Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств № 2 (7)' 2012
16.08.2012

Cвятые места Бухары: Турк-и Джанди (Тюрк из Джанда)

Роберт Альмеев,
член Союза архитекторов Узбекистана, кандидат исторических наук

Что в имени… твоем? Или генеалогическое древо святого.

Одним из малоизученных мест Бухары является мазар Турк-и Джанди. Материалы, имеющиеся о нем, известны узкому кругу специалистов, о нем нет сообщений в путеводителях, хотя существует мазар около десяти веков и является почти ровесником мавзолея Саманидов в Бухаре.

Мазар — дословно «место, которое посещают» — объект паломничества, обычно могила мусульманского «святого».

Полная арабская форма имени святого, бывшего в то время красноречивым и образованным имамом [1], встречается в дошедшей до нас работе ас-Самани середины ХII в. (перевод на русский язык Ш. Камалиддинова) и звучит так: Абу Наср Ахмад ибн ал-Фадл ибн Муса ал-Музаккар ал-Джанди. Первое упоминание об ал-Джанди было в недошедшей до нас работе ал-Буйсари «Биографический словарь нисб» [2].

Ас-Самани со ссылкой на ал-Бусайри далее сообщает, что святой общался с Абу Бакром «Калабази [3] (ум. предположительно в 990–995 гr.), известным бухарским шейхом, после смерти которого получили название одни из восточных ворот Бухары (позднее Мазар-и Шариф).

Святой был родом из одного из племен (предположительно — туркменского) Джанда, которые основали новое селение к югу от реки Шахруд за пределами Бухарской городской крепостной стены Х века [4].

Именем Святого было довольно распространенное в нашем понимании среди мусульман имя Ахмад; первая часть формы Абу Наср («отец Насра») — является так называемой куньей, т. е. происходящей от имени сына. Следующие две части — это патронимы [5]: ибн ал-Фадл («сын Фадла») и ибн Муса («сын Мусы»); следующая часть — эпитет ал-Музаккар — «крепкий», «ласковый», «украшенный»; наконец в конце нисба — ал‑Джанди («из Джанда»), географическое понятие, означающее — из области Джанда.

На русском языке полное имя и звание Святого будет звучать как: глава мусульманской общины Ахмад отец Насра, сын Фадла, внук Мусы, крепкий и украшенный из города Джанда.

Книга ас-Самани «Китаб ал-Ансаб», где впервые упоминается имя святого, — это биографический словарь нисб. И. Ю. Крачковский объясняет: «Нисба» — это генеалогия, имя относительное, указывающее на происхождение того или иного лица из определенного города, селения, местности, рода, племени и т. д.

Книга содержит в себе ценные сведения по истории, исторической географии и топографии городов, истории науки и культуры Центральной Азии домонгольского периода. Автор неоднократно бывал в Бухаре, в том числе в 1153 и 1156 гг., жил здесь продолжительное время и хорошо был знаком с городом и его окрестностями. В своей работе он упоминает 196 географических названий, связанных с Бухарой того времени. В этой же работе сказано, что ал-Джанди записывал хадисы и учился у комментаторов Корана, т. е. был 'Улама [6].

В январе 1420 г. Ахмад ибн Махмуд написал книгу «Китоби Мулла-заде», предназначенную для паломников при прохождении по святым местам Бухары. Имя вышеупомянутого Святого упоминается в разделе «Рассказ о кладбище Ходжа Джанди», в котором сообщается, что к югу от города, к городским постройкам примыкает кладбище Ходжа Джанди, где похоронен шайх [7], имам, который был главой людей и духов, обретший близость к Богу и дар чудотворения. Имя святого: «Абу Наср Ахмад иби Фазл Муса, прозванный Джанди». Имя святого при написании, в отличие от ас-Сам'ани, подвергается незначительному сокращению [8]. Из имени убирается эпитет ал-Музаккар, а также частица «ал» перед именем Фадл, в этом же имени (слове) буква «д» заменяется на букву «з». Какие же были причины сокращения и упрощения имени Святого? Эта книга была в основном рассчитана на обычных мусульман, приезжавших на паломничество в Бухару. За эти годы меняются и нормы написания имен. Этим, на наш взгляд, объясняется сокращение и упрощение написания имени Святого. Несомненно, что речь у Ахмада ибн Махмуда и ас-Сам'ани идет об одном и том же лице — об Имаме Ходже ал-Джанди, образ которого на протяжении нескольких веков приобрел уже черты суфийского шайха, Святого, а кладбище, где он похоронен, стало местом поклонения. Однако, несмотря на то что ас-Сам'ани прямо указывает на этническую принадлежность, нисба святого Ахмад ибн Махмуда ничего об этом не говорит. Это естественно. Для мусульманских богословов имела значение религиозная, а не этническая принадлежность.

Последние написания полного имени Святого до антимонархического переворота в Бухарском эмирате (1920) мы встречаем у Насира-ад-Дина Ханафи aл-Бухари, в его книге 1904 года «Подарок паломникам» и у Али Балжувони в работе «Тарихи Нофеий» (1927). В первой работе полное имя святого Абу Наср Ахмад ибн Фазл бив ал Муса Джанди — здесь написание имени Святого, так же как и у Ахмада ибн Махмуда, дается в упрощенном виде. Во второй работе, Али Балжувони, со ссылкой на Кази Калона Бухарского эмирата Мухаммада Шарифджана Садри Зиё, так называет полное имя Святого: Абу Наср Ахмад ибн ал-Фазл ибн Муса ал-Джанди. В этом случае имя Святого полностью идентично написанию его имени у ас‑Сам'ани. Отсутствуют только частица «ал» и эпитет Музаккар после имени Муса, и в имени Фадл буква «д» заменена на «з».

В работе О. А. Сухаревой «Квартальная община позднефеодального города Бухары» сообщается полное имя святого — Абу Наср Ахмад иби Фазл бин ал Муса Джанди, что почти повторяет написание этого имени у Али Балжувони. Позднее С. Рахматова, Х. Курбанов в книге «Бухоро гузарлари тарихидан лавхaлари» (1995) упоминают полное имя святого — Абу Наср Ахмад бин ал Фазл ибн Муса Джанди. В статье Б. А. Казакова «Турк-и Джанди» (1999) дается его сокращенное имя — Ахмад бин Фадл Абу Наср ал-Джанди. В кните Н. Йулдошева, Х. Курбонова «Бухоро шахри ва унинг атрофидаги зиёратгохлар тарихи» (2000) имя Святого пишется Абу Наср Ахмад ибн ал Фазл.

Из вышеизложенного становится очевидным, что на протяжении десяти веков имя имама ал-Джанди, которого впервые упоминает ас-Сам'ани, при написании претерпело незначительные изменения. Не вызывает никаких сомнений, что на мазаре Tурк-и джанди похоронен именно тот имам, имя которого впервые упомянул ас-Сам'ани в середине ХII в. со ссылкой на ал-Бусайри: Абу Наср Ахмад ибн ал-Фалд ибн Муса ал Музаккар ал-Джанди.

Сам ас-Сам'ани не мог встречаться с имамом ал-Джанди, потому что его к этому времени уже не было в живых. Об этом свидетельствуют и слова ас-Сам'ани: «Так о нем сказал ал-Бусайри».

Выводы

1. В начале ХХ в. имя Святого, его звание в написании на узбекском языке, звучало у Мухаммада Шарифджана Садри 3 иё в изложении Али Балжувони так: Шайх ул-Имом [9] Абу Наср Ахмад ибн ал-Фазл ибн Мусо ал-Жандий.

2. Впервые об имаме ал-Джанди написал Абу Камил Ахмад ибн Мухаммад ал Бусайри Анбардувани ал Бухари (ум. 449/1057) — хадисовед, законовед ханафитского толка, историк и филолог из селения Анбардуван в области Бухары. Автор не дошедшего до нас Биографическоrо словаря нисб «Ал-Мудахат ва-л‑Мудафат фил-асма ва-л‑ансаб» (Исправления и дополнения к именам и нисбам), которым пользовался асСам'ани при написании книги «Ал-Ансаб». Если ранее первым упоминанием об имаме ал-Джанди было принято считать середину ХII в. (т. е. дату окончания работы ас-Сам’ани «Китаб ал-Ансаб» (книга генеалогий), то теперь мы можем утверждать, что первым автором, упомянувшим имя Ходжа Джанди, является ал-Бусайри и первым упоминанием об имаме ал-Джанди нужно считать дату не позже 1057 г., т. е. середину XI в., возможно и раньше [10].

3. В течение почти десяти веков из первоначального имени имама ал-Джанди, в результате изменения орфографии, стилистики арабского языка, из его имени выпали частица и слово «ал-Музаккар» и еще 2 частицы «ал». Если еще раз сравним полное написание имени имама ал-Джанди в XI в. и в начале ХХ в. (смотри выше), то убедимся, что на мазаре Турк-и Джанди похоронен именно имам ал-Джанди из туркменского племени и города Джанда. В начале ХХ в. он считался старейшиной имамов Бухары.

В следующем разделе рассмотрим происхождение нисбы мазара и мавзолея «Турк-и Джанди».

«Тюрк из Джанда» или этимолоrия нисбы Турк-и Джанди

Нисба Турк-и Джанди («тюрк из Джанда») состоит из двух слов — нисбы с изафетным показателем, в данном случае «и». Первое слово «Турк» («Тюрк») означает этническую принадлежность, согласно ас-Сам'ани — к племени, похожему на туркмен из Джанда, обосновавших новое селение в Бухаре, к которому принадлежал имам ал-Джанди. Второе слово — Джанд — означает географическое понятие, это город Джанд, расположенный в то время на границе с тюрками в низовьях Сырдарьи. Ас-Сам'ани в своей работе «Китаб aл-Ансаб», в первый раз нисбу к городу «Джанд» употребляет к конкретному лицу, судье из Хорезма, с которым он лично встречался в Бухаре в 1153 г.; таким образом, мы получаем и дату написания нисбы «ал-Джанди» — не позднее 1153 г. В нашем случае происхождение нисбы Турк («тюрк») ас-Сам'ани взял из не дошедшего до нас биографического словаря нисб ал-Бусайри, упоминая туркменское племя из г. Джанда. Таким образом, между серединой XI в. и серединой XII в. обозначение будущей нисбы Турк-и Джанди состояло из 11 слов и трех предлогов. В нашем понятии оно звучало бы так: «Туркменское племя из rорода Джанда, расположенного на берегу Сырдарьи, основавшее новое селение в Бухаре», одним из принадлежащих к нему был Абу Наср Ахмад ибн ал-Фадл ал-Музаккар ал-Джанди. Впоследствии нис6 а трансформировалась в два слова и один изафет.

Определив дату появления словосочетаний, топонима этноса нисбы «Турк-и Джанди», найдем ответы на вопросы: Были ли в то время туркменские племена в Джанде? Могли ли они переселиться в г. Бухару (и если да, то в какое время)? Каково было географическое положение, политическое и экономическое значение города Джанда? Были ли в Бухарском округе города с названием «Джанд»? Когда впервые интересующий топоним зафиксирован в письменном виде в той форме, которую используют при написании и в настоящее время, в связи с чем? Почему при написании полного арабского имени имама ал-Джанди с первого дня отсутствовало обозначение этноса — «Турк» («тюрк»)?

«Огyзы, или, как их называли на западе, туркмены» [11]

Название «туркмен» впервые появляется в мусульманской литературе во второй половине Х в. н. э. у географа Макдиси при описании местности, составлявший тогда пограничную полосу мусульманских владений в Средней Азии.

Туркмен — самоназвание. Тюркские племена огyзы, в большом количестве проникшие в пределы Туркменистана в IX–XI веках, сыграли важную роль в этногенезе туркмен, определив, помимо многих черт культуры, их язык и физический облик. Основная масса огузов, пришедшая с северо-востока с сельджуками в ХI веке, осела здесь и постепенно слилась с местным населением [12].

Тюркские племена, проживавшие в низовьях Сырдарьи, приняли Ислам добровольно и сделались поданными Саманидов в Х веке, и здесь одним из мусульманских городов был г. Джанд.

По мнению Ш. С. Камалиддинова, с селением ад-Джадида в г. Бухаре, в котором обосновалось туркменское племя из Джанда, можно сблизить название квартала Турк-и Джанди. Племя можно отнести к сельджукской группе, переселившейся из Джанда в окрестности Бухары и Самарканда в конце Х — начале ХI в. Основная часть этих племен была сосредоточена в районе селения Нур в 20 фарсахах от Бухары и в Согде — области между Самаркандом и Бухарой. Сельджуки принимали активное участие в борьбе между Саманидами и Караханидами за Мавераннахр.

Сделаем краткий экскурс в историю после Саманидскоro периода в Средней Азии.

В конце Х в. образовалось государство Караханидов в районе Семиречья, Таласа и Сай­рама, центром государства был вначале Баласагун, затем — Кашгар. Родоначальник династии Сатук Богра-хан (915–955). Воинственные тюркские племена ягма, чигили, карлуки взяли Бухару в 992 г. В 999 г., полностью разгромив Саманидов, они утверждаются в Мавераннахре. В конце 30‑х гг. ХI в. ханство распалось на Западное и Восточное. В Западное ханство со столицей в Самарканде входили весь Мавераннахр и Ходженд. Столицей восточного ханства остался Баласагун.

Примерно в это же время образуется Газ­невидское государство в Афганистане, включавшее Северо-Восточный Иран и Северную Индию. Основатели династии — раб (Гулям) Себук Тегин (977) и его сын Махмуд Газневи (998–1030).

Газневиды договорились с Караханидами, это окончательно решило судьбу Саманидского государства, и с 1001 г. граница между двумя государствами прошла по Амударье.

В первой половине XI в. на политическую и военную арену Мавераннахра вышла третья сила — сельджуки из числа огузов‑туркмен. Основатели династии — братья Тогрул-бек и Чагры-бек Давуд, внуки Сельджука из Туркменского рода кынык.

В 1040 г. в битве при Дандакане (между Серахсом и Мервом) сельджуки разгромили газневидов и создали государство «Великих сельджуков».

В 1089 г. сельджуки захватили Мавераннахр, сделав Караханидов своими вассалами. В конце ХI в. их власть простиралась до Сирии и Палестины, берегов Средиземного и Мраморного морей включая Азербайджан, Ирак, Кухистан. Столицей был г. Рей. В Бухаре созидательная деятельность караханидов и сельджуков проявилась в начале ХII в. при Арсланхане и Султане Санджаре.

В 1137 г. Каракитаи, разгромив караханидов и сельджуков, положили конец правлению сельджуков в Мавераннахре. В 1164–1165 гг. в Бухаре садры [13] взяли власть в городе.

Небольшой экскурс в историю показал, что тюркские племена с конца Х в. играют главную роль в политическом и военном раскладе на территории Мавераннахра, в том числе в Бухаре, как это имело место в VI в. н. э., когда Мавераннахр входил в состав Тюркского каганата. С начала XI в. до начала ХХ в. в Мавераннахре, включая Бухару, правили тюркские династии. Вернемся к теме нашего исследования.

С XIV по ХVII в. термин «туркмен» постепенно трансформируется в «турк» («тюрк») [14], но в названиях крепостей, каналов сохранился термин туркмен. По данным ас-Сам'ани (XII в.), сельджуки, туркмены оседали в непосредственной близости от Бухары. Какими же мы располагаем документами после ХII в. и о чем они свидетельствуют? Рассмотрим ряд вакуфных документов XIV и XVI вв. Обычно при передаче в вакф или купле-продаже упоминают границы территорий. Только по документам 1326–1335 гг. [15] мы насчитываем 15 географических названий, имеющих отношение к нашей теме: Ходжи Турка — «этот вал служит между землями Курайш, являющимся имением села, возлюбленного ученых Ходжи Дехкана Турка, которого все знают…», «Туркмондиза Канал и селение к югу от Бухары…». Топонимы — Турк, Туркмондиза. Особенно часто встречается слово «Туркмондиза» (крепость Туркмен). Аналогичные документы встречаются и в вакуфных документax XVI в..

В известных на сегодняшний день документах мы встречаем употребление этноса «турк» («тюрк») при упоминании имени Святого в надписях на дверях мавзолея Турк-и Джанди и вакуфных документах 1803–1804, 1829, 1935 годов. Начиная с 1843 года в русской, а затем советской литературе прочное место занимает топоним «Турк-и Джанди», который сохранился до наших дней.

Подводя итоги исследования первой этнической части изучаемого топонима, отметим, что нисба, определяющая этническую принадлежность, за многие века трансформировалась и превратилась в просторечное имя Турк. Налицо народная этимология, переделка заимствованного слова по образцу слова, близкого по звучанию. Нисба «Турк-и» упоминается в названии кладбища, мавзолея, названии квартала, что также свидетельствует о «победе» народной этимологии, когда слово «туркмен» трансформировалось в слово «Турк-и» («Тюрк из»).

Перейдем ко второй нисбе — «ал-Джанд». Джанд — важный торговый центр в устье реки Сырдарьи. До монгольского завоевания в нем был особый мусульманский правитель. Значение города было настолько велико, что даже Аральское море называлось Джандским.

Джанд — город на границе с тюрками на берегу Сырдарьи. Йакут его называет большим городом в Туркестане в 10 днях от Хорезма, за рекой Сайхун. В худуд ал-'алам «Джанд помещается в 20 переходах от Отрара» (Бартольд В. В.).

Упоминание о городе Джанд имеется и у ибн ал-Асира, в его книге «Ал-Камил фи-т‑та'рих» («Полный свод истории»), являющейся одной из важнейших источников по истории стран Ислама домонгольского и монгольского периода, в ней имеются упоминания о городе Джанд, правителях с нисбой ал-Джанди. Вот несколько отрывков: «Он [Максуд] отдал Хорезм в управление Шах Малику ал-Джанди», «… Сельджук умер в Джанде, ему было 107 лет. Он похоронен там же. Далее сообщается, что его внуки поселились вблизи Бухары на расстоянии 20 фарсахов от нее…». «… В этом году (1064/1065) Алп-Арслан переправился через Джайхун и направился в Джанд и Сабран, а это два города близ Бухары. Могила его предка Сельджука в Джанде. Когда перешел через реку, его встретил правитель Джанда, признал себя покорным ему и преподнес великие дары…».

Б. Г. Гафуров в своей книге «Таджики» упоминает город Джанд дважды.

Рассказывая о событиях сентября 1219 г., он пишет, что Чингисхан, подойдя к Oтpapy, разделил свои силы на три части. Первая часть во главе с его сыновьями Уктаем (Угедеем) и Чагатаем для осады Отрара, «другую часть под предводительством Джучи он отправил в сторону Джанда для захвата городов на берегу Сырдарьи…». Второй раз Б. Г. Гафуров упоминает бегство правителя Ходжента Тимур Малика, который около города Джанда на реке Сырдарье встретил большие силы захватчиков [монголов].

Герман Вамбери в 1873 г. сообщает, что на месте приблизительно Гиждувана существовало до вторжения монголов значительное место «Джанд» — пограничная крепость. В других источниках упоминаний о городах с названием «Джанд» в Бухаре мы пока не встречаем, кроме косвенных сообщений у Ибн ал-Асира.

Интересные сведения имеются в материалах по районированию Средней Азии в 1926 г., где сообщается, что по арыку Шахруд проживает 125 туркмен. В Нуратинском районе проживает 8600 туркмен. Легенды их восходят к XII в., когда они из-под города Туркестана перекочевали в Нурату. Исследователи при этом отмечают, что они не похожи на туркмен, но себя считают туркменами.

Таким образом, делаем следующие выводы:

1. Нисба Турк-и Джанди впервые зафиксирована на дверях портала мавзолея в 1803–1804 гг., в 1816 г. — в вакуфных документах; с этого времени она постоянно встречается в вакуфных документах XIX в., в русской (затем советской) и узбекской литературе и сохранилась до наших дней только для названий кладбища, мазара, мавзолея, улиц, квартала, архитектурного комплекса.

2. Нисба «Турк-и» («тюрк из») в просторечии означала этническую принадлежность, в данном случае конкретно к туркменскому племени, переселившемуся в г. Бухару в конце Х — начале ХI в. из г. Джанда и образовавшему за городскими стенами новое селение, рядом с которым появился мазар. Огузы, сельджуки, туркменские племена в IX–X вв. неоднократно переселялись из района среднего и нижнего течения реки Сырьдарьи Туркестана в район Бухары, самого города и его округи.

З. О том, что представители туркменских родов компактно селились в г. Бухаре имеются неопровержимые свидетельтва, письменные источники, проведенные археологические исследования на мазаре Ходжа Джанди. Так как имелся квартал компактно проживающих туркменских племен на протяжении длительного времени, естественно, имелось и кладбище, где хоронили усопших. Шайх Ходжа Джанди был первым, самым авторитетным, из туркменских богословов Бухары.

4. Нисба «Джанди» («ал Джанди») означает географическое понятие, в данном случае город Джанд, расположенный в низовьях реки Сырдарьи, который в Х–ХIII вв. играл важную роль, но после монгольского завоевания потерял свое величие и практически перестал существовать.

5. Нисба «Турк-и Джанди» в полном его значении — это просторечное, народное произношение и написание, как мы отмечали, только топографических, географических объектов, но не имени самого Святого, похороненного на этом мазаре, т. е. налицо прозвище («лакаб» — кличка).

6. Интересующий нас имам ал-Джанди родился в Бухаре или, по крайней мере, с юношеских лет проживал в Бухаре и здесь обучался. Дата его смерти — конец Х — начало ХI в. Косвенное свидетельство этому — его связи с крупными и известными теологами Х — начала ХI в. (Калободи, Бусайри и др.), а также материалы археологических раскопок.

Археологические и архитектурные исследования ансамбля

Во время подготовки проекта детальной планировки (ПДП) исторической части Бухары в 80‑х гг. ХХ в. были проведены археологические раскопки на мазаре и мавзолее Турк-и Джанди, в результате которых было получено много интересных данных по истории этого объекта. На территории кладбища были заложены археологические шурфы, проведено изучение самого мавзолея.

Под кладбищем Турк-и Джанди находятся слои плотно застроенного жилого квартала IX–X вв. (плотно застроенного рабада). У оживленной в то время уличной магистрали, ведущей к воротам Ибрагима (позднее Намазгох), над могилой высокообразованного и красноречивого Абу Насра Ахмада ибн ал-Фадла ибн Мусы алМузаккара ал-Джанди, ученика и сподвижника Абу Бакра ибн Абу Исхака ал-Калабади (ум. 990–995), возводится мавзолей, вокруг которого сложились архитектурный комплекс и кладбище. Архитектурный ансамбль замкнутой дворовой композиции состоит из портала двух помещений, расположенных слева и справа внутри двора, небольшого дворика, мечети и мавзолея. Здания вытянуты по оси северо-запад/юго-восток.

1. Входной портал ориентирован на юго-запад, имея некоторое отклонение к юго-западу от оси мавзолея, мечети. Традиционная П‑образная рама (с нишей глубиной 2 м и пролетом в 5 м) перекрыта сводом стрельчатого очертания. Кладка свода клинчатая, у пят толщина его в 2,5 кирпича и затем в два уступа; уменьшается до 1,5 кирпича. На наружной поверхности портала сохранились остатки облицовки из изразцовой мозаики синих, голубых и белых цветов на фоне шлифованных кирпичей. Портал расчленен на два вертикальных пилона и содержит одну горизонтальную китобу. Облицовка сохранилась только на северном пилоне и представляет собой стилизованную арабскую надпись, обрамленную с двух сторон бордюром с несложным рисунком. Арабская надпись была переведена Хожи Абдугофур Раззоком Бухори: «Аллах Акбар» («Бог великий, величайший»), повторяется два раза полностью и один раз — «Аллах». Очевидно, исходя из размеров северного пилона, призыв повторялся четыре раза.

Тимпан сохранил остатки майоликового обрамления в правом верхнем углу. Остальная часть оштукатурена. Все членения портала подчеркнуты декоративным поясом терракотовых кирпичиков шириной в 11 см, высота — 6,7 м.

С обеих сторон к порталу примыкают крылья, образуя портальную группу расчлененных на прямоугольные панно с неглубокими арочными нишами. Эти участки фасада облицовки не имели и были выполнены из шлифованного кирпича. В настоящее время оба крыла переложены. По всему фасаду проходит каменный цоколь хорошей сохранности. Длина входного портала с двумя крыльями по ул. Намазгах составляет 23,2 м. Высота портала — 7,5 м. Портал со стороны двора обрамлен тремя небольшими арочными нишами.

2. Двери входноrо портала. В портальной нише устроен дверной проем с резной дверью. Дверная коробка обрамлена полосой декоративной штукатурки, выполненной в технике «кирма». Дверцы покрыты однослойной резьбой глубиной до 3 см. Рисунок выполнен в виде стилизованного растительного орнамента.

Дверь состоит из двух половинок, по членениям и рисунку они аналогичны, исключение составляют квадратное панно в средней части каждой половины, выполненные арабской графикой, почерком «насталик» на персидском языке.

Научный сотрудник Бухарского музея-заповедника Г. Курбанов, по просьбе автора, сделал перевод надписей на двери, расположенной в портальной нише Мавзолея Турк-и Джанди.

Надпись на правой (от входа) двери гласит:

«Приди в саум'а (обитель) Турк-и Джанд и увидишь пользу [от посещения]. Увидишь как у всех [присутствующих] пульс сердца участился от поминания Всевышнего.

Открывая врата, почувствуй [себя] нуждающимся [в любви к Богу]. В молитве ты найдешь исцеление от любого недуга».

На левой створке ворот, помимо текста, содержится дата возможной перестройки, ремонта или изготовления портала дверей.

«Всевышний милостивый, оказывая своему рабу помощь, содействие,

Посмотри [как Он] открыл новые вратаисточник счастья.

Освещающий в начале скитаний [на пути к Богу]

Создал хронограммуДвери твои открывают путь в райский сад».

Числовое значение арабских букв этого выражения по абджаду равно 1218/1803–04 гг.

3. Внутренний дворик размером около 8,5 x 8,5 м. Со стороны двора на портале при входе слева и справа расположены два купольных помещения. В северной и южной частях дворика по обеим сторонам прохода расположены надгробия, позднего происхождения. Ранее от портала до входа в мечеть был айван, позднее разобранный.

4. Мечеть. Высота мечети 5,8 м. Помещение мечети соединяется непосредственно с мавзолеем большим арочным проемом глубиной в 1,8 м. Квадратное помещение со скромной декоративной отделкой интерьера. Пятигранная ниша служила в свое время михрабом. Позднее в юго-западном углу мечети был устроен новый михраб с декоративными сталактитами высотой 1,8 м. В противоположном углу находится культовой колодец, возникновение которого неизвестно, с водоотводом, проходящим выше уровня пола.

5. Мавзолей. Согласно имеющимся историко-археологическим данным, на оживленной уличной магистрали, в южном, плотно заселенном, рабаде Бухары, ведущей к городским воротам Ибрагима (позднее Намазгох), над могилой шейха возводится мавзолей. Это квадратное в плане сооружение типа киоска. По внутреннему периметру размеры его были 4,25 х 4,25 х 4,3 м, со стенами толщиной до 1.15 м, с арочными проемами во всех стенах шириной от 2,73 до 2,92 м. Мавзолей был возведен из жженого кирпича размером 21–25 х 3–4 см, на плотном глиняном растворе. Для сравнения отметим, что при строительстве мавзолея Саманидов IX–X вв. использовался такого же размера жженый кирпич 23 х 23 х 3 см, 24 х 24 х З см. Высота мавзолея — 11,2 м.

Изнутри мавзолей оштукатурен, снаружи декорирован фигурными кирпичами и резной неполивной терракотой с узором геометрического и растительного характера. Посредине мавзолея располагалась крупная, подквадратная в плане, сагона из жженого кирпича на лессовом растворе с затиркой швов белым ганчем. Мавзолей, как и надгробие, не имеют четкой ориентации, стены сбиты относительно оси северо-запад. Это, очевидно, было связано с топографией довольно плотно застроенного жилого фонда квартала и уличной магистрали, которая располагалась к северо-западу от мавзолея.

Первый исследователь мавзолея Б. Д. Кочнев относит возведение памятника к ХI–ХII вв. Имам ал-Джанди скончался в Х — начале ХI в., очевидно, к этому же времени относится первый период строительства мавзолея.

Во втором строительном периоде с севера-запада к мавзолею было пристроено «длинное» помещение шириной 3,60–3,65 м, длиной 7,5 м с толстыми стенами, сложенными из жженого кирпича размером 21,5–24 х 2,5–14 х 4 см. Помещение имело плоское перекрытие. Исследования показали, что благодаря статусу святого места, территория жилого квартала постепенно заполняется захоронениями в непосредственной близости от стен мавзолея. Примерно за два столетия накопилось пять ярусов «ящичных» захоронений. Общая дата второго периода — XI в. — начало XIII — XIV в.

Третий период . В помещении мавзолея переориентируется и надстраивается надгробие. Уровень пола поднимается до высоты около метра. «Длинное» помещение перестраивается, ширина его становится 4,4 м. Кладбище вокруг святого места сильно разрастается вширь и ввысь, а само святое место оказывается в углублении.

Четвертый строительный период отмечен полной перестройкой памятника, возводятся два помещения продольно-осевой композиции: Гур-хона и Зиарат-хона. Перед ними формируется небольшой глухой дворик, с севера-запада оформленный входным порталом с небольшими крыльями по сторонам.

Относительно датировки четвертого, последнего периода строительства, то тут полный разброс мнений: специалисты относят его к XIV–XVIII вв. Если сравнить сходство перекрытия помещения мавзолея — двойной купол на высоком барабане — с перекрытием мечети Магоки Курпа, сделанным также из крупноформатного жженого кирпича, то его можно отнести к ХVII в.

Общая длина мавзолея по стенам и заборам, с учетом дамбы вокруг жилой зоны города — 99,15 м. Общая протяженность территории — 122,35 м. Общая площадь — 759 кв. м, или 0,08 га.

Мавзолей и кладбище нуждаются в дальнейшем изучении, археологических раскопках, благоустройстве территории с учетом утвержденной охранной зоны, срочной реставрации самого памятника [16]. В соответствии с актом технического состояния памятника (июль 2004 г.), по мнению архитекторов, специалистов, значительная часть памятника уже тогда нуждалась в реставрации и восстановлении.

Мазар Святого, или «Озаренное светом истины кладбище»

Тема святых мест, их посещений, имеет место во всех мировых религиях. Мусульманские святые, в отличие от христианских, ввиду отсутствия в Исламе легитимного инститyта канонизации святых, никакими специальными решениями не утверждаются, не существует списка святых, официальных дней почитания и поминания. Существует народная молва и различные мнения богословов, уважаемых людей, путеводители, правила и порядок поклонения в различных регионах. В Средней Азии, в том числе в Бухаре и Самарканде, где мусульмане исповедуют в основном ханафитский мазхаб, культ святых мазаров [17] был чрезвычайно развит на протяжении многих столетий. Упоминания мусульманских святых в Бухаре имеются в книге Мухаммада Наршахи «История Бухары», в которой не только указываются места захоронения, но и их деяния. Например, о имаме ходже Абу Хафс Кабире (ум. 832). Его место захоронения люди почитали и посещали как святое место, а ворота города стали называть в его честь Хакк-рах (Дорога Истины), потому что сюда люди приходили за фетвами.

В народных представлениях «святой» приобрел образ чудотворца, покровителя различных ремесел и хозяйственной деятельности, наделенного почти безграничными возможностями влиять на жизнь людей.

По традиции одна из обязанностей мусульман — совершение зиараха к могилам умерших и мазарам. Так, рекомендуется:

— посещать умерших родителей в пятницу, до восхода солнца;

— желательно посещение могил в конце дня в пятницу, до восхода солнца в субботу, понедельник и четверг, а также в такие благословенные дни, как «День Ашурю» — день мученической смерти имама Хусейна (десятый день месяца муххарама);

— день Арафа — девятый день месяца зу-л‑хиджжа, в который паломники совершают обхождение горы Арафат, находящейся недалеко на запад от Мекки;

— лучше всего посещение могил в четверг или пятницу, так как молитва, совершенная в эти дни, доходит до умерших в два раза быстрее.

Первые сведения о мазаре Ходжа Джанди как святом месте Бухары появляются в письменном памятнике конца XIV — начала ХV в. в книге «Китоби Мулла-заде», где дается рассказ о кладбище Ходжа Джанди [18]: «Там находится озаренное [светом истины] место упокоения шейха имама Абу Насра Ахмада ибн Фазл Муса, прозванного Джанди, — да помилует его Аллах. [Он был] одним из учеников и сподвижников шайха Абу Бакра ибн Абу Исхака Калабади, — да освятит Всевышний Аллах его душу, — и был главой людей и духов, обретшим близость [к Богу] и дар чудотворения. — На этом кладбище [покоятся] многие из теологов, шейхов и почитаемых людей» [19].

Пока не найдено письменных свидетельств о существовании святого места, датируемых временем до XIV в. Но то, что на этом месте было кладбище, похоронен ходжа Джанди, и здесь же проживали его наследники и соплеменники, установлено точно. Имеются письменные свидетельства, что это был красноречивый высокообразованный имам, из туркменского племени, города Джанда, и звали его Абу Наср Ахмад ибн ал-Фадл ибн Муса ал Музаккар ал-Джанди. Его могила постепенно превратилась в святое место. Aвтор «Китаб-и Мулла-заде» сократил слово в его имени — «ал-Музаккар», убрал три частицы «ал». Расположение кладбища указывается там же, где поселились туркменские племена из г. Джанда. В отличие от ас-Сам'ани, который пишет, что имам «общался» с Абу Исхака Калабади, сообщается, что он был его «учеником и сподвижником», что в целом лишь уточняет сообщение ас‑Сам'ани.

Таким образом, могила известного имама (конец Х — начало ХI в.) к XIV–ХV вв. становится мазаром Бухары, который посещают паломники, приезжавшие на зиёрат [20] в этот город. Это объясняется тем, что после нашествия монголов (ХIII в.) святые места в Средней Азии становятся основным элементом религиозной жизни. Благодаря суфизму особое развитие получило почитание известных суфийских учителей и сподвижников, их стали именовать святыми (Вали, мн. ч. — аулийя) [21]. Гробницы и прилегающие к ним территории считались священными и неприкосновенными. Святые люди выступали образцами истинной мусульманской нравственности, основанной на искренности, чистоте помыслов, бескорыстии, смирении, терпении, стойкости, умении быть благодарным, самообладании, целомудрии, мужестве и способности прощать. Могила, не только суфиев, но и авторитетных улама, богословов, стали святыми местами в г. Бухаре и его округе. Так, например, кулы Абу Хафса Кабира (767–832) сохранился до ХVI в. С XVI в. не улама, а суфий Бахауддин Накшбанд становится святым, патроном и защитником мусульман г. Бухары. Таким образом, официально с XIV — начала ХV в., а возможно с ХIII в., кладбище, где был захоронен имам, превращается в мазар. С первой четверти XIX в. в вакуфных документах он начинает носить имя мазар Турки Джанди, после этого так начали называть весь комплекс — мечеть, махаллю, мавзолей, улицу. Согласно официальным документам, в XIX в. название Турки Джанди прочно закрепилось за мазаром. Об этом мы встречаем сообщения в письменных источниках с 1816 г. у Н. В. Ханыкова (1843), Мухаммада Али Балжувони (1927), В. А. Шишкина (1936), в плане Бухары Парфенова-Фенина (1910), у О. А. Сухаревой (1976), Сайёры Рахматовой, Хайдара Кyрбонова (1995) и последующих авторов — Б. А. Казакова, Н. Йулдошева, Х. Курбонова и др.

Из прошлого в настоящее, или История возникновения квартала

Жилые кварталы в Бухаре на протяжении десяти веков обозначались различными терминами — ку, махалла, гузар.

Х в. — имелось два названия для обозначения жилых кварталов: ку — таджикское название, махалла (араб. махаллат — «заниматься», «селиться»).

Х–ХII вв. — термин «махалла» обозначал крупный жилой квартал.

XV–XVI вв. — жилой квартал называется «ку», слово «махала» встречается редко, в основном как синоним «ку».

ХVII в. — в Бухаре и Самарканде распространяется новый термин «гузар» от таджикского «проходить». Употребляются и оба других термина — «махала» и «ку» для обозначения жилых кварталов.

ХVIII в. — до начала ХХ в. — используются два названия — «махала» и «гузар».

С середины ХХ в. до начала ХХI в. при обозначении жилого квартала используется термин «махала».

Впервые описание изучаемого квартала сделала О. А. Сухарева под названием — квартал Турки Джанди (название мазара). Второе название — Таи пушта («У холма», или «У кладбища»). Домов в квартале было очень мало — всего 8–9, так как большую часть территории квартала занимало кладбище [22]. Так как квартал был небольшим, обычно он объединялся то с кварталом «Оби равон» («Текущая вода»), то с кварталом «Хаджи Аман-бой» (собственное имя); с первым он перед антимонархическим переворотом имел общего старшину. Однако в сообщениях его называли отдельным кварталом благодаря популярности мазара Турк-и Джанди. Вдоль улицы квартала тянулись торговые ряды, частью крытые. Там находились овощные лавки, чайханы, цирюльни. Раньше здесь же были мастерские и лавки мыловаров и мастерские лощильщиков; последних было 12.

В этой же книге О. А. Сухарева, согласно этнографическим данным и изученной топографии, разбила город на 12 джарибов [23], где второй джариб (микрорайон) Турк-и Джанди, южный, располагается в южной части гopoдa, между воротами Саллахона и Шайх Джалол. В этом отрезке стены имелись еще одни ворота — Намозгох [24].

Населенная полоса за воротами Намозгoх простиралась на 8–9 км, дальше лежала степь. Кварталы этого джариба не принадлежали к развитым торговым кварталам. В этот микрорайон было включено 20 кварталов [25].

В книге «Бухоро гузарлари тарихидан лавхалар»[26] сообщается, что в 1927 и 1929 гг. при повторной переписи rузаров, гузар Турк-и Джанди не был учтен по тем же причинам, о которых сообщала О. А. Сухарева. В энциклопедическом словаре дается краткое сообщение о квартале: «Квартал, примыкавший к кладбищу, назывался его именем «Турк-и Джанди». По опросным данным, шайх считался «святым» (вали), а его могила почиталась как святыня квартала [27].

Позднее названия квартала, улицы Турк-и Джанди были заменены на другие. Лишь мавзолей и кладбище сохранили свое название.

Лишь в 1990 г. 16 августа исполком Бухарского городского совета принял решение «О переименовании улиц, находящихся в заповедной части Бухары», в соответствии с этим решением улица Почтовая была переименована в улицу Турки Джанди [28].

Спустя семь лет Файзулло Ходжаевский районный хокимият гор. Бухары своим решением создал новую махаллю № 26 под названием Турки Джанди[29]. Новая махалля была образована из территории, ранее входившей в состав махалли № 8 имени Хамида Алимджана. В соответствии с этим решением, в состав махалли Турки Джанди вошли 22 улицы, 863 домовладения, в них проживало 1315 семей в количестве 3361 человек. На территории махалли располагались: продуктовый магазин «Собир‑95», «детские сады № 5, 14, 37», «зеленый базар» Турки Джанди, мастерская по ремонту холодильников, 2 парикмахерские. Названия улиц и количество находившихся в них домов: Абдулла Тукая 1–58, 80–104; Амударьинская 1–8; Пустиндузан 1–41; Намозгoх 1–122; Хаки Рах (ранее Павлова) 1–27; Ислам (ранее Санитарная) 1–11; Ислом (ранее Трехугольная) 1–15; Ислом (ранее Чехова) 1–85; Баракийан (ранее Специалистов) 1–50; Депутатская 1–95; Ходжа Рушнойи (ранее Строительная) 1–10; Ходжа Рушнойи (ранее Куйбышева) 1–11; Турки Джанди (ранее Жахонгирова) 1–80; Бобойи Порадуз (ранее Загородная) 1–47; Койнот (paнee Космическая) 1–48; Сырдарьинская 1–30; Бобойи Порадуз (ранее Спортивная) 1–60; Амиробод (ранее Тихонова) 1–54; Ферганская 1–16; Шолом Алейкем 1–22; Гулзор (ранее Цветочная) 1–31. Некоторые из улиц названы по нескольку раз, так как эти улицы имеют сквозной проход по территории других кварталов. Но самого архитектурного комплекса Турки Джанди и остатков кладбища в составе махалли нет.

По состоянию на 1 марта 2008 г., махаллинский комитет Турки Джанди № 26 расположен на одноименной улице в доме № 4, в котором до антимонархического переворота проживал богатый продавец каракуля Джурабек Мурадов.

На территории махалли Турки Джанди расположены мастерская по ремонту автомашин, частная зубная поликлиника, «зеленый базар» Турки Джанди, частный магазин «Мироншох», мастерская по ремонту обуви, частный магазин «Соби‑95». Детская поликлиника № 1, еврейское кладбище. Имеется 22 улицы, в домах проживают 2481 человек.

Название улиц и количество в них проживающих граждан. Абдулла Тукая — 285; Абдулла Тукая — 205; Амударьинская — 38; Сырдарьинская — 81, Амиробод — 148; Турки Джанди — 185; Гульзор — 62; Ислом — 21; Пустиндузон — 136; Хаки Рах — 96; Махдуми Аъзама — 205; Ходжа Рушнойи — 21; Ислом — 39; Шолом Алейхем — 43; Койнот — 78; Намозгох — 45; Ходжа Рушнойи — 25; Ферганская — 58; Ислам — 228; Баракиён — 189; Бобойи Порадуз — 95; Бобойи Порадуз — 198.

Архитектурный комплекс Турки Джанди и кладбище входят в состав территории махалли № 8 имени Хамида Алимджана.

Повторение улиц объясняется тем, что были объединены улицы, имевшие ранее различные названия.

Согласно государственной программе по восстановлению архитектурных и исторических памятников Бухары, в древнем городе в 2010 г. начались реставрационно-восстановительные работы по возрождению мазара Турки-Джанди. Мастерам-реставраторам предстоит восстановить мавзолей, мечеть, мeдpece, надгробия (сагана), воплотить проекты археологических исследований. Второе рождение мазара Турки-Джанди началось.


[1] Имам — в суннизме духовный руководитель и глава мусульманской общины.

[2] Калабази — в персидско-таджикских книгах пишется: Калободи. Также написано в узбекском переводе книги Ас-Самъоний («Бухоро» нашриёти‑2003).

[3] Ас-Самани. Китаб aл-Ансаб (книга генеалогий) / Пер. на рус. яз. Ш. С. Камалиддинова // Материалы по этнической истории тюркских народов Центральной Азии. Ташкент: Изд. «ФАН» АН РУз, 2003. С. 69.

[4] Патронимия (греч.) — давать имена по предкам отцовской линии.

[5] 'Улама (мн. число от 'алим) — «знающий», «ученый», знаток богословия, историко-релиrиозного предания и зтико-правовых норм Ислама.

[6] Шайх (шейх) — почетное звание крупных религиозных авторитетов, знатоков религиозных дисциплин, глав суфийских братств.

[7] Ахмад ибн Махмуд. Китоби мулла-заде / Пер. на рус. яз. Р. Л. Гафуровой. Ташкент: Изд. «ФАН» РУз, 1992. С. 70.

[8] Шайх ул-имом — дословно «старейшина имамов».

[9] Ас-Самани. Китаб aл-Ансаб (книга генеалогий) / Пер. на рус. яз. Ш. С. Камалиддинова // Материалы по этнической истории тюркских народов Центральной Азии. Ташкент: Изд. «ФАН» АН РУз, 2003. С. 83.

[10] Народы мира. Историко-этнографический справочник. М.: Советская энциклопедия, 1988. С. 458–459.

[11] Садры (садр-и‑джахан — столп мира) — титул феодальных правителей Бухары XII — начала XIII в. рода Бурхан, соединявших в своих руках духовную и светскую власть.

[12] Тюрк — общее название всех тюркоязычных народов и народностей.

[13] Чехович О. А. Бухарские документы ХIV в. Ташкент: Наука, 1965. С. 130–131, 134–135, 137, 139, 142, 146–147, 149, 223–224.

[14] Иванов П. П. Хозяйство Джуйбарских шейхов. М.–Л., 1954. С. 163.

[15] Ханыков Н. В. Описание Бухарского ханства. СПб., 1843. С. 81.

[16] Архив ГЛАВНПУ объектов культурного наследия при Министерстве по делам культуры и cпоpтa Республики Узбекистан. Щварц В. В. «Комплекс Турки Джанди в Бухаре». Рабочая документация проекта реставрации. 1989 г. Шифр Б 9074/Ш‑ЗЗ; Богодухов Ф. Научное обоснование к проекту реставрации мавзолея Турки Джанди. Инв. № 3461, Б 74,3564.

[17] Мазар — «место, которое посещают». Объект паломничества, обычно могила мусульманского святого.

[18] Автор книги имел несколько прозвищ: 1) Ахмад ибн Махмуд по прозвищу му'ал-Фукара («Благодетель 6 едных»), Ахмад ибн Myxaммад «Бухара-заде», «Мулло-заде». Имеется три название книги: 1. «Китаб и мулло-заде»; 2. Тазкира-и Шуйух-и Бухара («Памятка о шейхах Бухары»); 3. «Рисале дар Фаза'ил-и Бухара» («Трактат относительно достоинств Бухары»). Автор книги был одним из хальфа (помощников) известного шейха братства Накшбандия — Ходжи Мухаммада Парса (ум. 1419), книга была написана вскоре после его смерти. Сохранилось до наших дней около 60 рукописей и литографий этой книги, самая ранняя из них датируется 1505–1506 гг. Переписчик — Ходжа Мухаммад б. Турсунат Ташканди.

[19] Зиёрат (от зийара — «посещение»). Гох — «место, обитель, жилище». Зиёратгох — паломничество к могилам пророков, «святых». Зийара к могилам почитаемых лиц обычно осуществляется в дни их рождения (маулид) и проходит как религиозный праздник. Считается, что молитва у мазара, поможет снискать благословение (барака) и позволяет надеяться на помощь в повседневных делах. Обряд зийарат включает, как правило, чтение возле могилы отдельных сур Корана (особенно фатихи) и молитвы Святому, различные ритуальные действия.

[20] Вали (мн. ч. аулийа) — святой. В народном исламе «аулийа» почитались как чудотворцы, носители божественной благодати (барака). В силу своей близости к народу, веротерпимости, аскетического образа жизни, аулийя часто пользовались гораздо большим авторитетом, чем официальные казии и факихи.

[21] Сухарева О. А. Квартальная община позднефеодального города Бухары. М.: Наука, 1976. С. 91–92.

[22] Джариб — так в Бухаре называлась мера площади, равная 3600 гязам. Один гяз соответствовал 49,875 см.

[23] Намозгох — место праздничной молитвы, особый тип мечети, предназначавшийся для празднования двух больших мусульманских праздников — Фитр и Курбан. Бухарский Намозгох расположен в полукилометре к югу от города, за воротами того же названия. Вследствие скученности городской застройки намозгох воздвигали обычно за городом. Бухарский намозгох был возведен во время царствования караханида Арслан-хана в 1119–1120 гг. — Пугаченкова Г. А., Ремпель Л. И. Бухара. М., 1949. С. 18; Шишкин В. А. Архитектурные памятники Бухары. Ташкент, 1936. С. 38–39.

[24] О. А. Сухарева О. А. Указ. соч. С. 83–84.

[25] Рахматова С., Курбоно Х. Бухоро гузарлари тарихидан лавхалар. Бухоро: Нашриёти, 1995. С. 20–21.

[26] Казаков Б. А. Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Вып. 2. М.: Вост. лит., 1992. С. 89.

[27] Копия решения исполкома Бухарского городского совета народных депутатов от 16 августа 1990 г. N 283/II «О переименовании улиц находящихся в заповедной части Бухары» (личный архив автора).

[28] Копия решения Файзулла Ходжаевского районного Хокимията от 18 марта 1997. № 51 «О создании новой махалли из состава махалли № 8 имени Хамида Олимжана (личный архив автора).

[29] Нематов А. Второе рождение Турки-Джанди // Бухарский вестник. 2010. 10 июля. С. 3.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.