Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Фаизхановские чтения №7 (2010)
02.11.2011

Ф. С. Баязитова

Этнолингвистический ландшафт цоканья в тюркских
и славянских языках

 Цоканье.  Мишарский диалект татарского языка по наличию одной из ведущих фонетических особенностей делится на две большие группы говоров: цокающую и чокающую. Сергачский говор считается цокающим, т. е. характерной для этого говора особенностью является соответствие аффриката ц звуку ч татарского литературного языка.

Фонема ц — переднеязычный глухой аффрикативный согласный. По данным «Атласа татарских народных говоров Среднего Поволжья и Приуралья» (Казань, 1989), аффрикатам ч‑җ мишарских говоров соответствуют различные варианты аффрикат ц‑дз.

К цокающему типу или цокающей группе говоров в настоящее время относятся генетически связанные между собой: сергачский говор распространенный в районах Нижегородской области; дрожжановский говор — распространенный в Дрожжановском и Буинском районах Татарстана, в Батиревском и Канашском районах Чувашии; чистопольский — в районах Закамья; мелекесский — в северных районах Ульяновской области, байкибашевский — в Караидельском районе Башкорстана, а также в говорах сел Сургодь (Сыркыды), Горенка, Тат. Лундан (Искил) Мордовии, Азеево (Әҗи), Тархань (Тархан) Рязанской и с. Татарщино (Күршə) Тамбовской области (Атлас, карта № 40).

В чистопольском говоре, а также в сергачском и в говорах Сургодь (Сыркыды), Татарщино (Күршə) отмечены два варианта звука ц: твердый и мягкий. Ниже приводим примеры на твердый и мягкий варианты ц.

Твердый вариант ц встречается в соседстве с задним гласным, мягкий вариант — в соседстве с передними гласными.

твердый вариант звука ц мягкий вариант звука ц

цалгы — чалгы ׳коса׳ цəц — чəч, ׳волос׳

камцы — камчы ׳плеть׳ цəйнек — чəйнек ׳чайник׳

цыбыркы — чыбыркы ׳кнут׳ цилəк — чилəк ׳ведро׳

цугынган — чукынган ׳крещеный׳ цəцү — чəчү ׳сеять׳

пыцак — пычак ׳нож׳ пецəн — печəн ׳сено׳

цабата — чабата ׳лапти׳ пецкəн-печкəн ׳отрезанный׳

цылбыр — чылбыр ׳цепь׳ цебеш — чебеш ׳цыпленок׳

В чистопольском и сергачском говорах употребляется еще более мягкий подвариант звука ц, который встречается перед палатальным ÿ. В словах цүлмəк — чүлмəк ׳горшок׳, цүкец — чүкеч ׳молоток׳, цүгəлə — чүгəлə ׳встать на корточки׳, цəнцү — чəнчү ׳колоть׳ и т. д. мы наблюдаем третий вариант звука ц, напоминающий русский палатализованный т в слове теперь.

Звук ц в сергачском говоре активно употребляется в фольклоре, а именно в старинных обрядовых песнях. Например: в весенних календарных песнях «Зимцəцəк»:

Зимцəцəк, зимцəцəк,

Зимə буйы зимцəцəк

В свадебных песнях:

Бакцалардан зийып алдым

Руза цəцəк куцасын.

Шыл цəцəклəр куцасына

Тормышыгыз ошасын.

Как видно, звук ц встречается во всех фонетических положениях. Разумеется, все эти варианты никакой фонетической роли не играют, они являются только вариантами.

Цоканье в течении долгого времени сохранилась даже в речи представителей интеллигенции. Однако, как было отмечено Л. Т. Махмутовой (1978, с. 65), в говорах, распространенных на смежных со средним диалектом территориях (дрожжановском, чистопольском), эта особенность постепенно стала утрачиваться, уступая место различным вариантам аффрикат ч и җ. В этом, конечно, совершенно определенную роль играет татарский литературный язык, на котором ведется обучение. В чистопольском говоре в рядом расположенных, или даже в одних и тех же населенных пунктах наблюдается параллельное употребление ц и ч. Примеры: пецəн// печəн ׳сено׳, цабата// чабата ׳лапоть׳, цук// чук ׳кисть׳, цыбар//чуwар ׳пестрый׳, мунца// мунча ׳баня׳, цыбык// чыбык ׳прут׳, күмəц// күмəч ׳хлебец׳, цүмəлə// чүмəлə ׳копна׳, и др. В говоре чистопольских крещеных татар цоканье отсутствует.

Цоканье не является спецификой лишь мишарских говоров. Цоканье, т. е. соответствие звука ц общетюркскому ч, а иногда и звонкой аффрикате җ через ступень ее оглушения имеет место и в диалектах сибирских татар (Алишина, 1994, с. 21–22; Тумашева, 1977, с. 119). По исследованиям Х. Ч. Алишиной, глухая аффриката ц встречается во всех позициях слова. Например, в анлауте: цай ׳чай׳, цац ׳волосы׳, цыйган ׳чирей׳, цымылтык ׳занавес׳, цит ׳сторона чужая, задворки, край׳, цук ׳кисточка на одежде׳, цам ׳обида׳, цым ׳весенний обряд, поминовение умерших׳, и др. В инлауте: қайцы ׳ножницы׳, камцы ׳плетень׳, цывалцан ׳дождевой червяк׳, цыцкан ׳мышь׳, цицəк ׳цветок׳, цацак ׳бахрома׳, цəнецке ׳вилка׳, цəцəй ׳оспа׳. В ауслауте: цүмец ׳ковш׳, үгенец ׳сожаление׳, үтенец ׳просьба׳, пурыц ׳долг׳, пороц ׳перец׳, үрмəкүц ׳божья коровка׳, көлəгəц ׳смешливый׳, ац ׳голодный׳ и др. В некоторых случаях ц может заменять звуки т, с, ш, җ, ч поволжско-тюркского: цыцкан — тычкан ׳мышь׳, цөцкерү — төчкерү ׳чихать׳, қыцықлау-кытыклау ׳щекотать׳, пацқыц — баскыч ׳лестница׳, цицеү-чишү ׳развязать׳, паца — баҗа ׳свояк׳, кицə — кичə ׳вчера׳, цумыу — чуму ׳нырять׳, и т. д.

По исследованиям Х. Ч. Алишиной (1994, с. 21–22) и по многочисленным обрядовым текстам диалектов сибирского ареала, записанных на магнитофонную ленту Ф. С. Баязитовой (2010, с. 3–600), у сибирских татар повсеместно наблюдаются варианты произношения слов как с ц, так и с ч:

цымылтық// чымылтық ׳полог, занавес׳,

кəбəц// кəпəч ׳тюбетейка׳,

ницақлы// ничақлы ׳сколько׳,

сауцы// саучы ׳сват, сваха׳,

цай// чəй ׳чай׳,

туқац// туқач ׳пончик׳,

пөргəнцек// пөркəнчек ׳головное покрывало׳ и др.

Однако по материалам исследований диалектов сибирских татар видно, что цоканье, как и в мишарском диалекте, постепенно уступает место глухой аффрикате ч (Алишина, 1994, с. 22). Появление глухой аффрикаты ч вместо ц в тевризском говоре тоболо — иртышского диалекта отметила Д. Г. Тумашева (1977, с. 58–59). Л. В. Дмитриева, исследователь языка барабинских татар, обнаружила, что в Куйбышевском, Чановском, Венгерском, Кыштомском районах Новосибирской области всюду вместо аффрикаты ц встретилась глухая аффриката ч, которая произносится очень твердо — с некоторым «призвуком» «ц». Ученые считают, что появление ч вместо ц в диалектах сибирских татар обусловлено влиянием поволжско-татарского и русского языков (Дмитриева, 1981; Алишина, 1994, с. 22).

Цоканье — одна из особенностей кыпчакско — тюркских языков. В. В. Радлов в Codex *****anicus транскрибировал ч как ц (Radloff W. Das türkische Sprachmaterialen des Codex *****anicus, St-Petersbourg, 1887).

Переход ч —> ц как древний кыпчакский элемент встречается в диалектах карачаево — балкарского языка: ац ׳открой׳, бахца ׳огород, цаба ׳бежит׳, цыерцыкъ ׳воробей׳ (Аппанаев, 1960, с. 17). Цоканье охватывает диалекты южного Азербайджана (Ширалиев, 1958, с. 171–173), наблюдается в галицком диалекте караимского языка (Мусаев, 1964, с. 72; Соттаев, 1961, с. 132–134; Садыхов, 1966, с. 178–179). Кроме того, цоканье сохранилось вы некоторых словах в речи отдельных представителей киргизского племени чайырчы, живущих в горах Таджикистана и Киргизии (Юнусалиев, 1971, с. 144–145; Батманов, 1938: 23; Бакинова, 1975, с. 101–102).

В диалектах тюркских языков обычно цоканье и дзеканье наблюдаются параллельно. Цоканье наиболее четко отражено в карачаево‑балкарском языке. По мнению Н. З. Гаджиевой (1979, с. 70), центром цоканья являются районы распространения карачаево‑балкарских диалектов. В малкарском диалекте, например, зафиксированы такие особенности: целек ׳ведро׳, цибин ׳муха׳, ахца ׳деньги׳ (Алиев, 1963, с. 68).

По мнению Э. И. Азизова (1986: 161) в древний период в истории тюркских языков существовал ч — диалект и ц — диалект.

Согласно Н. А. Баскакову, цоканье было характерно для языков тюрок савиро-хазарского союза, цоканье было связано с языковыми особенностями древних хазаров (Баскаков, 1960, с. 110). Цоканье встречается в анатолийских и румелийских диалектах турецкого языка: iцindä ׳внутри׳, цицäк ׳цветок׳.

Мы приводим по этому поводу заключение предыдущих исследователей, в частности мнение Л. Т. Махмутовой (1978, с. 66): «Такое распространение цоканья в большинстве случаев параллельного ему дзоканья дает основание полагать, что аффрикаты цдз некогда были характерны для части тюркских племен, которые впоследствии по ряду исторических причин оказались на разных территориях».

По исследованиям марийских языковедов, цоканье и чоканье имеется и в наречиях марийского языка. Считается, что современные типы цоканья и чоканья в марийском языке утвердились под влиянием соответствующих диалектов соседних тюркских языков (Казанцев, 1987, с. 193). Например, исторические данные свидетельствуют о вероятности связей сергачской группы мишарей с марийцами. Многие татарские слова в горное и северо-западные наречия, от которых трудно определить йошкар-олинский говор, перешли, должно быть, из мишарского диалекта, особую черту которого составляет цоканье. Таким образом, неслучайно, что в йошкар-олинском говоре, горном и северо-западном наречиях татарские слова имеют согласный ц:

цэвэр ׳красивый׳ — миш. д. цибäр

цырэ, цырэй, цыри ׳лицо, облик׳ — миш. д. цырай и др. (Казанцев, 1987, с. 194).

В йошкар-олинский говор татарские слова восприняты из цокающих диалектов. Это, несомненно, обусловило сохранение древнемарийского аффрикаты ц в исконных словах западных марийских диалектов (Казанцев, 1987, с. 194). Цоканье отмечено и в говорах мордовского языка (Аванесов, 1949, с. 137).

Цоканье, как древнее диалектное явление, имеет место и в восточнославянских говорах. Как свидетельствуют данные древнерусской письменности, цоканье охватило в XI–XIV вв. обширные территории восточнославянского северо-запада и севера. Характерной чертой новгородских берестяных грамот является системное написание ц вместо ч. Смешение букв ч и ц отмечено, таким образом, в древней новгородской письменности, особенно в восточно-новгородских говорах, в берестяных грамотах XI в.: пеци, пець, цисть (Зализняк, 1995, с. 34). Цоканье и чоканье неодинаково характеризует все севернорусское наречие: в одних районах проявляется цоканье (напр., Архангельском, Вологодском областях), в других — чоканье (напр., в районах Кировской области). Смысло-различительная роль ц и ч минимальна. К тому же ц и ч по своим физиолого-акустическим свойствам были очень близки друг к другу и отличались лишь местом взрыва и свистящим и шипящим оттенками.

По мнению русских ученых-исследователей (напр., Филин, 1972, с. 263), цоканье в русском языке является субстратом, возникшим под воздействием неславянских языков: «Цоканье, может быть, возникло в результате взаимодействия с какими-то неславянскими языками, хотя этого утверждать нельзя. О том, что в современных рязанских «мещерских» говорах цоканье развилось в результате ассимиляции мещеряков — неславян, мы можем только предполагать, но доказать этого не можем (мещерский язык нам неизвестен)». Из изложенного видно, что цоканье — несомненно, древнее диалектное явление, сохранившееся и в тюркских, и в славянских языках.

Литература

1. Аванесов Р. И. Очерки диалектологии Рязанской мещеры: Материалы и исследования по русской диалектологии. — Т. 1. — М. — Л., 1949. — С. 137, 229.

2. Азизов Э. И. К истории цоканья в азербайджанских говорах // Проблемы диалектологии и лингвогеографии тюркских языков. — Уфа, 1986. — С. 159–163.

3. Алиев У. Б. Диалектное членение языка карачаевцев и балкарцев // Вопросы диалектологии тюркских языков. — Баку, 1963. — С. 68.

4. Алишина Х. Ч. Тоболо-иртышский диалект языка сибирских татар. — Казань: Казанский пединститут, 1994. — 118 с.

5. Аппанаев А. М. Диалекты балкарского языка в их отношении к балкарскому литературному языку. — Нальчик, 1960. — С. 17.

6. Бакинова Г. О. О цокающем говоре киргизского языка // Звуковая и семантическая структура языка. — Фрунзе, 1975. — 256 с.

7. Баскаков Н. А. Тюркские языки. М., 1960. — С. 110.

8. Батманов И. А. Северные диалекты киргизского языка. Вып. 1. — Фрунзе: Киргизгосиздат, 1938. — 216 с.

9. Баязитова Ф. С. Себер ареалы татар диалектларында этнокультура лексикасы: йола һәм мифология текстлары яссылыгында. — Казан: Алма-Лит, 2010. — 738 б.

10. Гаджиева Н. З. Тюркоязычные ареалы Кавказа. — М., 1979. — с. 70.

11. Дмитриева Л. В. Язык барабинских татар. Л.: Наука, 1981. — 225 с.

12. Зализняк А. А. Древненовгородский диалект. — М.: школа «Языки русской культуры». 1995. — 720 с.

13. Казанцев Д. Е. К истории цоканья в диалектах марийского языка // Материалы и исследования по марийской диалектологии. — Йошкар-Ола: марийский научно-исследовательский институт. — 1987. — С. 177–197.

14. Махмутова Л. Т. Опыт исследования тюркских диалектов: мишарский диалект татарского языка. — М.: Наука, 1978. — 271 с.

15. Мусаев К. М. Грамматика караимского языка: Фонетика и морфология. — М.: Наука, 1964. — 344 с.

16. Садыхов Б. П. О некоторых кыпчакских элементах в айрумском говоре азербайджанского языка. — Баку: Изд-во АН СССР, 1966. — С. 178–181.

17. Соттаев А. Х. Диалектный состав балкарского языка // ВДТЯ. — Казань, 1961. — С. 23–38.

18. Тумашева Д. Г. Диалекты сибирских татар. Опыт сравнительного исследования. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1977. — 294 с.

19. Филин Ф. П. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. Историко-диалектологический очерк. — Л., Наука, 1972. — 655 с.

20. Ширалиев М. Ш. Кыпчакские элементы в азербайджанском языке (по материалам диалектов и говоров) // Исследования по грамматике и лексике тюркских языков. — Ташкент, 1965. — С. 11.

21. Ширалиев М. Ш. О диалектной основе азербайджанского национального литературного языка. — Баку: Изд-во АН СССР, 1958. — С. 171–173.

22. Юнусалиев Б. М. Кыргыз диалектологиясе. — Фрунзе, 1971. — 264 б.

23. Radloff W. Das türkische Sprachmaterial des Codex *****anicus, St-Petersbourg, 1887.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.