Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Фикх мусульманских меньшинств. Мусульманское законодательство в современном немусульманском мире/ Р.В. Курбанов
16.10.2012


 

Глава 1
МУСУЛЬМАНСКИЕ ОБЩИНЫ В НЕМУСУЛЬМАНСКОМ МИРЕ. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОСУЩЕСТВОВАНИЯ

1. Статус меньшинства и проблема интеграции мусульманских общин в немусульманское общество

Важным аспектом для понимания статуса мусульманских меньшинств в немусульманском мире является история и характер их образования. К примеру, значительная часть мусульманских меньшинств в немусульманском мире образовалась путем постепенного охвата территории проживания мусульман немусульманским окружением и включением их в состав немусульманского государства.

Именно так образовались мусульманские меньшинства в российском государстве. Другая же часть мусульманских меньшинств образовалась путем переселения мусульман на территории проживания немусульман и в немусульманские государства, сформировав там мусульманские общины. Этим путем образовались мусульманские общины западных стран — Западной Европы и Америки.

Подробнее разницы в современном положении и статусе мусульманских общин, образовавшихся этими двумя путями, мы коснемся ниже. Другим важным аспектом в понимании статуса мусульманских меньшинств в современном мире является то, что и сами мусульмане, и страны, в которых они проживают, воспринимают статус и положение самих этих меньшинств как проблемные.

Для мусульман проблемность их статуса заключается в том, что, являясь меньшинством в немусульманском обществе, последователи ислама не могут в полной мере реализовывать требования своей религии, социальный, экономический, политический потенциал ислама как всеобъемлющей религии, социально-политической идеологии и системы. Кроме того, мусульманские меньшинства по всему немусульманскому миру, как утверждают их представители, сталкиваются с проблемами дискриминации их прав и свобод.

Немусульманские же общества и государства, в которых проживают мусульманские меньшинства, воспринимают их в качестве проблемы, поскольку мусульманские общины — на самом деле наиболее сложно адаптирующиеся к стремительно меняющемуся западному обществу социальные группы.

Ассоциированный профессор арабских и исламских исследований университета Нотр Дам в американском штате Индиана Асма Асфаруддин отмечает, что с укоренением все большего количества мусульман в западных обществах Северной Америки и Европы все более глубокий характер принимает воздействие этих самых мусульманских общин на западный социально-политический ландшафт множеством способов.

Для многих представителей немусульманского большинства, со слов Асмы Асфаруддин, это означает, что «противник сейчас засел уже изнутри» общества и «чуждые ценности этих враждебных элементов и их мировоззрение будут тайно и явно подрывать западный образ жизни» [1] .

Проблема восприятия Западом ислама и мусульман как чего-то чуждого, как пишет Акбар Ахмед, не нова. Именно так ислам воспринимался на Западе последнюю тысячу лет. «В основном это по-прежнему верно,— продолжает он,— поскольку большая часть мусульманского населения проживает в Африке и Азии. Но сегодня этот простой взгляд на мир дополняется присутствием на Западе десятков миллионов мусульман» [2] .

Оттого для другой части общества это означает, что об исламе и мусульманах более нельзя говорить как о чем-то далеком и чуждом, поскольку они уже стали неотъемлемой частью западного социально-политического ландшафта и, подобно другим этническим и религиозным группам, их присутствие в западном обществе теперь необходимо учитывать и принимать во внимание [3] .

О том же пишет отечественные исследователи, отмечая, что «ислам в Европе — это уже реальность, с которой европейцы познакомились намного раньше, чем принято думать; это некая постоянная цивилизационная величина, которую в современных условиях игнорировать невозможно» [4] .

Сегодня мы отмечаем все более усиливающийся интерес западных мусульманских ученых к этому явлению, попытки дать определение этому явлению, осмыслить его и описать в терминах, как современной социологии и политологии, так и исламских наук. Например, этому явлению дается такое определение: «Меньшинства — это политический термин, обозначающий те группы граждан государства, которые отличаются от большинства населения своим расовым происхождением, языком, культурой или исповедуемой религией» [5] .

Тем не менее исторически в исламском же этическом и правовом наследии статус мусульманской общины как меньшинства не ставился и не был достаточно осмыслен. Исламская цивилизация была порождением культуры большинства, а концепция меньшинств была разработана для интеграции «других» в «исламскую систему гражданства» [6] .

Но при этом интересен такой аспект, что ни в истории, ни в современности не было ни одной крупной мусульманской общины, пусть даже и являющейся сегодня большинством на территории своего проживания, которая не начиналась как меньшинство.

Часть ученых четко проговаривают эту мысль, отмечая, что не существует в мире ни одной мусульманской страны или мусульманского народа, которые никогда не были бы меньшинством. Мусульманская община была меньшинством и в Мекке, и в Медине и на Аравийском полуострове, а затем ислам распространился по земле и устранил тьму. Затем мусульмане стали меньшинством в Египте, Шаме, Ираке, Северной Африке, Азии и Восточной Европе. Таким образом, нет места, где мусульманское население не прошло бы когда-то через этап меньшинства.

Более того, как утверждают исламские мыслители, мусульмане в масштабах всего мира никогда и не станут большинством, оставшись до скончания времен меньшинством. Старший преподаватель Исламского института в Торонто канадского штата Онтарио шейх Ахмад Кутти, утверждая, что весь мир никогда и не примет ислама, ссылается на аят из Корана: «Большая часть людей не уверует, даже если ты страстно будешь желать этого» (Коран, 12:103) [7] .

О том, что не уверовавшие в ислам будут существовать всегда, свидетельствует и огромное количество хадисов. Более того, согласно исламскому мировоззрению, это будут не просто отдельные люди, не принявшие ислам, но целые общины, как общины христиан и иудеев, которые, согласно исламскому вероучению, сохранятся до Конца Света. Из этого ряда свидетельств стоит обратить внимание на хадис, согласно которому Пророк Мухаммад (мир ему) сказал: «Когда наступит Судный час, большинство людей будут потомками Рума» .

В своем комментарии к этому хадису шейх Абдурахман бин Насир аль-Барак говорит, что потомки Рума — это наименование не только конкретного народа, но и тех, кто присоединился к ним из других христианских народов [8] .

Отсюда следует, что под потомками Рума в хадисе имеются в виду не только римляне или византийцы, которые, будучи жителями Восточной Римской империи, также назывались римлянами. Скорее, речь здесь идет обо всем христианском Западе.

Мусульманские ученые еще в Средние века говорили, что «правдивость этого хадиса подтвердилась, так как они (потомки Рума) действительно являются наиболее многочисленным из народов. Они заселяют районы от Сирии до конца Испании. А христианская религия распространилась, как никакая другая религия в прежние годы…» [9]

Таким образом, и в этом комментарии под потомками Рума понимается вся Европа. Что же касается понимания хадиса современными авторами, то они склонны понимать под потомками Рума весь западный мир. А в масштабах рассматриваемого нами западного мира мусульмане согласно как хадисам, так и демографической реальности представляют собой религиозное меньшинство.

В этом статусе сегодня мусульмане становятся все более привычной частью западного мира. Причем настолько, что, на взгляд некоторых западных авторов, сегодня уже некорректно говорить о «мусульманах на Западе», поскольку эта формулировка подразумевает их кратковременное пребывание там.

Более правильным, говорят американские публицисты, как нам представляется, будет говорить о «мусульманах Запада», что подразумевает уже их постоянное присутствие и проживание в этой части Света.

Однако в этом контексте одна из крупнейших североамериканских мусульманских организаций общественной поддержки категории Public Advocacy (Совет по американо-исламским отношениям — CAIR) обращает внимание на очень важную проблему. В своем очередном бюллетене, посвященном проблемам интеграции мусульманских меньшинств в западные немусульманские общества, CAIR отмечает, что на Западе доминирующим стало мнение о мусульманах как о «чужих» и «чуждых» западной цивилизации. Это произошло в Европе, а впоследствии и в Америке. Причем это произошло несмотря на более чем тысячелетнюю историю взаимоотношений между мусульманским и западным мирами [10] .

Причины этого вытекают частично из истории противостояния между европейским христианским и мусульманским миром, а затем светскими европейскими национальными государствами и мусульманским миром через множество богословских, интеллектуальных, культурных и военных столкновений. Существует мнение, что в результате настоящая Европа традиционно определяет себя в противостоянии с мусульманским миром.

Некоторые исследователи также утверждают, что ключевым фактором в укреплении понятия мусульманской инаковости является отсутствие творческой и динамичной мусульманской мысли в борьбе с изменениями, которые произошли во всем мире за несколько последних столетий.

От себя отметим, что для западных мусульман излюбленным примером исторического взаимодействия и соседства исламской и западной христианской цивилизации является ссылка на 800 лет владычества мусульман в Андалусии (мусульманской Испании). Однако российский опыт соседства, сосуществования и взаимодействия двух цивилизаций на протяжении вековых отношений Московского государства, татарских ханств и кавказских обществ западным мусульманам менее известен.

Несомненно, солидный российский опыт сосуществования мусульман и христиан в границах одного государства и советский опыт единого для всех народов «социалистического общежития» в плане неизбежного сближения и срастания представителей двух религий не менее примечателен, нежели 800‑летнее управление мусульманами Андалусией.

Однако в силу ряда причин — двух чеченских войн, всеобщей западной истерии по поводу террористических угроз, роста русского национализма — к рубежу XXI века мусульмане для остального населения России стали такими же «чуждыми», как и для западного общества. И закрепление в западном сознании образа мусульман как «чужаков», и заражение этой же болезнью сознания российского населения произошло, несмотря на все выгоды от прежнего совместного проживания двух миров.

Тот факт, что мусульманская Испания являлась в огромной степени многокультурным и толерантным обществом даже до изобретения самих этих понятий «многокультурный» и «толерантный»; тот факт, что совместное проживание мусульман, христиан и иудеев позволяло им взаимно обогащаться в культурном, интеллектуальном, экономическом и иных отношениях; тот факт, что мусульмане и исламская культура оказались предтечей зарождения российской государственности, самой европейской цивилизации и эпохи Возрождения,— все это оказалось позабыто в пылу культурного дистанцирования и политической травли «чужаков».

Однако современная реальность показывает, что ислам и мусульмане никак не могут рассматриваться в качестве «чужаков». Современные мусульманские мыслители пишут, что растущее мусульманское население на Западе в сочетании с набирающей обороты глобализацией требуют новой парадигмы взаимодействия между двумя мирами, культурами и цивилизациями. Мы уже не можем говорить о модели «Ислам против Запада», но должны использовать новую модель и систему координат — «Ислам на Западе» [11] .

И если в отношении Запада справедливо утверждение, что ислам не является чем-то «чуждым» для него, но является его неотъемлемой частью, то в отношении России данное утверждение во много раз более справедливо. Подобной позиции придерживается сегодня абсолютное большинство современных исламских общин, сил и ресурсов.

«Как бы того ни желали недруги нашей страны, ислам является неотъемлемой частью России. Более того, Россия как государство и цивилизация не могла бы состояться без ислама и мусульман. Или, перефразируя слова одного известного автора, Россия обязана мусульманам своим рождением и становлением» [12] . Поскольку от князя Владимира, чуть было не принявшего ислам, до Владимира Путина, прямо признавшего Россию «мусульманской страной», наше государство ни дня не было чисто русским или православным. На самом деле и при князьях, именовавшихся каганами (ханами), и при царях, возводивших свою власть к «милости Владыки миров», и при Иване Грозном, которому советовали предпочесть «правду турецкую» (шариат) православной вере, и на сегодняшнем этапе влияние мусульманского фактора на российскую действительность было и остается огромным [13] .

Отсюда убеждение в неизбежном, предрешенном и непреодолимом конфликте и противостоянии ислама и Запада, частью которого является и Россия,— глубоко ошибочное прочтение реальности. «Ислам как вера не противостоит Западу»,— утверждают современные писатели.

Если между исламом и Западом и возникают некоторое непонимание и нестыковки, то это не тотальное противоречие, а разница во взглядах на те или иные частности. Относительно одной из линий соприкосновения двух миров очевидно, что проблема заключается не между христианством и исламом.

Добавим, что проблема также заключается не между исламом и западной демократией, не между исламом и русской культурой, не между исламом и современной системой международного взаимодействия, а совершенно в других вещах. Исходя из всего вышесказанного, современное мусульманское присутствие на Западе должно восприниматься не как вторжение «враждебной» и «чуждой» культуры и социально-политических моделей поведения, но оно должно восприниматься как уникальная возможность для развития взаимного культурного обогащения, извлечения политических выгод и экономической пользы.

Относительно будущих задач западных мусульман современные ученые говорят: «Для мусульман Запада, по милости Всевышнего, вопрос об идентичности состоит не столько в проблеме ее сохранения, сколько в том, как будет выглядеть их исламская идентичность в ближайшие годы» [14] .


[1] Hudson Institute. Beyond Radical Islam? Session Four Roundtable Discussion On Islam In The West // http://cid.hudson.org/files/publications/Beyond_Radical_Islam — Transcript_4.pdf.

[2] Akbar S. Ahmed. Living Islam, From Samarkand to Stornoway. BBC Books Limited. London, 1993.

[3] Hudson Institute. Beyond Radical Islam? Session Four Roundtable Discussion On Islam In The West // http://cid.hudson.org/files/publications/Beyond_Radical_Islam — Transcript_4.pdf.

[4] Фарид Асадуллин. Ислам и Европа (к вопросу обретения цивилизационных корней) // Мировой общественный форум «Диалог цивилизаций». Вестник № 2, 2004. С . 129, 131.

[5] Taha Jabir al-Alwani. Fiqh of Minorities. Islamic Society of North America // http://www.isna.net/Resources/articles/fiqh/The-Fiqh-of-Minorities.aspx.

[6] Fiqh Today: Muslims as Minorities. 5th Annual AMSS (UK) Conference. University of Westminster, London, 2004.

[7] Islamic Institute of Toronto // http://islam.ca/answers.php?id=1201.

[8] Джами’у Шайхи ль-Ислям ибн Таймийя. Ад-Даврат ‘Ильмийя // http://www.taimiah.org/Display.asp?ID=53&t=book83&pid=2&f=2fetn00097.htm.

[9] Джами’ату ль-Ислямийя би-ль-Мадина. Аль-К’адайя аль-Му’асара // http://www.madeenah.com/article.cfm?id=1238.

[10] См .: Western Muslim Minorities: Integration and Disenfranchisement. Council on American-Islamic Relations, Policy Bulletin, April 2006.

[11] См .: Akbar Ahmed. Living Islam: From Samarkand to Stornway.

[12] См.: Исаев Д . Будущее мусульманской России // http://www.islam.ru/pressclub/analitika/bumora.

[13] Курбанов Р . Аяты для президента. Партия Аллаха в российской политической системе // http://www.portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=693.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.