Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Инновационные ресурсы мусульманского образования и культуры: Вторые Фахретдиновские чтения
01.06.2011

МАКАРОВ Д.В.
научный сотрудник НИИ им. Х. Фаизханова, член редколлегиии серии энциклопедических словарей "Ислам в Российской Федерации"

Башкиры и башкиро-мусульманское влияние за пределами Башкортостана - опыт изучения в словарях "Ислам в РФ"

Обычно башкир и башкирское влияние не принято связывать с исламом. В том числе распространяется точка зрения о якобы неглубокой и весьма поверхностной исламизации этого народа, а также о том, что он не оказывал влияния на процессы, происходящие в мусульманском сообществе России. В особенности за пределами Башкортостана. Хотя нам эта точка зрения представляется глубоко ошибочной — недаром деятельность таких сыновей башкирского народа, как Зайнулла Расулев, Ризаэтдин Фахреддинов, Ахмет-Заки Валиди Тоган, ишаны Курбангалиевы, выходила далеко за пределы современной Республики Башкортостан. А ведь мы назвали всего лишь несколько имен, хотя и наиболее ярких. Между прочим, основные этапы жизни всех вышеназванных персоналий проходили за пределами Республики Башкортостан. Шейх Зайнулла Расулев значительную часть жизни прожил в Троицке (Челябинская область), где, собственно, и прославился. Ахмет-Заки Валиди Тоган, хотя и родился и вырос в республике, большую часть жизни провел в эмиграции, Курбангалиевы же происходят из Аргаяша в Челябинской области и с Башкортостаном связаны исключительно тем, что они башкиры.

Кроме того, при анализе реального положения дел в вопросе башкирского влияния за пределами республики следует учесть, что башкиры составляют значительную часть мусульманского населения в таких регионах, как Челябинская, Свердловская, Курганская, Оренбургская, Пермская области. При современных миграционных процессах сформировалась значительная башкирская община на севере Тюменской области, в Республике Коми, промышленных и столичных центрах нашей страны.

На территории современной Оренбургской области проживают башкиры, относящиеся к юго-восточной географической группе. В ее состав вошли племена: юрматы, бурзян, усерган, тангаур, тамьян и кыпчак. Кроме того, по течению рек Ток и Самара проживают башкиры, относящиеся к ток-чуранской локальной территориальной группе. На территории Курганской области проживают потомки племен ай, табын, катай, сальют, бикатин и др. На территории Свердловской области находились вотчинные земли башкир Упейской, Сызгинской, Большекущинской и Терсятской волостей. В XIII–XIV вв. на территорию современного Пермского края проникло племя гайна. В Челябинской области располагаются земли преимущественно северо-восточных башкир, относящихся к айлинцам, катайцам и табынцам, в свою очередь делящимся на родовые группы: ай, кудей, мурзалар, дуван, косы, упей, сызгы; катай, салъют, бикатин, сынрян, терсяк, калмак; табын, кувакан, сырзы, бишул, кумрук, бадрак. Все эти родоплеменные группы представляют автохтонное население этих регионов.

В послевоенный период наблюдалась значительная миграция башкир из Башкортостана в Республику Коми, Пермскую, Челябинскую и Свердловскую области. Как правило, эта миграция была связана также с процессом урбанизации башкирского населения. Другим источником формирования городского башкирского населения явилась урбанизация местного сельского башкирского населения.

В настоящее время за пределами Башкортостана наиболее высока численность башкир регионах Урала довольно высока. По данным переписи 2002 г., в Оренбургской области проживает 52,7 тыс. башкир, что составляет 2,4% населения. В Пермском крае насчитывается 40,7 тыс. башкир (1,44% населения), компактно проживающих в Бардымском (где составляют 95% населения), Березовском, Кишертском, Кунгурском, Куединском, Лысьвенском, Пермском, Октябрьском, Ординском, Суксунском, Уинском, Чернушинском районах. В Свердловской области насчитывается 37,3 тыс. башкир (0,83% населения), преимущественно сельчан, которые компактно проживают в Красноуфимском, Михайловском, Нижнесергинском, Артинском и Каменских районах. В Курганской области проживает 15,3 тыс. башкир (1,5% населения), они компактно расселены в Альменевском, Сафакулевском, Щучанском районах. В Удмуртии насчитывается 4,3 тыс. (0,28% населения), в Республике Коми — 3,2 тыс. (0,31%), проживают в городах, главным образом в Усинске, значительную часть населения которого составляют выходцы из северо-западных и западных районов Башкортостана. Наибольшая башкирская община за пределами Башкортостана насчитывается в Челябинской области — 166,4 тыс. чел., что соответствует 4,62% населения региона. Значительную часть башкир Челябинской обл. составляет сельское население, в том числе компактно проживающее в Аргаяшском, Кунашакском районах и окрестностях Магнитогорска.

За пределами Уральского региона крупная группа башкир проживает также в Перелюбовском и Пугачевском районах Саратовской области — камеликские башкиры. Также значительные общины башкир образовались в Москве и Санкт-Петербурге.

Все эти локальные группы или описаны в серии словарей «Ислам в РФ» («Ислам в Москве», «Ислам в Санкт-Петербурге», «Ислам на Урале») или находятся в стадии описания.

Фиксируется значительное политическое и религиозное участие и влияние башкир во многих процессах Российской империи и СССР. Во многом это было обусловлено наличием такой неординарной военно-административной структуры, как Башкиро-Мещеряцкое войско. Здесь необходимо отметить, что наличие башкир и башкирских племен как организованной военно-политической силы давало возможность сохранения самобытности и многим другим народам. Именно на территории войска, а в более ранние исторические периоды — зоны расселения башкирских патронимий, к XIX веку сконцентрировалось наибольшее количество татарского дворянства после утраты последними большинства земель в Мещере и Волго-Вятском регионе. Также на территории войска сформировались наиболее компактные районы расселения сохранивших свои традиционные верования восточно-финских народов — в данном случае марийцев и удмуртов, а также чувашей. По крайней мере единственная группа сохранивших традиционные верования удмуртов — закамские удмурты проживают в Башкортостане, а также в прилегающих к нему районах Пермского края и Свердловской области. Там же проживают и восточные марийцы, группа марийцев, также в наибольшей степени сохранившая свою самобытность. Надо ли упоминать, что все эти районы входили в земли Башкиро-Мещеряцкого войска, благодаря чему, собственно, эти группы и сохранились.

В отличие от других мусульманских народов башкиры в полном составе имели статус военно-служилого сословия. Это было обусловлено созданием 10.04.1798 г. императором Павлом I иррегулярного Башкиро-Мещерякского войска с одновременным введением кантонной системы управления, действовавшей с некоторыми изменениями вплоть до 1865 г. Данным указом башкирское и мишарское население края было переведено в военно-служилое сословие и обязывалось нести пограничную службу на восточных рубежах России. Зауральские башкиры оказались в составе 2-го (Екатеринбургский и Шадринский уезды Пермской губ.), 3-го (Троицкий уезд Оренбургской губ.) и 4-го (Челябинский уезд Оренб. губ.) кантонов. В 1802–1803 гг. башкиры Шадринского уезда были выделены в самостоятельный 3-й кантон. В связи с этим изменились и порядковые номера кантонов. бывший 3-й кантон (Троицкий уезд) стал 4-м, а бывший 4-й (Челябинский уезд) — 5-м. За пределами современной Республики Башкортостан находилось и войсковое командование и главный культурно-административный центр башкир — Караван-Сарай в Оренбурге.

После ликвидации войсковой структуры башкиры продолжали сохранять достаточно высокий социальный статус и значительные земельные наделы. Во многом этим было обусловлен достаточно высокий процент башкир среди мусульманских депутатов Государственной думы, а также наиболее высокий уровень светского образования среди мусульманских народов России после литовских и, может быть, касимовских татар. При этом образование носило главным образом военный характер.

В целом история становления башкирской государственности и этнокультурного развития башкир тесно связана с Южным Уралом: Оренбуржьем и Троицком (ныне Челябинской обл.). В 1917 г. в Оренбурге прошли I и III Всебашкирские Курултаи, объявившие о создании нац.-тер. автономии и образовавшие первое Башкирское правительство во главе с Ю.Ю. Бикбовым. В Оренбурге, в здании караван-сарая, размещался Временный революционный совет Башкурдистана. В начале июня 1918 г., с прибытием А.-З. Валидова в Челябинск, здесь были сформирован Башкирский военный совет и Башкирская армия, активно действовавшая на территории Урала, созданы национальные учреждения. Борьба за создание государственности завершилась созданием 20.03.1919 г. Башкирской АССР. Другим центром формирования башкирских частей Красной армии был Саранск — столица современной Мордовии.

Особый интерес вызывает история образования и существования периферийных участков Башкирской АССР в современных Челябинской, Курганской и Оренбургской областях. В период становления советской власти во многих регионах, в том числе населенных мусульманскими народами, национально-автономное деление заметно отличалось от современного, впоследствии подвергшегося территориальным переделам. В значительной степени это касается фрагментов территорий современных Челябинской, Курганской и Оренбургской области, вошедших в состав образованной Автономной Башкирской Советской Республики, называемой также малой Башкирией.

Она была образована в 1919 г. на землях, большинство сельского населения которых составляли этнические башкиры. Малая Башкирия была образована из ряда волостей, прежде входивших в Оренбургский, Орский, Верхнеуральский, Троицкий Челябинский уезды Оренбургской губернии, Шадринский, Екатеринбургский, Красноуфимский уезды Пермской губ., Златоустовский, Уфимский, Стерлитамакский уезды Уфимской губ. Одной из характерных особенностей территории являлось почти полное отсутствие городов (исключение — Белорецк), развитой промышленности и транспортной инфраструктуры. Одним из пунктов соглашения Российского рабоче-крестьянского правительства с Башкирским правительством о Советской Автономной Башкирии значилось, что «железные дороги, заводы и рудники на территории Башкирии остаются в непосредственном ведении центральной советской власти». За основную таксономическую единицу административного деления был положен кантон, по образцу Башкиро-Мещеряцкого войска. Согласно первоначальному административному делению в малую Башкирию входили следующие единицы — кантоны: Джитировский, Кипчакский, Усерганский, Бурзян-Тангуровский, Тамьян-Катайский, Аргаяшский, Яланский, Кущинский, Дуванский, Кудейский, Табынский, Юрматынский, Ток-Чуранский. При этом в документе административные центры кантонов приводятся с указанием их прежнего подчинения. В состав малой Башкирии включалось большое количество анклавов, таковыми являлись: Аргаяшский, Яланский, Ток-Чуранский кантоны, а также г. Сеитово (Каргалы) и отдельные башкирские села. В то же время ряд русских сел выделился из состава малой Башкирии. Одной из характерных черт малой Башкирии являлось то, что административные центры кантонов располагались в небольших башкирских селах, а столица — в башкирском с. Темясово.

Впоследствии при преобразовании Башкирской АССР, связанном с включением в ее состав большей части бывшей Уфимской губернии, часть территорий, ранее входивших в состав Малой Башкирии, была из состава автономии выведена. Таковым оказался ранее анклавный Яланский кантон, переведенный в состав Челябинской обл. по декрету ВЦИК от 14 июня 1922 г. Тем же документом в БАССР передавался г. Миасс с рядом близлежащих волостей и район г. Магнитной. Впоследствии эти территории были возвращены Челябинской области. Впоследствии из Яланского кантона были образованы Сафакулевский и Альменевский р-ны Курганской обл.

В 1924 г. Киргизской АССР был передан Ток-Чуранский кантон, в настоящее время находящийся в составе Оренбургской обл. (Красногрвардейский район)

Бывший Аргаяшский кантон (совр. Аргаяшский, Кунашакский и частично Сосновский р-ны Челябинской обл.) функционировал в качестве административно-территориальной единицы Башкирской АССР до 17 января 1934 г., когда отошел к вновь организуемой Челябинской области на правах Аргаяшского башкирского национального округа Постановлением Президиума ВЦИК от 17 ноября 1934 г. Аргаяшский национальный округ был ликвидирован.

Особый интересе вызывает вопрос т.н. Кувандыкского коридора, образовавшегося в результате состоявшегося в марте 1935 г. очередного территориального преобразования. Последнее выразилось в передаче части Зианчуринского р-на (образован в 1930 г. из Усерганской и Салиховской волостей Зилаирского кантона, ранее существовала Кувандыкская волость в составе Усерганского кантона) Оренбургской обл., что привело к уничтожению общих участков границы между Казахстаном и Башкортостаном.

В результате произошедших преобразований возникло несколько анклавов с башкирским населением в Челябинской, Оренбургской и Курганской обл.; все эти анклавы ранее являлись частями малой Башкирии. В настоящее время на территории этих этнических анклавов, потерявших статус национальных автономий, продолжается башкирская культурная жизнь, функционируют мечети, медресе. Более того, известно, что башкирское население этих анклавов в настоящее время имеет тенденцию к росту своей численности, обладает положительными абсолютными и относительными демографическими характеристиками. Для него характерны крепкие хозяйства и устойчивость «сельских миров», ярко выделяющиеся на общем фоне.

Таким образом, мы видим, что проживание башкир и башкиро-мусульманское влияние прослеживается далеко не только в Республике Башкортостан, но также и в ряде других регионов страны. Наиболее сильно оно в уральских регионах, в несколько меньшей степени проявляется в нефтедобывающих районах Тюменской области и Республики Коми, столичных регионах и крупных промышленных центрах Сибири. Это влияние имеет давние исторические корни, продолжается на современном этапе и не имеет предпосылок для снижения в дальнейшем. Изучение этих процессов попадает в сферу научных интересов, в том числе в рамках работы по серии словарей «Ислам в Российской Федерации».



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.