Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Реформа образования: татары нижегородчины и мусульманский мир /сборник работ и статей по исламскому образованию/
20.04.2009

 Хусаин Фаизханов

 Реформа медресе (Ислах мадарис)

 Перевод И. Ф. Гимадеева
Санкт­Петербург
 
1862 год

 

 

В наши счастливые времена стараниями и проницательностью нашего кормильца, великого императора, и руководителей государства народ России освободился от гнета, рабства и соревнуется друг с другом в области просвещения и образования. Мусульмане­татары, будучи гражданами России и одним из народов нашей родины России, признают Россию своей родиной и царя своим кормильцем и повелителем, русских – своими соотечественниками, друзьями и соседями, с которыми неразлучно сплочены. Каждый день проводят эти два народа вместе, в мире и спокойствии общаясь друг с другом. Между ними нет никакой вражды, ни религиозной, ни национальной, и не желают они зла. С тех пор как татары вошли под сень победившего Российского государства, они всегда с полной преданностью и усердием вместе с русскими служат кормильцу, русскому царю. Также никогда не приходили им в голову плохие мысли, не было злого умысла и не предавали они, и не лгали.

Но, несмотря на все вышесказанное, наши соотечественники и соседи русские свободно странствуют в пространстве образования и каждый день продвигаются вперед, а у наших татар совсем не видно прогресса и продвижения вперед. Что же в результате, по какой причине они могли бы быть в одном состоянии? Посмотрим! Причина этого – не то, что татарский народ невнимателен, равнодушен и небрежен к знанию и образованным [людям], и не природная неспособность. Известно, что в прошлые века, да и сейчас, даже среди простого народа, деревенских татар, и среди мужчин и женщин тридцать из ста умеют читать и писать по­татарски. Обучающиеся в Казанском университете и в других учебных заведениях татарские юноши (хотя их и мало) совершенно не отстают в учебе от русских товарищей. Однако им очень сложно изучать русский язык и историю. Их русские товарищи поступают учиться, уже узнав, большей частью от своих родителей, свой язык, историю и даже другие языки и науки.

Некоторые думают, что ислам запрещает мусульманам получать образование. Это безосновательное утверждение, поскольку более всех религий ислам повелевает приобретать знание и образование. Среди аятов Корана и хадисов Пророка есть много повелений, побуждающих получать знания, изучать науки. Ученые ислама говорят: «Каждый мусульманин, будь то мужчина или женщина, обязан получить знания в той мере, чтобы иметь правильные убеждения, отказаться от пороков, приобретать добродетель, знать нормы и постановления, необходимые в делах жизни и после смерти, и незнание не является оправданием перед шариатом». Некоторые европейцы, плохо знающие шариат, некоторые малоинформированные иностранцы, плохо относящиеся к исламу, думают, что религия мусульман велит изучать только науки для потустороннего мира, запрещает изучать науки, полезные для дольнего мира. Так думать неправильно, хотя проповеди ислама большей частью посвящены тому, что настраивают людей на вечную жизнь, призывают к поклонению Аллаху, очищению и совершенствованию души. Вместе с тем по поводу полного отстранения от дольнего мира в хадисе говорится: «В исламе нет монашества» [...]. Поэтому некоторые мудрые исламские правители от имени шариата наказывали и сдерживали дервишей, праздно скитавшихся и называвших самих себя аскетами.

Понятно, что речь в призывах к знаниям, содержащихся в Коране и хадисах, идет не только о религиозных, но и вообще о науках. В хадисе говорится: «Ищите знания даже в Китае», «Мудрое слово – потерянное мусульманином имущество, и где бы его ни нашел, у него право на него». Из этих хадисов становится ясно, что мусульманин должен брать знания там, где находит, даже у представителя другой религии. Конечно, у иноверца не надо приобретать знания и мудрость ислама. Поэтому здесь имеется в виду вообще знание. Еще в одном хадисе говорится: «Изучайте науку о звездах в той мере, чтобы определять путь в море и пустыне, и определять время; оставьте то, что более этого». Слова «оставьте то, что более этого» связаны с тем, что люди, занимавшиеся этой наукой в те времена, ошибочно полагали, что все события на Земле естественным образом происходят от звезд. А также эти слова означают запрет верить в то, что по звездам можно узнать будущее, счастье и несчастье. То есть изучайте то, что необходимо и для этой жизни, и для будущей, и не расточайте время, занимаясь сверх того пустыми и необоснованными идеями.

Факихи говорили также: «Изучение медицины является фард кифайа, а для правителя – ваджиб. В своем государстве он должен иметь столько врачей, что к каждому подданному должен находиться врач на расстоянии однодневного пути». Если изучение медицины обязательно, то многие науки, связанные с медициной, тоже должны быть обязательными. Помимо этого, есть много религиозных решений, основанных на медицине, естественных науках, точных науках. Значит, изучение и этих наук по шариату обязательно

Посмотрим на действительность. В период могущества ислама, то есть в период арабских халифов, династии Саманидов и тюркских правителей династии Сельджукидов, в мусульманских городах были большие медресе, в них преподавались все шариатские науки того времени, естественные и точные науки, гуманитарные науки. Также мусульмане сами многого достигли в различных областях науки, были выше всех народов того времени, в том числе и христиан, в вопросах знания и образования. И совершенно не отказывались получать знания у представителей других религий. Все это было в истории.

Посмотрим на современных татар! Совершенно не получают никакой помощи от государства, они сами и их муллы нищие, однако, как сказано выше, есть среди них люди, умеющие читать и писать, в больших деревнях, хотя и очень бедные, но есть мектебы. Конечно, прогресса мало, но в бедности и сложности они стараются приобретать знания. Однако то, что они изучают, это большей частью шариатские науки, более этого они не могут продвинуться по причинам, о которых будет сказано далее. Также в каждой деревне есть одна­две или три мечети и имама. Расходы на здание мечети, отопление, освещение, пропитание мулле обеспечивает народ махалли. Мало есть народов, которые, подобно татарам, проявляли бы усердие и в своей религии, и в знаниях, и в образовании. Сравним с русскими. До сих пор очень мало людей из простого народа, которые самостоятельно строили бы церковь, школу и отдавали бы детей туда обучаться. Правда, сейчас в результате большого старания царя народ России очень быстро продвигается вперед.

Итак, утверждение, что мусульманам получать образование запрещает их религия, – ошибка и клевета. Значит, Российское государство им и их соотечественникам запрещает развиваться в области образования? Не дай бог, и этого нет! Поскольку, исходя из потребностей общества и государства, государственные правители прекрасной России всегда хотели хорошего состояния всего народа, и это подтверждалось при каждом правителе.

Особенно в этот благословенный век наш кормилец великий император Александр Николаевич каждодневно прилагает большие старания для улучшения положения своего народа, поскольку одним из законов Российского государства, правильность которого подтверждена многими веками, является помощь религиям. В частности, много возможностей дано исламу. В совсем не мусульманской стране для решения вопросов уммы Мухаммада открыты суды, назначены муфтии и кади из мусульман, им назначено жалованье из государственной казны. И им разрешено исполнять мусульманские нормы.

Российское государство настолько милостиво к мусульманам, что оно уравняло мусульман с русскими во всех правах, без исключения. Мусульмане полностью равны с русскими, будь то в военной службе, в чиновничьей работе, в научных положениях, в поступлении в учебные заведения для получения знаний. Мало того, в некоторых учебных заведениях (например, в Оренбургском корпусе) из царской казны специально выделены деньги для воспитания мусульман.

Численность татарского народа достигает нескольких миллионов, только под управлением Оренбургского духовного собрания находятся два миллиона мусульман (сверх того более миллиона киргизов, народов Кавказа и Крыма). Если они будут самым верным ему и искренним (смело и без сомнений говорю, самым верным и искренним) народом, будут жить на самых плодотворных землях, таких как Оренбург, Самара, Пермь, Симбирск, Казань, если они будут талантливы в торговле и если восточная торговля будет проходить в основном через них, если среди них будет много богатых владельцев фабрик и мастерских, имеющих миллионы, то будет ли милостивый и великодушный, мудрый кормилец наш император незаботлив и безразличен к таким работоспособным, верным гражданам? Посмотрим на действительность. В действительности не так!

Таким образом, великое Российское государство не только не препятствовало этому, напротив, давало безграничные разрешения. Тогда что же стало причиной такого плохого состояния дел? Мы, насколько сможем, разъясним.

По нашему мнению, причина этого такова: известно, что каждому человеку дороги своя религия и нация. Также никто не согласится, принадлежа к какой­либо религии и нации, чтобы его ребенок был в другой религии и нации. Особенно необразованный и простой народ. Они, помимо того что дорожат религией, причисляют к ней совершенно не относящиеся к религии внешние признаки и обычаи или считают их такими же священными, как религиозные порядки; первое, что они видят, – это обычаи, традиции, одежда.

Татары по этой причине не отдают детей в учебные заведения, открытые государством; ведь если отдать туда детей, то с 12 до 20–25 лет они будут жить с русскими детьми. Их привычки и поведение будут, конечно, русскими и христианскими. А слабые, даже хоть и неофициально, в душе и мыслях, будут христианами. Это состояние для родителей – большое горе, с этим не только татары, но ни один народ не согласится. Чтобы подтвердить это, обращаюсь за свидетельством к самим русским. Какой­нибудь русский отдаст своего ребенка в возрасте 10–12 лет в татарское медресе? Если у этого ребенка внешний вид, одежда, манеры, характер и мысли будут татарскими, короче, если он в душе будет татарином! Конечно, с этим мало кто согласится. Особенно необразованный народ будет против этого.

Действительно, в гимназии и других учебных заведениях нет запрета мусульманским детям исповедовать свою религию. Также из большой государственной милости в некоторых учебных заведениях даже назначены муллы для обучения исламской религии. Но тут надо разобраться. В 10–12 лет ребенок бывает очень слабым, стесняется друзей, когда ему необходимо исполнять правила религии. Предположим, если русский ребенок будет воспитываться в татарском медресе, сможет ли он исповедовать христианство? Не будет ли он стесняться, опасаться стать предметом насмешек товарищей, других детей? В частности, татары России – в большинстве необразованный народ и из­за невежества своего не может постичь смысл и мудрость установлений шариата. У них в руках – оставшиеся со старых времен бог знает кем написанные книги. В этих книгах есть безосновательные слова, порождающие фанатизм и религиозное соперничество. Эти несчастные им слепо верят. Самая авторитетная группа среди них – это те, кого называют образованными, просвещенными. Однако и большинство из последних необразованны и не знают ничего, кроме шариатских наук, из­за бедности и отсутствия обустроенных медресе. Они в своей жизни полностью зависят от народа, махалли. И из­за своего невежества они от имени религии распространяют ошибочные мысли, воспринимаемые народом. Да, есть среди них немного просвещенных людей, но и они нуждаются в пропитании и не могут противостоять невежеству соплеменников. Поэтому татары не отдают детей в учебные заведения, открытые царем, и согласны оставаться в невежестве ради сохранения своей религии. Представители государства предпринимают меры по развитию торговли, земледелия и ремесла, домашних хозяйств, однако несчастные татары по причине невежества и незнания русского языка смотрят на это как на ересь и противное религии дело и поэтому не могут воспользоваться этими хорошими начинаниями. Чиновникам известно даже, что иногда эти хорошие начинания становятся причиной народных волнений. Вот все упомянутое нами и является причиной того, что татары не развиваются и не двигаются вперед. В результате будут ли правители великого государства равнодушно смотреть на то, как этот народ остается в плохом положении? Нет, такой мудрый и превосходящий своих предков в милости и великодушии царь и кормилец наш Александр Николаевич и его мудрые представители, конечно, не смирятся с тем, что такие верные граждане остаются в таком состоянии. Однако как можно побороть их невежество и наставить их на правильный путь? Вот это сложная проблема. Мы, будучи сами из этого народа и зная их положение, осмелимся высказать свое видение решения проблем.

Нам кажется, что мусульманам необходимо построить специальное медресе. В этом медресе, помимо большинства предметов, преподаваемых в гимназии, необходимо преподавать исламский шариат. В таком случае появится слой ученых, самых авторитетных людей, которые будут знать как философские, так и шариатские науки, и через них постепенно знание и просвещение распространятся среди всех мусульман.

 

 

Вот подробности этого

Открывается специальное медресе для мусульман, в нем, во­первых, преподается большинство наук, изучаемых в гимназиях.

Во­вторых, полностью, со всеми правилами, преподаются арабский, персидский и тюркский языки. В­третьих, полностью преподаются все исламские религиозные науки, например, и‘тикад, тафсир, хадис, основы фикха, фикх, философия исламской религии. В­четвертых, должна преподаваться медицина, по меньшей мере в объеме, необходимом для фельдшера. Учащиеся этого медресе делятся на две группы. Одна группа – шакирды шариатских наук, они освобождаются от французского и немецкого языков, не очень необходимых гимназических предметов и русского языка в старших классах. Вторая группа – шакирды светских наук, они освобождаются от арабского и персидского языков, медицины, специальных предметов из числа религиозных дисциплин.

В этом медресе пять классов, в каждом обучение длится по два года. Два последних класса являются специальными для шариатских наук и медицины. Раз в два года набираются учащиеся, раз в два года происходит окончание учебы. Причина того, что классов не десять, а пять, состоит в том, что в таком случае необходимо меньшее число преподавателей. Это медресе соответствует седьмому классу гимназии.

В этом медресе шариатские науки, восточные языки, некоторые гимназические дисциплины, например, математика и некоторые разделы геометрии, история ислама и логика, преподаются на татарском языке, остальные предметы – на русском.

 

 

Плоды этого медресе

Во­первых, поскольку шакирды, окончившие это медресе, большинство знаний получат через русских, естественно, будут считать русских выше себя, признавать их наставниками и день за днем будут приближаться к ним с целью получения и использования знаний. Это подтверждается следующим обстоятельством: люди, считающиеся самыми просвещенными муллами в Казани, с большим интересом общаются с местными русскими ориенталистами, между ними бывают дискуссии по научным вопросам. И, признавая в душе их превосходство, остаются побежденными в спорах.

Во­вторых, хорошо зная русский язык и читая после окончания медресе русскоязычные книги (поскольку русская литература очень богатая), они могут совершенствовать свои знания. В таком случае их взгляды и мысли будут как у русских. Они станут причиной прогресса миллионов мусульман, понимая сами и разъясняя своим собратьям по вере благие намерения дальновидного царя и великого государства относительно всего народа; простой народ заинтересуется русским языком, количество знающих его увеличится, и, оставаясь крепкими в исламе, они будут более верными Российскому государству и народу, чем даже собственно русские, и смогут использовать все возможности, предоставляемые властями. Местным чиновникам известно, сколько беспорядка и несчастий происходит по причине незнания русского языка. От этого есть избавление. Особенно сегодня, когда есть законы о земстве, утвержденные с целью привить народу свободу, и много других либеральных законов. Несчастные татары не понимают смысла этого, не знают о будущей пользе. Однако совершенно ясно, что они не смогут ими воспользоваться, даже наоборот – понесут от этого убытки.

В­третьих, до сих пор наши образованные люди учатся в Бухаре и привозят оттуда вместе со знаниями чувство религиозного соперничества. Если у нас будет подобное медресе и наши муллы будут в нем учиться, то будут не хуже их в исламских религиозных науках, намного будут превосходить их и в науках арабского языка (которые преподаются в Бухаре не очень хорошо) и в естественных, точных науках. Сегодня по причине безопасности дорог татары очень тесно общаются с народами Средней Азии. В таком случае у наших образованных людей будет авторитет и внутреннее превосходство перед образованными людьми Бухары, Хивы и Туркестана. И еще, по причине, о которой скажем дальше, если будет издаваться журнал на татарском языке, он проникнет в те края и через него там распространится европейское образование, авторитет русского народа в тех землях будет выше. Торговлю с народами Средней Азии самыми первыми начали наши татары, до сих пор обширная торговля там большей частью ведется через татар. Россия распространила бы европейское образование в те края через татарских ученых, находилась бы на очень высоком месте в вопросах распространения просвещения и взяла те края под свой идейный контроль.

В­четвертых, когда татары выучат полностью шариатские науки у образованных и знающих преподавателей, то они развеют ошибочные мысли простого татарского народа, его заблуждения о Российском государстве, которые выводятся из религии, хотя в действительности не имеют никаких религиозных оснований. Также они смогут исправить мораль и привычки народа. Образованные люди смогут оградить себя от вреда других и смогут противостоять невежеству простого народа, если не будут нуждаться в народе, махалле для своего пропитания.

В­пятых, если эти шакирды выберут торговлю, то знание персидского, арабского, тюркского языков станет причиной развития их торговли. Некоторые смогут работать переводчиками, а также на других работах, даже могут способствовать распространению восточных языков в России.

В­шестых, пусть изучают медицину в той мере, чтобы достичь уровня фельдшера. Поскольку мусульмане очень верят образованным людям и относятся к ним лучше, чем к самым хорошим врачам, то приходят к ним лечить свои болезни. Если муллы будут исцелять с помощью медицины, это станет залогом здоровья мусульманского общества. До сих пор все хорошие меры, предпринимаемые властями Российского государства в вопросах здоровья, остаются совсем без результатов. Например, до сих пор народ смотрит на прививки, польза от которых совершенно очевидна, как на бесполезное дело и считает, что это только зря обижает детей, и не только не делает прививок, а даже дает людям взятки за фальшивые свидетельства. Бессовестные люди, которым поручено прививать людей, пользуются этим и с большим удовольствием помогают их невежеству. Это очень хорошо известно каждому, кто живет в тех краях. Некоторые среди народа даже думают, что больницы построены для того, чтобы убивать людей, и врачи назначены, чтобы убивать людей. Невежественные даже считают врачей «знахарями» и думают, что нельзя лечиться у них, поскольку по шариату это запрещено. Вот каково невежество народа в этом вопросе!

Если бы муллы немного знали медицину, сколько пользы принесли бы народу и по причине владения этой профессией менее нуждались бы в пропитании.

В­седьмых, шакирды могут переходить с третьего уровня этого медресе в старшие классы российских средних школ, с четвертого уровня – в специальные классы университетов и других учебных заведений, таким образом, и среди мусульман будут ученые во всех областях науки. Они могут быть разносторонне полезны для нашей любимой родины России. Например, Восточный Туркестан, Бухара, Хива, Коканд до сих пор зависят от европейских специалистов. Однако казанские татары до сих пор сомневаются. К сожалению, по причине незнания светских наук они не приобретают от путешествий никаких знаний. Ведь иначе один образованный шакирд мог бы быть очень полезен таким наукам, как география, этнография.

 

 

Особенности этого медресе

Во­-первых, обучающиеся в этом медресе экзаменуются, и когда их знания и способности будут выявлены, надо освобождать их от армии, поскольку, например, фельдшеры, не зная других наук, освобождаются только по причине знания медицины, а шакирды этого медресе более знающие и от них больше пользы народу. Во­вторых, эти шакирды по завершении учебы экзаменуются, и когда выяснятся их знания, они полностью освобождаются от воинской обязанности. […]
В таком случае муллы будут меньше озабочены добычей пропитания, они будут пользоваться уважением, это послужит причиной улучшения их нравов. И с их авторитетом мораль и нравы всех татар улучшатся. Даже если шакирды не станут имамами, а выберут другие профессии, то эта их особенность останется, что будет небесполезным.

В­-третьих, шакирды, окончившие медресе и прошедшие экзамен, повторно в Духовном управлении не экзаменуются, и если появится вакансия в общине, то где угодно (только Казань, Петербург, Москва и еще несколько городов могут быть исключением), даже без согласительных бумаг от населения махалли имеют право быть имамами. Они теряют это право, только если члены махалли докажут какую­либо их вину или недостойное поведение. Если на место имама в свободной общине будут претендовать два шакирда, то решать будет народ. В таком случае в хороших общинах будут хорошие имамы, и если эти шакирды будут имамами, то необходимо, чтобы они открыли школы и обучали русскому и татарскому языкам, шариату. В таком случае, может, через некоторое время в нашем медресе первый курс полностью или первый год станет лишним, вместо них увеличится количество шакирдов на старших курсах и в этой школе не будет оплачиваемой должности для муллы. Однако проблема расходов на здание школы, отопление и освещение решится с помощью представителей власти, поскольку в таких больших общинах члены махалли могут собрать добровольно 25–30 рублей в год на помощь. В противном случае волость и уезд может собрать в год с каждого мужчины­мусульманина по две копейки, и необходимые деньги будут собраны.

В­-четвертых, если шакирды этого медресе захотят поступить в университет или другие высшие учебные заведения, то вступительные экзамены по специальным наукам нашего медресе они должны сдавать как положено, а что касается наук, не относящихся к специальным предметам медресе, то к ним нужно проявить снисходительность по сравнению с другими учащимися. Например, если хотят поступать в медицинское учебное заведение, пусть по латинскому языку экзаменуются серьезно, а по немецкому и французскому языкам пусть к ним проявят мягкость. И наоборот, например, поступающих в специальные классы военных учебных заведений нужно экзаменовать по латинскому языку мягко. Также если те, кто сдал экзамен пятого уровня медресе, хотят быть только слушателями в высших учебных заведениях, то не брать с них плату и не обязывать менять внешний вид. Если они захотят сдать экзамен, прослушав определенные курсы лекции, то допускаются к экзаменам на равных с другими учащимися условиях.

В таком случае мусульманские ученые сблизятся с русскими учеными, а через них сблизятся и другие народы.

В­пятых, с целью заинтересовать шакирдов этого медресе в знаниях преподаватели медресе дают одно сложное задание для тех, кто сдает экзамены в конце каждого двухлетнего цикла обучения; самые лучшие письменные работы награждаются.

В-­шестых, преподаватели этого медресе должны быть равны в остальных трудовых правах с преподавателями гимназии.

 

 

Бюджет этого медресе

Во-­первых, будет хорошо, если великодушный, щедрый и заботливый кормилец наш великий император будет выделять для распространения образования хотя бы немного денег из суммы, собираемой со всего народа, в том числе с мусульман, а также немного денег из городских бюджетов таких городов, как Казань, Оренбург, Петропавловск, Троицк, Семипалатинск.

Во­-вторых, в Казани, во время ярмарки в Нижнем нужно открыть общую подписку, при старании губернаторов и муфтия можно было бы собрать довольно много денег, достаточных даже для строительства медресе.

В­-третьих, до сих пор для строительства Духовного управления в Уфе с каждого обряда никаха брали 30 копеек, здание два года назад достроили. Если собирать по 20–25 копеек серебром, то в год выходила бы большая сумма.

В-­четвертых, сегодня в Казани издают Коран, в год продается минимум 1000 экземпляров. Коран издают со многими опечатками и на плохой бумаге, продают за полтора­два рубля. Если бы право на издание Корана принадлежало только этому медресе и никому другому, то оно издавало бы на хорошей бумаге без ошибок. Отправляли бы в другие мусульманские страны. В таком случае      если самому медресе это будет обходиться в рубль с лишним, а продавать будут по три рубля, то прибыль была бы хорошей и у покупателей не возникло бы осложнений. Также если право на издание некоторых религиозных книг, которые используются до сих пор (например, «Субат ал­аджизин» и другие), религиозных и научных книг преподавателей будет принадлежать медресе и никому другому, прибыль была бы немалой. Также при этом медресе надо организовать типографию, в которой можно печатать книги для других людей.

В-­пятых, с одобрения и при поддержке этого медресе можно издавать на татарском языке журнал, основное содержание которого будет посвящено распространению образования; можно было бы брать немного материалов из русских газет о политических и государственных мероприятиях, касающихся татар, освещать местные события. Каждая махалля будет обязана выписывать его. Он должен распространяться по деревням через земскую полицию, почту бесплатно. Если руководство губернии с большим числом мусульман посчитает нужным давать некоторые объявления по­татарски, то сообщит в редакцию, и за это не будут брать деньги. С оплатой авторам, расходами на бумагу и печать один экземпляр будет обходиться не более чем в полтора рубля в год. Если продавать по три рубля, то с пяти тысяч общин соберется 7000 рублей. Два­три года назад Симбирское губернское управление заставило выписывать каждого муллу газету «Симбирские губернские ведомости». Муллы должны были выплачивать из своего кармана по три рубля и смогли избавиться от этого только под предлогом незнания языка и бесполезности этой газеты. Если бы она была на татарском, конечно, была бы польза и плату можно было бы возложить на членов общины. В таком случае каждый знал бы о государственных делах. Также распространялись бы знания. Например, сейчас мусульмане владеют суконными фабриками и в год производят более миллиона аршин сукна для армии. Если бы это стало известно через журнал, было бы хорошо.

В-­шестых, если за диплом, получаемый проэкзаменованными в Духовном управлении муллами и муэдзинами, будет браться немного денег, это было бы не так затруднительно.

 

 

Расходы

Пока не прояснился бюджет, нельзя определить расходы. Например, пусть 60 учащихся (по 12 на курсе) будут полностью на содержании или только проживание и питание будут из бюджета, а остальное за их счет, живут ли они на квартире или в специальных комнатах медресе.

Количество преподавателей небольшое, особенно на первом и втором курсе, где каждый преподаватель преподает по два­три предмета. Например, на первом уровне преподаватель русского языка пусть учит и письму, и счету, в результате в неделю будет 15–16 уроков. Также и преподаватели тюркского, арабского, персидского языков пусть учат и письму, и исламской вере; немецкий, французский, латинский языки пусть преподает один человек. Таким образом, было бы хорошо, если один преподаватель обучает нескольким предметам. Также у нас есть надежда, что преподаватели Казанского университета, гимназий время от времени без оплаты будут преподавать один­два урока в неделю, выполнят свой гуманитарный долг. Мы надеемся на их великодушие. Особенно сложно будет без их помощи в медицинской науке.

Предмет чтение [Корана] обычно будет преподаваться летом, мусульманские муллы­кари будут бесплатно, ради Аллаха, или за малую плату давать уроки один­два месяца в летние дни и, надеемся, научат тонкостям чтения Корана.

Для комплектования библиотеки необходимо решение об обязательной передаче в фонд медресе нескольких экземпляров книг, издаваемых в России на арабском, персидском и тюркском языках.

Если бюджет будет достаточно большим, то в Оренбурге, Семипалатинске, Троицке, Астрахани, Буинске, в больших деревнях, которые являются центрами ислама, можно открыть медресе, назначить туда по два­три преподавателя, и там можно было бы оканчивать первый курс нашего медресе. Также можно было бы назначить стипендию одному­двум шакирдам для обучения в университетах, медицинских и ремесленных учебных заведениях.

Однако, начиная это дело, надо опасаться совершить что­то, что выглядело бы сомнительно с точки зрения религии. Татарский народ искренен и верен своей религии, татары сомневаются в действиях местных чиновников, не доверяют им, особенно в связи с проблемами, вызванными историческими событиями христианизации.

Если медресе откроется в Уфе, то это будет даже дешевле, чем в Казани, поскольку отопление и питание, стоимость труда и освещения намного дешевле, также и оплата преподавателей будет меньше.

В этом медресе будет пять курсов по два года каждый, по десять шакирдов на курсе, таким образом, курсы полностью оканчиваются за десять лет. После первого курса шакирдов, собирающихся стать муллами, необходимо отделять на некоторых уроках от тех, кто собирается стать купцами или служащими. Например, тем, кто собирается стать муллой, нужно очень подробно и с большим вниманием преподавать такие предметы, как арабский язык, основы фикха, ‘акида, и если у них будет общее представление о русском языке, географии и математике, то этого будет достаточно. Для других же наоборот.

Если в Уфе будет готово здание медресе, то на отопление, освещение, трем сотрудникам и текущий ремонт хватит 600 рублей.

Если будет шесть преподавателей, то троим платить по четыреста рублей, троим – по триста рублей, директору (он также преподает некоторые предметы) с расходами на чернила, бумагу – пятьсот рублей. Итого получается 2600 рублей.

На приобретение книг, помощь очень бедным и очень достойным шакирдам, на бумагу и чернила шакирдам, помощь кари, помощь окончившим учебу – 500 рублей.

Если пятьдесят шакирдов кормить один раз в день, каждому должно хватить 5 копеек. Всего 900 рублей. То, что останется из­за летних каникул, выходных, когда шакирдов меньше, – повару.

В результате всего 4600 рублей.

Если кому­-то нужен будет французский, немецкий или латинский языки, то пусть они ходят в гимназию или платят сами.

Если на счет медресе будут поступать деньги от никахов, то это составит 1600 рублей. Если медресе будет иметь право печатать Коран и некоторые другие книги, то первоначально на их издание необходимо 6–7 тысяч рублей, а потом доход будет минимум 1000 рублей в год.

Остальное: собрать все добровольные пожертвования, добрать их до 20 000, положить в ломбард. От этих денег будет доход 2000 рублей.

Всего 4600 рублей.

 

 

В эти десять лет надо преподавать таким образом

1. Тюркский язык – 6; предписания ислама (фараид) – 6; каллиграфия (чистописание) – 2; рассказы о праведных – 4. Всего в неделю – 18.

2. Тюркский язык – 4; предписания ислама – 4; счет – 4; персидский язык – 4; арабский язык – 2. Всего в неделю – 18.

3. Тюркский язык – 2; шариат – 4; персидский язык – 2; русский язык – 4; арифметика – 3; арабский язык – 2. Всего в неделю – 17. (Здесь вторая группа не учит четыре часа персидского языка, вместо этого другие предметы.)

4. Шариат – 4; геометрия – 4; естествознание – 3; русский язык – 3; арабский язык – 3. Всего в неделю – 17. (Вторая группа избавлена от одного часа шариата и двух часов арабских языков.)

5. Шариат – 3; география – 3; логика – 2; геометрия – 3; арабский язык – 4; история – 2. Всего в неделю – 17. (Вторая группа избавлена от одного часа шариата, логики и арабского языка.)

6. Арабский язык – 2; теология – 3; логика – 3; шариат – 3; геометрия – 3; история – 2. Всего в неделю – 16. (Вторая группа изучает только шариат и историю.)

7. Шариат – 4; естествознание – 3; математика – 2; теология – 2; науки Европы – 2. Всего в неделю – 13.

8. Основы фикха – 4; хадисы – 3; тафсир – 3. Всего в неделю – 10.

9. Основы фикха – 3; фикх – 2; хадисы – 2; тафсир – 2. Всего в неделю – 9.

10. Фикх – 4; тафсир – 2; хадисы – 2. Всего в неделю – 8.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.