Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

РОССИЯ + УММА = нужны ли мы друг другу? — Наблюдение 1
31.01.2014

Наблюдение 1
Власть и чиновники

Анализируя такое обширное и многоаспектное явление, как российская мусульманская община, сообщество (для краткости употребим арабское слово — умма) необходимо, на мой взгляд, начинать издалека. Одним из наиболее, казалось бы, отдалённых, но в тоже время претендующих на участие в жизни российских мусульман институтом является государственная власть и её основные представители — чиновники.

Взаимоотношения с государственной машиной у российских мусульман исторически складывались сложно ещё с раннего Средневековья, тем более с эпохи Романовых. Во многом это объясняется особенностями происхождения и позиционирования Российского государства. Ко всему этому добавлялась система управления, которая воспринимала мусульман весьма своеобразно. Сейчас не место для исторического анализа, так что отметим это как исходную аксиому (хоть и её разные участники процесса понимают каждый по-своему).

Мусульмане всегда были для российской власти людьми по большей части как бы «чужими», но во многом полезными. Именно польза для политических интересов государства определяла позиции уммы России вне зависимости от режима. Не нужно думать, что российское чиновничество и политическая элита чем-то кардинально отличается или раньше отличалась от своих собратьев иных эпох. Схожая структура и подходы порождают схожее мировоззрение, которое лаконично можно определить как «прагматизм».

Безусловно, большинство политиков в нашей стране прекрасно понимают возможности, в т. ч. потенциальные, российской уммы. Потому политику «нулевых» по отношению к мусульманам можно назвать гораздо более дружелюбной и заинтересованной, чем в начале 1990‑х. Налицо явный осмысленный прогресс.

Это выражается не только в увеличении финансовой помощи мусульманским организациям и визитах на праздники государственных чиновников. Во‑первых, Администрация Президента РФ подтвердила серьёзность своих намерений в отношении поддержки традиционного Ислама в России, создав Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования. Эта организация первой стала финансировать перспективные проекты российских исламских организаций, обеспечивающих поступательное развитие традиционного Ислама в России. Во‑вторых, исламское образование перестали воспринимать как нечто магическое и непонятное. В 2011 году был принят государственный образовательный стандарт «теология», в рамках которого есть и «исламская теология».

Наконец, началась реальная борьба с террористами и экстремистами, которые по большому счёту наносят больший ущерб мусульманам, чем государству или другим конфессиям.

Сейчас уже большинство руководителей крупных муниципалитетов в Центральной России осознают, что мечеть в их городе — это показатель грамотной этноконфессиональной политики, а не свидетельство засилья мигрантов.

При этом существуют явления, которые сводят на нет многие позитивные тенденции в развитии государственно-исламских отношений в России. По большей части они обусловлены процессами, характерными для всего российского общества. Коррупция и неэффективное расходование бюджетных средств не обошли стороной и исламские организации, которые на деньги Фонда поддержки исламской науки, культуры и образования проводят мероприятия, которые зачастую идут не на пользу, а во вред умме.

Также подробно стоит остановиться на проблемах, связанных с кризисом системы управления в России. Как бы это ни показалось странным, но он имеет прямое отношение к проблемам мусульманского сообщества. Госаппарат за последние 20 лет значительно снизил эффективность своей деятельности. При увеличении количества госслужащих, мы не получили качественного улучшения в управлении. Мусульманам также приходится сталкиваться со случаями некомпетентности в органах власти. Эта тенденция находит выражение в политике, которую некоторые чиновники проводят в отношении мусульманских организаций и непосредственно верующих.

Отдельные руководители искренне убеждены, что мусульманские лидеры должны быть полностью подконтрольны органам власти. Результатом этого убеждения становятся различные химеры государственно-общественных организаций, которые вредят как мусульманам, так и органам власти. Убеждение, что, если региональный муфтий, якобы, недостаточно лоялен и услужлив по отношению к конкретному чиновнику, может стать началом формирования параллельного муфтията в регионе.

Чиновники, видимо, не до конца понимают, что «лидер», который им подотчётен, не обязательно будет иметь авторитет среди верующих. В большинстве случаев такие инициативы по «установлению контроля в мусульманской среде региона» заканчиваются регистрацией 3–4 «духовных управлений», в каждом из которых реально состоят по 5–6 местных религиозных организаций мусульман. Более того, подобная ситуация сама провоцирует распространение экстремистских идей под мусульманскими лозунгами, так как в отсутствии единства намного легче вести агитацию среди молодёжи, реально потерянной «между» этими бесчисленными «муфтиями», неспособными служить интересам мусульман.

Вторая сторона данного подхода в политике находит выражение в некоторых регионах страны, где предпринимаются попытки к установлению контроля в умме с помощью «повышения статуса» муфтия и имама, которых ставят на «должностной оклад». По сути это приводит к бюрократизации аппаратов духовных управлений и выхолащиванию должности имама. Российское государство в современной конфигурации, с точки зрения мусульман, было и остаётся светским, вне зависимости от региона (больше в нём мусульман живёт или меньше). Убеждение отдельных чиновников в том, что «наш регион более мусульманский» сущности взаимоотношений с государственным аппаратом не меняет.

Зарплата муфтиям и имамам в немусульманском государстве (не стране) не может привести к ни к чему, кроме формирования иждивенческих и размытых экуменических настроений в среде «государственных» имамов. В отдельных случаях имамы, находящиеся на государственном довольствии, ставят интересы чиновников выше интересов уммы. Сравнение с другими религиозными организациями в России, которые, может быть мощнее и многочисленней (а может быть, и нет) — занятие абсолютно бесперспективное, т. к. условия несопоставимы.

Аналогичным по сути и по возникающим проблемам является создание новых «всероссийских» муфтиятов, которые не только не решают проблему формирования целостного пространства уммы, но скорее наоборот — атомизируют мусульманское пространство России, делая его более уязвимым для политических манипуляций.

Необходимо понимать, что основной причиной вышеозначенных проблем является вовсе не «злой умысел чиновников», а несостоятельность некоторых подходов во взаимоотношениях с мусульманским сообществом. Решение проблем, лежащих в области идеологии (в т. ч. богословской) не может находиться в сфере юриспруденции и институциональных механизмов, которыми в настоящее время злоупотребляют некоторые государственные деятели. Проблема формирования устойчивой, ответственной и стабильной уммы решается с помощью создания условий функционирования, но никак не социального и политического конструирования.

Речь в данном случае идёт о создании условий экономической состоятельности мусульманского духовенства, которое достигается за счёт интеграции института «вакфа» в российское законодательство. Экономически независимый имам не заинтересован в каких-либо авантюрах, связанных с зарубежным финансированием своей деятельности (чего, естественно, очень не любят чиновники), но при этом заинтересован в формировании сплочённой и идеологически устойчивой общины, реально интегрированной в российское общество (чего чиновники, естественно, очень хотят).

Подводя итог первому наблюдению, можно сказать, что в нынешней ситуации то, чего государство хочет добиться от мусульманской общины, находится в пространстве обоюдных интересов. Но при этом общие проблемы развития российского общества и государства на любом уровне не позволяют реализовать это желание. Более того, использование механизмов, неадекватных поставленным задачам, во многом усугубляет ситуацию, а не способствует её конструктивному разрешению.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.