то в России я приобрел перевод Крачковского, но, к сожалению, очень мало понял, это было для меня сложно. Тогда этот перевод не произвел на меня особого впечатления. Однако теперь я обратился именно к нему. Правда, в этот раз уже с помощью тафсиров — комментариев к Корану. Начал понимать много моментов. И после этого я решил начать свой перевод.

— Каким образом продвигалась эта сложная работа? Какими именно изданиями Вы пользовались?

— Поначалу мне было очень сложно. Я использовал словари, сравнивал, как показано одно и то же слово в разных переводах. Обращался, например, к русским переводам Саблукова, Кулиева, Пороховой, Крачковского и другим — чувствовал, что есть ряд проблем. Я вполне осознаю, что моя работа — это лишь толкование смыслов. Слово Бога нельзя перевести. Я хотел понять многое в Коране хотя бы «для себя». Кроме того, взял английский перевод. Но везде, в каждом переводе, находил немало отступлений от оригинала. Я опираюсь именно на переводы. Однако ведь известно, что, например, в России, все первые переводы Корана были выполнены с французского языка, а не с арабского. Вероятно, в случае с украинским языком мы также вынуждены пройти тот же путь.

— Как оценили Ваш труд украинские мусульмане? Какова была первая реакция?

— Первое издание, которое я сделал, вышло в свет в количестве всего 10 экземпляров. Я обратился в Муфтият Крыма, показал им свой труд. Первым вопросом, который мне задали, был: «Кто дал тебе право на такую работу?». Я ответил: «Всевышний». Как человека, ведущего праведный образ жизни, меня знают очень многие в Крыму и далеко за его пределами. В итоге, касательно первого издания, лидеры мусульманских организаций не сказали ни «да», ни «нет». Первое «ознакомление» с моим переводом состоялось в 2010 году в Республиканской крымскотатарской библиотеке имени Исмаила Гаспринского. Я специально оговариваю, что это была не презентация, а именно «ознакомление» с промежуточным итогом моей работы. Присутствовали члены Муфтията, высказывали свои замечания, и тогда я попросил: помогите, я исправлю. Потом я начал готовить второе издание, но уже поступил несколько иначе. Я пригласил к работе некоторых специалистов из крымских татар, владеющих арабским языком. Но проблема в том, что сейчас среди крымских татар существует много различных течений, и каждый хочет исправить этот текст «под себя». Я настаиваю на том, что все же нужно идти «по острию» — никто не имеет права «толковать» слово Бога «под себя». Нельзя ничего перекручивать. Поэтому работа над переводом смыслов Корана была очень сложной.

— Уже появилась информация о готовящемся четвертом издании Вашего перевода смыслов Корана. Что нового принесет это издание?

— В процессе подготовки новых изданий я обращался к словарям арабского языка, однако все же предпочитаю работать с тафсирами — «аль­Мунтахаб» и комментарием ас­Саади. Среди русских переводов мне очень нравится перевод Эльмира Кулиева. Работаю и с переводом Иман Валерии Пороховой. У нее очень доступный текст, он легок для восприятия. Впрочем, каждый перевод имеет право на существование. Читатель должен сам выбрать, чему отдать предпочтение. Я за то, чтобы в Украине было еще больше переводов, возможно, целый десяток! Так вот, в предыдущее, третье издание, я внес уже очень много правок. Однако четвертое будет еще полнее. Пять дней назад я поставил точку — текст, наконец, готов. Кроме него я уже даю и комментарии. Мне повезло, что в работе помогает Валерия Порохова, я поддерживаю с ней связь, консультируюсь по многим вопросом. Значительную помощь оказывает и муфтий Канафия Хуснутдинов. Аудитория увидела, что «капля долбит камень», то есть мой старательный труд приносит плоды. Очень надеюсь, что презентация четвертого издания состоится летом будущего года. Я не испытываю никакого давления, могу спокойно работать.

— Известно, что Вы, уже как издатель, сыграли не последнюю роль в переводе Корана на крымскотатарский язык. Можно ли подробнее узнать об этом опыте?

— Действительно, в свое время, более десяти лет тому назад, ко мне обратился один известный мусульманский активист и писатель Риза Фазыл. Мы договорились об издании. Он переводил с узбекского языка, и я принимал в этом непосредственное участие. Использовали и русские переводы. А потом, уже через некоторое время, я получил предложение от Крымского Муфтията и представителей турецкого диянета. Меня просили способствовать подготовке нового издания. Я даже спросил: почему вы именно ко мне обратились? Ответили: потому что никто не сделает так, как ты сделаешь. Этот, уже второй перевод, делал Закир Куртнезир. Перевод выполнялся с турецкого языка. С оригинала, к сожалению, на крымскотатарский пока никто не переводил. Это очень долгая и сложная работа, здесь нужно досконально знать арабский язык.

— Кроме переводов Корана, Ваше издательство «ДОЛЯ» выпускало и другую литературу, способствующую связям между различными культурами. Что это за издания?

— У нас в издательстве выходили, например, книги Исмаила Гаспринского, на двух языках — крымскотатарском и русском. Взять хотя бы книгу «Восемь шагов по следам учителя» Рефата Шакир­Алиева, ныне живущего в Австралии. Книга представляет собой сборник статей о взглядах Гаспринского. Или, например, книгу «На службе правде и просвещению» Виктора Ганкевича, также повествующую о Гаспринском. Ведь Гаспринский — очень знаковая фигура не только для крымских татар, но и для многих украинцев, и русских. У нас большие планы в этом отношении, правда, не все они сбываются — сложно найти финансовую поддержку. Проблема многих издателей Крыма — тотальная коммерциализация, все упирается в желание заработать, в то время как интересные проекты оказываются на заднем плане. Я, в отличие от других, думаю не столько о деньгах, сколько о качественном издании книг.

Есть и переводы классиков украинской литературы на крымскотатарский. Я был составителем первого тома сочинений Михайла Коцюбинского на крымскотатарском языке. Сейчас издаем в переводах произведения Леси Украинки. Это двуязычное издание — там и оригинал, и перевод. Первый том уже находится в типографии, а во втором будет «Лісова пісня». Переводил эти сочинения покойный Юнус Кандым, прекрасный переводчик. Мы даже хотели сделать первый в истории толковый словарь крымскотатарского языка, в свое время остановились на букве «Д». Для меня главное — высокое качество книги. Книга — это произведение искусства, нельзя сводить ее до уровня товара.

— Спасибо за интервью.

Беседовал Михаил ЯКУБОВИЧ ,
специально для «Ислам в СНГ»



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.