Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 3 (35) 2014 КАК ПОДАВИТЬ НАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ В АМЕРИКЕ? УБИТЬ ЛИДЕРА
02.04.2015

Пайпс Д.

Америка всегда была известна как «страна возможностей», где любому приехавшему челове- ку, какой бы расы он ни был, предоставлена воз- можность развития и осуществления его завет- ной мечты. Между тем, необходимо подчеркнуть один важный момент: эта мечта должна соответ- ствовать целям американских властей, в против- ном случае вас ждут репрессии, пытки и даже смерть. Общественные движения в этой стране в основном формируются из-за того, что данные людям обещания процветания, счастья и свобод так и остаются невыполненными. Одним из по- следних таких выступлений, получивших боль- шой резонанс в средствах массовой информации, были протесты темнокожего населения в шта- те Миссури, поводом для которых стало убийст- во 18-летнего подростка от руки белокожего по- лицейского.

18 сентября — годовщина начала одного из са- мых крупных общественных движений в США, получившего название «Захвати Уолл-стрит». Не- смотря на все внимание, которое ему удалось при- влечь к себе благодаря участию десятков тысяч людей по всей стране, митинговавших на улицах на протяжении нескольких дней, это движение в конце концов было подавлено американскими вла- стями. Методы, которые использовали при этом службы безопасности США, включали аресты, пытки и террор против лидеров движения. Спец- службы пошли еще дальше и стали выявлять по- тенциальных народных лидеров, которых они либо просто уничтожают, либо направляют по ложному пути. Одним из таких молодых лидеров стал Мал- кольм Шабазз, внук защитника прав темнокожего населения Малкольма Икса. Его убийство сотруд- ники ФБР организовали в Мексике.

Кларенс Римз — один из темнокожих мусуль- манских лидеров в США, который после при- нятия ислама поменял свое имя и стал Абдулом Алимом Мусой. В настоящее время он является имамом общины «Мечеть ислама» в Вашингтоне и недавно был задержан американскими властя- ми, которые его пытали.

В годовщину начала народного движения «За- хвати Уолл-стрит» корреспондент международ- ного отдела информагентства Mashregh взял ин- тервью у этого выдающегося лидера мусульман в Америке и обсудил с ним важнейшие аспекты на- родных движений США и способы их подавления.

Малкольм Икс выступает на митинге в Гар- леме, 1963 год

Mashregh: Расскажите, пожалуйста, о том, как вы стали мусульманином, и какой деятель- ностью занимаетесь в данный момент?

Абдул Алим Муса: Я вырос в Окленде, штат Калифорния. Этот город был оплотом группы из революционной партии «Черная пантера», вы- ступающей за защиту прав темнокожего населе- ния. В 1963 году я присоединился к движению «Община ислама». Признаться, его идеология не была настоящим исламом, однако тогда мы еще не понимали, в чем заключается разница. В кон- це концов, это был некий религиозный образ жиз- ни, который основывался на осознании единства темнокожих и содействовал экономическому, со- циальному и духовному развитию негритянско- го общества.

Затем я основал преступную группировку и стал заниматься контрабандой наркотиков. Мы стали самой крупной бандой в нашем районе. Дела шли в гору, и мы создали одну из самых про- фессиональных организаций в преступном мире. Однако со временем я осознал, что таким спосо- бом я приношу не пользу, а вред своему обществу. Я решил исправиться, но в 1970 году меня пойма- ли и выслали из страны.

Год спустя я начал сотрудничать с некоторы- ми группировками в Алжире, но многие мои дру- зья оставались в Америке, в движении «Черная пантера». У нее была ячейка в Алжире, и я вошел в ее состав. Члены ячейки были ссыльными, поэ- тому от меня они получали финансовую помощь. После этого я отправился в Восточную Африку, в Танзанию. Это очень развитая страна. Я бы на- звал ее центром всех освободительных движе- ний Африки.

В 1972 году я переехал в Южную Африку. Ведь раньше я занимался криминалом и понимал, что всем освободительным движениям (и особен- но среди темнокожих) нужны деньги. Зарабаты- вать я умел, хотя и преступным путем. Поэтому за пару лет я создал самую первую и единствен- ную банду чернокожих, занимающихся контр- абандой кокаина.

Через несколько лет я снова взялся за ум, по- няв, что ради помощи некоторым группам, до- бивающимся свободы, я занимаюсь убийством людей. Поэтому я прекратил продавать наркоти- ки, но все равно оказался в федеральной тюрьме США. Из нее я вышел уже мусульманином и на этот раз стал исповедовать настоящий ислам, а не тот, который был пропитан расистской иде- ологией.

В 1963 году, во время заключения в амери- канской государственной тюрьме, я освоил уче- ние о «чернокожем» национализме, известное как

«Община ислама». Затем последовали десять лет ссылки в странах Африки и Южной Америки, где я узнал о колониализме, неоколониализме и осво- бодительных движениях. В 1973 году я вернулся в Америку, а в 1977 году оказался у себя дома. Эти последние четыре года я уже исповедовал истин- ный ислам.

В Окленде мы открыли мечеть, а ведь оттуда было недалеко до Беркли. Как вы знаете, в Беркли очень много мусульман. Там жил даже Мустафа Чамран, ставший впоследствии министром обо- роны постреволюционного правительства Ира- на. Долгие годы я поддерживал отношения с эти- ми людьми, незадолго до Исламской революции в Иране.

Через год после революции я всем сердцем воспринял исламские законы и порядки. Тогда я еще был последователем религиозного ислама, а не культурного. Поэтому мы открыли в Оклен- де мечеть, и я стал ее имамом. Из Беркли к нам приехали многие выдающиеся мусульмане, кото- рые помогли открыть мечети. Они и сейчас часто туда приходят.

Когда скончался лидер Исламской револю- ции в Иране имам Хомейни, многих из этих лю- дей уже не было в Америке, а иранцы из числа прихожан нашей мечети снова вернулись в свою страну. Однако все последние 35 лет мы остаем- ся преданными курсу имама Хомейни. Мы всегда разделяли его идеи о «велаяте факих» (верховном правлении мусульманского правоведа и богосло- ва), Исламской республике и ее политике.

— После Исламской революции вы много раз посещали Иран в качестве представителя аме-

риканских мусульман. Расскажите нам о ва- шем знакомстве с Ираном.

— Еще до Исламской революции я был знаком с этой страной и лично с имамом Хомейни. В Бер- кли было место, которое называли «Иранский дом». Это было типично студенческое заведение в Америке, однако туда пускали всех иранцев. Он представлял собой некий иранский культурный центр. Я как-то посетил это место, однако до Ис- ламской революции в самом Иране не был. Все же я знал о сути революции и поддерживал ее. Кста- ти, именно после нее я развернул свою деятель- ность в этой сфере.

Исламская республика использовала нашу ме- четь в Окленде в качестве своего оплота. Имен- но мы руководили демонстрациями в День Иеру- салима по всей Америке. На западном побережье страны мы провели шествия в Нью-Йорке и Ва- шингтоне, а на восточном — в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско.

— Расскажите о том, чем вы занимаетесь в данный момент. Вы состоите имамом ме- чети и одновременно являетесь создателем группы «Ас-Сабегун». Что из себя представля- ет эта группа?

— «Ас-Сабегун» означает «предводители» в исламе. Это люди, которые с самого начала обра- тились в исламскую веру, не преследуя при этом каких-то корыстных целей. Если вы прочтете Ко- ран, но поймете, что до переезда пророка Мухам- меда и его сторонников из Мекки в Медину никто и не думал о выгоде для себя с принятием новой веры. Все те, кто принял веру еще в Мекке, были обречены на то, чтобы воевать с неверными и ис- пытывать разного рода трудности. Поэтому «ас- сабегун» — это термин для названия тех людей, которые являются предводителями в исламе и от- стаивают свои принципы во всем мире. Эти люди заняты тем, что они должны делать. Иногда они делают это даже тогда, когда другие бездейству- ют в своем неведении.

Мы решили, что в Америке должна быть со- здана некая руководящая группа или организа- ция. «Ас-Сабегун» взяла на себя эту роль. Говоря «мы», я имею в виду себя и других людей, задей- ствованных в этой организации. Большинство из них — темнокожие. Двумя основными центрами нашей деятельности сейчас являются Вашингтон и Окленд. Мы представляем собой последнюю ис- ламскую группу. Все другие движения под жест- ким давлением американских властей приоста- новили свою активную деятельность, распались или попросту прекратили существование. Таким образом, в настоящий момент мы являемся глав- ной мишенью репрессий государственных вла- стей. Последние десять лет против нас активно действуют различные сионистские движения, в том числе и AIPAC (Американо-израильский ко- митет по общественным связям). Мы являемся са- мой важной группой, о которой говорят и пишут сионисты и с которой они борются.

Все их усилия, направленные против нас, не увенчались никаким успехом. Они хотели изоли- ровать нас, однако благодаря тем действиям, ко- торыми они пытались навредить, мы стали еще более известны. Их план сработал с точностью до наоборот. Несмотря на это, они не прекрати- ли свои действия и продолжают их осуществлять, но уже в другом плане. Во-первых, они стремят- ся снизить уровень активности нашего движения. Точно так же действует и Саудовская Аравия, ли- деры которой молятся, читают намаз, но на деле не совершают ничего полезного для ислама. Уже сейчас этот метод доказал свою неэффективность. Последнее, что они испробовали, была попытка разрушить нашу мечеть в Окленде руками ара- бов-сионистов. Этих людей мы называем афро- сионистами. Они на самом деле сионисты, хотя внешне похожи на афроамериканцев. Все их по- ступки говорят о том, что политически они под- держивают сионизм.

Эти люди убили моего внука. Касательно об- стоятельств его смерти не было проведено ни- какого расследования. Так они хотели запугать меня. Сионисты также заставили замолчать има- ма Джамиля Аль-Амина. Это был один из самых известных мусульманских лидеров в США. Аме- риканские власти арестовали его в 2000 году и бросили за решетку. Аль-Амин возглавлял груп- пу под названием «Аламе». Одним его соратников был имам Лугман. В 2009 году его убили сотруд- ники ФБР, он получил 21 пулю! Что же касается меня, то если я не прекращу свою агитацию и не начну с ними сотрудничать, то меня либо бросят в тюрьму, либо убьют.

И все же что бы они ни делали, это не меша- ет нам идти дальше и даже открывает новые воз- можности. Мы используем их угрозы для того, чтобы еще больше укрепить свою волю к дости- жению поставленных целей. Нападение врага не ослабляет, а наоборот укрепляет наши силы. Позвольте привести вам один пример. С начала Исламской революции Иран был и остается ми- шенью для атак сионистов, американцев и союз- ников Запада. На страну напал Саддам Хусейн.

Саддам, которого поддерживали Саудовская Ара- вия, Кувейт, Иордания и Египет. Однако посмо- трите, какой был результат. За эти более чем 30 лет против Ирана вводились разные санкции, ему объявляли бойкот. Но если рассуждать логиче- ски, какая страна является самой независимой и успешной? Это Иран, который намного стабиль- нее, чем Афганистан, Пакистан и, конечно, Ирак.

Сейчас мы наблюдаем, как некоторые араб- ские страны региона, начиная с Саудовской Ара- вии и заканчивая Катаром, сотрудничают с Аме- рикой. Они создали группировки такфиристов, но против какой страны их собираются использо- вать? Против Ирана. Иран — это самое стабильное государство в регионе, несмотря на существова- ние внутри страны антигосударственного движе- ния, которое принято называть «мятежом». То же самое произошло и с нами. Сколько они ни интри- говали против нас, мы стали еще более решитель- ными и улучшили свою организацию.

— Недавно вас арестовали и подвергли пыт- кам. Расскажите о том, что стало причиной этого, и как все проходило.

— Несколько дней назад в дверь мечети посту- чали. Один из членов нашей группы, который, как оказалось, был шпионом, отделился от полицей- ских и встал у двери. Он разговаривал со мной, стоя на улице, и я узнал его голос. Он попросил открыть дверь, но я ответил, что не могу с ним поговорить сегодня и попросил прийти завтра или в какой-то другой день. Тогда подошли сами полицейские и сказали, чтобы я открыл дверь и вышел, держа руки перед собой. Я спросил, есть ли у них ордер на арест, а также о том, зачем они пришли сюда. Они мне ничего не ответили и по- требовали выйти. Я включил свет и вышел на- ружу. Они отвели меня в полицейскую машину, сказав, что я не имею права здесь находиться, что якобы владелец этого здания попросил забрать меня отсюда.

Я ответил им, что владелец — я сам, что мое имя указано в документе на собственность. Мы купили эту мечеть в 1981 году и в документах указано, что «Мечеть ислама» не является ком- мерческим учреждением. Как может быть неза- конным мое пребывание в том месте, которое является моей собственностью? Все-таки меня доставили в тюрьму, а потом перевели в другую, где меня и пытали. Теперь они используют но- вые виды пыток, после которых не остается сле- дов на теле. Связав руки за головой, меня клали на пол лицом вниз, а руки тянули вверх, что было очень больно. Помимо этого они скручивали раз- ные части тела.

Меня укладывали на бетонный пол. Ноги и руки вытягивали вверх так, что вес тела при- ходился на грудь и голову. Потом один из них в области поясницы придавливал меня к полу. Одновременно с этим они выкручивали другие части тела. Из-за давления, которое приходилось на грудь, мне было почти невозможно дышать. У них есть разные способы убить человека, не используя при этом огнестрельное оружие и не оставляя следов на его теле.

Кроме всего этого, они украли все мои деньги. Повод для моего задержания был абсолютно над- уманным. У них не было никаких оснований от- правлять меня в тюрьму. Они сделали все это при пособничестве сионистов. В изоляторе они убили множество других темнокожих. Я очень рад, что смог уцелеть после этих пыток.

— Похожая история произошла и с внуком Малкольма Икса. Как вы думаете, если вы про- должите вашу борьбу, вас тоже убьют?

— Я непременно продолжу свою борьбу. Что бы они ни делали со мной, я не потеряю над- ежду. Все герои переживали подобные испы- тания. Имам Хомейни лишился своего сына Мустафы. Все, кого убили за их идеи в Иране и в других странах мира, переживали большие мучения. В разных частях света народ бомбят и уничтожают каждый день. Такфиристы в Ира- ке убивают стольких людей. Не меньше поги- бает в Афганистане и Пакистане. Теперь они снова взялись за Сирию. Эти убийства продол- жаются и в самой Америке. Власти этой стра- ны уничтожают многих людей. На их совес- ти жизнь Мартина Лютера Кинга и Малкольма Икса. Малкольм Шабазз, внук Малкольма Икса, тоже был моим другом. Мы регулярно обща- лись, и он принимал участие в некоторых на- ших акциях. Мы очень хорошо знали друг дру- га. Обстоятельства его гибели тоже вызывают большие сомнения.

Если говорить о моей персоне, то сейчас мне 69, а через год будет уже 70. Если в этом возра- сте я все еще жив, значит, на то есть воля бога, который хочет, чтобы я исполнил свою миссию. Поэтому я не только не оставлю свое дело, но и стану еще больше бороться против сионистов. Им было бы лучше воевать с кем-нибудь дру- гим, потому что мы благодаря своей борьбе ста- новимся все более сильными и решительными. Посмотрите на Иран. Иранцам угрожают каж- дый день, говорят, что рассматривают все варианты атак, что если они не будет сотрудничать, то подвергнутся бомбардировкам. Сионисты уг- рожают Ирану каждый день. Нетаньяху появ- ляется в ООН и демонстрирует там какую-то химеру, заявляя, что это фотография иранской бомбы. Уже десять лет говорят, что Иран через два года создаст ядерное оружие. Так где же оно? Несколько иранских ученых-ядерщиков убиты. У этих людей были семьи с маленькими детьми, они считались добропорядочными гражданами и никому не причиняли зла.

Те, кому мы противостоим, отправляются тренировать боевиков в лагере Ашраф в Ираке и дают им все необходимое снаряжение, чтобы они занимались террором в Иране. Знаете, почему они смогли убить иранских ядерщиков? Террористам дали специальные морские бомбы. Они специаль- но предназначены для затопления лодок. Такие бомбы действуют очень точно, поэтому в каждом случае вся сила удара пришлась на саму маши- ну, где был ученый. Именно американцы предо- ставили такие бомбы и научили ими пользовать- ся. ООН ничего не говорит по этому поводу. Там убеждены, что, поскольку речь идет об Иране, в этом не стоит разбираться.

— Одной из проблем мусульман и темноко- жего населения Америки является отсутст- вие сильного лидера. Малкольм Шабазз накану- не своей смерти просил иранские власти дать ему разрешение на въезд в страну. Чувствуе- те ли вы опасение за свою жизнь, чтобы обра- титься к Ирану с такой же просьбой?

— Я тоже обратился с просьбой посетить Иран, чтобы провести переговоры с руководством этой страны, но сделал это не затем, что бы сохранить свою жизнь. Моя борьба должна быть в Америке. Моя миссия здесь. Сейчас мы занимаемся выпол- нением самого важного дела нашей жизни. Сау- довская Аравия и сионисты усмирили или вообще подавили исламские движения в Северной Аме- рике. Однако мы стараемся вновь возродить эти действительно исламские силы.

Разведслужбы, такие как ФБР и ему подобные, подавили или как минимум нейтрализовали мно- гие народные движения в Америке зачет физиче- ского устранения их лидеров. Но мы не боимся за свою жизнь. Мы не боимся Америки. С каждым днем мы все больше вдохновляемся той борьбой, которую ведем. Я хотел бы приехать в Иран для того, чтобы иметь возможность подробнее позна- комить американский народ с тем, что происхо- дит внутри этой страны. Однако я должен испол- нить свой долг здесь, в Америке.

— Мой последний вопрос, наверное, будет не- сколько отличаться от предыдущих. Когда вы чувствуете, что на вас сильно давят и уже нет никакого выхода, к кому еще вы обращаетесь за помощью, кроме бога?

— У меня дома есть портрет Малкольма Икса, которого я считаю одним из образцов и стараюсь ему подражать. Я также храню и одну свою фо- тографию, оставшуюся с тех времен, когда я еще не был мусульманином, носил модную одежду и вообще бросал деньги на ветер. У меня еще есть фотография человека, которого я тоже считаю примером для себя. Это имам Хомейни. Мы тоже хотим сделать нечто подобное тому, что он совер- шил в Иране. Я знаю, что пока не могу сравниться с имамом, но я делаю все возможное для этого. Во время своей ссылки он хотел поехать в Кувейт, но его туда не пустили. Вместо этого его отправили в Наджаф в Ираке, как раз туда, куда его не надо было посылать. Имам оказался там, где ему дей- ствительно надо было находиться. Там он имел возможность встречаться с иранцами и знакомить их с идеей о «велаяте факих».

Если вы хотите судить о человеке, то вспом- ните слова знаменитого французского писателя и политика Альфонса де Ламартина, который го- ворил: «Если в качестве критерия гениальности человека определить величие цели, ничтожность средств и поразительный результат ее достиже- ния, то кто из великих мужей истории посмеет сравниться с пророком Мухаммедом?» Величие цели — это установление исламского государст- ва в одной из самых загнивающих и зараженных западным влиянием стран своего времени, нахо- дящейся под властью шаха-диктатора. Ничтож- ность средств — это отсутствие какой-либо армии

или другой военной силы, а поразительный ре- зультат — это создание Исламской республики и восьмилетняя война с Ираком без всякой помощи со стороны и при условии враждебности со сто- роны всех народов региона за исключением, ко- нечно, сирийского.

Одной из выдающихся особенностью лично- сти имама было то, что он никогда не гордился собой. Несмотря на всю свою власть и огромные полномочия, он вел себя, как простой человек. Посмотрите, что стало результатом его усилий, насколько Запад был взбешен действиями иран- цев. Однако когда имам прибыл из своей ссыл- ки в страну и решил выступить со своей извест- ной пятничной проповедью, народ собрался со всего Тегерана, чтобы послушать его, и все ста- ли заодно. Вождь сказал: «Я обращаюсь к наше- му мессии имаму Мехди, имея только это изра- ненное тело». Все мы помним день 6 тира 1360 года (27 июня 1981), когда на жизнь имама было совершено неудачное покушение. Любая попыт- ка подорвать основы Исламской республики дела- ла ее еще сильнее. И сейчас у Ирана самый луч- ший лидер в мире.

Получается, что устраивая заговоры против меня, предпринимая нападения и пытки, они не подрывают мои силы, а, напротив, помогают мне. Этот путь прошли все те, кого я взял себе за образец. Я никогда не оставлю своего дела, довольствуясь уже проделанной работой. Никто не заставляет меня этим заниматься, мне само- му нравится это делать. Думаю, что господь со- здал меня именно для того, чтобы я набрался опыта и сейчас вновь возродил исламское дви- жение в Северной Америке. Я благодарю Cоздателя за это.

 

 



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.