Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №104 — Российская умма в поисках стратегических решений
28.04.2010

14 апреля в Москве прошла конференция «Мусульманское духовенство и современные вызовы безопасности России». Муфтии и главы региональных общин обсудили, какой вклад могут внести исламские религиозные деятели в работу по противостоянию террористической угрозе.

С основным докладом на конференции выступил председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. Он обозначил ключевые проблемы религиозно-идеологической составляющей радикализма и сформулировал основные задачи по преодолению имеющихся проблем. «Очевидной угрозой как безопасности страны, так и безопасности Ислама является радикализация мировоззрения мусульманской молодежи на Кавказе, и не только, представители которой все чаще втягиваются в экстремистское подполье. Поскольку причины этого лежат не только в социально-экономической, но и в идеологической сфере, очевидна необходимость целого комплекса мер религиозно-идеологического и социально-просветительского характера», – сказал он.

Идеологическая борьба за души нашей молодежи – главное поле сражения – главный тезис муфтия Равиля Гайнутдина. До сих пор эта идеологическая борьба фактически проигрывается мусульманскими лидерами России. Даже если принять за правду предположение о том, что теракты на территории России планируются зарубежными силами, желающими развалить нашу страну, а непосредственными их кураторами являются иностранные наемники, невозможно отрицать, что наша российская молодежь все больше и больше вовлекается в орбиту радикальной идеологии: количество и посещаемость экстремистских сайтов растет с каждым днем и все большее количество молодых людей, а самое страшное, и девушек открыто заявляют о своей поддержке террористов. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно бегло пройтись по популярным среди молодежи социальным сетям, где «проповедь» ведут отнюдь не настоящие боевики, а сочувствующие им 15–16-летние мальчики и девочки.

На конференции были обозначены основные проблемы, только решив которые, можно обсуждать вопрос идеологического противостояния экстремизму:

– отсутствие харизматичных лидеров;

– нехватка каналов для обмена информацией с молодежью, привлечения молодых умов;

– распространение практики такфиризма;

– отсутствие влиятельного богословского органа.

Теперь о каждой из задач подробнее. «Сегодня даже идеологи экстремистских организаций являются молодыми людьми. Они харизматичные и убедительные. Почему нам не удалось воспитать не менее ярких и убедительных правильных лидеров – условно говоря, проповедников истинного Ислама? Полагаю, необходимо выявлять их, развивать их и помогать им в этой работе», – сказал Равиль Гайнутдин на конференции.

Здесь необходимо особо подчеркнуть: мировая практика показывает, что бороться с какой бы то ни было идеологией, распространенной в молодежной среде, можно только посредством молодежи же. Если существует яд в виде радикальных молодых проповедников, противоядием к нему могут быть только молодые и харизматичные проповедники мира. Второй момент, который необходимо осознать: если мы допускаем мысль о том, что лидерами российского бандподполья кукловодят из-за рубежа, то есть их обучают и направляют («Невозможно мусульманским деятелям в регионах в отдельности, а порой в одиночку противостоять мощной идеологической машине, поддерживаемой из-за пределов России», – сказал Равиль Гайнутдин), у нас эта харизматичная молодежь не возьмется из ниоткуда, ее также надо отбирать, обучать, взращивать.

И даже когда такие лидеры будут готовы, КПД их деятельности будет настолько низким, насколько узок диапазон их общения. Мы остро нуждаемся в каналах доступа к широкой молодежной аудитории, а это в первую очередь телевидение, радио и Интернет. Это в своем выступлении подчеркнул Р. Гайнутдин, об этом говорил и его сопредседатель муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов.

Мукаддас-хазрат сформулировал и другую проблему – это распространение практики такфиризма (обвинения в неверии). «Такфир – это ползучая змея в нашей умме. Терроризм имеет подпитку в этой практике. Тех, кто распространяет такфиризм, необходимо отрезвлять, разговаривать с ними на равных, переубеждать, воспитывать сознание российских мусульман», – заявил он.

Муфтий Саратовской области сказал также о том, что для эффективного идейного противостояния такфиру российским мусульманам необходимо получить «сильную международную фетву», то есть фетву о запретности этой практики, от международного органа исламских ученых, обладающего исключительным авторитетом.

С предложением Мукаддас-хазрата невозможно не согласиться. Но вспоминается и другое: буквально за два дня до того Совет высших улемов (шариатских богословов) Саудовской Аравии дал окончательное определение терроризма, отверг террористические действия и объявил финансирование терроризма запретным с точки зрения религиозной практики. Фетву приветствовали многие, а на конференции ее вклад в дело борьбы с терроризмом высоко оценил и председатель Координационного совета мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев. Но не слишком ли поздно? Сколько лет взрывают в России? В европейских странах?

Даже не считая жертв среди мирного населения в некоторых странах исламского мира, где фактически идет война, саудовским богословам для принятия этого исторического решения понадобилось слишком много времени и жертв на, условно говоря, мирных территориях. Нам, мусульманам евразийского пространства, которые объективно живут в иных социокультурных и политических реалиях, нежели единоверцы в странах арабского мира или Юго-Восточной Азии, необходим свой богословский орган высшей степени авторитетности, который реагировал бы оперативно и с пониманием нашей обстановки. Концепция Совета улемов, которая в 2007 году начала прорабатываться, но затем подзабылась, в то время была актуальна, а сегодня она архиактуальна.

«В этих условиях очевидна важность консолидации усилий мусульманских религиозных деятелей всей страны для выработки достойного идеологического отпора, основанного на разработке и продвижении идей исламской умеренности, основанной на учете интересов Ислама, общества и государства. Нам необходимо совместными усилиями раскрыть просветительский, цивилизационный, созидательный, патриотический и миротворческий потенциал Ислама», – сказал Равиль-хазрат. Кто, если не мусульманские ученые представит цивилизационный потенциал и умеренную сущность исламской религии! Здесь также необходим орган, объединяющий улемов.

Если суммировать вышесказанное, мы должны выстроить систему, которая из массы студентов исламских учебных заведений с достойным уровнем подготовки отбирала бы наилучших, тех, у кого горят глаза, целенаправленно готовила бы их к публичной работе, к общению с молодежью и многократно масштабировала бы эту работу средствами массмедиа. А идеологический вектор, концептуальную основу, смысловую начинку всего этого должен разрабатывать консилиум ученых.

Но и это еще не все. Выполнив вышеназванные задачи, мы лишь готовим «инфраструктуру» для дальнейшей плодотворной деятельности. Эти институты необходимо ставить на прочный фундамент гражданского общества и религиозно-государственного взаимодействия.

«Мы много лет говорили о том, что нельзя смешивать мусульман с терроризмом, навешивать ярлыки на граждан, исповедующих Ислам, и нас услышали», – сказал на конференции сопредседатель СМР, глава Духовного управления мусульман азиатской части России Нафигулла Аширов. Имеются в виду высказывания Владимира Путина еще в бытность президентом России о том, что преступники не имеют национальности, и апрельское предостережение журналистов действующего президента Дмитрия Медведева о недопустимости раскалывания гражданской нации и сеяния вражды через формулировки типа «выходцы с Северного Кавказа».

И снова невозможно не задаться вопросом: не слишком ли поздно достучались, когда исламофобия и кавказофобия в определенных кругах стали почти вероубеждением, а в некоторых – признаком хорошего тона!

Само по себе выражение «достучались» тоже настораживает. Мы много говорим о наладке взаимодействия по линии государство – религия, и в этом направлении было сделано действительно очень много. Причем нелишним будет отметить, что в этой работе Россия не может заимствовать современный опыт никакой страны, поскольку во всем мире эта сфера является довольно проблемной. За базу можно принимать только те политические и управленческие решения, которые были накоплены на протяжении столетий в самой России.

У нас проводится большая работа по подготовке кадров с углубленным знанием истории и культуры Ислама, действует Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования, который оказывает финансовое содействие практически всем значимым образовательным, культурным и научным проектам российских мусульман. Но мы остро нуждаемся в площадке обмена мнениями между политической властью страны и религиозными лидерами. О необходимости поддержания тесных связей с исламскими лидерами, укреплении их авторитета для борьбы с терроризмом говорил 1 апреля в Махачкале и глава государства Дмитрий Медведев. Очевидно, что встречи первых лиц государства с мусульманскими религиозными лидерами, сколь бы полезными ни были, не полностью удовлетворяют требованиям времени о тонкой настройке совместных усилий по противостоянию радикализму.

Исламским религиозным деятелям есть что сказать власти, есть чем поделиться, и этот ресурс ценен для государства. Религиозные лидеры непосредственно общаются с населением и знают настроения людей, их психологию, а северокавказские исламские деятели видели войну, смерть и террор в лицо.

К примеру, на конференции 14 апреля председатель КЦ МСК Исмаил хаджи Бердиев говорил о недопустимости разжигания межнациональной и межрелигиозной вражды через СМИ. Он отметил, что после терактов 29 марта в Москве многие поддались соблазну автоматически списать все на «исламских террористов», «чеченских боевиков» и т. п., когда следствие не располагало еще никакими достоверными данными.

Силы, которые при каждом удобном случае педалируют тему северокавказской угрозы, воспитывают в россиянах ненависть к кавказцам, по сути, разваливают Россию, ведут ее к новой войне. Эта мысль прозвучала в выступлении и Исмаила Бердиева, и Нафигуллы Аширова, и муфтия Чеченской Республики Султана Мирзаева.

Султан хаджи Мирзаев озвучил собственное видение эффективной работы духовных управлений мусульман на местах. Рецепт таков: глава региона – губернатор или президент – должен находиться в постоянной связи с региональным муфтием и поддерживать религиозные авторитеты, которые, в свою очередь, должны поддерживать органы власти и располагать необходимым инструментарием для того, чтобы противостоять радикализации молодежи. При этом деятельность нетрадиционных течений должна решительно пресекаться, а ситуация, когда в регионе работают два и более муфтия, недопустима.

Фактически Султан хаджи предлагает формат работы, когда власть наделяет одну религиозную организация – муфтият и одного лидера – муфтия эксклюзивным правом на ведение исламской религиозной деятельности, жестко пресекает конкуренцию на этом поле, обеспечивает муфтия необходимыми финансовыми ресурсами, а тот, в свою очередь, берет на себя ответственность за идеологическую ориентацию всего мусульманского населения на подведомственной территории и гарантирует эффективность своей работы. Модель эта, скажем прямо, имеет оттенок режимной системы, жесткой номенклатурной организации. Но она единственно возможная в Чечне – на передовой борьбы против террора и радикализма и сложилась не по воле отдельных личностей, а как единственно возможное решение в той сложнейшей ситуации, которая там была в начале – середине нулевых.

Мы можем разделять или не разделять точу зрения муфтия Чечни – неизвестно, в какой степени опыт этой республики может быть экстраполирован на другие регионы со смешанным населением и другой политической ситуацией. Но опыт этой республики свидетельствует со всей прямотой: в регионе, где имеются проблемы с экстремизмом, нужно укреплять авторитет и вес муфтия, при сильном Духовном управлении мусульман подполье будет слабым, и наоборот. Это следует со всей отчетливостью понимать тем политическим и общественным силам современной России, которые хотят видеть на должностях муфтиев слабых, безвольных, безынициативных персон. Выбирать не приходится: пока муфтияты будут разрозненны, а муфтии слабы, взрывы будут продолжаться.

В одном Султан Мирзаев совершенно прав: региональным руководителям – исполнительной и законодательной власти – и религиозным лидерам необходимо быть на постоянной связи для постоянной координации действий, обмена мнениями. То же самое справедливо и для федерального уровня.

Каким образом это может быть реализовано? Логичным и естественным представляется использовать возможности парламента – органа публичного обсуждения и обмена мнениями. Законодательная власть изначально является площадкой для обмена мнениями различных кругов и поиска оптимальных путей развития социума. Роль религии будет возрастать в мировоззрении россиян, будь то мусульман, или христиан, или иудеев, или буддистов. Гражданские запросы верующих никто не доведет до законодателя лучше, чем представители этой же среды. Преимущество этого варианта еще и в открытости и доступности: в отличие от решений, принятых в рамках узких комиссий, рекомендации, выработанные в парламенте, являются понятными и обоснованными для широких слоев политической элиты, это решения на основе консенсуса, общественного согласия.

Новые и действенные механизмы государственно-религиозного взаимодействия – тема для дальнейших обсуждений, и прошедшая в Москве конференция лишь дала толчок к развитию дискуссии. Но из этой ситуации напрашивается вывод: закончилась эра, когда региональные духовные лидеры могли мыслить и работать исключительно на уровне своей области и республики, подчеркнуто дистанцируясь от процессов, происходящих на федеральном уровне, и публичной политики.

Каждый муфтий сегодня должен иметь представление о политической составляющей российской жизни, о геополитической ситуации, избавляться от местечкового мышления, мол, у него в регионе все хорошо. Устойчивость сети террористического подполья к ударам, ликвидирующим отдельные его ячейки, вездесущность и сильная разветвленность этой сети не оставляют места для благостной картины защищенных от радикальных течений регионов. Настало время мыслить категориями не удельных княжеств, а единого государства.

Наиля ТАРДЖЕМАНОВА


Резолюция

по итогам Всероссийской конференции

«Мусульманское духовенство и современные вызовы безопасности России»

Москва, 14 апреля 2010 года

Мы, участники Всероссийской конференции «Мусульманское духовенство и современные вызовы безопасности России», осознавая ответственность перед Всевышним, перед нашей Родиной и перед нашими соотечественниками, заявляем следующее.

Российское мусульманское сообщество переживает сегодня сложный период своей истории. Духовенство стоит перед задачей огромной сложности – активно участвовать в решении тех проблем, которые с трудом поддаются решению государства в целом. Речь идет о вызовах России как государству. Мусульманские религиозные лидеры стоят на переднем крае этой борьбы, борьбы за сильную и здоровую Россию.

Это ставит перед нами, перед всем мусульманским сообществом новые задачи. Сегодня начался очередной этап в развитии Ислама в современной истории России. Закончился этап собирания, когда речь в основном шла о восстановлении мечетей и налаживании деятельности общин на местах. Сегодня сама жизнь диктует мусульманскому духовенству задачи участия в укреплении государства, в оздоровлении общества, в формировании единого российского народа и его идентичности.

Об этом говорил Президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев в 2009 году в Сочи на встрече с главами республик и духовных управлений мусульман Северного Кавказа. Он, в частности, выдвинул идею разработки широкой программы мер по преодолению радикализма – от запуска исламского телеканала до организации досуга молодежи.

Радикализация мировоззрения части молодежи – процесс, являющийся сегодня одной из угроз национальной безопасности, – подпитывается глубинными факторами. Этим пользуются экстремисты, которые гиперболизируют проблемы адаптации Ислама в условиях современной российской государственности.

Поэтому остро требуется формирование теоретической и практической модели исламской умеренности, формирование российской исламской гражданской идентичности и интеграция мусульманских активистов в процессы выстраивания российского гражданского общества и российской гражданской нации.

Причины всех указанных выше угроз и вызовов лежат не только в социально-экономической, но и в идеологической сфере, требуют целого комплекса мер религиозно-идеологического и социально-просветительского характера. По итогам нашей конференции мы разработали следующие рекомендации мусульманским духовным структурам России:

  • Признать необходимость обновления, модернизации и новых подходов в работе мусульманских организаций.

  • Разработать концептуальные основы развития российской уммы в XXI веке в форме Всеобщей концепции взаимодействия Ислама, общества и государства в третьем тысячелетии.

  • Способствовать консолидации экспертного сообщества и исламской духовной элиты России путем формирования единого центра выработки концептуальных основ развития российской уммы.

  • Выработать механизмы развития исламского сообщества России как неотъемлемой части гражданского общества на основе традиционных ценностей Ислама.

  • Способствовать развитию мусульманских молодежных движений с целью всесторонней помощи подрастающему поколению и недопущению развития радикальных и экстремистских движений в данной среде.

  • Выработать курс на многовекторное объединение российской уммы с учетом социально-политической обстановки и на основе положений Корана и Сунны и конструктивного осмысления вековых традиций российского Ислама.

  • Занять единую, активную и принципиальную позицию уммы в гражданском противодействии исламофобии, экстремизму, терроризму и ксенофобии.

  • Способствовать раскрытию созидательного и миротворческого потенциала Ислама в деле укрепления основ российского общества и государства.

  • Повысить качество и объем всего комплекса исламских медиапроектов, создать общероссийское мусульманское телевидение.

  • Всемерно содействовать дальнейшему конструктивному сближению России с исламским миром.

  • Придать новое качество межконфессиональному диалогу и сотрудничеству.

  • Выработать долгосрочную исламскую концепцию социального развития с целью обеспечения стабильности российского общества и государства, урегулирования вопросов внутреннего развития уммы и формирования единого взгляда российских мусульман на решение острых социальных проблем, включая преодоление демографического кризиса в России, противодействие алкоголизму, наркомании; неприятие пропаганды в СМИ аморального и недостойного поведения.

  • Определить приоритеты реформирования многоуровневой системы исламского образования в России путем создания единого корпуса учебной литературы и программ, квалифицированного состава преподавателей.

  • В общероссийских центрах памяти героев войн и жертв репрессий отмечать участие всех народов и всех религий в исторических событиях.



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2022 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.