Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Просветительские традиции ислама в Урало-Поволжье: Первые Фахретдиновские чтения
15.04.2009

Мухетдинов Дамир Ваисович,
ректор Нижегородского исламского института им. Х. Фаизханова, кандидат политических наук,
доцент ННГУ им. Н. И. Лобачевского, г. Нижний Новгород

Ризаэтдин Фахретдин: идеи реформ мусульманского мира России

 

Изучая деятельность Ризаэтдина Фахретдина, нельзя забывать, что его деятельность на посту казыя Оренбургского магометанского духовного собрания (ОМДС) и муфтия Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМ) приходится на годы весьма жесткого контроля со стороны властей. Поэтому с внешней стороны его достижения вроде не столь величественны. С другой стороны, в его деятельности были первичны основы просвещения, а не политической борьбы. Поэтому рассмотрим его деятельность в качестве редактора журнала, автора учебников и биографий мусульманских деятелей. И здесь мы можем убедиться в их актуальности и созвучности нашему времени .

«Шура» (Совет) — в своей основе научно-богословский журнал, издававшийся с 1908 по 1917 г. в Оренбурге. Его финансирование осуществляли известные общественные деятели меценаты — братья Мухаммад-Шакир и Мухаммад-Закир (Дэрдменд) Рамиевы. Его главным редактором бессменно работал Риза Фахретдин. Журнал выходил два раза в месяц; за все время его существования было издано 240 номеров. Среди авторов статей были не только уроженцы России с Поволжья, Урала, Сибири, Кавказа, Крыма и зарубежья в лице Турции, Сирии и Египта. На страницах «Шуры» наряду с публикациями по литературе, филологии, политике, истории ключевое значение занимают статьи на исламскую тематику. Причем многие из них носили весьма дискуссионный характер.

Именно в журнале «Шура» впервые увидели свет произведения Мусы Биги, вызвавшие бурную полемику в мусульманском мире: «Рахмат Илахия борханнары» (Доказательства божьей всемилости), «Боек маузугларга уфак фикерляр» (Мелкие мысли на важные темы). Большое внимание редактор уделял проблеме возрождения мусульманского мира, в связи с чем публиковались аналитические статьи о причинах отсталости в мире ислама, предпринимались попытки поиска выхода из сложившейся ситуации. Так, из номера в номер обсуждалась проблема перевода Корана на родные языки мусульманских народов, подробно рассматривались вопросы реформирования системы образования, наряду с этим осуждались невежество и предрассудки, критиковались недостатки и пороки, присущие мусульманскому духовенству.

Многочисленные вопросы читателей находили тщательно проработанные ответы, которые соответствовали мусульманскому закону и комплексно объяснялись с помощью использования логики, разума, аятов Корана, хадисов и исторических примеров. Читателей прежде всего интересовали такие вопросы, как возможность ношения той или иной одежды, право женщин на посещение мечетей, чтение проповедей на татарском языке, правомерность проведения доисламских праздников, существенность различий между мазхабами, отношение к лечению молитвами и заговорами. Ключевое место занимал вопрос о рибе, взимании процентной ставки.

Несмотря на то что журнал предоставлял право на изложение собственного мнения представителям различных точек зрения, в целом его идеологическое направление имело джадидистский, реформаторский характер. Большое внимание уделялось представлению позиций молодому поколению имамов. «Шура» до сегодняшнего дня представляется классическим примером научного журнала. В своем журнале «Минарет» мы стремимся возродить и творчески переработать эту традицию.

Важную роль в качестве учебного пособия и сегодня занимает «Джавами калим шархи» (Комментарий на сборники изречений [Пророка]. — Казань, 1916. — 552 с.). Книга содержит 344 хадиса, каждый из которых сначала приведен на арабском языке, затем следует его перевод на татарский и комментарий автора, занимающий от нескольких строк до десяти и более страниц. В своем произведении Фахретдин использовал наиболее авторитетные сборники хадисов — «Сахих» ал-Бухари (810–870), «Сунан» Абу Дауда ас-Сиджистани (ум. 888), «Сунан» Ибн Маджа (ум. 883), «Джами» ат-Тирмизи (ум.  892), «Сунан» ан-Насаи (ум. 915), «Сахих» Муслима ан-Нишапури (821–875) и «Муснад» Ибн Ханбала. В этом труде Фахретдин продемонстрировал энциклопедические знания мусульманской культуры. Для доказательства своих положений автор свободно апеллировал к тексту Корана, авторитету алимов Ибн Сины, ал-Фараби, Ибн Рушда, ал-Газали, Ибн Араби, ат-Табари, Дж. Афгани,
М. Абдо. В некоторых случаях для более глубокого постижения содержания хадисов Фахретдин напоминал об условиях, в которых Пророк Мухаммад совершил то или иное действие или произнес слова, ставшие основой для рассказа.

В предисловии к своей книге Р. Фахретдин замечает, что истинное уважение к вере состоит, с одной стороны, в стремлении овладеть ее знаниями, а с другой — в совершении деяний, соответствующих этим знаниям. Он не соглашается с теми, кто говорит, что религия является препятствием на пути к земному счастью и процветанию. Согласно концепции ученого, постижение мудрости учения Корана и Сунны является главным ключом к общественному прогрессу. Для того чтобы продемонстрировать на деле это положение, он использует жанр комментария к хадисам. Ученый не ограничивается раскрытием универсального значения рассказов, а обращает внимание читателей на современный социальный контекст, дает советы для решения реальных общественных проблем, присущих российскому мусульманскому обществу того времени. Так, он пишет о вопросах реформирования системы просвещения, настаивает на необходимости изменений в области здравоохранения, разъясняет читателям практическое значение развития научных знаний, выражает свое положительное отношение к благотворительным организациям, отстаивает права женщин на полноценное образование, на чтение намаза в мечети и т. п. То же можно сказать о комплексе вопросов, связанных с этической проблематикой. Ученый не просто перечисляет черты прекрасного нрава (гузял холык), а стремится к анализу состояния нравственности среди мусульман-соотечественников. Он приходит к выводу, что для движения по пути прогресса им не хватает вполне определенных свойств характера. Среди них он называет веру в собственные силы, верность данным обещаниям, отвагу, стойкость, непреклонность при продвижении к четко поставленной цели, а также оптимизм в сочетании с мудростью.

Основным богословским трактатом Р. Фахретдина, посвященным обоснованию реформ нового времени, где рассматривается позиция правоверных мусульман по отношению к реформам, является «Дини вэ иджтимагый мэсъэлелэр» (Религиозные и общественные вопросы. — Оренбург, 1914). Само название работы говорит о необходимости синтеза религиозных и светских основ для развития исламской нации. В реформе права «Основные правила» должны основываться на традиционной суннитской доктрине, заключающейся в том, что «Коран и Сунна напрямую должны быть потребностью и доказательством для мусульманских правителей». Основным источником реформы права становилась «иджма», которая, «если она не противоречит Шариату, выражается в согласованном вынесении решений по реформам своего времени». При этом наряду с мнениями алимов она учитывает позиции «глав благотворительных обществ, воинских командиров и глав других организаций, адвокатов и докторов, инженеров и торговцев, редакторов и писателей, рабочих». Таким образом, аш-Шура (Совет), принимающий правовые решения, превращается в орган мусульманской общины нового времени. Шура должна действовать в соответствии с реалиями экономики и культуры и представлять собой союз всех классов и обществ. Фактически именно эта идея легла в 1917 г. в основу создания Миллет Меджлисе, местных мусульманских комитетов и бюро, который представлял союз всех вышеупомянутых групп национальной элиты.

Р. Фахретдин говорил: «Нации, которым приходится жить в мире, должны самостоятельно мыслить, и им нужно двигаться в соответствии с изменениями времени и прогрессом. Для того чтобы политические, экономические и общественные дела соответствовали потребностям времени, их нужно соответственно обновлять и строить». При этом «в парламенте и Государственном совете... нужно выполнять решения, согласные с Кораном и Сунной». Р. Фахретдин считал, что «главная реформа» предстоит в сфере права. В итоге должна быть создана конституция как «очень полезная вещь для исламского мира».

Ислам должен сохранять значение как система мировоззренческих и моральных устоев: «Ислам, будучи универсальной религией, пригоден для всех времен, всех мест и государств, всех народов и наций. Если обязательно есть какая-то религия, которая пригодна для счастья в этом и том мире, для материальных и духовных достоинств, то эта религия, несомненно, религия ислама». Сами мусульмане должны вернуться к путям чистой религии времен соратников пророка Мухаммада — асхабов. Р. Фахретдин отметал позитивистскую доктрину об отсталости религии по сравнению с наукой. Образование для Р. Фахретдина неразрывно связано с религиозным воспитанием. Для него только религиозность является основой высокой морали, поэтому «то, что люди религиозны, столь естественно, как то, что они культурны».

Р. Фахретдин создал свою работу, формально не ориентируясь на конкретные условия России, а на условия всего мусульманского мира. Он также определял нацию-миллет мусульман России прежде всего как часть мусульманской уммы.

Научная деятельность Р. Фахретдина была разнообразной, но наибольший интерес он проявил к историко-биографическому жанру. В этом жанре написаны и изданы критические биографии выдающихся мыслителей средневекового ислама «Машхур ирлар» (Замечательные люди) — Ибн Рушда, аль-Маарри, Ибн Араби, Ибн Таймийи, аль-Газали.

«Ибн Рушд» — это сочинение Ризы Фахретдина, опубликованное в Оренбурге в 1905 г. Это первая книга серии «Машхур ирлар» (Знаменитые мужи), в которой автор планировал опубликовать материалы об известных личностях мусульманского мира. Фахретдин включил в книгу сведения о родословной Ибн Рушда, месте и времени его рождения, среде его проживания (Андалусия, Марракеш, Фес), в которой воспитывался и творил арабский философ, перечислил основные его сочинения, изложил их краткое содержание, полагая, что он «был одним из величайших людей своего времени не только среди мусульманских мыслителей, но и ученых всего мира» (с. 4). Автор указывает, что Ибн Рушд своими достижениями и известностью во многом обязан своему учителю Ибн Туфейлю. В отдельную главу выделены высказывания об Ибн Рушде известных мусульманских ученых.

Р. Фахретдин был первым российским ученым, отметившим глубокое влияние философии Ибн Рушда и свободы, которую он проповедовал, на средневековую Европу, подчеркивая, что европейские ученые воспользовались знаниями Ибн Рушда, а мусульманские ученые не смогли этого сделать. Автор считает главной причиной всех бед в мусульманском мире не то, что среди мусульман нет личностей, подобных Ибн Рушду, а то, что в нем «нет медресе, дающих знание, полезное и для дольнего мира, и для загробного, что Коран и хадисы преподаются без учета современной ситуации и тайн природы, а человек не может должным образом сформироваться, если обучать его только звукам и словам Корана, без связи с миром» (с. 51) .

«Имам ал-Газали» — сочинение Ризаэтдина Фахретдина, опубликованное в 1909 г. в Оренбурге, третья книга в серии «Машхур ирлар» (Знаменитые мужи). В книге излагается биография известного философа и теолога Абу Хамида ал-Газали (1058–1111). Автор подробно описывает обстановку, в которой творил ал-Газали. Фахретдин подчеркивает, что ал-Газали жил в мусульманском мире как раз в то время, когда его заполонили переводы различных философских произведений, вследствие чего возросло число заблуждений и ересей. Вместе с тем автор считает, что ал-Газали выступал не против Аристотеля, Платона и их учеников, а против распространения античной философии в современном ему мусульманском мире. Фахретдин критикует калам, который, согласно ему, появился, чтобы поставить заслон всяким домыслам и еретическим течениям, однако не смог этого сделать и принес вместо пользы только вред: «Если поставить цель сделать шакирдов безбожниками, то самой прямой дорогой к этому будет преподавание им калама по старым учебникам». Книги ал-Газали, пишет автор, издаются в Казани, но, к сожалению, их нет в учебных программах, в то время как книги поздних мутакаллимов (Тафтазани, Даввани) изучаются.

Р. Фахретдин считает, что ал-Газали написал свое сочинение «Тахафут ал-фаласифа» (Опровержение философов), полемизируя с их основными положениями. А Ибн Рушд в своем ответе ал-Газали «Тахафут ал-тахафут» (Опровержение опровержения), по его мнению, воспользовался не столько своими знаниями, сколько неуместными обвинениями и вспыльчивостью ал-Газали. Фахретдин приводит мнения об ал-Газали известных алимов Таджаддина Субки, Марджани, Рашида Риды. Сложная судьба ал-Газали и его сочинений дает автору повод сделать следующий вывод: «Современники редко по достоинству оценивают человека, обладающего знаниями и добродетелями» (с. 84). Автор считает учение Газали предтечей новой философии Бэкона и полагает, что Газали всей своей жизнью и творчеством доказал, что истинное знание (мудрость) не может противоречить истинной вере.

«Ибн Араби» — сочинение Р. Фахретдина, изданное в Оренбурге в 1912 г.; четвертая книга серии «Машхур ирлар» (Знаменитые мужи). Автор объясняет причину написания этой книги отсутствием биографии Ибн Араби на татарском языке. Фахретдин писал, что ислам должен давать ответы на все реалии современности и проблемы этого и загробного миров. В книге приводятся подробные биографические сведения о философе, его происхождении, образе жизни, характере, отрывки из его поэтических произведений; отдельные главы посвящены его учителям, единомышленникам и ученикам. Фахретдин среди сочинений Ибн Араби особо выделяет «Фусус ал-хикам» (Геммы мудрости) и «Футухат маккия» (Мекканские откровения), подробно излагает их основное содержание, цитирует высказывания знаменитых ученых мусульманского мира об этих трудах. Остальные сочинения Ибн Араби описываются кратко — где, когда написаны и изданы.

Две самые объемные главы труда Р. Фахретдина посвящены философии Ибн Араби. Автор останавливается на доктрине вахдат ал-вуджуд (единство бытия), отмечая, что «если Ибн Араби говорил о вахдат ал-вуджуд, то нет сомнений в том, что он говорил сообразно с Кораном» (с. 72). Также приводятся краткие биографии представителей учения вахдат ал-вуджуд, таких как Мансур ал-Халладж, Ибн ал-Фарид, Афифаддин ат-Тилимсани. Фахретдин приводит мнения критиков Ибн Араби, которые считали его еретиком, однако автор против того, чтобы обвинять философа в неверии, и считает, что нужно отделять религиозные споры от научных и философских. Автор придерживается точки зрения Ибн Араби, осуждающей таклид (следование традиции). Причем проблема таклида рассматривается только относительно следования какому-либо из мазхабов. «Если человек, обладающий знанием, — пишет Р. Фахретдин — следует только одному мазхабу и не учитывает доводы шариата, то он совершает запретное» (с. 56). Автор поддерживает слова Ибн Араби, что в исламе нет духовенства, как в христианстве, и поэтому каждый человек вправе выносить иджтихад (решение по общественно-правовым вопросам жизни мусульман). Фахретдин также высказывается по актуальной теме божественной милости, вызвавшей широкий общественный резонанс в связи с сочинениями Мусы Бигиева, который считал, что все обитатели ада рано или поздно попадут в рай. По мнению автора, Ибн Араби полагал, что божественная милость объемлет всех людей, вне зависимости от их религиозных убеждений, однако грешники и неверные не покинут ад, а удостоятся милости Аллаха, находясь там, т. е. их мучения прекратятся. Особое значение носит глава «Ибн Араби и российские мусульмане», где Р. Фахретдин перечисляет имена тех, кто обращал внимание в своих трудах на идеи Ибн Араби, цитирует некоторые мысли Шигабутдина Марджани, Али ат-Тунтари, Галимджана Баруди. В отдельных главах приведены афоризмы Ибн Араби и его наставления . Таким образом, Фахретдин вносит идеи российских алимов Шигабутдина Марджани, Али ат-Тунтари, Галимджана Баруди, Мусы Биги в пространство теологических дискуссий мусульманского мира, показывает их конкурентоспособность на уровне всей мусульманской уммы.

Для анализа мусульманского мира России округа ОМДС ключевое значение представляет «Асар» (Следы) — биобиблиографическая хроника Р. Фахретдина. Как известно, изданы первые два тома «Асар» в пятнадцати частях (Казань–Оренбург, 1900–1908), а неопубликованная часть хранится в библиотеке Уфимского научного центра РАН. «Асар» создана на основе архива ОМДС и целого ряда других источников. Она содержит более тысячи биографий алимов Волго-Уральского региона и Сибири, до сегодняшнего дня не имеет себе равных по охвату использованных источников и по внутреннему осмыслению личностей героев. В «Асар» в хронологическом порядке изложены биографии замечательных мусульманских деятелей России, сопровожденные критическими замечаниями по богословским и историческим вопросам

Во вводной части «Асар» говорится, что, подобно другим народам, российские мусульмане заслуживают создания биографий своих алимов. Р. Фахретдин указывает, что почти отсутствуют биографии алимов, трудившихся во имя своей нации после падения Казанского ханства в 1552 г.
Р. Фахретдин охарактеризовал труды Ш. Марджани «Мустафад ал-ахбар» и «Вафият ал-аслаф» как примеры истинного понимания истории, подобно трудам имама Бухари, Ибн ал-Асира, Ибн Халдуна и Макризи. «Асар» начинается с биографий Ибн Фадлана и Хамида б. Идриса ал-Булгари . Параллельно с «Асар» создавались «Машхур хатыннар» (Знаменитые женщины. — Оренбург, 1903). Это сочинение было посвящено биографиям выдающихся женщин мусульманского мира прошлого и нового времени

Таким образом, Р. Фахретдин создал выдающуюся традицию издания научно-богословского журнала, создания учебной литературы и биографий выдающихся деятелей мусульманского мира, как российских, так и зарубежных. Причем все это делалось в традициях ханафитского мазхаба. Благодаря этим заделам Р. Фахретдину удалось добиться многого на посту казыя, а затем и муфтия. Сегодня в Нижнем Новгороде, да уже и по всей России в наших учебных пособиях, на страницах журнала «Минарет», энциклопедического словаря «Ислам в Российской Федерации», многих других изданий и сайтов мы стремимся продолжить традиции великого алима. Ведь он хотел, чтобы среди российских мусульман жили его идеи и открытия.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.