Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 3-4 (27-28) 2012 — Афганская стратегия администрации Б. Обамы: проблемы безопасности и геополитические перспективы Афганистана
14.03.2013


 

Афганская стратегия администрации Б. Обамы: проблемы безопасности и геополитические перспективы Афганистана

Ш. Акмалов,
кандидат исторических наук,
научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН

Одним из наиболее значимых результатов десятилетней военной кампании США в Афганистане, помимо ликвидации «террориста № 1» Бен Ладена, стало объективное осознание того, что военным методом разрешить афганский кризис нельзя. Сегодняшние реалии свидетельствуют о том, что нужны альтернативные, эффективные пути его урегулирования, которые одновременно учитывали бы проблемы обеспечения безопасности и устойчивого развития афганского государства и общества. В этом контексте и следует рассматривать планы администрации Б. Обамы по выводу к 2014 г. войск международной коалиции из Афганистана, геополитические перспективы которого будут прямым образом отражаться на стратегических интересах крупных и региональных держав, а также безопасности и стабильности в Центральной Азии.

Администрация Б. Обамы была вынуждена внести серьезные коррективы в свою афганскую политику. Афганистан, неслучайно названный «могильщиком империй», стал суровым историческим испытанием для Соединенных Штатов, взявших на себя тяжелое бремя «глобального лидерства» в борьбе с международным терроризмом. Глобализация создала множество угроз, которые перешагнули национальные границы. Терроризм был только одной из наиболее видимых угроз в этом списке, включающем ядерное нераспространение и климатические изменения. Американская мощь оказалась недостаточной для реагирования на эти вызовы[1]. Как отметил Б. Обама в своей статье «Обновление американского лидерства» (RenewingAmericanLeadership), «Америка не может одна противодействовать этим угрозам» [2].

После трехмесячных размышлений, совещаний и бесконечных консультаций с союзниками по НАТО и другими странами-партнерами, 1 декабря 2009 г. в академии Вест-Пойнт в своем «Обращении к нации» Б. Обама заявил о новом этапе афганской войны. Глава американской администрации заявил, что «наша цель остается прежней: добиться уничтожения Аль-Каиды в Афганистане и Пакистане и предотвратить угрозу нападения на США и наших союзников в будущем» [3] . Для реализации этого Б. Обамой были поставлены следующие основные задачи: во‑первых, уничтожение боевиков «Аль-Каиды»; во‑вторых, прекращение продвижения талибов и предотвращение возможности свержения афганского правительства; в‑третьих, укрепление сил безопасности и государственных институтов в Афганистане для того, чтобы они смогли принять на себя ответственность за будущее своей страны.

Следующей важной фазой афганской политики администрации Б. Обамы был обозначен поэтапный вывод военного контингента США и НАТО из Афганистана: к концу 2011 г. — 10 тыс. американских военнослужащих, к лету 2012 г. — 33 тыс.; к 2014 г. — полный вывод иностранных войск. Таким образом, американская миссия в Афганистане постепенно будет сводиться к оказанию поддержки афганской национальной армии и полиции, тогда как военнослужащие США будут постепенно отходить от участия в боевых операциях в стране.

Тем не менее практическая реализация американских планов в Афганистане все еще сталкивается с серьезными проблемами безопасности, которые продолжают негативно отражаться на военно-политической ситуации в стране. Из всех этих группировок особое влияние на антитеррористическую борьбу США оказывает «Аль-Каида», которая, по мнению американских аналитиков, способна нести наиболее серьезную угрозу региональной и транснациональной безопасности США и их союзников. Террористическая угроза в США отнюдь не ослабла после уничтожения Усамы Бен Ладена. Напротив, разветвленная сеть «Аль-Каиды» размыла антитеррористические цели Вашингтона. «Аль-Каида», в свою очередь, находясь под сильным давлением в Афганистане, Пакистане и других местах, пытается начать атаку внутри США. В преддверии президентских выборов Б. Обама должен гарантировать безопасность американских граждан, иначе боевой успех, связанный с уничтожением «террориста № 1», будет сведен на нет[4].

По мнению экспертов, одним из наиболее «яростных врагов» США в Афганистане является группировка Г. Хекматьяра «Хезб-и‑Ислами», имеющая тесные связи с «Аль-Каидой» и движением «Талибан». Г. Хекматьяр, который получал широкую поддержку США против бывшего Советского Союза в период его оккупации Афганистана, на протяжении последних десяти лет вел активную борьбу против НАТО и Афганской национальной армии в провинциях Кунар, Нуристан, Каписа и Кандагар, а также в зоне к северу и востоку от Кабула. В январе 2010 гг. Хекматьяр выдвинул особые условия для возможного примирения с Х. Карзаем и участия в выборах при нейтральном правительстве после вывода американских войск из страны.

Другой вооруженной группировкой, характеризующей США в качестве основной угрозы, является «Сеть Хаккани», которой руководит Джалалуддин Хаккани. Дж. Хаккани, также как и Г. Хекматьяр, был союзником Соединен­ных Штатов в 1970–1980 гг. Впоследствии, в 1996–2011 гг., Дж. Хаккани присоединился к режиму талибов и работал министром по делам племен в талибском правительстве. После свержения «Талибан» в 2001 г. он стал одним из яростных оппонентов правительства Х. Карзая, а его группировка имела более тесные связи с «Аль-Каидой», нежели с талибами[5]. По различным оценкам, «Сети Хаккани» могут насчитывать более 3 тыс. боевиков, получающих поддержку со стороны Пакистана, в частности Межведомственной разведки ИРП (ISI).

Навоенно-политическуюситуациюв
Афганис­тане влияют также так называемые пакистанские группировки — «Техрик-и‑Талибан» и «Лашкар-е‑Тайиба». При этом «Талибан» остается наиболее серьезным препятствием реализации афганских инициатив США, в первую очередь, в сфере безопасности, рассматриваемой первостепенным шагом на пути афганского урегулирования. В целях снижения талибской угрозы администрация Б. Обамы предпринимает активные политико-дипломатические и иные меры. Вместе с тем глава Белого дома заявил, что в процессе политического урегулирования в Афганистане смогут принять участие все группы афганского народа, в том числе движение «Талибан». По его словам, участие талибов в послевоенной жизни страны возможно, если они откажутся от насилия и связей с «Аль-Каидой», а также подчинятся афганской конституции. Такая тактика реализуется в рамках политики реинтеграции и примирения, создания и развития каналов для диалога между афганским правительством и боевиками.

Состоявшийся в мае 2012 г. «необъявленный» визит президента Б. Обамы в Афганистан определенно внес ясность в долгосрочность взаимоотношений двух стран и определил конкретные цели и задачи афганской стратегии США на перспективу. Более того, этим визитом Вашингтон дал международному сообществу четкий сигнал о том, что Соединенные Штаты являются стратегическим партнером Афганистана, не повторят «исторической ошибки», совершенной бывшим Советским Союзом в 1989 г., и будут активно оказывать всестороннее содействие в укреплении афганского государства. Главным итогом данного визита стало подписание Соглашения о стратегическом партнерстве между США и Афганистаном ( Enduring Strategic Partnership Agreement between the Islamic Republic of Afghanistan and the United States of America ). Документ определяет характер, уровень и основные направления долгосрочного взаимодействия между двумя странами до и после 2014 г.

Главной задачей для Вашингтона и Кабула в области безопасности обозначена передача всей полноты власти над Афганистаном в руки афганского правительства. В рамках этой задачи Соединенные Штаты берут на себя обязательство изыскивать финансовые средства для обучения, оснащения, консультаций и поддержки Афганских национальных сил безопасности (АНСБ). Это делается затем, чтобы Афганистан в дальнейшем мог самостоятельно обеспечивать защиту от внутренних и внешних угроз, а также оказывать содействие в предотвращении террористических угроз безопасности внутри страны, в регионе и в мире. Афганское правительство, в свою очередь, будет обеспечивать доступ для вооруженных сил США к объектам до и после 2014 г. в целях борьбы с «Аль-Каидой» и связанными с ней террористическими группировками, обучения АНСБ, а также осуществления других совместных операций, направленных на укрепление безопасности.

Особую значимость данному соглашению придает тот факт, что США будут с серьезной озабоченностью рассматривать любую агрессию против Афганистана. В этом случае Вашингтон и Кабул незамедлительно проведут консультации для совместной выработки и реализации мер реагирования, включая политические, дипломатические, экономические или военные.

Особое значение с точки зрения будущего ИРА имеет закрепленное в Соглашении обязательство Соединенных Штатов по поддержке экономического и социального развития Афганистана. Учитывая афганские приоритеты в этом направлении, Вашингтон будет оказывать помощь Кабулу в укреплении основ экономики и поддержку устойчивому развитию и самодостаточности, особенно в следующих сферах: сельскохозяйственное производство, транспортные коммуникации, торговля, транзит, водные ресурсы, энергетическая инфраструктура, управление природными ресурсами, строительство сильной финансовой системы, которая является необходимым условием для развития частного инвестирования.

Взаимодействие между двумя странами в социальной области предусматривает совместные усилия по повышению качества образования и здравоохранения в Афганистане. В целях реализации этих задач американская сторона подтвердила готовность обеспечивать как минимум 50 % социально-экономического содействия афганскому правительству. Двустороннее сотрудничество в этой области будет регулярно обсуждаться в рамках предусмотренного Соглашением Американо-Афганского комитета, начиная с 2012 г.[6].

Заключение данного Соглашения, не преувеличивая, можно считать весьма своевременным шагом. Таким образом, в преддверии выборов в США Б. Обаме удалось закрепить приоритетные направления афганской стратегии, которая призвана не только обеспечить «достойный выход» из Афганистана, но и закрепить долгосрочное геополитическое присутствие Соединенных Штатов в ИРА, расположенной на стыке Центральной и Южной Азии.

Более того, цели и задачи данного Соглашения согласуются с концепцией «Нового шелкового пути», которую активно претворяет в жизнь администрация Б. Обамы[7].

В этом контексте следует подчеркнуть отнюдь невосторженное, если не подозрительное, отношение к этому американскому проекту со стороны государств, имеющих стратегические интересы в Афганистане. Ряд экспертов рассматривают концепцию «Нового шелкового пути», главным образом, через призму геополитических планов США в регионах Центральной и Южной Азии, Среднего и Ближнего Востока, осуществляемых в рамках так называемых мегапроектов «Большой Ближний Восток» и/или «Большая Центральная Азия»[8]. Их оценки реализации геополитических интересов Вашингтона в Афганистане можно свести к известному афоризму – Dosmoipusto, kaitangankinaso (Дай, где стать, и я поверну Землю) .

Геополитическая значимость Центральной Азии и Афганистана для Соединенных Штатов, без сомнения, весьма высока. Так, по мнению эксперта Центра политических исследований (Узбекистан) Р. Махмудова, «… для США Центральная Азия представляет важнейший с позиции геополитики регион. Это, безусловно, выгодный плацдарм, который дает выход на Афганистан, где Вашингтон и его союзники уже десятый год ведут войну против движения “Талибан”. Кроме того, Центральная Азия и Афганистан дают выход на болевые и геополитические важные точки Китая (СУАР) и России (Урало-Сибирское геополитическое ядро), Ирана (проблема экстремизма в Белуджистане) и Пакистана (Пуштунистан и Белуджистан). Соединенные Штаты, будучи внерегиональной силой, уже десятилетие определяют ряд ключевых трендов в регионе благодаря наличию в Афганистане серьезной военной группировки НАТО численностью более 100 тыс. чел.»[9].

В целом, сегодняшние процессы в Афганистане, обусловленные в немалой степени реализацией афганской стратегии Б. Обамы, будут определять перспективы дальнейшего развития событий в Центральной и Южной Азии, а также на Ближнем Востоке. Очевидно, что будущее Афганистана, геополитическая роль этой страны, находящейся между этими регионами, вызывает различное отношение соседних региональных государств к заявленным Вашингтоном планам в ИРА и обширном регионе, переживающем турбулентный период в своей Новейшей истории.

Как представляется, практический успех афганской стратегии Б. Обамы, несмотря на то что при ее формировании были учтены все серьезные ошибки, допущенные администрацией Дж. Буша, будет обусловливаться внутренними и внешними факторами, влияющими на степень устойчивости внутриполитической стабильности в Афганистане. При слабости афганского государства, эндемической коррупции и экономической зависимости от международной помощи, выживание любого будущего режима представляется сомнительным. Несмотря на итоги президентских выборов в США, Вашингтон, по всей вероятности, будет прилагать более активные политико-дипломатические и иные усилия по формированию структуры региональной безопасности вокруг Афганистана, которая обеспечивала бы долгосрочное геополитическое присутствие США в регионах Ближнего Востока, Южной и Центральной Азии.


[1]Linddsay J. George W. Bush, Barack Obama and the future of US global leadership // International Affairs. Vol. 87. Number 4. July 2011. P. 772.

[2]Barack Obama. Renewing American leadership // Foreign Affairs 84:4. 2007. July–August. P. 2–16.

[3]Пахомов А. Афганская война Обамы // Компас. ИТАР ТАСС. 2009. № 51. С. 3–31.

[4]США «сужают» рамки антитеррористической деятельности. 04.07.2011 // http://russian.people.com.cn/95181/7428237.html

[5]Partlow J. In Afghan War, Haqqani Group is “Resilient” Foe // Washington Post. 2011. May 30.

[6]Enduring Strategic Partnership Agreement between the Islamic Republic of Afghanistan and the United States of America.

[7]http://www.12.uz/ru/news/show/comments/7410/#

[8]См. подробнее: Новая большая игра в большой Центральной Азии. Бишкек. 2005.

[9]Махмудов Р. Иран и Запад в борьбе за грузовые и газовые потоки из Центральной Азии. 30.05.2012 // http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=80887



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.