Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Фаизхановские чтения №8 (2011)
15.01.2013


 

Э. М. Гибадуллина

Поволжские татары в Уральске в XVIII — начале XX в.
(Западный Казахстан)

Органической частью полиэтноконфессионального населения в городах Западного Казах­стана являются татары, что стало следствием комплекса исторических процессов, происходивших в российском государстве.

Появление татар в Западном Казахстане связано с созданием в конце XV в. казачьих городков на берегах рек Яика и Эмбы. Переселяясь в Степь из центральных районов русского государства, создавая поселения вдоль рек, казаки охраняли юго-восточные границы от набегов кочевников и служили авангардом колониальной политики самодержавия.

По мнению современных исследователей, не меньше одной трети или даже около половины казаков [1] являлись по происхождению тюркоязычными выходцами, среди которых — татары из бывших Казанского и Астраханского ханств, мишари из Нижегородчины, Ногайской орды, Кавказа и Крымского ханства, которые упоминаются в источниках того периода под общим собирательным именованием «татары».

Первыми татарами-горожанами в Западном Казахстане, наиболее значительными по своей численности и степени интегрированности в российские государственные реалии, стали казаки г. Уральска — бывшего Яицкого городка.

Известно, что еще в 1716 г. казаки из числа татар просили у войска разрешения ехать в Хиву и Бухару. В кругу они «били челом» отпустить их туда для торговых промыслов, в результате чего разрешение было получено, снаряжен караван, с которым поехали «юртовые казаки новокрещены: И. Сидоров, О. Никитин, татары-мусульмане К. Кмичкинеев, У. Тюленбетев, Катлыбай, Сюлемейкин брат, Кудаберда и Однагул, Ишмикеев зять — всего 7 человек. Караул выступил в середине лета и благополучно прибыл в Бухару, где и остался зимовать. В 1717 г. подобные прошения в войске поступили от казаков — юртовых татар Ямансара и Ентимира» [2] . Известно, что астраханский юртовый татарин К. Ислемесов привез в Яицкий городок выкупленного им за 170 руб. из хивинского плена походного атамана Никиту Бородина и жил у него, так как у Бородина не было денег, чтобы вернуть долг за выкуп [3] . Показательно и то, что в «сказках» жителей городка о своих фамильных корнях 1723–1724 гг. встречаются сведения о «татарской», то есть тюркоязычной, принадлежности их предков к ногайцам, поволжским и крымским татарам, мишарам, поселившимся в Старой Татарской слободе, появившейся в Уральске в первой половине XVII в. [4]

Нерусские народы среди казаков имели возможность сохранять свои культурно-языковые традиции и религию, это объясняется тем, что казаки крестили только плененных иноверцев, свободные люди могли исповедывать любую религию.

Одно из первых упоминаний о мусульманском культовом здании в Яицком городке связано с астраханским татарином К. Ислемесовым, который в 1717 г. после поездки по торговым делам в калмыцкие улусы заболел и был вынужден находиться до выздоровления в Яицке. При этом он около четырех месяцев проживал в районе татарской мечети [5] . Поскольку сооружать постройки в городке имели право только яицкие казаки, то можно предположить, что это была войсковая мечеть.

В середине XVIII — XIX вв. происходит процесс включения Казахстана в орбиту российских общественных отношений, следствием чего стало государственное стимулирование и регулирование перемещения сюда людских потоков. Переселения на новые земли традиционно осуществлялись под прикрытием оборонительных линий, редутов, форпостов. В процессе заселения вновь присоединяемых территорий правительство придавало особое значение переселению в Степь поволжских татар как народа тюркоязычного и, подобно казахам, исповедывавшего ислам суннитского толка.

Татары активно привлекались в качестве конфидентов, переводчиков. Так, в 1818 г. Комиссия Военного суда Уральского казачьего войска, расположенная в Уральске, обратилась в Пограничную комиссию с ходатайством об обеспечении ее переводчиком, знающим татарский язык, для того чтобы присылать нужных для допросов киргизов. Пограничная комиссия прислала переводчика с условием оплаты ему прогонных денег. Для решения же вопросов с киргизами, проживавшими в районе форпостов, оренбургский военный губернатор рекомендовал атаману Уральского казачьего войска генерал-майору Д. М. Бородину, чтобы он из числа своего войска нашел людей, знающих татарский язык [6] .

Распространенным явлением были вольные переселения крестьянства из губерний Поволжья на земли вновь образованной Оренбургской губернии, переселенцев привлекала слабость административного контроля и наличие значительного количества свободных земель [7] , постепенно пришлое население перемещалось далее на восток, в степь на свободные земли. Часть переселенцев оседала в городах в качестве поденщиков, ремесленников, мелких торговцев — социальной базы мещанского сословия.

Царское правительство поощряло переселения в Казахстан татарских купцов, желая с их помощью установить контакты с казахами-кочевниками. Важную роль сыграла протекционистская политика правительства по отношению к торговым татарам — это Указ 1763 г. о нечинении служилым татарам препятствия в отпуске их в разные города для торговых промыслов по всей России [8] , Указ 1776 г. о дозволении мещеряцким и башкирским старшинам и прочим татарам производить торговые промыслы [9] .

Следствием комплекса протекционистских мероприятий правительства стало формирование невойскового татарского населения Яицка из казанских, уфимских, касимовских татар, мишарей из Нижегородчины и Саратовской губернии, которые поселялись в городе с целью торговли и ремесленной деятельности.

Побывавший в Яицком городке в 1769 г. П. С. Паллас отмечал наличие здесь «великого числа» иностранных купцов, державших множест­во приказчиков и работников, среди которых было много некрещеных татар. Постоянные жители Уральска из числа татар проживали в Татар­ской слободе, где находилась мечеть. Исследователем был отмечен факт изготовления татарками Уральска из некрашеной верблюжьей шерсти весьма крепкого и дешевого камлота — плотной шерстяной ткани, который бы нисколько не уступал по качеству Брюссельскому, если бы еще ткали более широкие куски.

Степные татары, кочевавшие вблизи города в войлочных кибитках, содержали много баранов и гоняли скот на Волгу и далее; также продавали много сала и кожи в те места, где есть кожевенные и мыльные заводы — в Казань, Ярославль, Арзамас и другие города [10] .

После подавления крестьянского восстания 1773–1775 гг. по Указу Екатерины II река Яик была переименована в Урал, Яицкий городок — в г. Уральск, а яицкие казаки включены во вновь образованное Уральское казачье войско [11] , сохранившее свой полиэтнический состав. Как отмечал Н. Бородин, в Уральском казачьем войске, кроме выходцев с Дона и беглых крестьян, были стрельцы, посадские люди, пушкари, государевы неводчики, самарские дворяне, подъячие, гребенские казаки, запорожцы, волохи, черкесы, татары, мордва, чуваши, вотяки, калмыки и много других народностей. Но лишь татары и калмыки, вошедшие в состав войска, сохранили вместе с религией свои этнические особенности [12] . В последней четверти XVIII в. в Яицком городке «обитало не менее 50 татарских семей», принадлежащих к казачьему сословию [13] .

Первые 200 лет существования Уральска основным его населением оставались казаки, имевшие свои органы управления, поэтому город до второй половины XIX в. не имел развитой городской инфраструктуры, общегород­ской системы управления. Лишь со второй половины XIX в. здесь начинает действовать торговая депутация из 6 купцов и полиция [14] . Однако Уральск, имевший выгодное географическое положение, играл важную роль в торговле с казахами и продвижении российского торгового капитала на восток. Как отмечал С. Гедин, самая оживленная меновая торговля в Западном Казахстане происходила в Троицке и Уральске, так как в их окрестностях расположены аулы самых богатых киргизов [15] .

В 1834 г. в Уральске были основаны Петров­ская и Воздвиженская ярмарки, до этого времени торговля велась на меновом дворе и на базарах. На меновой двор Уральска нескончаемой вереницей шли из степи караваны верблюдов, навьюченных шерстью, сырыми кожами, войлоком, овчинами, мерлушками; сюда пригонялись отары овец, табуны лошадей, гурты крупного рогатого скота. Именно здесь завершался и один из среднеазиат­ских караванных путей, по которому привозились товары из Кунграда, Хивы и Бухары.

Из Уральска грунтовые тракты расходились на Бузулук, Гурьев, Темир, Оренбург, Александров‑Гай, по которым сырье вывозилось на центральные и внутренние рынки, в том числе на Нижегородскую ярмарку [16] . Татарские купцы выполняли функцию посредников в торговле между казахами и российскими купцами. Объемы торговых капиталов у них были различными: в первые десятилетия XIX в., например, торговали купец 1 гильдии И. Сулейманов [17] , купец 3‑й гильдии Муртаза Мухамедов [18] , которые скупали у казахов скот и продавали в степи мануфактурные изделия повседневного спроса.

Татарские официальные и неофициальные торговцы часто проникали в удаленные казахские аулы, куда русские купцы не имели доступа из-за различий языка и веры, незнания традиций и обычаев коренного населения. Большинство приказчиков уральских купцов, посылаемых в степь в виде разносчиков или развозчиков товаров, были татарами. Мелкие торговцы-татары скупали товары у городских купцов‑оптовиков и продавали в степи мыло, хлеб, чугунные, медные и деревянные изделия, шелковые, бумажные и шерстяные ткани, пригоняли хозяевам баранов, рогатый скот, привозили кожи, овчины, мерлушки, верблюжью шерсть, джебагу (овечью шерсть), козлиный пух; из изделий домашних промыслов казахов на рынок Уральска поступали кошмы, армячины, волосяные и шерстяные веревки, ковры [19] . Так, например, только у уральского купца 2‑й гильдии Лариона Мизинова приказчиками служили татарские крестьяне и мещане Габайдулла Абдулгафаров, Сабит Амиров, Исмагил Рахимов, крестьянин Симбирской губернии Исхак Ямаев и др. [20]

В Уральске действовал Татарский продуктовый базар, само название которого свидетель­ствует об этнической принадлежности большинст­ва торговцев. Здесь торговали зерном, мукой, печеным хлебом, рыбой, арбузами, дынями, тыквой, яблоками. Базар доходил до Казанской площади, к которой с южной стороны прилегали торговые ряды, называемые генеральскими, голубыми, польскими, где продавали дорогие товары. С давних времен здесь располагался Караван-чай, в котором останавливались караваны из Бухары, Хивы с шелками, хлопком, сладостями, следовавшие по северной ветви Шелкового пути [21] .

После издания царским правительством «Временного положения об управлении в степных областях» в 1868 г. Уральск стал областным городом вновь образованной одноименной области, которая делилась на Уральский, Лбищенский, Гурьевский, Темирский уезды и Мангышлакское приставство.

Преобразование Уральска в областной центр и разрешение иногородцам (так в Уральске называли невойсковое население. — Э. М. ) покупать земли Уральского казачьего войска в 1868 г. способствовало увеличению численности населения города и области. По данным Э. И. Герасимовой, если в 1769 г. в Уральске проживало 15 000 человек, в 1802 г. — 17 000, в 1857 г. — 11 000, то в 1871 г. — 19 066 человек (из них 7 980 иногородцев) [22] ; до середины XIX в. в составе городского населения преобладало казачество, во второй половине XIX в. — крестьянство, за ним следовало мещанство (ремесленники, мелкие торговцы, нечиновное духовенст­во) [23] . Тенденция увеличения численности невой­скового населения прослеживалась и среди татарского населения Уральска: по данным на 1885 г., в городе проживало 279 душ об. п. войсковых и 1 600 душ об. п. невойсковых татар [24] .

Если различные виды торговли в Уральске были хорошо развиты, то промышленность развивалась очень медленно и была представлена преимущественно мелкими предприятиями по первичной обработке с/х сырья и использованию природных ископаемых богатств края. Из 72 фабрично-заводских предприятий Уральской области в 1862 г. на Уральск приходилось 52. Эти предприятия — «заводы» — мало чем отличались от кустарных мастерских, были мелкими, на многих из них работало всего 2–3 человека. В 1879 г. фабрично-заводская промышленность Уральска оценивалась в 74 тыс. рублей и состояла из овчинного, мыловаренного, кожевенного, клееваренного, свечного, пивоваренного и кирпичного производства.

Новым экономическим явлением в жизни Уральска стало превращение его с 1877 г. в важнейший центр хлебной торговли в Западном Казах­стане. С 1879 по 1897 г. число мукомольных предприятий в городе увеличилось на 57 %, а оборот их возрос втрое [25] .

К 1900 г. в Уральске имелось 93 перерабатывающих завода с численностью постоянных рабочих 838 человек. Среди наиболее распространенных предприятий города — паровые и конные мельницы, мыловаренные заводы, заводы искусственных минеральных вод, лакричные, пивоваренные, винные, гончарные, кирпичные заводы, кузницы.

Во второй половине XIX в. в России усиленно строились железные дороги. Однако в дореволюционном Казахстане они были расположены бессистемно и опоясывали окраины территории, а внутренние районы оставались в стороне и поэтому были слабо связаны между собой. Совершенно не использовался водный транспорт. Основным средством связи были верблюжьи караваны, перевозившие грузы на несколько тысяч километров [26] .

В 1876 г. вступила в эксплуатацию Оренбург­ско-Сызранская железная дорога, связавшая западные районы Казахстана с Россией. Первой железнодорожной линией, построенной на территории Казахстана, была узкоколейная линия Покровская слобода — Уральск, построенная в 1893 г. Протяженность этой линии по Казахстану составляла 113 км. В 1897 г. была построена железнодорожная линия Урбах-Астрахань, которая прошла через территорию Западного Казахстана на протяжении 100 км. В конце XIX в. Уральск был связан по железной дороге с Астраханью и Саратовом через переправы [27] .

Строительство железных дорог активизировало переселенческое движение и способствовало оживлению экономической активности в городе и области. Около станции Уральск основывается железнодорожный поселок и возводится ряд промышленных предприятий: паровозное депо, многоэтажные паровые мельницы, крупозавод, элеватор, лесной и нефтяной склады. Некоторые постройки даже выдвинулись за пределы городской черты: за железнодорожным полотном появились кирпичные заводы, ветряные мельницы, а на северо-востоке, в 17 км от города, была построена мясохладобойня [28] .

Особенности социально-экономического развития Уральска оказали влияние на демографические процессы, род занятий татарского населения города. Примечательно, что в конце XIX в. среди жителей Уральской области татары составляли 2,7 % (17 805 человек из 645 121), в городах — 10 % (5 716 человек из 55 482), в областном городе из 36 466 уральцев 3 461 человек или 9,5 % были татарами [29] . Таким образом, для Уральской области была характерна более высокая концентрация татар в городах, нежели в сельской местности.

Во второй половине XIX в. меняется городская социальная структура: крестьяне начали составлять наиболее многочисленное сословие среди горожан, затем шло казачество, третье место занимали мещане (ремесленники, мелкие торговцы, нечиновное духовенство) [30] .

По сведениям Первой всероссийской переписи 1897 г., наиболее распространенными занятиями среди татар в городах Уральской области была
по­ден­ная работа — 29 %, или 560 человек из 1 931 са­мостоятельных татар, то есть живущих своим трудом. Среди поденщиков — работники предприятий по переработке кожи, разнорабочие. Распространенными занятиями среди татар были изготовление одежды — 151 человек (7,8 %), извозный промысел — 103 человека (5,3 %) [31] . Торговлей занимались 28,7 % самостоятельных татар или 555 человек. Наиболее распространенной была торговля предметами сельского хозяйства, кожами и мехами, тканями и готовой одеждой [32] . Среди наиболее известных владельцев предприятий — Шарафутдин Акзегитов, заведующий кожевенным заводом [33] .

Еще в 30–40‑е гг. XIX в. с проникновением в экономику Младшего жуза товарно-денежных отношений стали утверждаться стационарные формы торговли. Центрами ее были Уральск, Гурьев, Калмыково, Казалинск, Перовск [34] , причем Уральск выполнял функции главного склада мануфактуры для всей Уральской области.

На Казанской площади Уральска, по сведениям 1899 г., располагался магазин Х. Гадыльшина — «Корпус Гадыльшина», где шла оживленная торговля мануфактурой и галантерейным товаром, на Казанской же площади в торговом доме Тамбовцевой располагались торговые лавки Г. Исембетова, А. Саттарова, Г. и Н. Рахматуллиных. Среднегодовой доход этих торговцев составлял 3 тыс. рублей [35] . Владельцем большого магазина на Туркестанской площади был Х. Забиров, здесь же вели торговлю мануфактурным и бакалейным товаром Ф. Акчурин, Ф. и С. Зилалетдиновы, хлебная торговля была организована Ф. Мусиным [36] . Среди известных уральских торговцев из числа татар — Г. Газизов, Гали и Халил Курмановы, З. Фаткуллин, Г. Гафуров, А. Азимуратов, Ф. Ахметзянов [37] . Крупнейшим торговцем мукой был М. Губайдуллин, чей дом располагался на ул. Тамбовской — одной из центральных улиц города [38] .

В начале XX в. расширяется зона расселения татар в Уральске, но поселяясь для проживания в различных частях города, они продолжали придерживаться принципа соседской общины. Татарское население Уральска в начале XX в. сконцентрировалось преимущественно в первом, втором и третьем участках города [39] .

Удаленные от исторической родины, находившиеся в условиях поликультурной городской среды, татары стремились организовать социокультурную жизнь. В условиях Российской империи в дореволюционный период это стремление реализовывалось через религиозное объединение, а мечеть выполняла одновременно функции как храма, так и общественного здания, где не только проводилось коллективное богослужение, но и знакомство прихожан с различными указами и постановлениями правительства и местной власти.

По мнению исследователя Р. А. Абузярова, здания из жженого кирпича стали появляться в Яицке только в 1740‑е годы, поэтому первая мечеть была деревянной и сгорела во время пожара 1721 г. Вместо нее, по-видимому, была построена новая деревянная мечеть, а в 1807 г. в Куренях (районе города, где проживали преимущественно войсковые, в том числе татары), появилась первая каменная двухэтажная Белая мечеть, сложенная из жженого кирпича и выбеленная известью после очередного пожара. Показательно, что современная улица Шамсутдинова, где располагалась эта мечеть, до революции 1917 г. называлась Мечетной. Строительство каменной мечети в Куренях, где проживали преимущественно войсковые уральцы, также указывает на то, что значительную часть среди ее прихожан составляли казаки из числа мусульман.

Наше предположение о принадлежности первых мечетей уральским казакам-мусульманам подтверждается и архивными документами, из которых видно, что в 1864 г. имам Ш. Ишмухаметов сообщал в ОМДС о желании магометан, служивших в Оренбургском 1‑м батальоне, быть причисленными к приходу богомольного дома иногородних татар, так как мечеть коренных уральских татар (казаков. — Э. Г.) находилась от их казарм в трех верстах и они не всегда имели возможность добраться до нее ко времени молитвы [40] . Мусульмане из числа войсковых служили и в самой мечети. Так, например, казак М. Сапаев из Уральска прошел в ОМДС испытание на знание правил магометанской религии на должность азанчея в 1884 г [41] .

В 1826 г. хан Внутренней Орды Джангир обратился в Оренбургскую пограничную комиссию с ходатайством о разрешении старшине Букеевой орды ходже К. Бабаджанову, уполномоченному от мусульман Уральска, построить новую пятивременную мечеть. Из справки, полученной в ОМДС, выяснилось, что прихожанами каменной соборной мечети в то время было 815 человек м. п., но к этому времени произошло увеличение численности как местных, так и приезжающих по различным делам в город мусульман, и назрела необходимость строительства новой мечети [42] . Разрешение было получено, и в городе появилась новая деревянная мечеть.

В 1821 г. в Уральске произошел очередной пожар, и часть татарского населения переселилась на другие земли при урочище Кайре — на юго-восточной окраине Куреней, где была основана новая Татарская слобода. В 1871 г. в новой Татар­ской слободе была сооружена Красная мечеть.

В 1890 г. мусульмане города ходатайствовали перед ОМДС о строительстве еще одной каменной соборной мечети (четвертой по счету). В 1896 г. за решение этого вопроса взялся купец 2‑й гильдии М. Губайдуллин. Для этого он купил дворовое место в 1 части Уральска на Николаевской улице, расположенной рядом с единственным в городе базаром, где большинство торговцев и рабочих были мусульманами. К этому времени в Уральске были 2 мечети, расположенные в южной части города, а третья, соборная, — близ Казанской площади. Соборная мечеть едва вмещала 400–500 человек, а на молитву приходило до 960 человек, мечеть не могла вместить всех прихожан. Разрешение было получено, и в 1897 г. мечеть была построена [43] .

C 1877 г. около 30 лет имамом в Красной мечети был учитель Г. Тукая М. Тухватуллин — выпускник Кошкарского медресе и Каирского мусульманского университета. Несмотря на то что в Уральске уже были известные медресе «Ракыйбия», «Гайния», для М. Тухватуллина было построено новое деревянное здание медресе, где в старших классах Мутыгулла-хазрат читал лекции по философии, вел беседы по астрономии, знакомил шакирдов с трудами Омара Хайяма, Саади, Фирдоуси.

Отца на педагогическом поприще сменил сын К. Тухватуллин. Он родился в 1883 г. в д. Малые Кайбицы и после завершения учебы в медресе своего отца продолжил религиозное образование в Каирском исламском университете «Аль-Азхар». С 1902 по 1904 г. он был преподавателем арабской философии и грамматики в «Мутыйгие».

Татарское население Уральска дореволюционного периода стремилось получать религиозное образование, о чем свидетельствует, например, тот факт, что по данным на 1872 г., из 200 учеников Уральской гимназии 145 человек были православными, 55 — прочие, мусульман в светских учебных заведениях не было. В женском училище из 69 человек 53 были православными, 1 — лютеранка, 15 — прочие, мусульман не было [44] . По сведениям Первой всеобщей переписи Российской империи, грамотными на родном языке среди татар обоего пола в Уральской области были 24 % (4 253 человека из 17 805), причем в уездах — 20 % (2 383 человека из 12 058), в городах — 33 % (1 870 человек из 5 716) [45] , что было следствием стабильно функционировавшей системы религиозного образования области.

Именно в Уральске был налажен выпуск периодических изданий на татарском языке: К. Тухватуллин вместе с шакирдами медресе выпускал рукописную газету «Аль-Магариф», журнал «Аль-Гасрель Джадид», организовал научное общество, в 1905 г. он выписал шрифт из типо­графии Каримовых в Казани, наладил издание газет «Уралец» и «Уральский дневник» на русском языке, газеты «Фикер» и журналов «Стрелы», «Новый век» на татарском языке. Примечательно, что «Стрелы» выписывали в Турции, Египте, Хиве, Индии, Монголии, Хорезме. Газеты и журналы печатались в типографии, купленной на родительские деньги К. Тухватуллина, который в 1907–1908 гг. был подпольным редактором политико-экономической общественной газеты «Яна тормыш» на татарском языке [46] .

В «Мутыйгие» учился выдающийся татарский поэт Г. Тукай, который в девятилетнем возрасте был привезен в Уральск, где жил в доме купца Г. Усманова и его жены Газизы-старшей, тети Тукая. После смерти Г. Усманова будущий поэт переселился в медресе, в котором учился до 1907 г. Вместе со своим преподавателем К. Тухватуллиным шакирд Г. Тукай участвовал в выпуске первых периодических изданий на татарском языке в Уральске.

При медресе «Мутыйгия» в здании, купленном Муртазой Губайдуллиным, действовали русские классы. На первом этаже здания располагалась большая комната и кухня для учителя, на втором — классная комната и учительская. В классе были ряды парт на 30 учеников (все три класса учились вместе), стол учителя, географическая карта, классная доска. Учителем школы на государственном жаловании при Г. Тукае в 1878 г. работал выпускник оренбургской учительской семинарии Ахметша Сиразетдинов. Он ввел предметное преподавание, звуковое обучение чтению, приобщал учащихся к русской литературе. Муртаза Гайнуллович Губайдуллин являлся почетным попечителем русского класса [47] . Извест­но также, что в 1913 г. в городе действовал второй русский класс при одном из медресе, учителем там был Алексей Иванович Разумов [48] .

После первой всероссийской революции купцы из числа татар в Уральске создают мусульманское благотворительное общество, председателем которого был С. Амиров, казначеем — Г. Рахматуллин, секретарем — С. Гатин, членами ревизионной комиссии — Г. Гафуров, З. Хазиахметов, Г. Гадельшин. Денежные средства к 1 января 1912 г. составили 1 759 рублей. Накануне Первой мировой войны в общество вошли Ф. и Г. Ахметзяновы, В. Хасанов, Г. Хусаинов, М. Надыршин, А. Запаров и М. Курманов [49] . Общество ставило перед собой задачу оказания материальной помощи наиболее нуждающимся из числа мусульман, просвещения и духовного развития.

Появление татар в г. Уральске стало следствием комплекса причин: бегства на окраины государст­ва в поисках воли и включение в состав казачества, которое затем пополнялось в том числе за счет служилых татар; самовольных переселений из бывших Казанского и Астраханского ханств из-за боязни насильственной христианизации; стремления выходцев из малоземельных губерний Поволжья улучшить свое материальное положение на свободных землях Казахстана, занимаясь ремесленной и торговой деятельностью. Казаки из числа татар активно привлекались для строительства и благоустройства города, невойсковое ремесленное и торговое население выполняло посреднические функции между новой российской властью и коренным населением Степи. Развитая торговая традиция, культура позволили татарам Уральска в XVIII — начале XX в. стать органической частью полиэтноконфессионального населения, мультикультурного городского пространства, сохранив при этом свою социокультурную идентичность.


[1] Сдыков М. Н. Уральск: древний и современный (очерки по истории Уральска и городской культуры Западного Казахстана) // Вопросы истории и археологии Западного Казахстана. — 2009. — № 1. — С. 89.

[2] Карпов А. Б. Уральцы. — Уральск: Войсковая тип-я, 1911. — С. 508–509.

[3] Там же. С. 514.

[4] Сдыков М. Н. Указ. соч. С. 84.

[5] Карпов А. Б. Указ. соч. С. 518.

[6] ГАОО. Ф. 6. Оп. 10. Д. 2084. Л. 3.

[7] ГАОО. Ф. 6. Оп. 1. Д. 512. Д. 568. Д. 590 и др.

[8] ПСЗРИ. — 2‑е изд. — Т. XVI. — № 11856.

[9] ПСЗРИ. — 2‑е изд. — Т. XX. — № 14540.

[10] Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. — Ч. 1. — СПб.: При имп. Академ. наук, 1773. — С. 412, 420.

[11] ПСЗРИ. — 2‑е изд. — Т. XX. — № 14235.

[12] Уральское казачье войско. Статистическое описание в 2‑х томах / Сост. Н. Бородин. — Уральск: Тип-я Уральского казачьего войска, 1891. — С. 138.

[13] Материалы по истории Казахской ССР (1785–1825 гг.). — Т. IV. — М.–Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1940. — С. 108.

[14] Рябинин А. Материалы для географии и статистики России. Уральское казачье войско. — Ч. 1. — СПб., 1866. — С. 177.

[15] Гедин С. Памир — Тибет — Восточный Туркестан. Путешествие в 1893–1897 годах. — Т. I. — СПб., 1899. — С. 43.

[16] Герасимова Э. Н. Уральск. Исторический очерк (1613–1917 гг.). — Алма-Ата: Казахстан, 1969. — С. 84.

[17] ГАОО. Ф. 6. Оп. 10. Д. 3403. Л. 2.

[18] ГАОО. Ф. 339. Оп. 1. Д. 29. Л. 45. об., 92 об., 137, 150 об .

[19] Герасимова Э. Н. Указ. соч. С. 94.

[20] ГАОО. Ф. 339. Оп. 1. Д. 29. Л. 45 об., 92 об., 137, 150 об.

[21] Абузяров Р. А. Уральск — поэтическая родина Габдуллы Тукая. — Уральск: ТОО «Оптима», 2003. — С. 20–49.

[22] Герасимова Э. Н. Указ. соч. С. 196.

[23] Герасимова Э. Н. Указ. соч. С. 70, 75.

[24] Уральское казачье войско. Статистическое описание в 2‑х томах / Сост. Н. Бородин. — Уральск: Тип-я Уральского казачьего войска, 1891. — С. 138.

[25] Герасимова Э. Н. Указ. соч. — С. 84.

[26] Чуланов Г. Промышленность дореволюционного Казахстана (историко-экономический очерк) / Г. Чуланов. — Алма-ата: Изд-во АН Каз. ССР. — 1960. — С. 8.

[27] Там же. С. 9.

[28] Герасимова Э. Н. Указ. соч. С. 78.

[29] Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. / Под. ред. Н. А. Тройницкого. — Т. LXXXVIII. Уральская область. — СПб.: Изд. центр стат. ком-та, 1897 г. — С. 2.

[30] Герасимова Э. Н. Указ. соч. С. 78.

[31] ГАУО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 110. Л. 3–110.

[32] Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. / Под. ред. Н. А. Тройницкого. — Т. LXXXVIII . Уральская область. — СПб.: Изд. центр стат. ком-та, 1897 г. — С. 94–95.

[33] ГАУО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 116. Л. 3.

[34] Машимбаев С. М. Казахско-русские связи в первой половине XIX века (на материалах Младшего жуза). — Автореф. дисс. … к. и. н., 1985 г. — С. 17.

[35] Торгово‑промышленная Россия. Справочная книга для купцов и фабрикантов / Под ред. А. А. Блау. — СПб.: Тип. А. С. Суворина, 1899. — С. 1310.

[36] ГАУО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 116. Л. 2–5.

[37] ГАУО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 116. Л. 20.

[38] ГАУО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 100. Л. 9.

[39] ГАУО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 110. Л. 3–110.

[40] ЦГИА РБ. Ф.-295. Оп. 3. Д. 5944.

[41] ЦГИА РБ. Ф.-295. Оп. 4. Д. 14062.

[42] Проблемы формирования евразийского мышления (паритет евразийства): Сборник материалов Международной научно-практической конференции / Под ред. Р. А. Абузярова. — Уральск: Оптима, 2006. — С. 35.

[43] РГИА. Ф. 821. Оп. 8. Д. 677. Л. 156.

[44] НА РТ. Ф. 92. Оп. 1. Д. 10505. Л. 132.

[45] Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. / Под. ред. Н. А. Тройницкого. — Т. LXXXVIII. Уральская область. — СПб.: Изд. центр стат. ком-та, 1897 г. — С. 52–53.

[46] ГАУО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 116. Л. 5.

[47] Памятная книжка и адрес-календарь Уральской области на 1905 г. — Уральск: Уральская областная тип-я, 1905. — С. 40

[48] Памятная книжка Уральской области на 1913 г. — Уральск: Уральская областная тип-я, 1913. — С. 141.

[49] Памятная книжка Уральской области на 1913 г. — Уральск: Уральская областная тип-я, 1913. — С. 168.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.