Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Инновационные ресурсы мусульманского образования и культуры: Вторые Фахретдиновские чтения
31.05.2011

ХАЙРЕТДИНОВ Д.З.
этнолог, ответственный редактор серии словарей "Ислам в РФ", кандидат исторических наук

"От "Асара" Ризы Фахретдина до словарей "Ислам в РФ"

Жанр энциклопедии, в которой раскрывались бы отдельные положения исламской религии, философии или истории, весьма популярен в мире — как на Западе, так и в мусульманском мире. Пожалуй, первыми энциклопедистами в этой сфере в России выступили такие именитые мусульманские богословы, как Шихабутдин Марджани и Ризаэтдин Фахретдин. Внимательный анализ главного труда Ризы-хазрата «Асар» не оставляет сомнений: перед нами — масштабная энциклопедия, в которой собраны по определенной схеме статьи, описывающие биографии тех или иных мусульманских деятелей нашей страны. И именно в силу того, что данные скрупулезно проработанные биографии практически не известны из других источников, кроме самого «Асара» и «Мустафад аль-ахбар», труды Марджани и Фахретдина представляют собой важнейшую источниковедческую ценность.
В предисловии к одному из томов книги «Асар» Риза-хазрат пишет, что он не знает, кто заинтересуется этим трудом, но он все равно должен выполнить свой долг и составить его. Сегодня, после выхода в свет нового издания «Асара», мы наконец-то можем смело заявить о том, что бесценный труд Фахретдина не пропал в забвении: исследователи по истории российского ислама получили возможность активно использовать и татарский оригинальный текст кириллическим шрифтом, и его русский перевод. Более того: сама концепция «Асара» получила дальнейшее развитие с выходом в свет серии словарей «Ислам в Российской Федерации». Эта серия — подлинное воплощение в жизнь российскими мусульманами задумки Ризы-хазрата, его идеи скрупулезного описания персоналий, как и разных явлений, объектов, изданий, имеющих отношение к истории ислама в России.
Работа над выпуском в свет серии энциклопедических словарей началась в Издательском доме «Медина» в 2007 г. Она стали следствием многолетних исследований группы ученых, занимавшихся проблемами исламского богословия и истории ислама в России. Энциклопедические словари этой серии отличаются колоссальным объемом исследуемого в ходе составления материала. Книга «Асар», как и труд Марджани «Мустафад аль-ахбар», явилась одним из основных источников при составлении словарей, поскольку несет в себе основной массив информации о дореволюционных имамах. По возможности сведения «Асара» подкрепляются материалами архивных источников. При этом мы должны осознавать масштабность проводимой работы, поскольку информация об одном и том же человеке может содержаться в архивах самых разных, весьма удаленных друг от друга городов.
Выпуск словарей во многом способствовал дальнейшему упрочению позиций мусульманских общин, их социализации и расширению источниковой базы по историографии ислама в России. Так, в частности, путем археологических изысканий в Нижегородской области в 2007–2009 гг. было доказано, что тюрко-мусульманские (ордынские или, возможно, булгарские) населенные пункты на юге этого региона на несколько веков древнее по сравнению с первоначальной датировкой нижегородских историков. В связи с изданием словарей значительно активизировалась жизнь мусульманских общин центральноевропейской части России и Урала, которые впервые узнали научные сведения о своей старинной истории, познакомились с бытованием своих предшественников в советское время и изучили опыт соседей в современности. Огромный интерес к изданию проявили интеллектуальные круги Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Казани, Москвы и других городов.
Словари «Ислам в РФ» описывают, помимо истории мусульманских общин, и их современность. Другой особенностью серии является большое число авторов — участников проекта, что позволяет соблюсти объективные подходы к изучаемым сюжетам. В этом главное отличие представляемого труда от работ по исламской тематике, изданных в последние годы.
В начале 2009 г. был издан уже 3-й том в рамках данной серии — 300-страничный «Ислам в Санкт-Петербурге», объединяющий более 430 научных статей по восьми тематическим блокам. Одно их перечисление заставляет высказать чувство восхищения: мусульманская теология, статические сведения о петербургских мусульманах, дооктябрьский и послеоктябрьский периоды бытования ислама в северной столице, взаимоотношения Российского государства и мусульман, библиографический раздел, тема ислама в Ленинградской области и семи северо-западных регионах России... Такого тщательного и композиционно безупречного труда по данной теме отечественное исламоведение еще не знало. Авторы и члены редакционной коллегии словаря предприняли попытку отразить в его энциклопедических статьях самые значимые явления петербургского ислама, имеющие отношение к жизни как самого города и изучаемой общины, так и всей мусульманской уммы России. Авторами этого тома выступили более 30 ученых из Санкт-Петербурга, Казани, Москвы, Нижнего Новгорода, Калининграда, Ташкента. В их числе — 7 докторов и 14 кандидатов наук по специальностям: история, философия, филология, культурология, политология. Данный факт также является показательным.
Серьезной проблемой в ходе составления словаря «Ислам в Санкт-Петербурге» явилось отсутствие научных исследований по целым тематикам (советский и современный период в жизни ленинградской/петербургской уммы; мусульманские этнические общины Петербурга; история и современное положение мусульман в Ленинградской области и др.). Характер научной новизны носят и статьи, посвященные исламу в регионах российского северо-запада.
В том же году ИД «Медина» выпустил в свет 4-й выпуск энциклопедического словаря — «Ислам в центральноевропейской части России». Он описывает наиболее значимые явления, объекты, персоналии и историографию прошлого и современности ислама и мусульман в 19 регионах России. Помимо современного административно-территориального районирования (подавляющее большинство указанных регионов входят в состав ЦФО), на компоновку регионов в словарь повлияла их общность в историческом аспекте. Южные области в составе ЦФО составляли единый социогеографический комплекс во времена Золотой Орды, а некоторые из них — как Воронежская, Белгородская и Курская области — и в эпоху Хазарского каганата. В доордынский же период отмечаются такие мусульманские этносы, как буртасы и волжские булгары. Хотя монгольское нашествие значительно изменило этническую карту Восточной Европы, реликты прежней эпохи длительное время оставались на данной территории, свидетельством чего являются, например, Новохарьковский могильник в Воронежской области, оставленный аланами — наследниками салтово-маяцкой культуры, или Болгорская волость под Тверью. На территории ЦФО фиксируется целый ряд буферных административно-политических образований, так или иначе связанных с Золотой Ордой или ордынским наследием — таких, как Яголдаева и Курская тьмы, Червленый Яр, Касимовское ханство, Романовский улус, Казанская Украина и др. Тогда же здесь возникают новые города и поселения, до сих пор недостаточно изученные — к примеру, Ахматовы слободы в Курской или г. Мохши — в Пензенской области. Дальнейшая территориальная экспансия России привела к включению в ее состав таких мусульманских земель, как Крым, Северный Кавказ, Закавказье, Казахстан, Средняя Азия, выходцы из которых в XVIII–XIX вв. в качестве почетных пленников, военных ссыльных появлялись и в центральной России. В новое время татары возродили исчезнувшие мусульманские общины в Ярославле, Твери, Костроме, построив здесь мечети и попытавшись сделать то же самое в Иванове, Вологде, Курске, Калуге.
Таким образом, к Новому времени территория Центральной России, которая традиционно в российской историографии рассматривается исключительно с москвоцентричных, мононациональных позиций, в действительности вобрала в себя многочисленные мусульманские элементы из различных этнических групп, из разных регионов огромной Российской империи.
Уже в советский период к старожилам-татарам добавились трудовые мигранты из Азербайджана, Кавказа и Средней Азии, а также представители репрессированных народов. Разумеется, в тот период религиозная жизнь среди них не могли вестись легально, но в некоторых регионах она не прерывалась и в годы репрессий. Интересным и неожиданным является тот факт, что в Курске мусульмане заключили официальный договор с советской властью о пользовании мечетью, а в таком регионе, как Тамбовщина, одна из мечетей не закрывалась на протяжении всего советского периода. Активно действовали, особенно в послевоенный период, неофициальные муллы Ярославля, Костромы, Тулы, Курска, Иванова, Владимира, не говоря уже о Пензенской области и Мордовии.
Возрождение религиозной жизни, происходящее здесь с 1990-х гг., сопровождается резким изменением этнодемографической ситуации. Среди причин этого — и экономическая, и обусловленная конфликтами миграция из регионов Северного Кавказа и Средней Азии. Проблемы, возникающие при этом, могут быть разрешены с учетом богатой истории ислама в регионе. Так, в большинстве областей ЦФО мигранты позднего времени вливались в существующие мусульманские общины.
Древнейшие этапы истории ислама и мусульман, их взаимоотношений с другими народами — славянами, угро-финнами и др. исследованы в настоящем издании благодаря статьям археологов. Это более 10 авторов из Владимирской области, Курска, Пензы, Рязани, Плёса Ивановской области, Тулы, Ельца Липецкой области и др. Такое масштабное привлечение специалистов из области археологии, в общем-то, само по себе является небольшой сенсацией. Дело в том, что даже в соседних регионах иногда имеется весьма поверхностное представление о том, над чем конкретно работают коллеги из близлежащих областей. Археологии это касается прежде всего: ведь многие памятники, даже раскопанные и изученные уже в течение длительного времени, до сих пор не описаны. Сказанное тем более верно относительно проблематики ислама в центральноевропейской части России: эта тема практически никем целенаправленно не изучалась, зачастую открыто игнорировалась и уж тем более не исследовалась комплексно.
Всего в словаре представлено более 500 статей, написанных почти 50 авторами. Историки-архивисты (10 авторов) внесли весомый вклад в изучение позднефеодального и имперского времени. Этнологи представили свое видение процессов этногенеза тех или иных национальных групп, исповедующих ислам, описали их жизнь в недавнем прошлом и современности. Уникальны статьи о роли ислама в истории и культуре мордовского народа. Журналисты и публицисты, философы, преподаватели вузов, активисты мусульманских организаций дополнили издание статьями о советском и нынешнем периодах бытования мусульманских общин.
Наконец, в конце 2009 года увидел свет и 5-й, еще более объемный том словаря — «Ислам на Урале». Значимость уральского региона в истории российских мусульман огромна, а в некоторых сферах исключительна. Именно Южный Урал впервые после падения постордынских государств получил функции центра фактической религиозно-культурной автономии мусульманской уммы Российской империи, и произошло это за несколько десятилетий до образования Оренбургского магометанского духовного собрания. При этом следует признать, что из множества точек зрения на то, каким образом Сеитовский посад под Оренбургом (ныне — Татарская Каргала) стал своеобразной мусульманской столицей империи, наибольшее распространение среди ученых получила только одна: «по воле монарха». Ни геополитические расчеты и дальнейшие цели Петербурга по расширению империи, ни относительная автономия башкирских племен, ни масштабное переселение мишарей-мещеряков на Урал, ни уникальный этносоциальный строй Башкиро-Мещерякского войска не принимаются в расчет проимперски настроенными учеными. Такая точка зрения кажется нам достаточно ущербной, в связи с чем мы попытались в данном издании несколько иначе расставить акценты, показать всю неоднозначность сложившихся в регионе геополитических реалий.
Одной из причин такого черно-белого взгляда на историю является то, что в качестве целостного явления тема ислама в уральском регионе до сих пор не являлась объектом изучения. Процесс вхождения Урала в Российское государство, ставший возможным в результате завоевания Казанского и Сибирского ханств и последующей ликвидации Ногайской Орды, происходил болезненно. Властные структуры постепенно сокращали автономные права мусульманского населения Урала, особенно в конце XVII — первой половине XVIII в. Неоднократные нарушения договоров с башкирами, захват их земель и насильственное крещение мусульманских народов спровоцировали целый ряд антироссийских восстаний, проходивших и под лозунгами отстаивания религиозной свободы. Однако в итоге победила линия на взаимовыгодное сотрудничество мусульманской элиты и государства. Вначале речь шла о внешнеполитических и экономических запросах Российской империи, направленных на стабилизацию границы по Уралу и дальнейшее территориальное расширение за счет постепенного подчинения Казахских жузов. В 1744–1745 гг. по указам Сената и императрицы Елизаветы Петровны произошло создание такой уникальной полуавтономной единицы, как Сеитова слобода (Каргала) под Оренбургом. Она стала точкой воссоздания религиозной инфраструктуры мусульман империи и восстановления мусульманской учености в масштабах всей России.
После стабилизации государственно-исламских отношений мусульмане Урала играли заметную роль в общественно-политической жизни не только региона, но и всей страны, начиная с Уложенной комиссии 1767–1768 гг. Во второй половине XIX — начале XX в. мусульмане края активно участвовали в деятельности городских дум и земств, Государственной думы Российской империи. Значительное число мусульман насчитывалось в составе Оренбургского и Уральского казачьих войск. Башкиро-Мещерякское войско участвовало в охране государственных границ, принимало участие в войнах, которые вело Российское государство. Еще более заметным была роль купечества, сыгравшего важнейшую роль во взаимном «притяжении» России и Казахстана, а также государств Средней Азии, открытии торговых путей в Китай и Афганистан. Оно занимало видное положение в региональном торговом сообществе, активно участвовало в культурно-образовательных и политических процессах становления российской мусульманской уммы. Купцы и улемы заняли ключевую роль в развитии таких общероссийских центров просвещения и исламской культуры, как Оренбург и Троицк. Наряду с этими городами с конца XIX в. в период массового распространения идей джадидизма важными центрами в деле создания мусульманских издательств и прессы, библиотек и благотворительных обществ, учебных заведений и военных подразделений стали также Пермь и Екатеринбург.
Словарь «Ислам на Урале» — это более 700 статей почти 50 авторов. Тема истории и бытования ислама на Урале многогранна и мало изучена, и данный том является первым важным шагом в исследовании данной проблемы. Исследования, посвященные активно развивающемуся в наши дни исламскому сообществу и показывающие особенности сосуществования мусульман и православных на Урале, которые сумели выработать традиции добрососедства, присущие этому региону и сегодня, приобретают особую актуальность в наше неспокойное время. В целом серия словарей «Ислам в РФ» направлено на созидательный межнациональный и межконфессиональный диалог.
В настоящее время к печати готовятся следующие тома задуманной серии: «Ислам в Татарстане» и «Ислам в Поволжье». Всего в рамках серии планируется до 2013 года выпустить 12 томов словаря, среди них — «Ислам в Башкортостане», «Ислам в Дагестане», «Ислам в Сибири и на Дальнем Востоке», «Ислам на Северо-Западном Кавказе», «Ислам в Чечне, Ингушетии и Осетии». Серия словарей «Ислам в Российской Федерации» задумана как масштабное исследование российского исламского пространства, отталкивающееся в своей концепции на такие прецеденты, как «Асар» Ризаэтдина Фахретдина. Просим у Всевышнего, чтобы Он оказал нам Свою милость и поддержку в этом непростом и чрезвычайно важном проекте.
 



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.