Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

«Рухи мирас» VI (Духовное наследие) — Дамир-хазрат Мухетдинов
10.11.2009

Дамир-хазрат Мухетдинов
ректор Нижегородского исламского института
имени Х. Фаизханова,
доцент ННГУ им. Н. И. Лобачевского кандидат политических наук

Система образования российских мусульман: сочетание религиозной и светской составляющих

В настоящее время мусульманский мир охватывает около 1 млрд. 500 млн. человек. Система образования у различных мусульманских народов весьма различается. Поэтому я остановлюсь на мусульманах Волго-Уральского региона, чьи территории преимущественно входят сейчас в состав Приволжского федерального округа (ПФО). В большинстве регионов ПФО тюркоязычное население является меньшинством, но нельзя забывать, что здесь речь идет о коренном населении, проживающем на протяжении многих веков, обычно еще с эпохи Хазарского каганата и Волжской Булгарии. Сегодня среди мусульман горожане составляют большинство, но в каждом из регионов ПФО есть исторически сложившаяся зона компактных сельских поселений мусульман. Стоит отметить, что первое упоминание о мусульманских мектебах в Среднем Поволжье относится к 913 г. (Ибн Русте), и через четыре года мы будем отмечать 1100-летний юбилей этой даты. К сожалению, образование в городских медресе Золотой Орды и Казанского ханства исчезло с падением этих государств и с уничтожением мусульманской городской цивилизации в Поволжье в 1550-е гг. Процесс возрождения мусульманской учености в крае в XVIII веке происходил во многом благодаря содействию государственной администрации. Так было в 1740–1750-е гг. в регионе Оренбурга, и в 1770–1780-е гг. в регионе уже Среднего Поволжья. Здесь государство решало и свои проблемы борьбы с иностранным влиянием, лозунгами радикалов и попытками создания центров образования, оппозиционных властям. Восстание Батырши в 1755 г. и особенно Пугачевщина в 1773–1775 гг. ясно показали властям как важна позиция авторитетных мусульманских лидеров. Поэтому лидеры советского государства в лице Ленина и Сталина в Обращении Совнаркома России «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября (3 декабря) 1917 г. гарантировали мусульманам неприкосновенность их религиозных и образовательных учреждений.

 

Российская умма, в отличие от западных и юго-западных христианских окраин, сохранила свою лояльность Отчизне. К сожалению, слова большевиков оказались пустыми обещаниями. Во многом поэтому государственные границы России в мусульманских регионах вернулись к рубежам времен Московской Руси, то есть от Копетдага и Памира к долинам рек Волги и Урала. Насилие охватило российский юг. Только ПФО в отличие от Южного федерального округа (ЮФО) не стал ареной многолетних конфликтов, во многом благодаря здравой позиции элиты и простых мусульман края.

 

Как уже указывалось, Приволжский федеральный округ характеризуется неоднородным составом населения. В разных его регионах структура населения представляет собой уникальное сочетание различных этносов и конфессий. В целом, по результатам всероссийской переписи населения в 2002 г. в Приволжском Федеральном округе на 4.063.720 этнических татар имеется 4.355.618 человек, владеющих татарским языком. В Татарстане титульным языком владеют 2.014.517 человек, в Башкортостане – 1.396.947 человек. Таким образом, более половины населения Татарстана, треть населения Башкортостана и седьмая часть населения ПФО и абсолютное большинство (более трех четвертей) мусульман округа владеет татарским языком. Миллион татароязычных живет и в других регионах ПФО вне пределов этих двух республик. Это дает возможность для продолжения консолидации поволжской уммы на основе татарского этно-культурного компонента.

 

Таким образом, ликвидация национально-регионального компонента для мусульман региона обозначает прерывание традиций 1100-летнего образования на родном языке. При этом никто не задумывается, куда пойдут многие тысячи учителей татарского и башкирского языков. И кому нужно плодить безработицу среди молодежи в дни кризиса? Чем они будут кормить семьи уже в ближайшее время, кто даст им гарантии сохранения минимально сносного уровня жизни?

 

Создается впечатление, что власти не знают, как сократить число учителей, зато постоянно растет армия чиновников. А ведь Россия удерживает свои позиции среди развитых стран только благодаря уровню образования своих граждан. Кажется, только ленивый не лягнул инициативу молодежных татарских организаций по приданию татарскому языку статуса государственного на всей территории России. Да, ребята погорячились…. Но многие ученые признают, что это единственная возможность спасти татарскую школу вне пределов республики. И одновременно по официальному каналу «Россия» Финляндия хвалится наличием статуса второго государственного языка – шведского. А ведь процент (не количество) шведов в Финляндии и татар в России вполне сопоставим. Россия критикует постсоветские государства за закрытие русскоязычных школ, но закрывает нерусские школы на своей территории. В ответ ее упрекают в двойственности стандартов…

 

Что мы получаем в итоге? Татарский язык вновь уходит в мечеть, мектебе и медресе. Мусульманская молодежь становится все более многочисленной группой. По данным Духовного управления мусульман Республики Татарстан с ее 1.200 мечетей, за прошлый год в различных типах мусульманских учебных заведений обучалось около 35.000 человек. Юридически это Российский исламский университет и два высших медресе в Казани и семь средних медресе, раскиданных по республике от Запада до Востока. Но при этом еще действует медресе в Мамадыше, где обучалось 130 слушателей, а начальное исламское медресе г. Кукмора функционирует с 1998 г. и ежегодно около 90 студентов успешно заканчивают это учебное заведение. Четыре учебных заведения: университет и три медресе действуют в Башкортостане при более чем 500 мусульманских приходах. Таким образом, мусульманские учебные заведения в ПФО действуют во всех типах городских поселений от городов-миллионников до райцентров и больших аулов. Чему здесь обучают? Существует стремление возродить лучшие традиции российских мусульман. Так, татары Нижегородчины в начале прошлого века были наиболее тесно связаны с медресе «Мухаммадия» («Галеевское») в Казани. Оно было учреждено в 1882 г. имамом 5-й соборной мечети г. Казани Галимджаном Мухамметзяновичем Галеевым (Баруди) и стало первым джадидским медресе России. В течение 14 лет здесь изучали арабский, турецкий, русский языки, риторику, каллиграфию, математику, геометрию, физику, географию, психологию, методику и педагогику, медицину и гигиену, правоведение, философию, всеобщую историю, историю России, историю тюркских народов и другие предметы. Религиозные предметы в джадидском варианте включали в себя фикх (право), фараиз (наука о правилах раздела имущества), тафсир (толкование Корана), хадисоведение, сира (жизнеописание Пророка Мухаммада), акида (догматика), ахлак (основы морали), историю ислама, ислам и другие религии.

 

Эти традиции после шестидесятилетнего насильственного перерыва мы стремимся возрождать с учетом новых реалий. На сегодня можно констатировать, что вопросы религиозного мусульманского образования в Российской Федерации выходят на качественно новый уровень решения. Процесс, начатый в начале 1990-х годов, развертывался стихийно, без какой-либо координации «сверху», что вполне соответствовало исламской традиции опоры на местные общины, местных имамов и организации образования на базе приходов. Создание медресе и мектебе сразу обозначило необходимость подбора кадров. Однако, учитывая предыдущий, в целом атеистический, период существования российского общества XX столетия, естественной оказалась проблема кадрового голода, на которую сразу же обратили внимание наиболее дальновидные руководители мусульманских организаций. Только еще формирующиеся высшие исламские учебные заведения в Казани, Уфе и Москве не смогли взять на себя задачу подготовки кадров для медресе и мектебе. Ведь для того, чтобы наладить мусульманское образование по-современному, то есть в духе джадидизма, с учетом требований современного общества, развития науки и общественно-политических «вызовов», следовало не ограничиваться только сугубо богословскими дисциплинами в деле организации и развертывания учебного процесса, но и включать в учебный процесс дисциплины, позволяющие раскрыть особенности истории и культуры ислама.Специалисты по истории и культуре ислама востребованы Духовными управлениями мусульманан, исходя из особенностей образования на разных ступенях.На 1 ступени обучения (начальное религиозное образование) специалисты по истории и культуре ислама необходимы опосредовано, то есть для повышения уровня квалификации преподавателей (воскресных) школ (мектебе) или курсов при мечетях и местных религиозных организациях.

 

Цель – изучение основ ислама, обучение основным обязанностям мусульманина. Казалось бы, знание истории и культуры ислама в большом объеме и не требуется. Однако, поскольку изучаются основные обязанности мусульманина, речь идет о культуре поведения, о том, какой должна быть личность согласно Корану и Сунне. Основные знания по этим вопросам можно подкреплять яркими примерами из истории исламского сообщества.

 

На следующей, второй, ступени исламского образования в России указанные специалисты востребованы по аналогу с первой ступенью. Поскольку вторая ступень – это среднее религиозное образование; оно обеспечивается средними (вечерними) школами (медресе); базовое религиозное образование учащихся – начальное; занятия проводятся в вечернее время; срок обучения – от 2 до 3 лет. Цель – подготовка учащихся для продолжения учебы в средних профессиональных и высших учебных заведениях или исполнения обязанностей младшего религиозного персонала в мечетях (муэдзины). На третьей ступени исламского образования в России специалисты в области истории и культуры ислама необходимы напрямую. Третья ступень – это среднее профессиональное религиозное образование; обеспечивается средними (дневными или вечерними) колледжами; базовое религиозное образование учащихся – начальное или среднее; занятия проводятся в вечернее или дневное время; срок обучения – от 3 до 4 лет. Поскольку цель – подготовка учащихся для продолжения учебы в высших учебных заведениях или исполнения обязанностей среднего религиозного персонала в мечетях (имамы), то знание основ исламской культуры для этого контингента обязательно. На третьей ступени предлагается обучение, включающее указанные выше пять дисциплин в общем объеме 500 часов (каждая по 100 часов).Таким образом, для основного количества ДУМов, не имеющих свои высшие исламские учебные заведения, необходимы специалисты по истории и культуре ислама, выполняющие нагрузку в объеме более 500 часов в год (ведение пяти дисциплин + консультации для проходящих курсы повышения квалификации).Учитывая, что в настоящее время в России насчитывается около 60 ДУМов, как централизованных, так и региональных, а в каждом регионе, где есть мусульманские общины, существует потребность в духовных учебных заведениях, в том числе медресе третьей ступени обучения, можно говорить о потребности в специалистах по истории и культуре ислама на сегодня в размере минимум 60 человек. Четвертая ступень исламского образования в России – это высшее религиозное образование; оно обеспечивается исламскими институтами (религиозными образовательными учреждениями) по дневной, вечерней или заочной формам обучения; базовое религиозное образование учащихся – среднее или подготовительное отделение самого вуза. Срок обучения 4–5 лет. Цель – подготовка религиозных служителей высшего звена в мечетях (имам-хатыб), сотрудников духовных управлений, преподавателей религиозных учебных заведений. На пятой ступени исламского образования в России – светское высшее образование с исламским компонентом; обеспечивается исламскими университетами (негосударственными образовательными учреждениями), созданными духовными управлениями мусульман; форма обучения – дневная, вечерняя, заочная; базовое образование учащихся – полное среднее общеобразовательное + среднее религиозное. Срок обучения бакалавров – 4 года, специалистов – 5 лет. Цель – подготовка специалистов широкого профиля по специальностям исламская теология, философия, история, педагогика и т.п., одновременно обладающих необходимым уровнем религиозных знаний. На шестой ступени – послевузовское образование – магистратура; учебный процесс обеспечивается университетами по дневной или вечерней формам обучения. Срок обучения – 2 года. Цель – подготовка специалистов, способных вести преподавательскую деятельность и научно-исследовательскую работу. Обеспечение учебного процесса на пятой ступени зависит от кадрового состава исламских высших учебных заведений. Насколько удовлетворена потребность ДУМов в специалистах по истории и культуре ислама на сегодня детально просчитать трудно, так как есть тенденция к продолжению регистрации новых мусульманских организаций. Особое место среди профессиональных исламских учебных заведений заняло НОУ СПО «Нижегородское исламское медресе “Махинур”», учрежденное в 2000 году Духовным управлением мусульман Нижегородской области, изначально открытое в 1994 году. На начальном этапе работы медресе решало задачу подготовки имамов для мечетей Нижегородской области. В учебных расписаниях 1994-1996 годов присутствовали только религиозные дисциплины: Коран, хадисы, акида, фикх, сира, тафсир, усул ад-дагъва, история пророков. Медресе «Махинур» лицензировано Департаментом образования Нижегородской области в 2001 году. В 2000/2001 учебному году в образовательные программы медресе «Махинур» были внесены изменения в целях систематизации преподаваемых дисциплин – сгруппированы вокруг трех блоков: Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины (ОГСЭ), Естественно-научные дисциплины (ЕН), Общепрофессиональные и специальные дисциплины (ОПиСД). В рамках ОГСЭ (1408 часов) начали преподаваться 26 дисциплин, такие, как: основы философии, основы экономики, основы социологии и политологии, основы права, история Отечества, мировая художественная литература, литература, русский язык и культура речи, английский язык, основы экологии, психология, педагогика, основы религии, сира, история Пророков, история халифата, история мусульманских общин Нижегородской области, религиозно-правовые направления в исламе, татарский язык и литература, делопроизводство и бухгалтерский учет, исламская культура и архитектура. В рамках ЕН (368 часов) – Математика и информатика, Основы здорового образа жизни, Безопасность жизнедеятельности и первая медицинская помощь, Физическая культура. В рамках ОПиСД (1680 часов) преподавались 17 дисциплин: исламское воспитание, методика преподавания теологии, чтение Корана, толкование Корана, Таджвид, исламское право, исламское мировоззрение, изречения Пророка, хадисоведение, Корановедение, основы проповеди, сравнительное религиоведение. Особое внимание уделялось арабскому языку, в рамках которого изучались синтаксис, морфология, чтение текстов, диалоги, фонетика, каллиграфия. Общее количество часов, отведенных на теоретическое обучение, рассчитаны на 2 года 10 месяцев (3 курса) – 3456 часов учебного времени.

 

Сегодня идут процессы по увеличению количества религиозных исламских организаций, строительству мечетей и созданию мусульманских учебных заведений даже в тех округах, где ранее количество мусульман было минимальным. Поэтому во вновь формируемых общинах при создании собственных медресе возникает потребность в указанных специалистах. К тому же не во всех медресе имеется ярко выраженный цикл дисциплин по истории и культуре ислама. В ситуации стандартизации и унификации религиозного образования это введение новых дисциплин станет обязательным, и понадобятся специалисты. Часть медресе использует вузовских преподавателей из светских учебных заведений, что не полностью соответствует стандартам религиозных учебных заведений.

 

Сегодня важнейшим уже общероссийским центром стал НИИ им. Х. Фаизханова. Он готовит учебные программы и пособия по широкому спектру светских (исламоведческих) и религиозных дисциплин. Наши учебники используются во многих регионах России, странах СНГ. Да и в ПФО нужно работать со всё растущим числом мигрантов. В итоге советских десятилетий мы имеем не расширение России, а ее вымирание. Россия, по прогнозам, в ближайшие годы потеряет 10 млн. трудоспособных граждан. Теперь нам нужно обучать уже выходцев из стран СНГ особенностям российской жизни. Здесь мектебе и медресе является намного более эффективной площадкой, чем любая светская школа для аккультурации этих людей к исламу, новому образу жизни, отказа от не всегда приемлемых для российских мусульман идеологических установок. В прошедшем декабре было уже 17-летие распада СССР и выросло новое молодое поколение как в странах СНГ, так и у выходцев из мусульманских стран СНГ. С ними надо работать. У нас, на Нижегородчине, уже есть имамы из числа таджиков, азербайджанцев, узбеков. Они прекрасно работают со своими общинами, но приходы возглавляют, как и тысячу лет назад татары. Тем более, что в традициях татарских медресе было обучение восточным и западным языкам и научным знаниям, ну и конечно же русской литературе и языку, праву, географии и истории России. Вместе с тем не нужно раздувать количество медресе, а следует превращать их в настоящие учебные заведения со стабильной инфраструктурой, учебной базой и преподавательскими кадрами. Медресе не может быть в целом ряде соседних райцентров. Здесь нужно сотрудничество Духовных управлений, органов федеральной власти, местного самоуправления и бизнеса. Для лиц, желающих получить представление об основах веры, достаточно уровня мектебе. Напротив, высочайшая потребность в образованных кадрах в новых политико-экономических условиях свидетельствует о том, что специальным духовным школам мусульман необходима всесторонняя поддержка. Ведь они выполняют важную государственную и общественную задачу – поддерживают традиционные формы вероисповедания мусульман России, в которых заложены механизмы воспроизводства толерантных отношений с представителями других традиционных конфессий РФ, адаптивные механизмы для прибывающего в регион мусульманского населения. Эту политику эффективно вели представители государства и Оренбургского Магометанского Духовного Собрания – Центрального духовного управления мусульман прежде всего в конце XVIII – начале XX вв. Наша задача сейчас состоит в том, чтобы возродить и творчески развить традиции наших общих предков…



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.