Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Фаизхановские чтения №7 (2010)
02.11.2011

Р. Р. Султанова

Традиционные промыслы и ремесла, прикладное искусство

Изучение культуры татар-мишарей приобретает сейчас особое значение, так как в современных условиях она исчезает из быта. Исследование традиций в этой области имеет не только научное, но и практическое значение для развития декоративно-прикладного искусства, для эстетического воспитания народа.

Традиционную культуру и искусство мы рассматриваем комплексно, так как они тесно связаны с историей, отражают взаимовлияние народов, в известной мере освещают быт народа, его обычаи и обряды (возрастные и социальные различия, ритуалы и т. д.). В колорите, орнаментике, композиционных приемах архитектуры, костюмов, декоративных изделий нашел свое выражение художественный вкус народа.

В статье основное внимание уделено традиционным ремеслам и промыслам, архитектурному облику, оформлению экстерьера и интерьера дома татар-мишарей, его внутреннего убранства, традиционной одежде, прикладному искусству.

Мы стремились проследить изменения, происходившие на протяжении ХХ столетия, выразившиеся в исчезновении или замене отдельных форм, постепенном вытеснении традиционных форм городской культурой.

Анализ материалов экспедиции позволил выявить некоторые локальные специфические черты в архитектуре, в убранстве жилища, очаги ремесел, а также имена мастеров прикладного искусства.

В основу настоящего исследования легли полевые материалы, собранные в июне 2010 года в деревнях Нижегородской области: Медяны, Красная Горка (Сафажай), Красный Остров, Чембилей, Петряксы, Рыбушкино, Овечий Овраг, Семеновка, Пошатово, Актуково.

Наши материалы характеризуют в основном современный этап развития. Для освещения более ранних периодов были использованы музейные экспонаты, коллекции, хранящиеся в частных домах, данные, почерпнутые из бесед с местными жителями, а также личные наблюдения.

К сожалению, иногда коллекции представляют собой случайные поступления и плохо аннотированы, поэтому некоторые экспонаты были атрибутированы нами в ходе экспедиции с помощью сотрудников музеев и местных жителей.

Наиболее крупные этнографические коллекции хранятся в краеведческом музее при мечети «Рашида» (Медяны), в народном музее школы дер. Чембилей, в школьных музеях деревень Красная Горка, Красный Остров, общее количество которых достигает от 1 до 5 тысяч единиц.

Разнообразием экспонатов отличается народный музей при Чембилеевской средней школе Краснооктябрьского района. Директору музея Шияпову Абдулвядуту Ходжиновичу (1925 г. р.) создавать музей помогали учащиеся, все местное население. По его словам, вещи доставляли целыми повозками. Среди коллекций преобладают различные виды утварей, одежды, изделий по ткачеству и вышивке, украшений, предметов прикладного искусства. Экспонаты многократно демонстрировались на фестивалях, в национальных костюмах выступали на конкурсах.

Из других музеев, коллекции которых были нами просмотрены и изучены, отметим школьный музей с. Петряксы, в фондах которого имеются уникальные образцы ткачества, одежды и утварь.

Дополнительным источником при изучении народного искусства нам послужили языковые данные. Мы придали большое значение изучению терминологии, которая помогает наиболее полно раскрыть происхождение изделий и предметов, их эволюцию. Особенно плодотворным оказалось широкое привлечение фольклорных материалов фольклора, сведений об обрядах и верованиях.

Из специальных работ, посвященных быту, культуре, народному искусству татар-мишарей огромную ценность представляет книга Р. Г. Мухамедовой[1], в которой анализируется материальная и духовная культура мишарей второй половины XIX –начала ХХ веков, хотя многие наблюдения автора касаются и современного периода. Для нас представляют также большой интерес исследование Н. А. Халикова[2], в котором раскрываются национальные, субэтнические и этнонациональные особенности промыслов и ремесел поволжских татар.

В настоящей статье мы поставили задачу обобщить и проанализировать весь литературный, музейный, а также полевой материал, собранный во время экспедиции (всего опрошено 45 респондентов), изучены фонды 7 музеев (школьных, одного клубного музея), сфотографировано около тысячи объектов архитектуры и ее элементов (мечети, дома, окна, ворота, интерьер), изделия декоративно-прикладного искусства (ткачество, вышивка, кружево, вязание), утварь (деревянная и металлическая), костюмные комплекты (одежда, обувь), украшения, шамаили.

На особенности этнокультурного развития мишарей в этом регионе, как отмечают исследователи, наложил отпечаток процесс формирования татарских селений в пределах Нижегородщины, обусловив их отличие от казанских и других татар. Как пишет исследователь местного края С. Б. Сенюткин[3], «На протяжении исторически обозримого XVI пришлые и довольно разнообразные тюркские элементы (явившиеся в качестве служилых татар из Касимова, Кадимова, Темникова, Барашева и др. мест) активно взаимодействовали с другими этногруппами — мордвой, чувашами, русскими».

Развитие основных промыслов и ремесел в регионе связано с основными видами хозяйственной деятельности — земледелием и животноводством. Самые распространенные из них связаны с деревом и деревообработкой.

О широком распространении сохи (сука) рассказывают экспонаты музеев в дер. Чембилей. Айса Сабиров сделал макет сохи для школьного музея, а в 1970–1980 гг. он посещал школу и рассказывал детям об особенностях возделывания земли в этом крае. (Информатор Шияпов Абдулвядут Ходжинович, 1925 г. р.).

Из деревни Пошатово (Пошат) Алиакберова Хаерниса Жафаровна (1929 г. р.) сообщила, что раньше женщины хлеб убирали вручную серпом, потом собирали в снопы (колтэ), которые отвозили на лошади.

Зерно для обмолота зерна на муку или крупу мололи на ручных жерновах («тирмэн») или толкли в деревянных долбленых ступах («килэ»). Пест («тойгеч») называется «кисап» («киле сабы»).

Из других хозяйственных орудий в музеях имеются: грабельцы (зубья разного размера), деревянный совок («сулька»), деревянная лопата-лопатник («агач корэк», принадлежала Шияповой Хадиче Асфандияровне,1878–1958), «чабагач» («цеп») для обмолота зерна.

Для хозяйственных нужд мастера (токари) сами делали решето («илэк») для просушивания зерна, изготавливали посуду из липы, осины, дуба.

В школьном музее дер. Красная Горка, Красный Остров, Чембилей много токарной посуды и утвари, свидетельствующие о широком распространении этого ремесла: жилпуч (ильпуц»), «балаяк» — посуда для замеса теста (1910 г., дер. Красная Горка).

В дер. Петряксы сохранились: черпак конца 18 века (с надписью «1881»), квашня («куашня») (дер. Красный Остров), толкушка («изгеч»), черпак («агач купы»).

В деревне Медяны (в музее при мечети) хранятся деревянные («агач тирмэн») и каменные жернова («таш тирмэн»), деревянная кадушка (дер. Овечий Овраг).

Валек («кер бэлек»), рубель («каталка бэлек») — самых разнообразных размеров встречаются повсеместно. Халиуллина Насимэ Османовна (1935 г. р.) из дер. Медяны продемонстрировала нам, как раньше использовалась эта утварь. Встречаются рубели с надписью и узорами. Например, в деревне Чембилей на ручке одного их рубелей стоит дата «1925» и солярный знак (принадлежал Андиржановой Хадиче (сдали в 1974 г.), другой — дубовый (принадлежал Багаутдиновой Халиме).

Местные кустари также производили ткацкое оборудование (челноки, берда («тарак») веретено («орчык») и т. д.

В деревне Чембилей в школьном музее имеется почти весь комплект деталей ткацкого станка. Среди них три берды разных размеров, челноки. В 1967 году их сдала Арибжанова Айнижан. «Хотела их собрать при жизни, но не успела», — говорит Шаяпов А. Х. На одной берде процарапана дата «1869». В деревне Красный Остров представлены пряслице («каба»), инструмент для прокручивания нити («жеп айлэндергеч»).

В деревне Медяны еще до Великой Отечественной войны у матери Халилуллиной С. Ф. (1930 г. р.) — Хабибуллиной Малики (?— 1982) имелся ткацкий станок. Уезжая в Москву, она оставила дочери в подарок несколько своих полотенец. Видимо, обрядовые: они очень длинные (105 см чистого узора), концы украшены белыми оборками с зубчиками.

Халилуллина Нэсимэ Османовна (1935 г. р.) тоже сохранила обрядовое полотенце своей свекрови Халилуллиной Зэйнап. Оборку она называет «солге очы» (25 см), тканую часть — «солге уртасы» (128 см). Она говорит, что во время религиозных праздников «гает байрэме» их вешают на стены для красоты и в качестве «хранителей» содержимого дома.

Васимэ Кабировна (1943 г. р.) бережет старое обрядовое полотенце («алмалы солге») матери Замалетдиновой (Беляловой) Халимы Жамалетдиновны (1912–2000), которая научилась его ткать от своей матери Хамидуллиной Марьям Абзерахимовны. По местной традиции полотенцами украшали зеркала, тарантасы лошадей (дугу). Также они должны были висеть на стенах в течение 40 дней после кончины человека. (инф. В. К. Билялова).

Местные столяры и плотники занимались изготовлением мебели (нары, столы, скамейки («утыргыч») шкафы для посуды, колыбель из коры («кабык бишек»), сундуки («сандык») и др. В деревне Чембилей наше внимание привлек стол из липы, сделанный местными мастерами (размеры 120 х 160 х 70), ножки которого украшены резьбой (точеные). Встречаются и столы побольше (размеры145 х 83 х 79, в доме Садык-хазрата в дер. Овечий враг). Здесь же обнаружено старинное самодельное кресло с высоким сидением, набитым конским хвостом и облицованным дерматиновой кожей.

Среди других мелких бытовых изделий интерес представляют предметы, использовавшиеся для освещения — это различных форм фонари, светоч с лучиной («шэндек-шапалдык» (дер. Чембилей), лучина (музей при мечети «Рашида»).

В хозяйстве и быту широко использовались различные изделия из лыка, ивовой лозы, щепы, бересты: плетеная посуда для бутыли, кошель — (детская сумочка) (дер. Красная Горка), корзина-сумочка (дер. Медяны), дуршлаг («сезгеч»), корзина (дер. Красный Остров). В деревне Чембилей корзина («каржин») Тэулиханова Якуба (конец 19 века) использовалась как хозяйственная сумка: в ней носили еду на поле. (инф. А. Х. Шияпов).

Очень изящно выглядят пастушьи сумки, вставляющиеся друг в друга (дер. Чембилей, дер. Петряксы) — удобные и легкие для ношения.

В хозяйстве до сих пор используются корзины для переноски сена и соломы («кызау»), например, в дер. Медяны. По рассказу Валитова Гаяра Хамзиновича (1957 г. р.) еще в 1970 годы здесь зимними вечерами, из ивняка делали на продажу корзины самых разных размеров.

Почти в каждом доме до сих пор хранятся сундуки, изготовленные из ели, сосны, обшитые фанерой или жестью. Директор школы с. Красная Горка Мусин Р. Х. сохранил сундук бабушки Шагимуратовой М. И. (1870–1972), сделанный в 1940–1950‑е гг. В дер. Медяна в доме Файзуллиной (Валитовой) С. С. (1922–1996) нами были обнаружены два сундука: один большой (длина‑120, ширина 65, высота 54) с замком и коваными ручками, обшитый рифленой жестью. Второй — поменьше, обшиты углы и крышка жестью, тоже с коваными ручками и врезным самодельным замком. А в клубе дер. Овечий Овраг имеется сундук из сосны («кызыл агач»), изготовленный в 1930‑е гг., который используется для хранения документов (размеры 51 х 30 х 24).

В селе Красная Горка Сулейманова Равда Самиулловна (1937 г. р.) показала нам чемодан своей матери Салахетдиновой Зайтуны Идрисовны (1911–1982), которая ездила с ним в Москву вплоть до начала 1980‑х годов.

Материалы экспедиции говорят в пользу того, что такие отрасли животноводства как молочное скотоводство и овцеводство получили здесь широкое распространение. На это указывает и обнаруженное нами в музеях большое количество гончарной посуды и многочисленных предметов, связанных с прядением и ткачеством.

Этнограф Р. Г. Мухамедова полагает, что мишари были связаны с лошадью с очень давних времен[4]. На это указывают и обряды, верования. Культ коня присутствует даже в оформлении (раскраске) ворот, других приусадебных построек. Это подтверждается также и музейными экспонатами. Так, в музее села Красная Горка представлено седло («сиделцэ»), в селе Петряксы колесо («арба тэгермэче») (материал — липа).

Обнаружены многочисленные образцы гончарной посуды, указывающие на наличие молочного хозяйства: крынки (глазурованные) с волнистыми узорами по горловине и насечками по поясу, кувшины (глазурованные) с небольшим сливным носиком; кувшин, на тулове которого в 2 ряда нанесены квадратики (тиснение); сосуд («цирэп») (высота тулова = 6, диаметр тулова = 19; диаметр дна = 9) для топленого молока («кызыл каймак очен») — в деревнях Красный Остров и Красная Горка.

Два кувшина в дер. Чембилей украшены линейными и волнистыми узорами, старинный горшок относится к 1870 году (высота = 30; диаметр верх. = 19; диаметр тулова = 26; диаметр дна = 11).

Наши наблюдения подтверждают мнение Р. Г. Мухамедовой[5] о том, что птицеводство в крестьянском хозяйстве мишарей являлось для них значительным подспорьем. В музее деревни Чембилей имеются уникальные изделия: «тигэнэ» — самодельная посуда для корма, а также «су салгыч» — деревянная посуда для поилки домашних птиц.

В количественном отношении среди кустарей выделяется деревня Красная Горка (Сафажай), имеющая богатую историю, где до сих пор существует деление на «касимовскую» и «астраханскую» стороны. Считается, что в «касимовской» части люди живут более состоятельные. (Информатор Камалетдинов Вафа Абдуллович 1949 г. р).

В этой деревне основу хозяйственной деятельности составляет животноводство. Здесь держат коров, овец, лошадей, коз (в основном для молока) По словам вышеупомянутого краеведа Камалетдинова В. А. в Красной горке издавна изготавливали посуду, шили сапоги, занимались валянием обуви, металлообработкой, шили одежду.

Самым распространенным был промысел по обработке шерсти. Здесь есть целые династии мастеров, занимающихся валянием обуви (Нуриманов Анас, Исхаков Абдулхак, Салямов Хамза, Мухаммятов Зуфар, Нуриманов Санят). Валенки здесь называют «церге итек», маленькие — «калош». (Информатор Камалетдинов В. А.).

Местный мулла Гильманов Искандар Гильманович (1938 г. р.), занимавшийся валянием обуви с 15 лет, показал нам все инструменты и приспособления для изготовления валеных сапог: машинка для прессовки шерсти, каталка для шерсти, колодки. Он научился этому ремеслу у русских. Работал на заказ, свой товар сбывал на Петряксинском базаре. Его сын Халил (1967 г. р.) также некоторое время занимался этим ремеслом.

Сапожников («итек тегуче») здесь называют («юлэуче»). Местный мастер Шайхулла-бабай шил сапоги с голенищами.

Портные («тегучеляр») обычно работали на дому: шили шапки, рукавицы, бишметы, платья. Кстати, среди них было больше мужчин, чем женщин (например, Низамова Таира). Ибрагимов Мансур шил шубы. Таким образом, данные информантов говорят о том, что в деревнях издавна были скорняки, выделывающие овчину. Как нам сообщила Халиуллина Н. О. из дер. Медяны, ее дед со стороны отца был скупщиком овчины («тире»).

У татар-мишарей значительное место занимает и металлообработка. О наличии кузнечного ремесла в регионе свидетельствуют музейные экспонаты, хранящиеся в мечети «Рашида», детали боевого орудия, стрелы («сонгелэр»), предметы для нужд в хозяйстве и быту — серп («урак»), лопата от плуга («сука кереге»), капкан, весы («бизмэн»). Встречаются в музеях огромное количество посуды (из меди и алюминия): кружки, чайники, кумганы (дер. Петряксы, Чембилей, Медяны). В деревне Красная Горка известна целая династия жестянщиков («калайчы»): Харис, Хасип, Хабип Хусаиновы), которые делали кровли домов, украшали их узорами, изготавливали трубы для самовара, совки («сосма»), крышки («капкачлар»), ведра («чиляк»). Они же в 1975 году покрыли алюминием обелиск, воздвигнутый в честь победы в Великой отечественной войне. Из этой же деревни Сабитов Сафиулла (прозвище «Сапи») занимался починкой самоваров.

Ювелирное дело также было не чуждо для этого региона. Краеведческий музей в деревне Чембилей располагает большим собранием ювелирных украшений. Местные мастера («комешчелэр») из династии Габидуллиных (Бадретдин, Гаязетдин, Сулейман) работали на заказ, удовлетворяя потребности в украшениях в конце XIX — начале XX вв. В годы советской власти они перебрались в Сергач (по информации Шияпова). В основе технологии их производства лежат приемы литья («кою»), чеканка («чуку»), гравировка («чоку»), чернение («каралту»), скань («ботеру»), а также эмали, инкрустации, зерни.

Наибольшим количеством выделяются браслеты (в технике чеканки): с камнями, украшенные узорами (тюльпаны, завитки); иногда наряду с цветочными узорами встречаются изображения звезды и полумесяца: 4 браслета принадлежали снохе одного богача Галяветдиновой Афие (сданы в 1971 году). На одном из браслетов начертана арабская вязь, в центре узор — звезда в виде цветка, выбита надпись «1915». На другом — тоже эпиграфика с датой «1917», на поверхности цветочно-растительные узоры в стиле «модерн», в центре композиции — цветок.

Уникален детский браслет: это высокохудожественное изделие сделано из толстого серебра (эмаль бирюзового цвета с голубыми, зелеными, белыми вкраплениями). Этот браслет Сибгатуллиной Халиды (сдан Мустафиной в 1976 году).

Очень красивы накосники («чулпы»), выполненные в технике скани (зернь, серебро, стекло, монеты).

Встречаются также украшения из низкопробного металла. Например, в деревне Красный Остров (школьный музей) имеются накосники (длина 21 см.), которые в 1930–1940‑е годы носила Шакирова Райхана Аллаяровна (1905–1998) (по информации Армихановой К. С. 1959 г. р.).

Распространенным промыслом является изготовление кирпича (для печи и строительства). В деревне Красная Горка этот промысел приобрел промышленный характер. Здесь был свой кирпичный завод, продукцию которого поставляли не только для окрестных деревень, но даже возили на лошадях в Казань. Часто печники обслуживали близлежащие деревни или шли в отход. Так, в деревне Красная Горка династия печников Хабибуллина Хамзы (Хамзин Хайдар, Хусаинов Мялик, Хусаинов Абделхак) известна всей округе.

Большое значение в некоторых селениях придавалось отходничеству — тяжелое материальное положение вынуждало уходить на заработки («якка киту»). Чиновники Нижегородской губернии отмечали, что в Сергачском уезде татары из-за отсутствия местных кустарных промыслов идут на заводы здешней и Киевской губернии, золотые прииски Сибири и т. д.[6] Жители уезжали в русские деревни плотничать, строить надворные постройки (по инф. Алиакберова А. Ш. 1930 г. р.

Так, в деревне Пошатово, например, ткачество и валяние не были распространенными занятиями. Как говорит Алиакберова Х. Ш. (1929 г. р.), изделия покупали на базарах.

Характерным занятием здесь была и торговля. Так в деревне Пошатово продавали шерсть иовчину.

В деревне Петряксы свекор Саетовой Халиды Ибрагимовны (1939 г. р.) — Саетов Нурулла Садретдинович занимался торговлей, имел свой магазин. У Туктарова Калимуллы имелась пекарня; у него был двухэтажный кирпичный дом.

Нужно отметить, что зажиточное население здесь отличалось именно каменным домостроением (лавки, дома, кладовые). Часто внизу располагались магазины, а сами жили наверху. В деревне Чембилей сохранился двухэтажный дом Нуриева Абдуллы, построенный в 1910 году: нижний этаж кирпичный, верхний — деревянный.

В деревне Актуково на 2–м этаже бывшего магазина до 1980 года функционировала школа. (Инф. Зайнетдиновой (Яруллиной) Р. Ш. 1956 г. р.).

Некоторое распространение получили саманные и глинолитные дома, покрытые глино-песочным раствором, что отражается и в лексиконе жителей (обмазка) — «сылау», в значении штукатурка. (Инф. Алиакберова из дер. Пошатово). В деревне Медяны имеется дом Нивретдинова Масума Файзрахмановича (1906–1986), построенный в 1984 году, из дранки. Дом с обмазкой покрашен в желтый цвет, наличники окон, коридор — сине-белого цвета.

Как отмечает Мухамедова Р. Г., формирование жилого дома у татар-мишарей произошло под влиянием русской избы, что заметно в отдельных конструкциях, в названиях и строительной технике. В деревне Красная Горка Вильданов Равиль перевез дом из русской деревни Щукино, сохранив все узоры.

Основным материалом для строительства домов служит дерево (ель, сосна) (инф. Алиакберов). Так в деревне Пошатово строили из ели («кызыл агач»), сосны.

Следует отметить, что в архитектуре большое значение придается внешнему оформлению домов: особенно широкое распространение здесь получили резные украшения, в которых можно усматривать влияние традиций русского деревянного зодчества, а также полихромная раскраска, характерная для татарской художественной культуры в целом.

В декорировке домов (мезонинов‑балкончиков, окон и др.) применяется прежде всего пропильная резьба двух видов: пропильная рельефная или контурная резьба (нашитые на плоскость выпиленные мотивы орнамента образуют рельефный узор). Контурной резьбой украшаются обрамления фронтонных карнизов и наличники окон.

Плоская пропиловка, когда выпиленные узоры нашиваются на плоскую основу или же оставляются сквозными, создавая причудливый ажурный рисунок, украшает фронтоны, карнизы, наличники и другие элементы фасада дома.

В орнаментике резных украшений встречаются и геометрические (квадрат, прямоугольник, круг, полукруг, ромб), и растительные мотивы (трилистники, тюльпаны, колокольчики), а также кривые линии, спирали, полуспирали, из которых составляются самые разнообразные цветочки, листочки и т. д. Встречаются на наличниках окон и зооморфные мотивы: стилизованные голуби, змеи и т. д.

За счет резных украшенных элементов дома со строгой простой планировкой архитектуры могут выглядеть очень эффектно. Наибольшее разнообразие вносят в оформление крыльца и балконы, которые отличаются своей расцветкой, мотивами узоров, деталями. Особой раскраской (розовые, белые, синие, бежевые) и ажурностью выделяются балконы деревни Чембилей. Встречаются балконы с одним окошком, с двойными окнами, реже — с круглыми (дер. Красная Горка). Основные мотивы узоров — звезда, полумесяц, розетки, различные геометрические фигурки (ромбики, квадраты в «лесенку» и т. д.).

В декоративном оформлении домов наряду с резьбой бесценная роль принадлежит раскраске и обшивке. Художественная обшивка особенно характерна для декора домов, ворот второй половины ХХ века: в «елочку» или в виде мозаики, короткими дощечками обшивалась фронтонная плоскость, углы или весь фасад дома[7]. Наиболее употребительные цвета: белый, зеленый, голубой, синий, желтый. Особый декоративный эффект придают общему облику домов мезонины («балконы»), которые зачастую располагаются и спереди, и сзади. По мнению жителей, наличие балкона — это признак мусульманства (инф. Сайфетдинова Э. Х. 1969 г. р. из д. Петряксы). Часто на крышах, навесах балконов, на фасаде крыльца встречаются вырезанные из дерева или жести полумесяц или миниминареты с полумесяцем (иногда их число доходит до 7–9) (дер. Семеновка, дер. Медяны). В деревне Пошатово (ул. Коммунистическая, д. 76) очень красивые навершие из алюминия изготовил плотник Самиуллин Абдулбарый (1932–2010). В деревне Актуково есть свой плотник — Хамматов Анвар. В деревне Рыбушкино резьбой по дереву занимался Халиуллин Хайдар (в настоящее время — мулла).

Особым мастерством по плотницкому делу отмечаются мастера из деревни Татарское Маклаково. В деревне Медяны они украсили разнообразной резьбой дома Ситдикова Хариса Умаровича (1934 г. р.), Хасанова Гаяза Абдрахмановича (1946 г. р.), Ашрафетдинова Абдулкадыйра Жигангировича (1928 г. р.) они украсили разнообразной резьбой. Многие дома в 1985–1990‑е годы украшены чувашскими мастерами. (Например, дом Умеровой Хасибы Абдулловны (1938 г. р.).

Во 2‑й половине ХХ века с изменением экономической ситуации возникли новые тенденции в планировке и в декорировании жилищ. Начали строить дома из кирпича: так в деревне Пошатово — с 1960 г., а в Рыбушкино — в 1970‑е годы. Появились дома с «прирубом», которые связаны с желанием расширить полезную площадь жилища.

Алиакберов из дер. Пошатово в 1963 году построил кирпичный дом, а через десять лет привез деревянный пристрой из Горького. В основной части дома — гостиная («кунак залы»), спальня, в пристрое — кухня («аш залы»). Наоборот, в доме Хасанова Г. А. (1946 г. р.) из дер.Мидяны, построенном в 1972 году, в пристроенной части находятся прихожая и спальня. Баня тоже находится в подвале дома (туалет дома уже был в 1970 году).

В деревне Рыбушкино стараются баню строить подальше от жилого дома. Говорят, что в доме нельзя делать «чертов колодец» [йортта «шайтан базы» ясарга кирякми). Иногда дом и коридор (веранда) находятся под одной крышей и очень гармонично сочетаются по колористическому решению (дер. Семеновка). Дом покрашен в желтый цвет, голубые окна, на наличниках окон солярные знаки красного цвета. В основном в декоре кирпичных домах стараются имитировать традиционный декор деревянных домов, а также используется орнамент тканых изделий. Например на доме Умеровой Х. А. (1938 г. р.) из дер. Медяны выложены узоры из белого и красного кирпича, кроме того белый кирпич местами выкрашен в голубой и красный цвета. Наличники из кирпича тоже выкрашены голубой цвет. Интересно оформление домов в дер. Красная Горка. Весь дом может выглядеть как тканый ковер. Иногда верхний узор под карнизом на фасаде дома напоминает узор на полотенце. Любопытно сочетание деревянного и кирпичного строения в одном доме. Узоры (ромбики, треугольники) на фасаде кирпичного нижнего этажа и на наличниках ритмически расположены как на тканых полотенцах. Верхняя деревянная часть, на фасаде которой вертикально расположены три красных тюльпана, выкрашена в темно-охристый цвет. В дер. Петряксы встречаются дома, со всех сторон декорированные геометрическими узорами (ромбы, линейные узоры или полоски) из бело-красного кирпича. Мотив минарета с полумесяцем, выложенный из красного кирпича на светлом фоне, указывает отношение хозяев к религии. Миниминарет на крыше — тоже знак принадлежности к исламской цивилизации.

В некоторых подворьях как будто специально подчеркивают преемственность традиций и приверженность современным тенденциям, что выражается в сохранении основных элементов оформления и использовании современных материалов и технологий.

В дер. Пошатово (ул. Коммунистическая, д. 77) Шияфетдинов Шэмситдин Шияфетдинович (1935 г. р.) рядом со старым домом (1964 г.), обшитым ДСП и покрашенным в синий цвет, в 1994 году построил новый: нижний этаж из кирпича, покрашенного под ковер бело-болотного цвета, верхний покрыт сайдингом, крыша черепичная. Балкон тоже из сайдинга, на навершии — полумесяц. Внутри деревянный сруб выкрашен в синий цвет, наличники окон повторяют рисунок наличников старого дома.

В деревне Рыбушкино, Овечий овраг, где преобладают кирпичные дома, стараются сохранить традиционную форму крыши с балконами с резным узором. На фронтоне сохраняется «полосатость», полихромная раскраска, характерная для татар.

Ворота (кабак) — как часть постройки, тоже традиционны: обычно калитки с двух сторон; их называют «кече-кабак». Встречаются и деревянные ворота с крышами («түбәле капка»).

В последнее время в моду вошли железные ворота, в которых обычно вместо столба используют трубы. Стараются разукрасить, встречаются и простые геометрические узоры (ромб), гнутые полосы, посередине какой-нибудь узор. Самые распространенные мотивы из цветочных — тюльпан, из зооморфных — парные лебеди и лошади. В деревне Красная Горка (Сулейманов А. 1947 г. р.) узоры на воротах придумал сам (изготовили их сыновья). Часть забора строят из кирпича, тоже исходя из архитектуры дома, по-своему украшают. Деревянные заборы обычно той же расцветки, что и весь дом. Встречаются полосатые сине-зеленые узоры. Как региональную особенность можно отметить оформление скамеек (утыргыч).

Скамейки в некоторых деревнях являются не просто сидениями, а являются местом укрытия, отдыха. В деревне Медяны они с высокой спинкой и покрыты крышей. Обычно они красятся в тот же цвет, что и забор, украшаются резьбой.

Нам удалось наблюдать, как дети устраивают там игры: выносят подушки, покрывала и там строят свое жилище («ойле уйнылар»).

В регионе особое отношение к колодцам: они могут быть во дворе (Медяны, Пошатово), в саду (Красная Горка). У старшего поколения встречаются из дерева, в новых «московских» домах (так называются дома, хозяева которых — выходцы из деревни приезжают на лето из Москвы) и зажиточных — из кирпича.

В деревне Чембилей имеется колодец (построен в 1990 г.) с полумесяцем и подковой: считается, что воду дает Аллах.

Существует поверье: если водный поток из-под земли не пробивается, человек теряет ориентир, он может заснуть («җир астында су юллары бар, һәм өскә чикмаса, поток кешеляне йоклата»). Здесь некоторое время назад закопали старый колодец и начались частые аварии. Когда восстановили колодец, аварии прекратились.

Что касается домов, то встречаются и окна со ставнями (дер. Актуково) (старый дом Яруллиной Н.). В последнее время почти во всех деревнях ставят пластиковые окна, часто без деления на рамы. До сих пор есть мастера, которые специализируются на изготовлении рам (например, в дер. Медяны, Имаметдинов Гаяр Хайдарович). Обычно окна маленькие. Однако в деревне Пошатово жители считают, что окна у них большие. Поэтому занавески («коргыч») по традиции шьют двойные и называются соответственно: внутренние («әчке коргыч») и внешние занавески («тышкы коргыч») (инф. Алиакберова А.).

Во внутренней планировке, как и везде, важным элементом является печь, которая сегодня претерпела серьезные изменения. Хотя еще в некоторых домах, где проживает старшее поколение, сохраняется ее основная функция, то во многих селениях она исчезла. С проведением газового отопления в конце ХХ века она почти отпала (с. Рыбушкино).

В деревне в кирпичных домах она используется лишь для парового отопления (инф. Хасанов Г. А. 1946 г. р.). В деревне Пошатово в 2‑этажных домах печка стоит на 2‑м этаже и используется, как они говорят, для прогонки запаха.

Нам встретились печи с встроенным баком для нагревания воды и дров (дер. Красная Горка, дом Сулейманова А. М. 1937 г. р.. Как и везде, здесь печи беленые.

В интерьере мишарей видное место занимает зеркало. В школьном музее деревни Красная Горка имеется 2 зеркала 1930–1940‑х годов (из липы. дуба, украшенные выемчатой резьбой). Одно из них даже имеет надпись: имя хозяина — Абдрахмана Муксинова. Узоры зеркала в деревне Петряксы (высота 133 см, ширина 52 см) выполнены в технике выемчатой резьбы, есть и накладные узоры. Здесь же есть и самодельные часы из липы, окрашенные в черный цвет (размеры 56 х 27).

На кухне у пожилых людей еще до сих пор можно встретить самодельные шкафчики, буфеты, комоды. Нужно отметить, что даже приобретенную мебель стараются украсить по-своему. Так, в деревне Пошатово, в доме Алиакберовых шкаф для посуды, купленный в Горьком в 1960‑е годы, украсили выпиленными розами.

Интерьер дома мишарей все больше тяготеет к городскому, мебель в основном покупная (диваны, кресла, шифоньеры). Нары мы обнаружили лишь в одном современном доме Садык-хазрата, как и раньше, у передней стены, являясь почетным местом («түр»), где абыстай принимает гостей. Как у казанских татар и в жилищах других тюркских народов, в декоративном убранстве большое значение имеют матерчатые изделия: занавески около спальных мест («чыбылдык»), кашага, полотенца (вышитые и тканые), вышитые панно («чигу»).

Интересно, что в состав приданого невесты входили не только постельные принадлежности, но и различные посуда и утварь. Халиуллина Н. О. (1935 г. р.) вспоминает, что ее мать в приданое в сундук положила перину («түшәк»), две подушки («ястык»), занавеску («чаршау»), подзор (кашага), пять пар чашек, две тарелки и т. д. Занавеску в деревнях Пошатово и Медяны называют «коргыч», занавески на окнах — «тәрәзә коргычлары», на дверях — «ишек коргычлары», вокруг кровати — «карават коргычы», на колыбели — «чыбылдык» (инф. Алиакберова Х. М., дер. Пошатово; Халиуллина Н. О., дер. Медяны) Подзоры вдоль матицы здесь не встречаются, а «кашагой» здесь называют верхнюю часть занавески: вокруг печки («мич кашагасы»), на двери — «ишек кашагасы»). (дер Красная Горка). Для занавесей — «чаршау» подбирают ткани с яркими крупными цветами. В некоторых современных домах до сих пор занавешивают спальное место. Для свадебного обряда мишарей также характерно развешивание приданого невесты напоказ. Молодое поколение еще знает эти особенности обряда. Например, Сайфетдинова Ф. Х. (1969 г. р., дер. Петряксы).

Алиакберова Х. Ж. из дер. Пошатово подробно рассказывала об этих обычаях. «До свадьбы родственники невесты приезжают в дом жениха и снимают необходимые мерки для шитья («дүләү») занавесок». А вешали их в день свадьбы.

По обычаю («бусага йоласы»), когда невеста входит в дом жениха, после молитвы ставит на порог подарок, который свекровь тоже принимает с молитвой. Когда вешает занавески, стелет скатерти, покрывала на сундук, читая молитву и на столе оставляет подаяние «хаер», которое должна подобрать свекровь. Вышитые и тканые полотенца развешивались между окнами в передней части дома.

Свадебное полотенце — красное с белыми концами для красоты обрабатываются зубчиками («телгәлэнә»), а обычные не обрабатываются. Раньше на стенах ничего не развешивали.

В исследованом нами регионе для обозначения понятия «красота» используется слово «ямь». Даже в тяжелые годы народ не покидало чувство красоты, украсить свое жилище. Как вспоминает Халиуллина Н. О. (1935 г. р.) из дер. Медяны, в 1950‑е годы, используя вместо клея картофельный крахмал «картуш» из газеты делали кружевные занавески для окон. Из пустой яичной скорлупы и бумаги изготавливали птиц для развешивания на окнах. Женщины с любовью относятся и к украшению других предметов, предназначенных для оформления интерьера: покрывала на сундук, на скамью в технике лоскутного шитья («пэчворк») (дер. Красный Остров, Медяны).

В школьном музее деревни Чембилей имеется очень красивая скатерть Фазлуллиной Фатыймы (1908–1980) (ее прозвище «кыртмыш Фатыйма»), выполненная в смешанной технике: из домотканого полотна (настильная техника) с оборками из цветной ткани, в которую вставлены кружева фабричного происхождения. Еще в 30–40‑е годы ХХ века женщины вязали крючком так же, как в старину, из тонких льняных и хлопчатобумажных ниток, украшая скромный быт изделиями из тончайшего ажурного плетения (Кружево называют «кыржава»).

Нам удалось выявить имена кружевниц-мастериц: Асадуллина К. С., Сулейманова Р. С. (1937 г. р.) из дер. Красная Горка, Баутдинова Ф. В. (1942 г. р.), Җамалетдинова Ф. А. (1954 г. р.), Измайлова К. Т. (1933 г. р.), Файзуллина (Валитова) С. С. (1922–1996) из дер. Медяны и др.

Среди их изделий самые распространные: подзор на кровать («карават челтәре», «карават башы»), скатерти, салфетки, накидки на радио, на самовар («самовар кыржавасы»), зеркало («зеркало кругына челтәр»), швейную машинку, подстаканник и т. д.

Большинство узоров сами по себе не новы, но их комбинаций может быть бесконечное множество, а творческая мысль может создавать все новые и новые формы.

Проявив немного фантазии можно очень удачно «вписать» моду в свой гардероб. Немного кружев, ажурный воротничок, шаль — и одежда выглядит очень современно. Очень изящны, элегантны и женственны черная косынка Минниятуллиной Ф. (сдано в 1955 г.), шелковое платье Низамовой Х. (сдано а 1967 г.) с отделкой из кружев в коллекции школьного музея дер. Чембилей. Воротник Файзуллиной (Валитовой) С. С. из дер. Медяны — выразительное дополнение к одежде (конец 50‑х — начало 60‑х годов.)

Вязаные изделия также несут энергетику тепла, любви и благополучия. Файзуллина (Валитова) широко использовала смешение узоров, сочетание различных нитей для своих изделий: накидка на скамейку, жилеты, свитера (акрил, шерсть, х/б нити).

Много вязаных вещей у Халиуллиной Сании Файзрахмановны (1930 г. р.): носки, носки, варежки, кофты, свитера, безрукавки.

В деревне Петряксы руковицы называют «барига» (инф. Сайфетдинов А. Х.)

Наиболее древнейший вид орнаментального искусства — вышивка — в исследуемом регионе сохранилась очень мало. Можно сказать, что в современных домах она почти не встречается. Нам удалось обнаружить несколько образцов лишь в школьных музеях (Красная Горка, Красный Остров, Чембилей). Отсутстсвие разнообразия в вышивке Р. Г. Мухамедова объясняет тем, что «женщины из татар-мишарей менее были связаны с рынком; они не были профессиональными вышивальщицами. К ним в гораздо меньшей степени проникали новые узоры»[8].

Как нам сообщили информаторы, вышивальщицы владели всеми приемами вышивания: гладью («суздырып чигу» — дер. Медяны), тамбурная вышивка («арттан алып чигу»), стебельчатый шов («атландырып чигу»), крестиком («крестиком» и «тэре белән чигу» — Красная Горка). Мастериц мы насчитали немного, их средний возраст — 60 лет.

В деревне Медяны Айнетдинова З. Т. (1950 г. р.) в молодости на подарок вышивала на подарок крестиком полотенце, Нажметдинова Р. А. (1951 г. р.) из деревни Красный Остров, Армиханова К. С. (1959 г. р.) вышивали гладью, а также крестиком панно («чигу»), полотенце.

В деревне Красная Горка раньше вышивали занавески на окнах, наиболее характерными мотивами которых являются птицы (голуби), цветы. На наволочках, на накидках на посуду (чәшкә япмасы) встречаются и избражения плодов.

Как нам сообщила Алиакберова Х. Ж. (1929 г. р.) из дер. Пошатово наволочки вышивали из катушечной нити. На настенных панно из цветочно-растительных мотивов встречаются — гвоздики, розы, луговые цветы в композициях в виде гирлянды, натюрморты (одиночные кусты, в корзинах и т. д.). Из архаичных мотивов в тамбурной вышивке встречается спиральный завиток, розетка, мотив «древа» (намазлык, дер. Медяны), волны. Интерес для исследователей представляет полотенце, вышитое в технике глади, где красный цветок с черными вкраплениями как бы представляет собой узоры в клетку (музей при мечети «Рашида»). На концах некоторых полотенец встречается арабская вязь (дер. Актуково). На конце одного тканого полотенца начертано имя «Хөсәен» («Хусаин») в технике глади (видимо, имя владельца или имя, кому принадлежал подарок) (дер. Красная Горка, школьный музей).

Богатая коллекция дер. Чембилей отличается разнообразием старинных изделий, выполненных в технике золотошвейного шитья (на бархате, шелковой ткани) шелковыми, золотыми, серебряными нитями, канителью (это в основном калфаки, тюбетейки, налобная повязка), в композиции которых преобладает бордюрный растительный орнамент: тюльпаны, трилистники, изогнутая ветка с листьями и цветами, плодами располагается по околышку и части донца головного убора. Эти узоры идентичны орнаментам казанских татар.

В музеях также сохранились бархатные калфаки самых разнообразных оттенков (зеленый, бордовый, сиреневый, синий), расшитые бисером или жемчугом.

Из мужских головных уборов нами зафиксированы тюбетейки («кәпәч») и каракулевые шапки. Тюбетейки в основном однотипные, украшены вышивкой, бисером, пайетками (основа — плюш, бархат).

В деревне Красная Горка Измайлова В. М. показала нам красочную тюбетейку, сплошь покрытую узором, выполненном в технике тамбурной вышивки (машинной), принадлежавшей брату дедушки Мухаметханову Кариму (1910–2000) из села Большое Рыбушкино. Здесь любили носить и узбекские тюбетейки под названием «тус-тупи», которые имеют строгий и в то же время очень декоративный вид: в каждой дольке тюбетейки по черному фону вышит белый традиционный узор, так называемый «огурец» (дер. Чембилей, Актуково).

Каракулевые шапки мы обнаружили в деревне Чембилей. Женщины до сих пор с любовью носят шали самой разнообразной расцветки (белая, сиреневая, горчичного цвета в деревне Чембилей). Халилуллина Н. О. (1935 г. р.) из деревни Медяны вспоминает, что у матери был «өрпәк», который носили молодые невесты и девушки. Информаторские данные доказывают, что даже в тяжелые годы жители старались придерживаться национальных традиций в ношении одежды.

В 1930‑е годы в этой деревне была одна белая большая шаль с длинными кистями, которую обязательно надевали все невесты.

В деревне Чембилей в школьном музее имеется нарядный «бишмет жениха» (так его называет Шияпов А. Х. (1925 г. р.) — казакин с короткими до локтя рукавами, сшитый из дорогой среднеазиатской яркой ткани, принадлежавший Бигичеву Ходайбирде (отдан в музей Бигичевой Зайнап в 1967 году). Жених на один день брал его для первой встречи с невестой в день сватания.

В коллекции школьного музея деревни Чембилей имеются уникальные экземпляры женской одежды, относящиеся к началу ХХ века, дающие представление о вкусах и моде мишарок.

Так называемый «девичий тун» (бишмет) Дениковой Марьям, одеваемый только на выход, сшит из узорного атласа из 4‑х клиньев (воротник — стойка, край запаха стеган зигзагообразным ромбом) (Абдулла хатыны Мәрьямнең кунакка барганда кия торган туны). Втречаются бишметы из 6 клиньев, например, женский зеленый бишмет (салатового оттенка) из плюша (воротник — шалевый, внутри стеганая подкладка, карман и застежка — слева).

Дорогое шелковое платье (зеленого болотного цвета) Низамовой Халимы сшито из шелка с вафельным узором: рукава расширяющиеся к низу с обороками, отделка — шелковая бахрома, воротник с отделкой (кружева). Подол украшен синей тесьмой с мелкой бахромой. Имеется подклад на подоле, в верхней части туловищя, сзади и спереди. На спине — широкий воротник в виде пелерины. На подоле декоративная гипюровая вставка, украшенная обшитыми пуговицами (4 шт.). Воротник отделан кружевом. Вставка клиновидной формы из хлопчотобумажного шитья с цветочными узорами, выполненными в технике «вышивка гладью», имитирует «изю». На рукавах — оборка с декоративной отделкой из кружева.

Очень элегантно другое платье из черного атласа, принадлежавшее Арслановой Фирюзе (в музей сдали в 1970 году). Оно двойное — нижнее платье из сатина. Декоративная отделка — ришелье, с гипюровыми вставками. узоры которых — крупные бабочки, цветочно-растительные мотивы. Рукава широкие, с манжетом. Имеются потайные застежки, воротник — круглый, отделанный кружевом, ришелье. На спине также отделка. Есть петли для вешалки.

Из шейно-нагрудных (изю) украшений особый интерес для нас представляет стеганый нагрудник Фазлуллиной Ф., украшенный монетами, белыми перламутровыми пуговицами разной величины, информатор Шияпов А., объясняя предназначение нагрудника, говорит, что молодая жена должна закрывать грудь.

Камалетдинова Фарзана из дер. Медяны рассказывает, что в старину платье украшали монетами, носили накосники («кыстынка»). Повязывали платок, распустив полотнище на спинке («җеп бәйләү»).

В старину здесь носили лапти (чабата) с котурной («шакмаклар белән»), башмаки с деревянной подошвой из лыка. Учительница Саитова Аниса Василовна (1925) своим ученикам рассказывала, что известный татарский писатель Кави Наджми ходил в лаптях с котурнами (информатор: Армиханова К. С. 1959 г. р.).

В регионе были свои мастера по изготовлению резиновой обуви. Например, в деревне Чембилей Низамов Аббас в 1940‑е годы делал галоши и для детей, и для взрослых. Женщины носили также резиновые туфли на каблуках (Азизова Марьям; 1920–1930‑е годы).

Ичиги («бәбец» — «бәбеч», «читек — кәвеш») сюда привозили из Казани. Их носили не каждый день. Здесь которые называются «казанские тапочки» (информатор Айнетдинова З. М., Медяны).

В завершении очерка хотелась бы отметить сильную приверженность нижегородских татар исламским нормам, что подверждается нашими наблюдениями: в каждом селении есть мечеть, во внешнем оформлении жилищ много религиозной символики, в домах (в зале, кухне, коридорах, прихожей) висят шамаили (самодельные и покупные). Иногда в одном доме их количество доходит до 7–8. В изучаемом регионе слово «шамаиль» в народе не употребляется. Здесь больше их называют «катымлык» («хатымлык») (от слова «хәтем» — дога, «аятел-көрси», «дога»).

Нами было зафиксировано и расшифровано 20 шамаилей. Основная часть из них: архитектурные пейзажи с каллиграфическими включениями различного содержания в цветочно-растительном или орнаментальном обрамлении. Встречаются и чисто каллиграфические композиции (в доме Садык-хазрата).

Преимущественно они выполнены на стекле (с фольгой, иногда ее заменяет современная блестящая бумага) самодеятельными мастерами. В них нет четкой каллиграфии. Используются яркие, контрастные цвета. Преобладают алые, розовые, сиреневые, что не наблюдается у казанских татар. Рисунки тоже носят лубочный характер. В некоторых шамаилях наблюдается попытка соединить наивно-примитивные изображения мечетей в реалистически выполненную природную среду. На фоне неба начертаны Басмала и Хамдала[9] (в деревне Красный Остров шамаиль с красной мечетью и садом; в деревне Красная Горка шамаиль с мечетью с четырьмя минаретами).

Обычно в центре композиции изображение мечети с минаретами, подсвеченное фольгой, а по углам композиции симметрично расположены крупные цветочные узоры с листьями (Шамаиль с мечетью на серо-серебристом фоне. На фоне неба надпись: «Аят ал-курси». В конце аята шахада. После нее обращение к четырем праведным халифам: О, Абу Бакр! О, Умар! О, Усман! О, Али! (стекло, тушь, фольга, масло 50 х 38; в деревне Красная Горка в доме Сулейманова А. М.). Этот шамаиль куплен у казанских татар).

В доме Садык-хазрата имеется коллекция старинных и современных шамаилей, выполненных в разнообразных техниках (по стеклу, на фанере, в технике чеканки). Встречаются шамаили, нарисованные на бумаге, но застекленные (деревня Овечий овраг). В деревне Пошатово в доме Алиакберова А. Ж. (1930 г. р.) шамаиль выполнен на фотобумаге: на черном фоне белый силуэт деревенской мечети, наверху текст (21 х 29).

В деревне Пошатово нам удалось выявить имя мастера шамаиля Фазлуллина Мунира Фазлулловича (1906–?), по прозвищу «Шакирд Мунир», обучавшийся в медресе деревни Петряксы. По рассказам его племянника Шияфетдинова Шамсетдина Шияфетдиновича (1935 г. р.) он уехал в Москву, писал много шамаилей на продажу. У них дома хранится шамаиль — подарок сестре Салиме. В центре композиции на синем фоне белокамменная мечеть с тремя высокими минаретами. Основание мечети, купола и минаретов — красного цвета. На небе плывут белые облака, вокруг высокие деревья, на переднем плане дорога, ведущая к мечети, усыпана травами, цветами. Вокруг мечети справа и слева, на верху в прямоугольниках и полусхерических композициях на оранжевом, бирюзовом и синем фонах, написаны суры из Корана.

Подытоживая наши наблюдения за материальной культурой, народным декоративно-прикладным искусством изучаемого региона нужно отметить, что в прошлом среди татар-мишарей развивались все виды народного искусства, основными из которых были: вышивка, ткачество, вязание, шитье, резьба по дереву, гончарство, деревянное зодчество. Многие из них уже исчезли (ткачество, гончарство), некоторые находят свое развитие и в наше дни (вязание, резьба по дереву, деревянное зодчество).

С проникновением в жизнь села городской культуры, новых технологий произошли серьезные изменения в архитектурном облике, в убранстве жилища, в укладе жизни. Изменилась структура, внутренний мир, образный строй традиционных видов искусства. Сегодня уже нет тканых, вышитых изделий, например, полотенец. Но их ритуальная функция сохраняется в обрядах и ритуалах[10].

Таким образом, выявленный материал показывает, что духовная культура татар-мишарей, сформированная в определенных историко-культурных условиях, сохранила свою специфику до наших дней, которая особенно ярко проявляется в народном прикладном искусстве.


[1] Мухамедова Р. Г. Татары-мишари: историко-этнографическое исследование. — Казань: Магариф, 2010.

[2] Халиков Н. А. Промыслы и ремесла татар Поволжья и Урала (середина XIX — начала ХХ веков). — Казань, 1998.

[3] Сенюткин С. Б. История татар нижегородского Поволжья с последней трети XVI до начала ХХ вв. (историческая судьба мишарей Нижегородского края). — Москва — Нижний Новгород: Издательский дом «Медина», 2009. — С. 393.

[4] Мухамедова Р. Г. Указ. соч. С. 67.

[5] Мухамедова Р. Г. Указ. соч. С. 67.

[6] Халиков Н. А. Указ. соч. С. 17.

[7] Мухамедова Р. Г. Указ. соч. С. 96.

[8] Мухамедова Р. Г. Указ. соч. С. 264.

[9] «Басмала» — бисмиллахи-р‑рахмани-р‑рахим.

«Хамдала» — ал-хамдулли-л‑лахи рабби-л‑галамин.

[10] Если раньше до 40 дней после смерти человека вешали дома тканые полотенца, как память («төс») о нем, то сегодня вместо них используются белые полотенца, которыми покрывают лицо покойника.

(Элек кеше вафатыннан соң түргә тукылган сөлгеләрне элсәләр, хәзер мәетнең йөзенә япкан сөлгеләрне 40 кичәсе узганчы аның төсе итеп тоталар). Информант Айнетдинова З. М. (1950 г. р.).



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.