Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №115 — В поисках врага...
19.05.2011


Российское государство со времен киевской Руси включало в свой состав представителей различных народов и религий. С 1550­х гг. после завоевания ханств Астрахани и Казани встал вопрос о взаимодействии властей с представителями мусульманской элиты Волго­Уральского региона, стремившейся сохранить основы религии и образа жизни. В сущности, были возможны только два варианта решения проблемы. Первый заключался в недопущении развития мусульманской элиты и сокращении ее влияния, но это было чревато усилением влияния иностранного. Второй вариант — в сотрудничестве между государством и мусульманской элитой. В силу регулярных военных конфликтов на западе и юго­западе российскому государству нужна была свобода рук на востоке. Классическим периодом такого сотрудничества является эпоха от правления Екатерины II (1762–1796) до начала Крымской войны (1853–1856). Следует особо отметить, что такому взаимодействию не помешали ни войны России с Османской империей и Ираном, ни Кавказская война.

Окончание эпохи сотрудничества относится к эпохе имперских завоеваний в Средней Азии в 1850–1860‑х гг. Российское государство практически одновременно упразднило Башкиро­мещеряцкое войско и не препятствовало расхищению его земельного фонда, вывело новоприсоединенные территории из­под юрисдикции Оренбургского магометанского духовного собрания (ОМДС) и закрыло для татарской буржуазии возможность приобретения недвижимости в Средней Азии. Одновременно был положен под сукно план реформы образования российских мусульман, позволявший создать современную элиту (известный как план Фаизханова — Марджани). Несмотря на такие одновременные удары, улемы, мурзы и баи сохранили лояльность престолу. Однако их практически монопольному контролю над жизнью мусульман европейской России и Сибири был нанесен непоправимый ущерб. При этом резкое расширение гражданских прав населения в ходе Великих реформ 1860–1870‑х гг., открытие железных дорог и пароходных линий создало качественно новые возможности для мобильности населения. Воспользовавшись сетью железных дорог и пароходов, стало проще добраться до Стамбула, чем караваном до Бухары. Вдобавок торговля собственно с оазисами Средней Азии уже потеряла свою привле­кательность.

В Турции российским мусульманам был открыт бесплатный доступ к не лучшему, но все­таки к европейскому варианту образования. В конце XIX века Османская империя активно задействовала французскую модель образования времен Третьей республики, благо та не носила религиозного характера. Те турецкие учебники, которые затем назывались примерами османского влияния, обычно являлись переведенным или несколько измененными французскими учебниками.

В России стало принято критиковать обучение в Стамбуле, но давайте сравним его с другим потоком молодежи, отправившейся обучаться за рубеж, соответственно в Западную Европу. Отсюда пришли в Россию радикальные учения, причем и в форме терроризма. Наоборот, мусульманские народы империи не дали сторонников насильственных действий. Единственная попытка восстания, предпринятая Дукчи­ишаном в Ферганской области в 1898 году, без труда была пресечена властями.

До революции 1905 года власти в целом не затрагивали жизнь мусульманских мектебе, медресе и благотворительных организаций. Исключением являются последние годы правления Александра III, когда был максимально сокращен сборник разрешенных цензурой изданий, причем под запрет попал даже сборник хадисов «Мишкат аль­масабих». Борьба с рукописными и иностранными учебными пособиями закончилась без особых результатов.

Репрессии второй половины 1900–1911 гг., по всей видимости, были вызваны общероссийскими причинами. Само поражение в русско­японской войне 1904–1905 гг. изменило взгляд на государства Азии как на сферу неограниченных завоеваний для европейских государств. Заключение в 1907 году союза с Великобританией в рамках Антанты открывало возможность для продвижения в сторону Босфора и Дарданелл против претензий на Балканы Германской и Австро­Венгерской империй. Союз младотурецкого режима с Берлином также поддерживал антиосманские чувства, хотя бы потому, что для России были крайне невыгодны германские таможенные тарифы на отечественное зерно. Правительство Столыпина избрало вроде бы безошибочную линию на поддержку риторики славянского единства при одновременном отказе от военных действий.

Российские мусульмане действительно хотели модернизации Российской и Османской империй и превращения их в стабильные государства, не уступающие западноевропейским. Идея российско­османского союза была одной из основ доктрины джадидизма начиная с 1880‑х гг. Наиболее четко их обосновал Исмаил Гаспринский в «Русско­восточном соглашении» в 1896 году. О том, насколько критично относилась российская мусульманская элита к военным возможностям Османской империи, свидетельствуют «Истанбул мектуплэре» (Стамбульские письма) наиболее видного тогда татарского публициста Фатиха Карими (отдельное издание: Оренбург, 1913).

В 1911 году Османская империя в результате нападения Италии теряет территорию нынешней Ливии: партизанское сопротивление населения каралось уничтожением всех, у кого находили оружие. Фатих Карими возмущенно пишет: «Варварство итальянцев в Триполи, уничтожение ими сотен и тысяч абсолютно невинных арабов, женщин и детей повлияло на общественную мысль европейцев. Жестокость к неимущим и истребление безоружных вызвали всеобщую ненависть».

Для России Италия тогда была союзником враждебных центральноевропейских империй. Однако во время I Балканской войны 1912–1913 гг. симпатии русского общества принадлежали выступившим против Османской империи балканским государствам. И опять татарское и часть русского общества крайне обеспокоены кровопролитными этническими чистками в ходе этих войн. Уже в дни русско­турецкой войны 1877–1878 гг. русский журнал «Нива» указывал на то, что за спиной победоносной русской армии болгары не щадят военнопленных и мирное население. К началу прошлого века противниками Османской империи были уже и профессиональные террористы, включая Внутреннюю македонскую революционную организацию, которая занималась убийствами не только мусульман, но и православных священников.

Эта заразная атмосфера озверения вылилась в дни I Балканской войны и на страницы прессы. Наиболее печальным примером здесь стал призыв Дорошевича и Философова, напечатанный в крупнейшей по тиражу, но известной своей «желтизной» газете «Русское слово». Они прямо призывали не перевязывать боевые раны турецким солдатам. Это было шагом назад, к фанатизму средневековья. Следует отметить, что в ходе русско­японской войны обе стороны заботились о военнопленных, включая раненых. Наряду с протестами российских мусульман наиболее адекватный ответ этим «журналюгам» дал классик русской литературы Владимир Короленко: «Более чем когда­либо задача передовой печати состоит теперь в борьбе с вероисповедным и племенным фанатизмом, в том, чтобы дать понять нашим мусульманам, что мы им не враги, а соотечественники и братья».

Действительно, представители российских социалистов и либералов в Государственной Думе поддерживали гражданское равноправие мусульман, их право на образование на родном языке. К тому же уже в 1913 году II Балканская война показала, что православные Румыния, Греция и Сербия вместе с Османской империей вступили в вооруженный конфликт против вчерашнего союзника Болгарии. И опять началась война без правил…

Владимир Короленко прекрасно понимал, какая тонкая преграда отделяет от зверств его Родину. Осуждение писателем зверств Гражданской войны отражено в его «Письмах к Луначарскому» (1920) и «Письмах из Полтавы» (1921). Прочитайте эти полные горечи произведения! Все эти ужасы творили не мусульмане… Так стоит ли призывать к насилию и жаждать смерти другого? Ведь завтра беда может обрушиться и на твой дом…

Айдар Хабутдинов,
доктор исторических наук

 



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.