Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Нижегородские мусульмане на службе отечеству — Нижегородские татары – участники событий Смутного времени
19.06.2009

Нижегородские татары – участники событий Смутного времени

На нижегородских землях рубежа XVI–XVII столетий количество татар-мусульман исчислялось тысячами. При таких демографических показателях из Алатырского уезда государство могло бы получить в случае военной необходимости 420 служилых татар, из Арзамасского – 250 человек1. Но беда власти заключалась в том, что среди служилых татар в условиях Смуты не было единства, впрочем, так же как и в среде всего общества. В условиях страшного, всеобъемлющего кризиса, именуемого Смутным временем, во время чехарды на троне, Российское государство дошло до той опасной черты, когда служилые люди – его опора — не знали, кому присягать. Меняющиеся на троне правители то выдавали земли служилым, то отнимали их, то поощряли служилых, то наказывали.

Всегда законопослушные, согласно требованиям своих религиозных представлений, россияне: и христиане, и мусульмане были в полном смятении. Привычные к тому, что государство, как правило, справляется с защитой своих подданных, люди порой не представляли, что же им делать, чтобы не умереть с голода.

У некоторых из нерусских подданных Российского государства было желание уничтожить существующую власть – и они присоединялись к движениям недовольных. Этим частично объясняется вхождение нерусских людей в отряды болотниковцев. Полный хаос охватил страну2. «Практически все служилые татары так или иначе испытали на себе тяготы времени, будучи на разных полюсах сложившейся ситуации. Нет смысла говорить о том – на чьей стороне были нижегородские татары. Разделяя судьбу других россиян того времени, они сражались в разных лагерях, неся от этого тяготы, лишения и убытки»3.

В самом Нижнем Новгороде – центре созыва знаменитого нижегородского ополчения 1612 года, насчитывавшего до 3500 взрослых мужчин4, татар-мусульман было немного.

Об их количестве мы можем судить весьма приблизительно по более поздним данным, 1622 года: татары имели в нижегородском посаде всего лишь пять дворов, из них на долю служилых людей приходилось три двора5. Учитывая демографические характеристики татар того времени, можно предположить, что количество татар-мусульман в Нижнем начала века составляло не менее 50 человек.

Растущий и динамично развивавшийся город жил в начале XVII столетия, в первую очередь, торговлей и ремеслом6. Большинство населения составляли торгово-ремесленная его часть и военно-служилая.

Но, несмотря на то, что постоянных татаро-мусульманских дворов в самом Нижнем было немного, количество мусульман оказывалось значительно больше. Это связано с тем, что в городе происходили ежегодные торги – они резко увеличивали количество населения в городе, особенно во время сезона торговли.

Общеизвестно, что после покорения Казани и Астрахани оживилась торговля России с восточными странами, велись дипломатические переговоры с Персией, с кавказскими правителями, со среднеазиатскими главами государств – Бухары, Хивы и др. Волжский торговый путь становился все безопаснее и интенсивнее по количеству двигающихся людей и товаров. Ездили по Волге с торговыми целями и сами нижегородцы. Даже Смута не могла остановить купцов в движении по Волге с торговыми целями.

Крестьяне юго-восточной части Нижегородчины, мусульмане по вероисповеданию, также приезжали торговать. Некоторые из них временно поселялись там у родственников. Неслучайно позднее, в 1636 году,
А. Олеарий отмечал, что «...народонаселение в Нижнем состоит из русских, татар и немцев»7. Это подтверждает мысль о постоянном количественном увеличении татарской общины Нижнего Новгорода в первые три десятилетия XVII века8.

В российских городах периода Смуты отношение к властям складывалось по-разному. Как отмечал историк И.М.Катаев, «В далекой Астрахани изменил Шуйскому воевода кн. Хворостинин. Но Нижний Новгород остался верен царю Василию; в то время, как изменили города Арзамас и Алатырь, Нижний выдержал осаду мятежного войска Ивана Доможирова и двух инородцев (мордвины) Варгадина и Москова. Только подошедший воевода гр. Пушкин снял эту осаду»9. Добавим, что жители Нижнего Новгорода не поддержали вариант нахождения на троне польского короля Сигизмунда или его сына Владислава.

Весной 1612 года ополчение во главе с Д.Пожарским и К.Мининым выступило из Нижнего Новгорода. В отрядах ополченцев двигались на Москву, чтобы освободить ее от польских захватчиков, люди, представляющие разные этносы и конфессии, населяющие Россию. Среди них были и татары, в том числе татары нижегородские, мусульмане по вероисповеданию.

Историография ополчений Смутного времени развивалась в традициях отечественной исторической науки, то есть историки основное внимание уделяли православному люду, а о других народах – защитниках Отечества, безусловно, упоминалось, но вскользь. Понятно, что эта позиция ученых имела под собой определенные основания: большинство участников ополчения были русскими-православными людьми. Однако сегодня, по-видимому, наступил момент, когда необходимо сделать смысловой акцент на участие в движении разных народов России, не только русских людей.

Как отмечал историк П.Г.Любомиров, исследователь истории Смутного времени, «Нижегородскому ополчению посчастливилось в русской историографии. Разработкой его истории занимались такие крупные силы, как С.М.Соловьев, Н.И.Костомаров, Е.И.Забелин, С.Ф.Платонов и ряд других менее видных исследователей»10. Эти историки справедливо делали акцент на православной идее, которая подвигла христиан России к единению, на усилиях русской православной церкви в достижении победы над Смутой – хаосом. Но, следует отметить и то, что образ «колокольных звонов, которые разливались над Русью» совершенно затмил на этой картине людей иных религиозных вероисповеданий – участников событий Смутного времени.

В.О.Ключевский настаивал на том, что «на выручку гибнущей земли пошли религиозные и национальные силы». Эту идею можно усилить: разные по конфессиональной и этнической принадлежности силы, что ярко проявилось во время созыва и движения ополченцев.

Известно летописное изложение содержания речи Козьмы Минина, обратившегося к народу с призывом защитить Отечество и изгнать врага с территории России: «Буде нам похотеть помочи Московскому государству, ино не пожалети животов своих; до не токмо животов своих, ино не пожалеть и дворы свои продавать, и жены и дети закладывать; и бити челом, кто бы вступился за истинную православную веру и был бы у нас начальником».

Понятно, как мог выражать свои мысли человек христианского православного исповедания, истинный патриот своего Отечества. Было бы удивительно, если бы он заговорил о поликонфессиональности, полиэтничности российского сообщества, о котором сегодня мы говорим довольно часто с современных позиций. Если не забывать о принципе историзма, то следует сказать, что воззвание было сделано человеком русским, православным по типу своего мышления. Речь не идет о его этнических корнях. Российское общество складывалось сложным этническим путем – и то, что в Поволжье тесно переплелись судьбы финно-угров, тюрок и славян –
вряд ли кто будет отрицать. Речь идет о том, как звучало воззвание — а звучало оно от имени православного большинства населения.

Момент обращения Козьмы Минина к народу с призывом защитить Отечество был воспет неоднократно художниками (достаточно вспомнить известное полотно К.Е.Маковского11), писателями12, поэтами. И, конечно, в нашем торговом городе с большим количеством постоянно приезжавших торговцев, в том числе, среди слушателей речи Козьмы Минина были и татары- мусульмане.

Не случайно картина того исторического момента в устах поэта обрела следующее выражение. Показан порыв людей отдать свои средства на нужды Отечества — и показан он как многоэтничный.

 

Вот служилый шапку снял,

Своего коня отдал.

Вот боярин тароватый сундучок несет богатый,

В коем яхонты горят…

 

Все записывает дьяк,

Не спеша, пером гусиным

Приношения: …братины,

Кубки, серьги, жемчуга,

Злато-серебро, … меха…

 

Вот купец в кафтане длинном

Протянул оклад старинный,

Вот чувашин снял тулуп,

Вот татарин дал хомут…13

 

Козьма Минин занялся сбором средств и делал это очень основательно. Первым сделал взнос сам. Примеру его последовали многие. Вполне логично предположить, что если это были, прежде всего, «гости и торговые люди», то не только православные, но и мусульмане. Средства, чтобы собрать рать, нужны были немалые.

Ссылаясь на «Новый летописец», историк Любомиров писал о рассылке из Нижнего Новгорода грамот по городам, призывавших «помогать идти на очищение Московскаго государства», именно с тем, что в Нижнем «казны становяше (ся) мало»14. Понизовые города сочувственно отозвались на призыв Нижнего: «Из Казани, и из Свиязскаго, и из Чебоксара. И изо всех Понизовских городов», ответили, «что они идут на земскую службу все головами своими»15.

Известно, что в поисках денежных средств на нужды ополчения К.Минин обращался и к служилым Арзамасского уезда с призывом об оказании помощи. Например, 12 декабря 1611 года он распорядился «…с Арзамаса с посаду, с Арзамасскова уезда с дворян и детей боярских поместей и с татарских и с мордовских деревень збирати на ратных людей шубы на одежду, с сохи по двадцати по семи шуб, а с дворцовых сел и с черных волостей с трех вытей по шубе»16.

Казанский митрополит, глава русского национального меньшинства, обращается к татарам и марийцам с призывом освободить Москву от поляков – и они, мусульмане и язычники, вливаются в ополчение Минина и Пожарского. Мы читаем в документе: «Митрополит, мы и всякие люди Казанского государства согласились с Нижним Новгородом и со всеми городами поволжскими, с горными и луговыми, татарами и луговой черемисою на том, что нам быть всем в совете и соединении, за Московское и за Казанское государство стоять»17.

Историк С.М.Соловьев приводил в своем исследовании «История России с древнейших времен» текст письма, направленного казанцами пермичам. В нем отмечалось следующее: «…мы и всякие люди Казанского государства согласились с Нижним Новгородом и со всеми городами поволжскими, с горными и луговыми, с горными и луговыми татарами и луговой черемисою на том, что нам быть всем в совете и в соединенье, за Московское и Казанское государство стоять, друг друга не побивать и дурного ничего ни над кем не делать…выбрать бы нам на Московское государство государя всею землею Российской державы…»18. Это одно из подтверждений тому, что ополчение, собираемое на Российской земле, было по составу многоэтничным. Объединение разных людей по вере и языку в рамках одного общего дела – защиты Отечества помогало большему сближению и пониманию.

Средств, собранных на ополчение, было достаточно, чтобы обеспечить ратников. Каждый, кто записался в ополчение, получал годовое жалование в сумме 15 рублей. В зависимости от категории – стрельцы, пушкари, затинщики, новобранцы – получали дополнительно еще от 20 до 30 рублей. Это внушительная сумма, если вспомнить, что официальное жалование стрельца в начале XVII века составляло 1,7 – 2,2 рубля19.

В ополчении были необходимы люди, имеющие навыки военного дела, а у служилых татар они имелись, поэтому их участие во всенародном деле было вполне естественным и закономерным. Как отмечал П.Г.Любомиров, «…не одни дворяне и дети боярские собирались под знамена Пожарского. На службу в Ярославль шли и другие служилые люди, были в составе ополчения татары касимовские, темниковские, кадомские, алатырские и шацкие»20.

Весной 1612 г. по ходу продвижения ополчения, на остановке в Юрьевце-Поволжском, в его ряды «влилось сразу несколько отрядов татарских мурз»21.

Известно, что в Ярославле нижегородское ополчение значительно возросло количественно, преодолело внутренние, наметившиеся разногласия. Казанский дьяк Никанор Шульгин отозвал тогда часть своих людей, но не все ушли. Например, решил остаться в Ярославле татарский голова Лукьян Мясной: у него было под началом приблизительно 20 человек – князей и мурз. Ярославль сплотил тех, кто решил идти до конца за Отечество, за Россию. После четырехмесячного стояния войско отправилось в путь.

Вот как изобразил движение ополченцев писатель В. Шамшурин. «Пестрой и разноликой была рать. Сошлись в нее люди из множества городов: замосковных, понизовых, рязанских, поморских, заоцких, северских, украинных. Даже из литовской украйны пожаловали. Правда, из иных мест набралось всего с десяток, а то и с пяток людей, однако, всем в ополчении оказали равную честь, не поставили одних выше других. Ибо все люди были тут останние, последние, какие только сыскались и отозвались в Русском государстве… Взбивали копытами дорожную пыль выносливые бахматы романовских, касимовских, темниковских, кадомских, алатырских, шацких и казанских татар. Были в ополченских рядах чуваши, черемисы, вотяки, мордва, башкиры…»22.

Священное дело защиты Отечества находило опору в молитвах у каждого ополченца – и эти молитвы звучали у каждого молящегося согласно его традиционным представлениям, какими должны быть обращения к Богу. Ополченцы, веря в победу, одержали верх над противником.

В феврале 1613 года в ходе работы Земского собора, когда в Москву съехались, по выражению Н.М. Карамзина, «избранные знаменитейшие люди», был решен важнейший для России вопрос – вопрос власти. Широким представительством от разных слоев российского общества был избран на престол царь Михаил Романов. Закончился сложнейший период в истории Российского государства – всеобъемлющий кризис, именуемый Смутой.

Избрание Михаила Романова, по мнению исследователя Ф. Асадуллина, произошло «во многом благодаря непререкаемому авторитету татарской аристократии (социальный престиж чингисидов был выше Рюриковичей)». «Об этом красноречиво свидетельствует, — продолжает мысль
Ф. Асадуллин, — утвержденная Собором особая грамота с указанием семи рукоположений татарских мурз и князей, подписавших ее не только за себя, но за своих «юлдашей» — отсутствующих знатных сановников из Казани»23. Под грамотой об избрании на царство Михаила Федоровича Романова были поставлены подписи: «Я, Ишан-бек, за своих выборных товарищей, руку приложил. Я, Аюкай Мирза, за своих товарищей, руку приложил. За крепость Темников, за выборных товарищей из крепости Кадома, я, Василий Мирза, руку приложил…»24.

В выборах царя участвовали представители служилых татар25. Это означало признание властями той роли, которую сыграли служилые татары в деле восстановления власти в России, изгнания оккупантов с земли Российского государства.

Успешные действия, осуществленные народным ополчением, изгнавшим поляков из Москвы, привели к тому, что Россия вышла из кризиса, социальной катастрофы и утвердилась на пути восстановления и дальнейшего развития государственности.

Примечания:

1 Книги разрядные. Т. 1, СПб.: Тип. 2-го отд. Е. И. В.канцелярии, 1853. С. 48.

2 Подробнее см. об особенностях развития правового поля России в начале XVII столетия: Сенюткина О.Н., Мельникова О.С. Смута как объективный фактор ужесточения российских правовых норм //Вестник ННГУ. Серия Право. Вып. (I) 3. Государство и право: Итоги XX века. Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. С. 182-187.

3 Подробно см.: Сенюткин С.Б. Ук. соч. С. 46–54.

4 Любомиров П.Г. Очерк истории Нижегородского ополчения 1611–1613 гг. Пгд: Тип. Я.Башмаков и К°, 1917. С.14.

5 Нижняго Новагорода сметной список приходу и расходу окладным и неокладным и всяким денежным и хлебным и меду доходам и зборам в 7132 году (1624) //Действия НГУАК. Т. XII. Вып. II. Нижний Новгород: Типо-Лит. Ниж. печатн. дело, 1912. C. 28.

6 Подробно см.: Любомиров П.Г. Ук. соч. С. 11–12.

7 Олеарий А. Подробное описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно // Нижегородский сборник / Под ред. А. С. Гациского. Т. II. Нижний Новгород: Тип. Ниж. губ. правл., 1869. С. 14.

8 Однако уже в 1639 году татары Нижнего вместе с другими служилыми людьми переводятся в приказном порядке на службу в Сибирь для укрепления военного гарнизона в городах Тобольск и Тара. Таким образом, следует признать, что служило-татарская община Нижнего Новгорода не стала долговечной. Дальнейшая практика покажет: татарские элементы города будут формироваться из иных социальных слоев, прежде всего, из торговцев – Сенюткин С.Б. Ук. соч. 168.

9 Катаев И.М. Смута в Московском государстве и отражение ея в Нижнем Новгороде. Исторический очерк. М.: Кн. изд-во, «Школа», 1916. С. 42.

10 Любомиров П.Г. Очерк истории Нижегородского ополчения 1611-1613 гг. Пгд: Тип. Я.Башмаков и К°, 1917. С. I.

11 Об этой картине см.: Илевский А.В. «Воззвание Минина». Картина художника К.Е.Маковского. Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1970. 31 с. и др.

12 Шамшурин В. Жребий Кузьмы Минина. Нижний Новгород: ГИПП Нижполиграф, 1996. 544 с. и др.

13 Садулин Е.В. Поэма. Нижний Новгород: Изд-во «Арабеск», 2001. С. 51.

14 Любомиров П.Г. Ук. соч. С. 65.

15 Там же. С. 66.

16 Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Т. 1. Ч. 1. Саранск: МНИИЯЛИ, 1940. С. 222.

17 Цит. по: Нестеров Ф. Связь времен. Опыт исторической публицистики. Третье издание. М.: Молодая гвардия, 1987. C. 110.

18 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М.: Изд-во соц.-эк. литературы, 1962–1964. Кн. IV. М., 1960. С. 655–656.

19 Филатов Н.Ф. Подвиг во имя России. Козьма Минин и Дмитрий Михайлович Пожарский. Нижний Новгород: Тип. ННГУ, 1996. С. 31.

20 Любомиров П.Г. Ук. соч. С. 116.

21 Филатов Н.Ф. Ук. соч. С. 36.

22 Шамшурин В. Минин и Пожарский – спасители Отечества. Историческое повествование //Кузьма Минин – Дмитрий Пожарский: Сборник. Автор, составитель В.А. Шамшурин. М.: Новатор, 1997. С. 145.

23 Асадуллин Ф.А. Москва мусульманская: история и современность. Очерки. М.: УММА, 2004. С. 32.

24 Хайретдинов Д.З. Мусульманская община Москвы в XIV — начале XX вв. Нижний Новгород, 2002. С. 90-91.

25 Рассуждая о Борисе Годунове и о татарском происхождении людей власти в Российском государстве, В.Б. Кобрин писал: «Татарин»…Думается, и в XVI в. татарское происхождение вряд ли было бы поставлено в вину русскому боярину: память о том, что ордынские татары и мурзы распоряжались на Руси, была еще жива, а потому татарскость воспринималась скорее как достоинство» — Кобрин В.Б. Смутное время — утраченные возможности /История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IX — начала XX в. М.: Политиздат, 1991. С. 165. Учитывая сказанное, можно согласиться с мыслью Ф.А. Асадуллина о высоком авторитете татарской аристократии, поддержавшей Михаила Романова во время его выборов на царский престол.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.