Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 3 (35) 2014 МОГУТ ЛИ РОССИЯ И АМЕРИКА ОБЪЕДИНИТЬ СВОИ УСИЛИЯ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ УНИЧТОЖИТЬ ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО?
02.04.2015

Валента И.

Путин совершает поворот в сторону христианст- ва и традиционализма. Искренне ли? Неважно. Важ- нее то, насколько эта тенденция будет устойчивой.

Еще совсем недавно идеологией российских ру- ководителей было... отсутствие идеологии. Более того, они противились любого рода идеологической конкретизации. Путинцев критиковали за это наци- оналисты, называя их циниками, которых заботит только личное обогащение. Эту оценку разделяли с националистами их смертельные враги — россий- ские либеральные демократы.

Многое указывало на то, что данная оценка была справедливой. Бывший польский дипломат Витольд Юраш (Witold Jurasz) вспоминает, как работая секре- тарем в нашем московском посольстве, он встретился с известным российским интеллектуалом, политоло- гом и политтехнологом, который был тогда основ- ным советником Путина.

Юраш пишет, что он спросил сановника, ка- ков на самом деле Владимир Путин в глубине души. «Собеседник посмотрел на меня со сме- сью презрения и иронии, а потом пробурчал: „Ты что, еще один п... из Евросоюза, на ... тебе это знать? Смотри, что Россия делает, и пиши шиф- ровки, а в душу не лезь, а то вдруг ее там нет“. Мы разговаривали в холе гостиницы после какого-то приема, перед входом стояла вереница „Бентли“ и „Мерседесов“ класса S. Мой собеседник показал на них и произнес: „Вот наша идеология“».

СРОЧНО НУЖНА ИДЕЯ

И так продолжалось до того момента, когда разразился политический кризис, начало которо- му положили сопровождавшиеся подтасовками выборы 2011 году в Думу: бунт московской интел- лигенции, уличные манифестации, потом следую- щие выборы — президентские, снова манифеста- ции и, наконец, затухание протеста.

Этот кризис наглядно показал российским руко- водителям, что даже если на самом деле их не интересует ничего, кроме состояния банковских счетов, без идеологии обойтись не удастся.

Вызов, с которым им пришлось столкнуться, но- сил исключительно идеологический характер. Де- монстранты, которые вышли на улицы Москвы и Пе- тербурга, требовали внедрения в жизнь ценностей, ассоциирующихся с Западом, а лидеры, претенду- ющие на роль предводителей оппозиции, были по большей части западниками и либералами — кон- фликтующими, но согласными между собой в во- просе о том, что в России должны быть введены за- падные порядки. Не только в смысле политической демократии, но и в культурном плане.

Более того, значительное число активистов этой оппозиции, преисполненных радикализмом и идей- ностью (напоминающими радикализм и идейность левой антицарской оппозиции перед 1917 годом), вы- ступают за крайнюю модель западных порядков. Здесь можно вспомнить дело ***** Riot — девушек из панк-группы, которые проникли на алтарь глав- ной святыни российского православия, храма Хри- ста Спасителя, и исполнили там полную нецензур- ной лексики политическую песню.

Можно вспомнить и презрение, с которым мо- сковские либеральные элиты отнеслись к миллионам россиян, которые в 2011 пришли поклониться святей- шей православной реликвии — поясу Богородицы.

И что, пожалуй, не менее важно, все это проис- ходило при поддержке Запада — западных СМИ, не- коммерческих организаций, парламентов и прави- тельств. Существенной и важной была материальная западная помощь, которая шла через упомянутые ор- ганизации. Не менее важной была и медийно-про- пагандистская поддержка, которая подлила масла в огонь тлеющего российско-западного конфликта. Ведь Запад — это торжество «прогресса»...

Российское «безыдейное» руководство внезапно ощутило потребность доказать свое право на власть. Если искать параллели в польской истории, ситуа- ция несколько напоминала проблему правящей пар- тии после смерти Пилсудского. Было непонятно, чем обосновать свое пребывание у власти. А на правом фланге тем временем существовали ребята национально-радикального лагеря, почему бы не перенять их идеологию...

В итоге в Кремле было принято решение: пово- рачиваем в сторону консерватизма. Эта идеология даст оружие для борьбы с западной религией прав человека и в целом поможет отличаться от Запада, а, возможно, и приобрести там союзников (правящие Кремлем элиты отлично помнят, какой неоценимой помощью были для СССР западные коммунисты).

К этой идее обращались и раньше. Уже с 90-х российские власти, замечая моральный кризис об- щества, причиной которого послужили как 70 лет коммунизма, так и его крах, ставили на церковь как на единственный фактор, который способен спло- тить россиян вокруг каких-нибудь ценностей. В по- следние годы, как писал на страницах W Sieci Гже- гор Гурны (Grzegorz Górny), российский посол был единственным дипломатом, который демонстратив- но лично следил за ходом процесса в Страсбургском суде по поводу права демонстрации распятия в пу- бличных местах. Однако решение, что Россия при- мет полномасштабный курс на консерватизм, было принято лишь недавно — в прошлом году.

ПРОТИВ МРАКА

С того момента этот курс становился все более отчетливым от месяца к месяцу. Отдельные города и регионы принимали законы против «пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних» (по ко- торым можно, в сущности, наказать любого гея, ко- торый публично демонстрирует свою ориентацию). Западные гей-активисты начали попадать под арест. Аналогичные нормы были разработаны и внедрены на федеральном уровне.

Появился закон, вводящий наказание за оскорб- ление чувств верующих и осквернение святынь. Не- сколько недель назад был введен запрет на рекламу абортов (сами аборты настолько срослись с российс- ким образом жизни, что власти пока не решились их запретить, однако, ключевое слово здесь — «пока»).

Начаты работы по внесению в Конституцию «православных ценностей»; еще более рьяно, чем прежде стало демонстрироваться единство трона и алтаря — Кремля и патриархии. В свою очередь, во время кризиса на Украине Россия и симпатизирую- щие ей украинские политики активно эксплуатиро- вали мировоззренческую тему: в этом дискурсе Киев должен совершить выбор между западным Содомом и Россией — миром традиционных ценностей.

А в декабре президент Путин выступил с фун- даментальной речью перед членами обеих палат парламента. Он заявил, что Россия претендует на роль международного лидера, но не будет учить другие народы, как им жить (то есть, не станет по- ступать, как США).

«Сегодня во многих странах пересматриваются нормы морали и нравственности. От общества те- перь требуют не только здравого признания права каждого на свободу совести, политических взглядов и частной жизни, но и обязательного признания рав- ноценности, как это не покажется странным, добра и зла», — говорил кремлевский правитель. И подчер- кивал: «Подобное разрушение традиционных ценно- стей „сверху“ не только ведет за собой негативные последствия для обществ, но и в корне антидемо- кратично, поскольку проводится в жизнь исходя из абстрактных, отвлеченных идей, вопреки воле на- родного большинства, которое не принимает проис- ходящей перемены и предлагаемой ревизии».

Путин предупредил, что Россия не станет смот- реть на эти процессы равнодушно. Сейчас, ког- да в мире зло перемешивается с добром, по мнению президента, возрастает роль его страны, которая пос- ледовательно защищает систему своих традицион- ных ценностей. Предназначение России, по мнению Путина, — нести знамя культурной войны, защищая классическую форму существования общества, пос- кольку великие российские история и культура дали ей «многовековой опыт не так называемой толерант- ности, бесполой и бесплодной, а именно совместной, органичной жизни разных народов в рамках одного единого государства».

Путин расставил точки над «i» и подчеркнул, что «в мире все больше людей, поддерживающих нашу позицию по защите традиционных ценнос- тей, которые тысячелетиями составляли духовную, нравственную основу цивилизации, каждого народа: ценностей традиционной семьи, подлинной челове- ческой жизни, в том числе и жизни религиозной». Он подкрепил эти слова цитатой из философа Николая Бердяева (который в 20-е годы был изгнан из страны большевиками), подчеркивавшего, что консерватизм заключается не в препятствовании движению вперед и вверх, а в препятствовании движению назад и вниз, а также возвращению к первобытному состоянию.

Прошу читателей простить меня за эти длинные цитаты, но они необходимы для понимания того, что консервативный поворот, совершаемый командой Путина, совершенно конкретен.

ПОТЕНЦИАЛ ЕСТЬ

Все это ставит польских консерваторов в слож- ное положение. С одной стороны, Путин плохой, Рос- сия тоже, но с другой, они делают очевидно хорошие вещи, даже если стиль их действий нам не нравится, думают многие.

Публицист Филип Мемхес в любопытной статье, которая была опубликована в Rzeczpospolita, решает проблему оригинальным образом, выставляя ее в не- котором роде несуществующей.

По мнению Мемхеса, все это не следует воспри- нимать всерьез, поскольку Путин и его чекистское окружение не вполне честны. Они выступают про- тив абортов, исходя не из моральных, а из демогра- фических соображений. И в целом «под путинским консерватизмом скрывается популизм, исходящий из убежденности, что подавляющая часть российс- кого общества не способна „переварить“ этические новинки вроде общественного одобрения гомосек- суализма. Здесь недостает предъявления моральных требований, в связи с чем вместо серьезного выбо- ра между добром и злом на первый план выходит биология: казарменный менталитет крепких парней, которые, руководствуясь инстинктами, не призна- ют отклонения от нормы. Такой консерватизм мож- но назвать поверхностным и утилитарным. Поэтому у него нет будущего».

Я не знаю, сколько искренности в новой линии Путина. Но даже если она совершенно цинична, Мемхес, как мне кажется, в любом случае неправ, не- дооценивая ее.

С политической точки зрения существенен не вопрос не о том, насколько искренна эта концепция, а как долго и насколько последовательно она будет претворяться в жизнь. А если она будет последова- тельной, то принесет свои плоды, даже если была из- брана из циничных побуждений.

Оставим в стороне рассуждения о том, чем ру- ководствовался князь Мешко, решив принять хрис- тианство: религиозным импульсом или трезвым по- литическим расчетом и желанием укрепить свою власть. Важнее нечто другое.

Обратите внимание: Россия — не единствен- ное постсоветское государство, которым управля- ют бывшие коммунистические элиты. Это люди из бывшей КПСС, которые очень похожи на Пу- тина и его окружение. Так происходит, например, в большинстве стран некогда советской Средней Азии. Там тоже правят бывшие партийцы и ком- сомольцы. И можно предположить, что в при- няв в определенный момент решение повернуть на курс исламизации, они руководствовались не искренней верой в Аллаха.

Ведь они были советскими партийными атеиста- ми, для которых ислам был таким же чуждым явле- нием, как православие для Путина. Ими двигал по- литический расчет.

Но что с того? Последовательная исламская ли- ния политики изменила функционирование обще- ства: новые поколения детей и молодежи воспитыва- лись все больше в ее русле. В итоге эти страны стали по-настоящему исламскими, хотя в начале всего про- цесса и лежал политический расчет.

Похожий сценарий возможен и в России. «Трен- дсеттеры» из московской и петербургской интелли- генции остаются западниками, и это в ближайшее время не изменится, однако даже в этих городах они составляют лишь часть общества, а помимо столиц существует еще вся страна. Российский образ жизни имеет мало общего с воплощением в жизнь каких-ли- бо консервативных образцов, одновременно большое число россиян с недоверием относится к этическим новинкам. Они, например, решительно не принима- ют гомосексуалистов (слово «п...» служит популяр- ным ругательством, а подозрение в гомосексуальной ориентации — болезненное оскорбление для мужчи- ны). Большинство россиян, даже если они не ходят в церковь, считают себя православными по принци- пу «я русский, значит, православный».

Этот образ далек от мифического рая из каких- нибудь древнерусских легенд. Между тем, сложно отрицать, что некоторый потенциал для консерва- тивного поворота между Смоленском и Владивос- током (по крайней мере, теоретически) существу- ет. Так что не стоит недооценивать как возможность этого поворота, так и последующие перемены в рос- сийском обществе.

СПАСИТЕЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ

Эту перспективу не стоит недооценивать еще и потому, что решение российского руководства при- нять консервативный курс — хорошая новость для Польши. По крайней мере, по двум причинам.

Во-первых, оно предвещает перманентный конф- ликт Москвы с секуляризированным Западом. В су- ществующих реалиях, когда ценности радикально- го либерализма и прогрессивистского понимания прав человека стали для Запада суррогатом религии, такой выбор Кремля осложнит взаимопонимание. В том числе взаимопонимание ценой Польши. Запад- ные политики станут внимательнее прислушиваться к нашим предостережениям на тему Москвы, если та станет центром чего-то, то будет восприниматься как «консервативная империя зла».

Самая неблагоприятная для Польши ситуация сложилась бы в случае, если бы Восток решил с рве- нием неофита внедрять у себя западные культурные образцы. В качестве лидера западной религии он мог бы рассчитывать на согласие восхищенных западных тузов идти на требуемые взамен уступки, в том числе на территории Центральной Европы. Нынеш- ний путинский поворот делает такой ход событий невозможным.

И, во-вторых, культурное разнообразие на нашем континенте выглядит для нас просто спасительным.

Оно означает снижение давления, которому мы под- вергаемся, и охлаждение брюссельского пыла в на- вязывании всем странам Евросоюза образцов ради- кального секуляризма.

И тот факт, что в России установилась суровая диктатура, совершенно ничего не меняет.

 

 



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.