Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 3-4 (23-24) 2011 — НОРМАЛИЗАЦИЯ ПРОЦЕССА МИГРАЦИИ
22.03.2012


 

НОРМАЛИЗАЦИЯ ПРОЦЕССА МИГРАЦИИ

А. В. Макаров,
руководитель Отдела по работе с общественными организациями и мигрантами ДУМЕР

Миграция является одним из самых больных вопросов нашего времени. Или по крайней мере воспринимается в таковом качестве. Вопросами ее изучения занимаются многие, немало различных сил в обществе пытается участвовать в нормализации этого процесса.

При изучении материалов по миграции можно выделить несколько точек зрения. Носители одной из них утверждают, что миграция является фактором, безусловно, вредным для России и ее населения. В качестве мер по ее регулированию они предлагают одну: запрет полный или частичный. Причем в качестве частичного предполагается полная замена ее состава на исключительно русский или европейский. Интересен тот факт, что бóльшая часть сторонников данной точки зрения рекрутируется из политиков-аутсайдеров, эксплуатирующих националистические лозунги (преднамеренно не называю их националистами, потому что таковыми они не являются по определению). Напротив, ни одного действующего государственного чиновника среди таковых лиц не находится. Как это ни парадоксально, но среди сторонников такого взгляда имеется ряд функционеров РПЦ МП — религиозной структуры, претендующей на роль духовного лидера российского общества. Особенно интересен этот факт в связи с тем, что буквально года 2–3 назад представители этой же структуры предлагали решать демографические проблемы России за счет переселения в страну китайцев и индийцев и их последующей русификации (вообще массовая смена китайским или индийским населением собственной этнической и культурной самоидентификации — факт, неизвестный в мировой истории, и Россия не является здесь исключением).

Наряду с теми силами, которые пытаются попросту сделать себе политический капитал на проблеме, есть и те, кто без лишнего шума и популизма, в рабочей обстановке старается выработать приемлемые решения возникших и возникающих проблем. Их точка зрения связана с сугубо прагматическим подходом. Ее носителями являются работодатели, испытывающие потребности в рабочей силе, специалисты в области демографии, экономики и других дисциплин, связанных с использованием данных демографической науки. Все они однозначно утверждают, что без миграции Россия просто не сможет обеспечить темпы экономического роста, а в недалеком будущем прокормить собственное стремительно стареющее население. Эту же точку зрения поддерживает и высшее руководство страны, включая президента Д. А. Медведева и премьер-министра В. В. Путина. Собственно говоря, участие мигрантов и переселенцев в строительстве и обслуживании многих важнейших объектов экономической, политической, спортивной и др. инфраструктуры страны (Сочи, остров Русский и т. д.) ясно показывает экономическую роль этих групп населения.

Однако по опыту присутствия на многих площадках, где всерьез обсуждались проблемы, связанные с миграцией, можно отметить и следующее: имеется ряд непроработанных моментов в механизме ее регулирования, а также в интеграции и социокультурной адаптации мигрантов и переселенцев в российском социуме. В обеих сферах идет активнейшее обсуждение с привлечением самого широкого круга специалистов.

Например, в ходе заседания комиссии движения «сторонников единой России» предлагались различные способы решения проблем, связанных с миграцией, и учитывающих по возможности интересы как мигрантов и их работодателей, так и принимающего населения. Один из представляемых проектов заключается в строительстве отдельных городков для мигрантов. В другом предлагалось введение «паспортов мигранта» с отметками в нем фирм-работодателей. Оба предложения вызвали более чем жаркую дискуссию со стороны многочисленных участников обсуждения. Интересно, что наибольшую поддержку оба предложения получили со стороны представителей работодателей (Департамент строительства правительства Москвы, профсоюзы). Аналогичное разделение происходит и по инициативам, выдвигаемым фондом «Миграция 21 век» по частичной отмене квотирования на привлечение иностранной рабочей силы. Наиболее активную поддержку он получает со стороны работодателей, профсоюзов и демографов.

Вместе с тем на ряде заседаний и комиссий присутствует механистический подход части докладчиков, хотя в целом обсуждение носит объективный характер, без распространенных сейчас резких высказываний «на публику», за которыми реально ничего нет. При этом чувствуется знание выступающими обстановки. Например, отмечается такое качество мигрантов, как их «очень рациональное мышление». В значительной степени именно это рациональное мышление, а также деградация роли государственных институтов в странах исхода формируют психологию мигранта, поэтому все меры по управлению процессов миграции необходимо строить с учетом этих двух факторов.

Собственно говоря, для чего необходим процесс интеграции мигрантов? Ведь большая их часть является нашими бывшими согражданами, даже и не помышлявшими о том, чтобы выйти из СССР каких-то 20 с лишним лет назад. Но, во-первых, сейчас 2011 год, а не 1990-й, в странах исхода, как и в России, произошли колоссальные изменения — социальные, экономические, политические. В условиях деградации государственных институтов происходит архаизация общественных отношений, вплоть до перехода на натуральное хозяйство в сельских районах. Кроме того, необходимо учесть и тот факт, что миграция, например, среднеазиатского населения сопряжена с урбанизацией, и к нам в основном едут люди без навыков городской жизни. Разрыв традиционных социальных связей, наблюдаемый как в этих странах, так и в гораздо большей степени в принимающей стране, т. е. в России, усугубляет ситуацию. На место старых связей (родственных, соседских (махалля)) приходят связи новые, основной функцией которых является выживание. Выживание в жесткой агрессивной среде. Из мирового опыта известно, что в подобных ситуациях вырастали различные формы самоорганизации и самозащиты, не всегда действующие законным путем (афроамериканские в США, итальянские в США, массовое участие евреев в революционном и сионистском движениях в России и т. д.).

Есть и иные проявления последствий отсутствия интеграции. Иногда, когда читаешь новости из Интернета, по коже мурашки пробегают. Так случилось и в конце августа 2011 г. Содержание новости: на острове Русский (в Японском море, рядом с Владивостоком) мусульманские рабочие (думается, что узбеки с таджиками и кыргызами, которыми затыкают все дыры в крупномасштабных государственных проектах, требующих привлечения больших масс рабочей силы) устроили пьянку (мусульмане и пьянка???) в честь празднования Ураза-байрама (на несколько дней раньше намеченной даты!).

Между охраной объекта и рабочими произошли столкновения, есть пострадавшие. Почти все средства массовой информации мгновенно прореагировали на данное событие, но самым разным образом. Одни писали о том, как это плохо, другие же о том, что это невозможно, так не может быть, потому что не может быть никогда.

К сожалению, возможно. И очень реально. Более того, это событие или подобное ему можно было легко предсказать уже несколько лет назад. Было только неясно, где начнется, откуда полетят «первые ласточки». Из Владивостока ли, Сочи или Калуги?.. Что объединяет эти города, находящиеся в разных уголках нашей страны? Во всех них идет грандиозное строительство, к участию в котором привлекают иностранную рабочую силу, в значительной степени из бывших республик СССР. И во всех них местные мусульманские общины достаточно слабы, чтобы воздействовать на ситуацию, вести регулярную работу с мигрантами-мусульманами. Ну а со стороны администрации самих объектов, понятно, какое к ним отношение. У нас же дичайшая фаза капитализма на дворе, и неизвестно, когда она закончится. Результаты не замедляют себя ждать. Сотни и тысячи людей, вырванных из привычной социокультурной среды, по сути дела, предоставлены сами себе. Единственная сила, которая реально могла бы воздействовать на них в плане их социализации, — мусульманские общины в пунктах, где они работают, — сама пребывает в крайне слабом состоянии. В этих городах зачастую нет даже мечетей.

Но, может быть, можно воздействовать на них другим образом? Собственно, это и происходило, сотни и тысячи внешних и внутренних мигрантов из Центральной Азии, Закавказья, Северного Кавказа испытывали и испытывают колоссальное влияние отечественной масс-культуры. Символом такого влияния мог бы стать пьяный кыргыз или узбек с бутылкой пива в руке, при этом считающий себя мусульманином. Хотя и спортсмен-дагестанец в ночном клубе вполне сойдет в данном качестве. Последствия этого явления и проявились в данном и других инцидентах. По-видимому, он станет далеко не последним.

В дополнение можно отметить, что, по данным департамента строительства правительства Москвы, в течение года количество массовых драк на межэтнической основе на строительных объектах города выросло в десять раз. Колоссальный рост наблюдается также и по другим пунктам в статистике преступлений, совершаемых мигрантами (по статистике МВД — иностранцами). Почему это происходит?

Люди, привыкшие к давлению институтов традиционного общества, не видят этого давления. Люди, не имеющие положительного опыта общения с государственными институтами у себя дома, в своих национальных государствах, не получают его и здесь, в чужом для них государстве. Люди не знают сложившихся здесь правил и понятий (неписаных законов) и наивно полагают, что в новом большом городе их никто не знает, и они ни перед кем не отвечают. Это причины реальной преступности, которая имеет место быть. Кроме нее, имеются и явные случаи «списания» на плохо знающих государственный язык, законы, права и обязанности «чурок» всевозможных «висяков» — нераскрываемых или плохо раскрываемых уголовных дел. Кроме того, следует учесть и многочисленные нарушения миграционного законодательства, связанные как с незнанием законов, так и с правовым нигилизмом; значительную долю также слагают здесь жертвы мошенничеств, весьма распространенных в данной сфере. На сегодняшний день сложно разобраться в статистике, что из перечисленных пунктов над чем преобладает, но одно верно — общее количество всех этих правонарушений неуклонно растет.

В течение последнего года обеспокоенность этими процессами начала принимать какие-то материальные формы. Например, в ноябре 2010 года впервые создан отдел по интеграции мигрантов в составе Федеральной миграционной службы России. К сожалению, с принятием российского гражданства человек автоматически выбывает из поля действия ФМС. Кроме того, численность личного состава этого отдела даже математически несопоставима с численностью иностранных рабочих, пребывающих в России (между прочим, толком так никем и не подсчитанной). Кроме того, следует учесть еще два фактора. Один их них — это нелегальная миграция, которая, по некоторым данным, значительно превышает легальную, и которая по понятным причинам с ФМС не контактирует. Вторым из них является система «свой-чужой», явно выраженная в мигрантских средах.

Между тем именно в России имеется как колоссальный исторический опыт по интеграции мигрантов, по крайней мере мигрантов-мусульман (к сравнению, те же китайцы большей частью страну покинули), так и возможность этот опыт возродить. Подобного опыта нет ни в Германии, ни в Великобритании, ни во Франции, потому что у них нет собственных автохтонных мусульманских общин.

Очень интересен с этой точки зрения оказывается опыт дореволюционной России. Причем именно в плане интеграции мигрантов-мусульман. «Какие такие мигранты-мусульмане в дореволюционной России? И сколько их там было-то?» — возникает вопрос у человека, знающего отечественную историю по школьному курсу.

Обычные — бухарцы, иранцы, арабы, турки, т. е. те же самые, что и сейчас, выходцы из Центральной Азии (бухарцы, хивинцы), азербайджанцы (азербайджанские ханства подчинялись Персии и лишь в XIX веке перешли в Россию), афганцы, сирийцы. И было их весьма немало, что легко обнаруживается при изучении как мусульманских общин самых разных регионов страны, так и архивов государственных учреждений (Посольский приказ, МИД и т. д.).

Некоторые из них жили целыми общинами и даже образовывали существовавшие веками консорции. К таким относятся, например, сибирские бухарцы в Тобольской и Томской губерниях и трехдворные татары в Астрахани. Другие представляли собой единичные вкрапления в городском и сельском населении Поволжья, Урала, Сибири.

Больше всего среди всех них было бухарцев. В этническом плане нам почти невозможно выделить среди них узбеков, таджиков, кыргызов или даже казахов, поэтому можно с уверенностью сказать лишь то, что все эти народы среди бухарцев были представлены. Бухарцы проживали в Сибири, Оренбургской губернии, Астрахани, среди алабугатских татар в Калмыкии, в Казани, Москве и Санкт-Петербурге. Многие из них составляли элиту мусульманских общин этих мест.

Например, одним из главных лиц в первом российском посольстве в Бухару являлся уроженец Бухарского двора города Астрахани (татарин Бухарского двора) Махмет Юсуп Касимов. Историческая мечеть Москвы связана с бухарским купцом Назарбаем Хошаловым. Сибирские бухарцы принимали у себя российского императора. Самым же известным выходцем из этой среды явился Абдуррашид Ибрагимов — известный мусульманский ученый и общественный деятель мирового уровня, основатель первой мечети в Японии. Аристократическая верхушка Бухары и Хивы, включая самих эмиров и ханов и наследников трона, обучалась в российских кадетских корпусах и служила офицерами в армии. Ряд патронимий среднеазиатского происхождения имеется у башкир (сарт-айле, сарт-калмак и т. д.).

Практически все бухарцы в России не просто интегрировались, они ассимилировались во внутримусульманской среде — среди казанских, оренбургских, юртовских (астраханских), алабугатских татар, татар-мишарей, башкир. В Астрахани и Каргалы, гороских общинах Казани, Москвы, Санкт-Петербурга, городов Урала и Поволжья, помимо бухарцев, происходила интеграция вплоть до полной ассимиляции также арабов, иранцев, азербайджанцев, индийских мусульман (агрыжанские татары), не говоря уже о казахах и дагестанцах.

На всех этих примерах можно убедиться, что именно таким образом — через интеграцию в общероссийский социум путем сближения с мусульманской частью российского общества происходил процесс интеграции мусульман — мигрантов и переселенцев из других стран. Заметьте, происходило это без утраты религиозной идентичности. В то же время любые попытки повлиять на мусульман путем смены религии заканчивались, прямо скажем, плачевно, например, башкирскими и татарскими восстаниями на Урале и в Поволжье в XVII–XVIII веках, а также массовым участием мусульман в крестьянских войнах того же времени.

Кроме того, есть прекрасный повод влиять на массы переселяющихся сюда жителей бывших среднеазиатских республик СССР через транслирование идеи о том, что их переселение является, по сути, возвращением на покинутую историческую родину.

Ведь многие из этих народов часть процессов своего этногенеза прошли на территории современной России. Смотрите сами: государство енисейских кыргызов находилось, как следует из названия, на Енисее (в его верховьях). В результате ряда сложных процессов большая часть кыргызов переселилась в район Тянь-Шаня, современный Кыргызстан, слилась там с местным населением и образовала народ, унаследовавший древнее имя. С учетом этих моментов кыргызскую миграцию можно отчасти расценить как возвращение на историческую родину.

Во многом аналогичная ситуация произошла с узбеками. По крайней мере кочевые узбеки, пришедшие из Сибири и сложившие аристократию этого народа, до сих пор помнят о своем происхождении. Российского (золотоордынского) происхождения были и последние правящие династии в этом регионе — Шейбаниды, Джаниды (Аштарханиды, название происходит именно от того, на что похоже — от Астрахани) и Мангыты. Почему-то именно этот факт и данное мнение, распространяющееся среди узбеков в России, игнорируется, хотя более надежной основы для их интеграции в российское общество трудно найти.

С таджиками история более сложная. Хотя известным фактом является тот, что древнеиранская цивилизация если и не зарождалась на севере Евразии (некоторые спорят), то длительное время здесь процветала (некоторые считают, что даже Заратустра жил в Поволжье). С ней связаны были скифы, сарматы, дахо-массагеты, оставившие нам знаменитый «звериный стиль» украшений и рыцарский удар тяжелой конницей. А еще огромную долю крови сегодняшних тюрков и славян. Конечно, предки таджиков, проживая в Центральной Азии, больше взяли от аборигенного населения, но немало принесли они и из более северных областей, где сегодня располагается Россия.

Так что же мы имеем в остатке? Что нынешние мигранты-переселенцы не более чем вернувшиеся потомки некогда ушедших отсюда же переселенцев? Кроме того, распространив эту точку зрения, мы отчасти снизим и градус мигрантофобии, которая всерьез угрожает мощными социальными и экономическими негативными последствиями. Тем более что необходимый контент имеется, и вопрос стоит лишь за созданием и раскруткой соответствующего исторического мифа.

Вопрос интеграции мигрантов назрел давно, и сегодня он поднят на самом высоком уровне. То, что интеграцией мигрантов-мусульман должны заниматься религиозные институты, озвучил Д. А. Медведев на совещании в Уфе. Вопрос встает в практической реализации конкретных проектов. А он, в свою очередь, связан и с административным ресурсом, и с возможностями мусульманских религиозных организаций. Ведь их собственные ресурсы зачастую невелики, кроме того, помимо разъяснительной работы требуется реальное решение реальных проблем реальных мигрантов.

Как известно, благополучатель должен являться и основным источником ресурсов для реализации тех или иных проектов. В данном случае блага получают все — сами мигранты, работодатели, принимающая сторона в целом. Но, как известно, когда благополучатель — все, то вкладываться не хочет никто. Поэтому единственным участником, помогающим мусульманским институтам в этом вопросе, может стать государство, являющееся основным выразителем интересов многонационального российского народа (строка из Конституции).



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.