Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств № 1 (10)' 2013
22.04.2013

Европа, Восток и Кавказ – единые звенья мировой геополитической палитры начала XIX века

Теймур Атаев,
политолог, Азербайджан

В середине 1806 г. Наполеон стал протектором созданного им Рейнского союза из 16‑и германских государств. При этом первый правитель Австрийский Франц I вынужден был под давлением Наполеона отказаться от титула императора «Священной римской империи германской нации», тем самым завершившей свое существование.

Антибританский курс Наполеона. Обострение франко-русских взаимоотношений в различных географических координатах

Практически одновременно Россия, Англия, Пруссия и Швеция образовали очередную антифранцузскую коалицию, подтолкнувшую Париж к привлечению на свою сторону Османской империи. В письме к султану Селиму III Наполеон подчеркивал инспирированность сербского восстания [1] Россией. Кроме того, летом 1806 г. он направил инструкцию новому послу в Стамбуле Горацию Себастиани. Отмечая, что «я, Порта и Персия — против России», Наполеон актуализировал закрытие Босфора и всех портов для русских судов, а также возвращение султану господства над Молдовой и Валахией. Особо он подчеркнул, что не желает раздела Османской империи («даже если бы мне предложили три четверти ее») и ратует за ее усиление.

Французские предложения возымели действие, и в августе османы сменили господарей Молдавии и Валахии, что являлось прямым нарушением российско-османских договоренностей 1802 г. В сентябре Османская империя закрыла черноморские проливы для прохода российских судов. Тогда же российский полномочный министр при Порте Андрей Италийский в послании министру иностранных дел Андрею Будбергу сообщал о склонности османов («под давлением французов») уничтожить «наше политическое влияние» [2] . Петербург потребовал отменить решения, но их дезавуирование затягивалось османской стороной, благо Наполеон достиг блестящих военных успехов в Европе.

Получив в начале октября ультиматум Пруссии об отводе французских частей за Рейн, Наполеон разгромил прусскую армию при Йене и Ауэрштедте и торжественно вступил в Берлин. В ноябре Наполеон разослал в ведущие европейские страны декрет, объявлявший блокаду Британии. Запрещались всякие сношения с Англией; принадлежащие английским подданным товары подлежали конфискации; европейские порты обязывались не принимать суда под любым флагом, идущие в Великобританию и в обратном направлении.

Конечно, Петербург не мог не отреагировать на демарши Парижа и Стамбула, и в конце ноября 1806 г. Россия объявила Франции войну, приказав армии продвинуться через Гродно к Висле (Пруссия передала под русское командование остаток своих боевых частей).

В том же ноябре российские войска, переправившись через Днестр, направились к Дунайским княжествам. В осуществившейся акции вполне очевидно высветился не столь ее антисултанский, сколь антифранцузский подтекст. В декабре российские войска выбили османов из Бухареста, заняли Молдову с Валахией.

В эти дни султанское правительство подписало соглашение (Ичков мир) с сербами, практически обеспечившее Сербии функции автономии. Сербам передавался сбор налогов и административное управление всей территорией пашалыка. Тем самым, в преддверие прозвучавшего 18 декабря объявления войны Петербургу османские власти попытались выбить у него «сербские» козыри. Однако главнокомандующий Днепровской армией Иван Михельсон поддерживал военные связи с лидером сербского движения Карагеоргием (Черным Георгием), в распоряжение которого направлялись большие финансовые средства и военные инструкторы. Командующим до повстанцев был доведен манифест, фиксировавший наступление часа «ратникам имени христианского низвергнуть иго мусульман», возвратив «страждущие племена христианские к древнему достоянию их». Объявление Портой России войны обосновывалось попечением Петербурга «о благе единоверных народов».

В целом, российское командование видело в сербских частях подвластные им силы. Посему в своем наставлении дипломату Константину Родофиникину МИД призывал его уведомить сербов, чтобы при вступлении русских войск в османские области они «силы свои» не раздробляли, «дабы удобнее можно было главнокомандующему российско-императорскою армиею направить их туда, куда нужда востребует» [3] . В свете чего «возобновление неприятельских действий» между сербами и османами ознаменовалось взятием первыми 30 декабря 1806 г. «верхней крепости Белградской» [4] .

Надеясь на российскую поддержку, в феврале 1807 г. сербы отказались от Ичкова мира, ставя вопрос о полной независимости. Как писали СМИ начала 1807 г., когда «Порта требовала» сражения за нее, «сербы отвечали, что они как люди независимые никогда не поднимут оружия против своих одноверцов» [5] .

В том же феврале британские морские части, войдя в Дарданеллы, уничтожили османские морские силы у Абидоса и остались в Мраморном море. Данная атака была вызвана вполне ожидаемым отказом султана Селима III от исполнения британского ультиматума, требовавшего от Стамбула объявить войну Франции, передать дунайские княжества России, а османский флот (вкупе с укреплениями в Дарданеллах) — Британии. Однако османам при помощи французов удалось противостоять англичанам, вынудив их отойти в Средиземное море.

Османо-персидско-кавказский отзвук европейских геополитических баталий

В мае 1807 г. Наполеон подписал Финкен­штейнский договор с представителями персидского Фетх-Али-шаха, направленный против Российской и Британской империй. Тегеран, терявший позиции в войне с Россией, безоговорочно принял профранцузские пункты соглашения, в частности: ликвидацию всех политико-торговых отношений с Англией; объявление ей войны вплоть до склонения к этому афганцев; продвижение персидской армии к британским владениям в Индии. Шах обязывался пропустить через Иран в Индию французские войска, приняв на себя их продовольственное снабжение. В ответ на это Наполеон гарантировал неприкосновенность иранской территории, признавал права Тегерана на Грузию, пообещав побудить Россию вернуть ее Ирану. Париж также подтвердил предоставление вооружения и инструкторов для реорганизации иранской армии. Во исполнение договора в Иран прибыла французская военная миссия во главе с генералом Клодом де Гарданом [6] . В инструкции, адресованной ему, Наполеон раскрывал, что в глазах Франции Персия — это «естественный враг России» и «проход в Индию». Посему на миссию возлагалась задача как изучения возможности экспедиции в Индию, так и разжигания войны Ирана против России. В свете этого К. Гардану предписывалось содействовать военным операциям персов, в частности, добиваясь захвата ими Грузии и оттеснения русских на Кавказский хребет. Также рассматривался вопрос заключения ирано-османского военного союза против России [7] . По приезду К. Гардана шах предоставил французам большие торговые льготы.

В июне в Афонском сражении русская эскадра нанесла поражение османам. Тогда же, согласно свидетельству российского генерала Александра Ланжерона, в июне 1807 г. командующий 11‑й дивизией в составе Дунайской армии Михаил Милорадович, взяв крепость Обилешти, «разбил один» один османский корпус, а другой «обратил в поспешное бегство». Вслед за этим, встреченный жителями Бухареста «с большим триумфом… приказал выгравировать свой портрет с подписью, им же продиктованной: „Милорадович — спаситель Бухареста“». Великий визирь «был ужасно перепуган этим поражением и после него не делал никакого движения» [8] .

В то же время «сербское войско, простиравшееся» до «80 000 человек, сделалось несравненно страшнее, когда в июне 1807 г. соединилось оно с Российскою армией» [9] . К тому времени в Сербии появился русский уполномоченный (К. Родофиникин), и совместные силы в середине июня начали осаду крепости Неготин.

Происходило это на фоне российско-французских боевых действий. После оккупации Пруссии Наполеон столкнулся с русскими войсками. Тяжелейшее для обеих сторон февральское сражение при Прейсиш-Эйлау конкретного победителя не определило. Наполеон предложил Петербургу мир, не принятый, однако, Россией. А 14 июня русские войска оказались разгромлены в сражении при Фридланде.

Правда, на Кавказском фронте русские войска добились успеха. И. Гудович, еще в начале 1807 г. выступивший «с войсками, в Грузии и Кахетии находившимися, дабы в предпринятом мною движении против турок обеспечиться от впадения персиян в ханства Карабахское, Шехинское и Грузию», в июне нанес поражение османам в Арпачайском сражении («неприятель побежал стремглав»). Таким образом была предотвращена попытка персидских войск, ожидавших результатов битвы, вторгнуться в Грузию. Персидский хан поздравил И. Гудовича с победой, назвав его «начальником непобедимых войск», и отвел свои части к Эривани. Затем наследник шаха Аббас-Мирза прислал ему «верховую лошадь с богатым убором» [10] .

Однако этот успех не мог затмить отрицательного для России хода действий на западном фронте. Как писал российский историк XIX века Андрей Петров, продолжать войну с французами «главным образом для поддержания интересов Пруссии не было ни основания, ни возможности», так как помощь от союзников отсутствовала. «Пруссия находилась в отчаянном положении»; Англия «ограничивалась обещаниями выставить армию от 10 до 12 тысяч», что в столкновениях с Наполеоном «равнялось нулю»; «ежегодная денежная субсидия в 2 000 000 ф. ст.», обещанная союзникам Лондоном, «даже не окупала расходов войны», тем более что эту сумму «приходилось делить между Пруссией и Австрией».

При таком раскладе, в условиях войны с Османской империей продолжение военных действий с Францией Александр I «находил невозможным». Их возобновление могло произойти лишь в случае требований со стороны Наполеона «каких-нибудь территориальных уступок в пользу» султана или Польши. К мирным переговорам с Парижем Россия подготовила предложения, заключавшиеся в возвращении Наполеоном всех занятых им прусских владений и отказе Петербурга от Молдовы и Валахии в пользу османов. Наполеон, однако, желая сохранить за собой все завоеванные земли и создать на них подвластное ему Саксонское государство, в целях получения на это согласие русского императора, предложил ему «часть Восточной Пруссии» и принадлежащие пруссакам «все польские земли» с получением титула «короля Польши». Александр отказался, тем самым фактически сохранив Пруссию как государство [11] .

Как следствие, воевавшая параллельно с османами и персами Россия подписала с Францией в июле Тильзитский мир, включавший, в частности: признание Россией Рейнского союза; взаимную гарантию своих владений; провозглашение «прекращения неприятельских действий» между Россией и Османской империей; вывод русских войск «из княжеств Валахского и Молдавского» (но без занятия их османскими войсками до окончательного мира между Российской и Османской империями); принятие Петербургом «посредничества Франции для заключения мира» с османами. Также польские территории, отошедшие во время разделов Речи Посполитой к Пруссии и Австрии, поступали «в полную собственность и обладание короля саксонского, под названием Варшавского герцогства», становившегося протекторатом Франции [12] .

Вряд ли, конечно, эти моменты могли быть восприняты Петербургом положительно. Кроме того, неафишируемым пунктом Россия присоединялась к континентальной блокаде против Англии, тем самым полностью отказываясь от торговли со своим главным партнером, что противоречило ее экономическим интересам. Как фиксируют французские историки Эрнест Лависс и Альфред Рамбо, к этому этапу Англия приобрела фактическую монополию торговли с Россией. Из 1200 судов, ежегодно заходивших в Неву, более 600 шли под британским флагом. Русские землевладельцы вывозили из своих поместий на Британские острова хлеб и лес, получая взамен, кроме значительных барышей, всевозможные предметы потребления. Разрыв с Лондоном был бы для России бедствием, грозившим нарушить привычные экономические связи и многих разорить [13] .

Но секретное дополнение к договору стало реальностью, а смена геополитических декораций (в плане превращения России и Франции в союзников) привела к заключению в августе между Россией и османами Слободзейского перемирия, временно приостановившего военные действия. Стороны должны были отвести войска из Молдавии и Валахии с сохранением османских гарнизонов в Браилове и Измаиле. Правда, Александр I не ратифицировал договор.

В то же время, соглашение не затронуло османо-сербскую составляющую военных действий, что вызывало опасения сербов. Так, в письме А. Будбергу сербский депутат Иеремия Гагич делал упор на надежду на Россию своего народа, всегда устремлявшегося «против врагов православной веры», и констатировал отчаяние вследствие отсутствия «уведомления о своей участи» в свете русско-османского перемирия. Последнее вызывает вопрос к Петербургу: «Заслуживает ли народ сербский в отечестве своем быть под покровительством и защищением всевысочайшего двора российского или вечной погибели предатися?» [14] . Эта тема тогда обсуждалась довольно живо, и в ноябре 1807 г. новый главнокомандующий русской армии на Дунайском театре войны Александр Прозоровский сообщал о переданном ему Г. Себастиани обещании Стамбула, что «до окончательного заключения мира с Портою» сербы будут оставлены «в спокойствии» [15] .

Ноябрьский захват англичанами Копенгагена, столицы вечной российской союзницы Дании, еще более обострил противоречия между Лондоном и Петербургом, с октября разорвавшим дипломатические отношения с Великобританией. В ноябре Александр I объявил о прекращении торговых связей с Англией.

В конце декабря, по договоренности с
находившимся в Тегеране К. Гарданом, в Финкен­штейн­ский договор было внесено дополнение, по которому Персия отказывалась от острова Карек в пользу Наполеона, допустив образование военных факторий в Гомбруне и Бушире.

В феврале 1808 г., вследствие заключенного Англией союза со Швецией, началась русско-шведская война. Ну а вскоре произошло перемирие между османами и сербами, состоявшееся «по общему согласию на то полководца Российского с Георгием Черным». Заключено оно было 14 июля в Слободзе — «главной квартире Сербского войска». Тогда Карагеоргий с приближенными лицами, занявшийся «гражданским устройством Сербии», торжественно был «обличен в достоинство князя». Сверх того ему был «пожалован чин генерал-лейтенанта Российской службы» и орден Св. Александра Невского. Место заседаний Сената было перенесено в Белград [16] .

На Кавказском фронте в сентябре начался поход русских войск к Эривани и Нахичеванскому ханству. Эти местности представляли важное геостратегическое звено для России, включая и экономическую составляющую. Как позднее констатировал командированный в регион чиновник министерства финансов России Василий Григорьев, через Нахичеванскую зону, служащую «средоточием сухопутных сообщений между Персией и Грузией», проходит «главный торговый путь из Тавриза в Тифлис», а оттуда в Россию. Нахичевань также являлась важной точкой на маршруте от западной части Северной Персии к Шуше, позволяющей осуществить связь «с прибрежными к Каспийскому морю провинциями» [17] . Первоначально российской стороне сопутствовал успех, выразившийся во взятии Эчмиадзина и Нахичевани. Но к ноябрю штурм Эривани был отбит, а Нахичевань оказалась у Аббас-Мирзы. И. Гудович вынужден был отступить в Грузию.

Англо-русское соперничество за Восток

На европейском театре геостолкновений осенние переговоры 1808 г. между Наполеоном и Александром I (Эрфуртский конгресс) привели к подписанию 12 октября двустороннего договора. Документ, в частности, утверждал антибританский союз. Кроме того, Наполеон, нуждавшийся в поддержке Россией блокады против Англии и предстоящих антиавстрийских действий, соглашался на присоединение Молдовы и Валахии к России (при условии неприкосновенности остальных частей Османской империи).

Параллельно обсуждался вопрос о диалоге с Англией при условии признания Лондоном «вхождения» к России не только Дунайских княжеств, но и Финляндии. Париж обязался действовать совместно с Россией против Вены (в случае поддержки ею османов), а Петербург пообещал поддержку Франции при объявлении ей войны со стороны Австрии.

Данный расклад не мог не сблизить позиции Лондона, Вены и Стамбула, разочарованного позицией Парижа, фактически воспринятой султанским правительством как предательская. Поэтому не случайно в начале января 1809 г. последовало подписание в Чанаке (ныне Чанаккала) Дарданелльского мира между Османской империей и Великобританией. Ст. XI документа, впервые зафиксировавшая в договорном порядке закрытие Проливов для иностранных военных кораблей, гласила: «Ввиду того, что во все времена было запрещено военным судам входить в Константинопольский канал, а именно в пролив Дарданеллы и в пролив Черного моря, и так как древнее правило Оттоманской империи должно быть также и впредь соблюдаемо в мирное время в отношении всякой какой бы то ни было державы, то британский двор обещает равным образом сообразоваться с этим принципом».

Согласно ряду источников, проект этой статьи, предложенный Османской империей, был без возражений принят английской стороной, что на первый взгляд казалось уступкой Лондона. В действительности же Стамбул впервые ограничил свой суверенитет над Проливами, так как прежде «древнее правило» империи имело значение внутренней полицейской меры: Порта, располагая неограниченным верховным правом, держала Проливы закрытыми для военных кораблей, но могла и открывать их, по договору или без договора, в пользу той или иной державы по своему усмотрению.

Однако, ст. XI договора превращала «древнее правило» Порты в ее обязательство, должное соблюдаться «в отношении всякой, какой бы то ни было державы». Тем самым Стамбул допустил иностранное вмешательство в свои распоряжения по пропуску судов через Дарданеллы и Босфор [18] . Хотя, возможно, именно Англия инициировала рождение данной статьи. Все же провозглашение Проливов свободными от присутствия военно-морских сил, пусть и не напрямую, но было направлено против России, лишающейся выхода из Черного моря в Средиземное.

В свете происходившего, Александр I писал А. Прозоровскому, что «Порта переменила свое поведение», допустив в Стамбул «английского полномочного». Император, подчеркнув неприятие данного шага, оценил его «разрывом и прекращением перемирия». Тогда же товарищ министра иностранных дел России Александр Салтыков констатировал, что сближение с Англией Австрии и «склонение к тому же» османов, «заставляет не доверять» Вене.

На таком фоне в Яссах начались российско-османские переговоры. Среди доведенных до султанских представителей предложений Петербурга были: признание Портой перехода к России на «вечное владение» Молдовы, Валахии, Бессарабии, а также Грузии, Имеретии, Мингрелии и Гурии; установление «внутреннего управления» для Сербии и согласие с покровительством над этим регионом Петербурга; допустимость свободного прохождения русских судов в Босфор и Дарданеллы. Параллельно 26 февраля русская сторона потребовала от султана в двухдневный срок выполнить ультиматум: «выслать английского посла» из Стамбула [19] .

Развитие ситуации привело к вполне прогнозируемому результату. Оказавшаяся в союзе с Англией Османская империя 12 марта 1809 г. довела до Петербурга султанский фирман с объявлением войны. В появлении непосредственно данной даты однозначно просматривается «рука Англии», в этот же день подписавшей договор с Персией. Тонкость в том, что проблематичность положительных перспектив в войне с Россией вынуждала Тегеран заключить с Петербургом мир, который должен был укрепить позиции русских. Не желавший допускать этого Лондон обязался выплачивать Ирану субсидию с предоставлением персидской армии военного снаряжения и инструкторов. Персия гарантировала продолжение войны с Петербургом и разрыв отношений с Францией [20] .

Другого ожидать не приходилось, так как французы практически не реализовывали франко-иранские договоренности. После Тильзита и Эрфурта это было не удивительно и, вполне естественно, привело к англо-персидскому сближению, заметно проявившемуся с начала 1809 г. По результатам же договора, в начале 1810 г. генерал Джон Малькольм сопроводил из Индии в Бендер-Бушир значительный транспорт оружия и «многочисленных офицеров англо-индийской армии», приступивших к обучению иранских войск [21] .

Таким образом, вынужденное со стороны Петербурга достижение договоренностей с Парижем, происходившее на фоне русско-персидской войны и противостояния России с Османской империей (пусть и в условиях действовавшего перемирия), шло параллельно с укреплением Лондоном своих позиций в Тегеране и Стамбуле.

Что касается османов, с началом очередного этапа войны с русскими они двинулись к Сербии, решительным шагом дойдя до Белграда.


[1] Подробнее см.: Атаев Т. Последствия европейских геополитических баталий на Южном Кавказе // http://islamsng.com/aze/pastfuture/6337

[2] Депеша А. Я. Италийского А. Я. Будбергу об уклонении Порты от выполнения русско-турецкого договора // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Serbien/XIX/1800–1820/Perv_serb_vosst_1/161–180/169.phtml?id=8456

[3] Из лекционного курса профессора В. И. Овсянникова // http://nisaa1.narod.ru/Lekcciya_2.2.pdf

[4] Георг Петрович Черный. (Краткая биография). Из Гамбургского политического журнала // Вестник Европы. Ч. 95. № 20. 1817. — http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Serbien/XIX/1800–1820/Karageorg/text2.phtml?id=9007

[5] Вестник Европы. Известия и замечания. Ч. 34. № 13. 1807. — http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Serbien/XIX/1800–1820/Vestnik_evropy/1807_c_34_nom_13.phtml?id=8997

[6] Ирано-французские договоры // http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_diplomatic/565/ %D0 %98 %D0 %A0 %D0 %90 %D0 %9D %D0 %9E

[7] Иоаннисян А. Р. Из истории франко-русских отношений на Востоке в 1807–1808 гг. // http://basss.asj-oa.am/1432/4/1957–6 (27).pdf

[8] Записки графа Ланжерона. Война с Турцией 1806–1812. События в Валахии // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Turk/XIX/1800–1820/Lanzeron/text4.htm

[9] Георг Петрович Черный. (Краткая биография). Из Гамбургского политического журнала // Вестник Европы. Ч. 95. № 20. 1817. — http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Serbien/XIX/1800–1820/Karageorg/text2.phtml?id=9007

[10] Записки о службе генерал-фельдмаршала графа И. В. Гудовича, составленные им самим // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XVIII/1780–1800/Gudovic/frametext.htm

[11] Андрей Петров. Война России с Турцией 1806–1812 гг. Т . I // http://www.runivers.ru/bookreader/book18597/#page/280/mode/1up

[12] Русско-французский мирный договор // http://www.hrono.ru/dokum/1800dok/1807tilzit.php

[13] Лависс Э., Рамбо А. История XIX века. Т. 1. Ч. 1. Время Наполеона I. 1800–1815 // http://krotov.info/history/19/55/laviss_02.htm

[14] Письмо сербского депутата И. Гагича [А. Я. Будбергу] с просьбой о решении сербского вопроса // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Serbien/XIX/1800–1820/Perv_serb_vosst_1/281–300/293.phtml?id=8581

[16] Георг Петрович Черный. (Краткая биография). Из Гамбургского политического журнала // Вестник Европы. Ч. 95. № 20. 1817. — http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Serbien/XIX/1800–1820/Karageorg/text2.phtml?id=9007

[17] «Статистическое описание Нахичеванской провинции», составленное Василием Григорьевым, Санкт-Петербург, 1833 г. С. 22.

[18] Англо-турецкие договоры. Статья в «Дипломатическом словаре», изд. 1948 г. // http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_diplomatic/114/ %D0 %90 %D0 %9D %D0 %93 %D0 %9B %D0 %9E

[19] Андрей Петров. Война России с Турцией 1806–1812 гг. Т. II // http://www.runivers.ru/bookreader/book18598/#page/174/mode/1up

[20] Англо-персидский договор 1809 г. // http://dic.academic.ru/dic.nsf/es/68776/ %D0 %90 %D0 %9D %D0 %93 %D0 %9B %D0 %9E

[21] Штейнберг Е. Л. История британской агрессии на Среднем Востоке // http://militera.lib.ru/h/shteynberg_el/02.html



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.