Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам на Нижегородчине, №5 (2006)
09.02.2009

 

МУСУЛЬМАНСКИЙ НИЖНИЙ НОВГОРОД (XIII–XVI)

В литературе есть два мнения об основании Нижнего Новгорода. Согласно наиболее распространенной версии, город основан русскими на чистом, не заселенном до этого месте после того, как эти земли отошли от Волжской Булгарии по договору от 1220 года.

Согласно второй версии, появившейся еще стараниями великого В. Н. Татищева, на месте Нижнего находилось булгарское поселение, которое русские или получили по договору, или взяли штурмом и уже по договору закрепили за собой: «Князь великий Юрий заложил град от болгор на усть Оки реки, имяновав его Новград Нижний, бе бо ту первее град болгорский».

     О самой глубокой древности повествуют смутные предания. Они называют имя города, предшествовавшего Нижнему Новгороду, — Ибрагимов Городок (Шехр­Ибрагим). Не исключено, что Ибрагим был основателем города; легенда же, приведенная Н. Храмцовским, рассказывает о событиях 1171 года: когда Ибрагим узнал, что на него идет отряд владимирцев, он усилил защиту своей крепости, выстроив дополнительное укрепление в виде вала. Владимирцы потребовали подчинения и отпадения от Булгарии, и Ибрагим послал гонцов с просьбой о помощи. Но помощь не подошла, Ибрагим ударил первым, проиграл — и город был занят. Однако и после вывода войск из Шехр­Ибрагима булгары оставались хозяевами этих земель. Только в ходе переговоров 1220 года булгары уступили славянам место слияния Волги и Оки. В 1221 году князь владимирский Юрий посетил свои новые владения и на Дятловых горах заложил Новград Нижний.

Дореволюционные историки делали вывод о том, что границы Волжской Булгарии на западе доходили до Нижнего Новгорода
(В. Григорьев). Но исход борьбы Владимира и Булгарии за устье Оки был предрешен — слишком далеко находились эти места от Булгарии, чтобы она смогла эффективно отстаивать эти земли в условиях, когда и верховья Оки, и земли выше по Волге принадлежали русским княжествам.

Юрий сразу подошел к градостроительству в пограничной крепости очень серьезно. Помимо обычного деревянного кремля он тут же начал каменное храмовое строительство. Первым храмом, заложенным в дереве в 1221 году, а в камне уже в 1227 году, стал Архангельский собор, сохранившийся в переделках поныне. Примерно в это же время Юрий строит Преображенский собор (разобран в 1920­е годы). Факт раннего каменного зодчества говорит о том, что у князя оказались под рукой и материалы, и мастера. Учитывая, что каменное строительство во Владимирском княжестве зачастую проходило при участии специалистов из Булгарии, очевидно, Юрий получил группу таких мастеров от булгар по договору или просто нашел их в Шехр­Ибрагиме. Историки, как правило, недооценивают роль местной, городской общины в делах. Наивно было бы полагать, что, придя на новые земли, в Шехр­Ибрагим, Юрий начисто истребил старую общину и насадил сплошь своих «бояр». Это исключено просто потому, что русские князья так не поступали никогда. В этом случае вопрос, откуда Юрий взял мастеров, решается сам собой.

После 1239 года, когда Нижний Новгород был завоеван монголами, наступила совсем другая ситуация. Нижний задумывался как крепость, а стало быть, ни о каком его экономическом развитии власти даже и не помышляли. Но появление монголов сделало бессмысленной любую войну, как внешнюю, так и внутреннюю. Внутриполитические процессы теперь решались в ставке хана, а колоссальная военная сила Золотой Орды выступала как сила сдерживания в междоусобицах русских князей. Таким образом, настал мир. Вместе с ним пришло осознание, что отныне Русь, которая прежде мыслила узколокальными категориями, оказалась включена в колоссальную империю от Китая до Великого Новгорода. Это означало также включение страны в грандиозный мировой рынок. Пока власть монголов, выбравшая приоритет развития купечества, обеспечивала единые правила движения товаров и купцов, поддерживала дороги, систему караван­сараев и безопасность, рынок мог развиваться опережающими темпами.

Нижегородчина оказалась едва ли не в самой горячей точке этого рынка. И правители вдруг поняли, что они могут извлекать из этого положения неведомые прежде экономические выгоды. Регион стал воротами в Орду и вообще на Восток, точно так же, как — воротами в Русь; в истории все города, все регионы, которые на том или ином направлении играли роль таких «ворот», испытывали бурный экономический рост. Но значение Нижегородчины не исчерпывается чисто торговыми контактами с Ордой. В жизни экономика, политика и культура тесно спаяны. Купцы искони распространяли не только товары, но и знания, обычаи, произведения литераторов из своей страны, и мало сомнений, что все отмеченные исследователями ордынские влияния в русской культуре пришли именно через нижегородские «ворота». Именно через Нижегородчину входили на Русь восточные технологии, часто вместе с их носителями.

 С 1341­го по 1392 год Нижний Новгород, будучи богатейшим городом, являлся столицей суверенного великого княжества. Политическая конструкция, которую воплощало в себе Нижегородское княжество, оказывается очень сложной. Это колоссальный, не имеющий исторических аналогов русско­ордынский симбиоз, поставленный для обеспечения экономического единства региона и для гарантирования свободной международной торговли по Волжскому пути и выступавший в качестве «торговых ворот» Руси в ее отношениях с миром Востока.

 Интенсивная и обширная торговля с Золотой Ордой за короткое время превратила Нижний Новгород в процветающий край, что нашло свое отражение и в зодчестве, и в монетном деле, и в летописях. Нижегородского князя Андрея (1355–1365) можно видеть в Орде чаще, чем дома; он был с Ордой в радости и беде. В это время Нижегородское княжество сделалось сильным и могучим, и по своей силе могло соперничать с Москвой. Князь окружил себя пышным двором, построил каменный собор Арх. Михаила на месте деревянного, который интересен обнаруженными в нем остатками пола XIV века — красными керамическими плитками с орнаментом из заполненных белым гипсом шестиконечных звезд. Ни в древней Руси, ни в окружающих ее христианских странах нет ничего, что хотя бы близко напоминало этот пол. Между тем такой орнамент является традиционным для золотоордынской культуры. Очевидно, что нижегородский князь привлек к постройке собора мастеров из Золотой Орды.

Начиная с 1370­х годов неоднократно встречаются упоминания о послах из Орды в Нижнем Новгороде; в память одного из них, Сары­аки (Сарайки), назван пруд Сарка в кремле. Археологические находки в Нижегородском кремле в 2001–2005 годах свидетельствуют: «Все местное население находилось в очень тесных культурных и политических отношениях с ордынцами, не носивших конфликтный характер» (Т. В. Гусева). Многочисленные предметы XIV века, найденные здесь, были характерны для мусульманских народов. Такое обилие артефактов восточного происхождения, не характерное даже для Сарай­Берке, делает необходимым сделать особый упор на возможное наличие в Нижегородском кремле ордынского подворья.

Ни ликвидация независимости Нижегородчины, ни распад Золотой Орды не сказались на буферном статусе Нижнего Новгорода, который по­прежнему граничит с мусульманскими землями — Казанским и Касимовским ханствами. Возникновение обоих связывается с энергичным и видным государственным деятелем Улуг­Мухаммедом. В 1439 году он, мстя московскому князю Василию II за вероломство, берет Нижний приступом. Через пять лет хан снова взял Нижний Новгород и засел в Старом городке «как дома». Вернувшись из похода в Муром, хан укрепился здесь окончательно, так что хотел сделать Нижний своей столицей. Интересно, если бы это произошло, где была бы столица Татарстана сегодня?

К началу XVI века Нижний Новгород превратился в унылую, голодающую военную базу. Такова была цена, которую платила Россия за свое страстное желание захватить Казань. Город лежал в руинах, в нем почти ничего не строили, кроме оборонительных сооружений. В 1523 году Москва запретила своим купцам ездить на ярмарку в Казань и заставила торговать в Васильсурске, совсем недалеко от Нижнего. Но в итоге затея превратилась в полный паралич волжской торговли, которая не оживала еще долго даже после взятия Казани в 1552 году.

 По книге Е. Арсюхина «Полумесяц над Волгой»

 



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.