Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Фикх мусульманских меньшинств. Мусульманское законодательство в современном немусульманском мире/ Р.В. Курбанов
16.10.2012


 

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования

Актуализация проблемы мусульманских общин, проживающих в немусульманских обществах в качестве меньшинств, представляется важной по нескольким причинам. Во‑первых, количество мусульман, проживающих в немусульманском окружении в качестве меньшинств, достаточно велико. Это количество сегодня достигает примерно четверти от общего числа мусульман, что, по самым приблизительным подсчетам, составляет от 300 до 400 миллионов человек.

Как отмечают современные американские исследователи, кроме ислама нет ни одной религии в мире, последователи которой в таком количестве попадали бы в инокультурную социальную среду в качестве чужеродных меньшинств: «Ни христиане, ни иудеи, ни индусы, ни одна религиозная община из числа последователей крупных мировых религий не имеют столь широкого представительства в столь многих странах, где преобладают представители других религий» [1] .

Кроме того, данная проблема не связана с одной или несколькими странами, но уже имеет глобальный характер, поскольку мусульмане сегодня расселились практически по всему миру, во всех частях света и на всех континентах — в Азии, Африке, Европе, Америке и Австралии.

Одним из аспектов этой ситуации является беспрецедентный и продолжающийся рост исламской общины на Западе. Председатель Союза исламских организаций в Европе (UIOE) считает, что в Западной Европе проживает приблизительно 16 миллионов мусульман, что составляет 4,43% общей численности европейского населения. Только во Франции число мусульман превышает 6 миллионов человек при населении страны в 57 миллионов, в Германии — 3 миллиона мусульман при 79 миллионах населения.

Совет по американо-исламским отношениям (CAIR) оценивает число мусульман в США в 6–7 миллионов. Другие исследователи, однако, выдвигают более скромные оценки. По словам Ивонн Хаддад, в Западной Европе проживает всего лишь около 10 миллионов мусульман — 3 миллиона во Франции, 2 миллиона — в Великобритании и 2,5 миллиона — в Германии. Что касается Северной Америки, то, по ее мнению, здесь проживают около 6 миллионов мусульман в США и полмиллиона — в Канаде.

Сегодняшняя ситуация характеризуется еще и тем, что иммиграция мусульман в Европу и Америку в течение последних ста лет, особенно во второй половине ХХ века, создала совершенно новую, не существовавшую прежде ситуацию. Теперь большие мусульманские общины не только проживают в западных обществах в рамках немусульманских политико-правовых систем и под влиянием западной культуры, но и сами мусульмане, получая большие религиозные и политические свободы в западном мире, становятся одной из основных сил, которая способна определять будущее западного мира. То есть то, насколько он может стать исламским в будущем.

Следующая причина заключается в том, что именно мусульманские меньшинства сегодня переживают самые болезненные формы социально-политической трансформации, утраты, ломки и борьбы за сохранение собственной идентичности. Мусульманские меньшинства сегодня по всему мире живут в условиях взаимодействия с окружающими немусульманскими обществами, в непосредственном контакте с доминирующими культурами, цивилизациями, формами правления и законами, которые до этого исламу и мусульманам не были известны.

Оттого перед современными мусульманами, проживающими в немусульманском окружении, встают мучительные и неразрешимые дилеммы, заключающиеся в том, что, с одной стороны, они не могут в немусульманских странах целиком практиковать все требования своей религии как в бытовой, так и в социальной, экономической, политической и правовой сферах. С другой стороны, их религия диктует им шаги, поступки и модель поведения, явно противоречащие законодательствам тех стран, в которых эти мусульмане проживают. Такими шагами и моделями поведения, к примеру, являются отрицание какой бы то ни было легитимности за светскими законодательными системами и формами государственности, игнорирование национально-государственных границ и приоритетная ориентация на интересы уммы, необходимость ведения мусульманами джихада — борьбы за отстаивание религиозной свободы.

Немусульманские же общества и государства, в которых проживают мусульманские меньшинства, воспринимают их в качестве проблемы, поскольку мусульманские общины представляют собой наиболее сложно адаптирующиеся к стремительно меняющемуся западному обществу социальные группы, наиболее упорно сопротивляющиеся включению их в современный социальный и политический мейнстрим.

Некоторые громкие, трагичные и скандальные события, которые сотрясали страны Европы и Северной Америки, привели к осознанию изменения некоторых понятий, таких как джихад.

Дело Рушди; бунты в предместьях Парижа; убийство Тео ван Гога; карикатурный скандал; скандалы с обращениями мусульман к власти для подчинения некоторых сфер своей жизни шариату; борьба с хиджабами и никабами; скандал с запретом в Швейцарии на возведение минаретов; не очень удачные попытки западных стран полноценно интегрировать мусульман в окружающее общество — одного перечисления этих событий достаточно для того, чтобы понять всю серьезность и драматичность ситуации, разворачивающейся в странах Европы и Северной Америки.

Кроме того, в самом исламском мире, а также внутри мусульманских общин, рассеянных уже по всему свету, копится энергия возрождения значительной концентрации и силы. Именно эта энергия питает возрождение и новое утверждение ислама, разворачивающиеся в глобальном масштабе практически во всех сферах, начиная от социально-политической и заканчивая военной.

В последние десятилетия социально-политическая активизация исламского мира обозначила начало нового витка в реализации универсалистской, глобальной миссии мусульманской религии. Стремительная глобализация; полное размывание не только национальных, но и вековых границ между традиционным миром ислама и всем остальным миром; демографическое и идеологическое выплескивание мусульман за пределы традиционных регионов проживания привели к тому, что миллионы иммигрантов из числа приверженцев ислама начали освоение западного мира «изнутри».

После того как прошел этап адаптации, в ходе которого мусульмане осваивались в новой для себя культурной и политической среде, начался этап их консолидации и мобилизации. В этом они руководствовались целями защиты собственной идентичности и все более активного продвижения исламской повестки дня в западном общественно-политическом пространстве.

Провал попыток мусульман механически приложить к европейской и американской почве исламские социально-политические концепции привел их к осознанию факта, что данная неудача вызвана не только культурными отличиями между западным и исламскими мирами, но и в огромной степени невероятным отставанием мусульманской политико-правовой мысли и предлагаемых ею к реализации на практике концепций от вызовов стремительно трансформирующегося мира.

Таким образом, как пишет доктор Таха Джабир аль-Альвани, президент североамериканского университета Кордобы, все описанные выше проблемы и ситуации накладывали и накладывают на мусульманские меньшинства сложные проблемы, которые в целом не были известны специалистам исламского права в прошлом [2] .

В итоге в течение всей второй половины ХХ века демократические и экономически развитые страны немусульманского мира (в первую очередь Западная Европа и Северная Америка) все больше превращались в огромный полигон по обкатке новых политико-правовых концепций и практик, разрабатываемых и реализуемых западными мусульманами в ответ на те вызовы, с которыми они столкнулись на своей новой родине.

Действительно, западный мир, особенно Европа — его колыбель, не только переживает один из самых ключевых и поворотных моментов в своей истории, но и стремительно меняется на наших глазах, обретает новое лицо. Европа переживает третью волну мусульманского пришествия на континент после первой, арабской, в VIII веке, когда мусульмане дошли до Пуатье у Парижа, и после второй, турецкой, в XVII веке, когда мусульмане осаждали Вену. При этом меняется не только Европа, но и сами мусульмане.

В особенности эти изменения касаются новых подходов к исповедованию ислама в социальном и политическом пространстве. Новая встреча Европы и ислама поставила и перед европейским обществом, и перед мусульманским ряд актуальнейших проблем. Напряженная работа по их решению превращает Европу в лабораторию по синтезу и культивированию новых социально-политических моделей сосуществования ислама и немусульманского общества.

Особенный интерес представляют теоретические разработки, осуществляющиеся мусульманскими правоведами специально для нужд мусульманских меньшинства в западных странах, объединенные в рамках довольно оригинальной и новаторской концепции «фикха мусульманских меньшинств», изучению которого и посвящена данная работа.

Таким образом, внимательное изучение опыта западных мусульман по синтезу и культивированию новых социально-политических моделей сосуществования ислама и немусульманского общества представляет не только научный, но, несомненно, и практический интерес. Особенно применительно к развитию ситуации с политической активизацией и мобилизацией российских мусульман, многие из которых в последнее время все больше заимствуют идеи, концепции, модели и опыт своих западных единоверцев.

Цели и задачи исследования

Изучение имеющейся литературы по данной проблематике, опубликованных и неопубликованных источников позволило выделить в числе главных задач исследования следующие:

выявить основные проблемы политической и правовой практики мусульманских общин в немусульманских обществах;

изучить влияние специфики политической и правовой культуры мусульманских общин на характер их интеграции в немусульманские сообщества;

исследовать тенденции развития и новой интерпретации традиционных моделей сотрудничества, политической консолидации и интеграции мусульманских общин в немусульманское окружение;

исследовать основные положения мусульманской политической и правовой доктрин и опыт их реализации в немусульманских обществах западного мира;

рассмотреть возможные модели интеграции мусульманских общин в общественно-политическую и правовую системы западных стран.

Целью исследования явилось рассмотрение на примере стран Западной Европы и Северной Америки процессов становления и развития политико-правовых теоретических моделей сосуществования ислама, мусульманских сообществ и немусульманского общества, опыта их реализации на практике. Это рассмотрение предполагается в свете появления новых концепций, претендующих на переосмысление прежних подходов к оценке возможностей сосуществования мусульманских общин и немусульманского окружения в едином политическом и правовом пространстве. Особое внимание привлекает проблема интеграции мусульманских общин в политическое и правовое пространства западного мира.

Объект исследования

Мусульманские сообщества, проживающие в качестве религиозных меньшинств в странах Западной Европы и Северной Америки в рамках их социально-политической деятельности, разработки новых политико-правовых норм и институтов, обосновываемых с точки зрения исламского права.

Предмет исследования

Теоретические изыскания, а также концепции и подходы к сосуществованию мусульманских общин и немусульманского окружения в едином политическом и правовом пространстве, оформленные в рамках политико-правовой концепции «фикх мусульманских меньшинств».

Научная новизна исследования

Научная новизна данного исследования во многом определяется чрезвычайно слабой разработанностью не только данной темы, но и широчайшего круга проблем, связанных со стремительным вторжением ислама в общественно-политическое пространство современного немусульманского мира.

Самым очевидным свидетельством подобной неспособности является тот факт, что мировое научное сообщество оказалось фактически застигнутым врасплох неожиданным воскрешением и беспрецедентной активизацией «почившей», как представлялось большинству ученых, исламской цивилизации.

Научный анализ и по сей день зачастую ограничивается лишь поверхностным анализом уже свершившихся событий. Более того, проблема все большего укоренения в западном политическом пространстве новых игроков, носителей совершенно новой для западных обществ идеологии и практики рассматривается в большинстве случаев только с позиций институционалистского подхода.

Западные исследователи ограничиваются подсчетом и хронологическим отслеживанием динамики увеличения тех или иных исламских организаций, мечетей, количества активных верующих, представителей мусульман во власти и бизнесе. Неспособность подойти к изучению феномена мусульманской политической активности с иной точки зрения вынуждает исследователей применять в своей работе весьма далекий от исламской культуры научно-аналитический инструментарий, разработанный для изучения западных обществ Нового времени.

В подавляющем большинстве исследований научным работникам так и не удается схватить, понять и объяснить суть происходящего, поскольку при анализе используется концептуальный и категориальный инструментарий, выработанный для исследования иных объектов и процессов, для осмысления не-ислама. К тому же и отечественная политология, культурология и социология в определенной степени являются продуктом западноевропейской рациональной культуры. Эти парадигмы описывают западноевропейскую реальность, притом что реальность исламского мира остается не тождественной европейской и так и не понятой до конца современными исследователями.

Трудности охвата и постижения сути изучаемого явления исследователи пытаются компенсировать применением междисциплинарного подхода. Для изучения сложных и многоплановых явлений этот подход представляется обоснованным. Однако, как нам кажется, изучение такого межцивилизационного феномена, как политическая практика, реализуемая в западных обществах мусульманскими общинами, продолжающими руководствоваться в первую очередь религиозными текстами и нормами, должно обязательно дополняться разработкой и применением особого, «понимающего» подхода, который позволит ученому глубже исследовать и схватить суть наблюдаемых процессов.

Кроме того, нам представляется обоснованным, что для исследования явлений и процессов, протекающих в ином культурном, ментальном, цивилизационном измерении, перечисленные подходы обязательно должны быть сопряжены с подходом «межцивилизационным». Данный подход, на наш взгляд, должен заключаться в том, чтобы при анализе исламской социальной, политической и правовой реальности, мира идей, законов формирования и развития массового сознания непременно опираться не только на труды западных исследователей, но и на мнения, мысли и суждения представителей того мира, который мы изучаем. То есть на труды и практику исламских ученых, проповедников, имамов, духовных и политических лидеров.

Таким образом, в качестве основной проблемы данного исследования можно обозначить политологическое осмысление беспрецедентных процессов переформатирования политико-правового пространства западных стран, наметившегося с вторжением, закреплением и дальнейшим развитием в этом пространстве исламских политико-правовых концепций и практик.

Практическая значимость работы

Результаты данного исследования, как представляется, будут интересны не только в научном, но, несомненно, и практическом плане. Особенно применительно к развитию ситуации с политической активизацией и мобилизацией российских мусульман, многие из которых в последнее время заимствуют идеи, модели и опыт своих западных единоверцев.


[1] Akbar S. Ahmed. Living Islam, From Samarkand to Stornoway. BBC Books Limited. London, 1993.

[2] Fiqh Today: Muslims as Minorities. 5th Annual AMSS (UK) Conference. University of Westminster, London, 2004.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.