Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Сотрудничество советской дипломатии и мусульманского духовенства СССР в 20 - е годы XX века
16.01.2012

Введение

В 1920 - е гг. часть советских руководителей, ведущих советских дипломатов пришли к выводу о возможности постоянного сотрудничества с наиболее умеренно или лояльно относящимся к советской власти мусульманским духовенством в области внешней политики на мусульманском Востоке как для политических действий ограни­ченного масштаба, так и для оказания воздействия на крупные со­ци­ально - экономические и общественно - политические процес­сы дол­го­срочного и международного характера, про­текавшие на Ближнем и Среднем Востоке.

Важнейшим из источников, указывающих на сотрудничество правительства и мусульманского духовенства СССР в решении внешнеполитических проблем, являются материалы к отчету правительства СССР за 1925/1926 бюджетный год, опубликованные в книге «СССР. Год работы правительст­ва (Материалы к отчету правительства за 1925/1926 бюджетный год)» М., 1927. (В данной работе цитируется по сборнику «Документы внешней политики СССР» Т. 9, М.: Политиздат, 1964. Приложение 2. Международное положение СССР в 1925/1926 гг.»). В указанных источниках конкретизируется позиция правительства СССР по проблеме халифата, а также по отношению к Мекканскому и Каирскому конгрессам, и взгляд правительства на роль мусульманской делегации СССР на Мекканском Конгрессе. Этот документ однозначно указывает на сотрудничество советской власти и мусульманского духовенства в вышеперечисленных вопросах в 1926 г.

Заметка в центральной советской прессе, а именно в газете «Известия» от 12 мая 1925 года под заголовком «Ташкентское мусульманское управление об авантюре шейха Сеида» сообщает о том, что духовное управление мусульман «Назарат - и - Диния» обратилось ко всем мусульманам с воззванием по поводу курдского восстания под руководством шейха Сеида. В заметке подробно излагалось само воззвание. Этот газетный документ также указывает на сотрудничество советского правительства с мусульманским духовенством в области ближневосточной политики СССР. Он проливает свет и на позицию лояльного и наиболее умеренно настроенного к советской власти мусульманского духовенства СССР и поэтому, в определенной степени, на позицию СССР по курдской проблеме в 20 - е годы. Данный источник вводится в научный оборот впервые.

Следующий документ – также газетный мате­ри­ал. (И тоже впервые в научном обороте). Это замет­ка «К созыву халифатского конгресса. Протест мусульманского населения СССР», опубликованная в газете «Известия» 18 марта 1926 года. В ней приводится телеграмма муфтия Фахретдинова с протестом против созыва халифатского Конгресса в Каире. Этот источник, как и предыдущий, указывает на еще один эпизод сотрудничества советского правительства и мусульманского духовенства в 20 - е годы, в вопросе о халифате, организации и проведении международного мусульманского Конгресса в Каире или Мекке. Он также проливает свет на политические позиции мусульманского духовенства и советского правительства по таким масштаб­ным для всего региона вопросам, как возрождение халифата и место созыва международного мусульманского конгресса. В определенной степени этот документ помогает охарактеризовать в целом ближневосточную политику СССР в изучаемый период.

Группу отечественных источников по теме «Сотрудничество советской дипломатии и мусульманского духовенства в СССР в 20 - е годы XX века» завершают воспоминания дочери упомянутого выше главы Духовного управления мусульман РСФСР Ризаэтдина Фахретдинова Асьмы Шараф о своем отце. Их ценность состоит уже в том, что в них содержится информация, которой исследователь может не найти где - либо в другом месте, т. к. она исходит от члена семьи. В воспоминаниях, в частности, содержатся ценные сведения о подготовке поездки делегации мусульман СССР на Конгресс в Мекку и о самой поездке. Эта информация перекликается с теми источниками, о которых уже говорилось, и дополняет их.

Кроме того, в воспоминаниях Асьмы Шараф со­дер­жится ценная информация о личности Фах­рет­динова, позволяющая говорить о наличие у него серьезного авторитета в общественно - политических кругах различных стран Ближнего Востока и знаний относительно взглядов и настроений этих кругов, а следовательно, о возможности в какой - то степени воздействовать лично на те или иные общественно - политические процессы в регионе, и конкретно – на принятие решений Мекканским конгрессом.

Безусловно, что такого рода источник требует осто­рож­ности, поскольку он не может не быть субъ­ек­тив­ным – это воспоминания дочери об отце, к тому же может просто подвести память.

Иностранные источники в этой работе включают материалы Конгресса мусульман мира, состоявшегося в городе Мекке в Аравии в июне – июле 1926 года. Это прежде все­го протоколы заседаний, кото­рые вел секретариат Конг­ресса, и устав организа­ции «Конгресс мусульман ми­ра», принятый на Конгрессе. Указанные материалы бы­ли предоставлены французскому журналу «Revue du monde musulman» главным консультантом Конгресса по юридическим вопросам, египетским журналистом Амином эль - Рафел беем, специальным корреспондентом каирской газе­ты «Аль Сиасса». Амин эль - Рафел-бей был одним из четырех корреспондентов индийских и ближневосточных газет, которые и освещали Конгресс. Других представителей СМИ, в том числе и европейских, на Конгрессе не было. Материалы состоят из устава и протоколов восемнадцати заседаний (по техническим причинам на русский язык не переведены протоколы двух заседаний – 5 - го и 12 - го хотя содержание их известно). В них содержатся: краткое описание церемонии открытия Конгресса; списки делегаций с поименным перечислением делегатов; два послания главы государства «Неджд, Хиджаз и присоединенные области» (ныне Саудовская Аравия) Ибн-Сауда Конгрессу. В этих протоколах, что составляет их главную научную ценность, много ре­чей, выступлений, реплик делегатов на заседаниях; франко - британская декларация о хиджазской железной дороге, зачитанная муфтием Иерусалима Амином эль - Хусейн; все политические перипетии работы Конгресса; все принятые им политические решения.

В источнике отражена деятельность делегации советских мусульман непосредственно на Конгрессе, о чем пойдет речь во второй главе данного очерка. Заметим только, что в этих протоколах деятельность делегатов из СССР отражается и непосредственно (например включение членов делегации в состав ключевых комиссий, созданных конгрессом – комиссии инициатив и комиссии по уставу; текст выступления одного из советских делегатов, Мусы Бигиева, на 10 - м заседании); и опосредованно в решениях Конгресса, подавляющее большинство которых было принято при их активном участии.

В то же время в силу самого характера ис­точника, в нем отразилось только то, что происходило на поверхности Конгресса, и естественно, практи­чес­ки не затрагивается закулисная политичес­кая ра­­бота, проделанная его участниками, в част­нос­ти, мусульманской организацией СССР, хотя некоторые признаки такой работы в материалах ощуща­ются.

Следует также сказать, что некоторые речи делегатов в протоколах приводятся конспективно, т. е. фиксируется только общее содержание и наиболее важные моменты. Однако, по-видимому, то, что в них не вошло, было не­су­щест­венно, так как работа каждого очередного заседания (за исключением заседания открытия) начиналась с зачитывания и утверждения голосованием протокола предыдущего. Таким образом, каждый из выступавших мог что - то изменить или уточнить.

Весьма важным источником является также устав Конгресса мусульман мира. В нем подробно, в комплексе расписаны все необходимые условия существования такого рода организации, от стратегических целей, задач и состава участников до установления зарплат работникам постоянного аппарата Конгресса, созданного этим же уставом. Подробнее об основных частях устава речь пойдет в главе вто­рой данной книги. Поскольку точно известно, что де­­­ле­га­ция мусульман СССР принимала участие в работе комиссии по уставу, а также в числе других приняла этот устав путем постатейного голосования, он позволяет в определенной мере выявить, какие цели и задачи поставили перед собой мусульманские круги СССР, участвовавшие в Конгрессе, и правительство СССР.

Кроме того, устав позволяет оценить общее значение такого события, как Мекканский конгресс в масштабах мусульманского мира, и с учетом этого результаты и значение сотрудничества советской дипломатии с мусульманским духовенством СССР относительно Конгресса в Мекке как для того времени, так и для последующих времен.

Если вести речь об общих чертах двух источников, то сказанное выше относится и к вышеупомянутым протоколам Конгресса. К общим чертам относится также следующее: оба источника первоначально были записаны секретариа­том Конгресса, видимо, на арабском языке, как наиболее доступном для большинства делегатов языке международного общения на Конгрессе. Затем для публикации во французском журнале Амин эль-Рафел - бей или Ахилл Секали перевели их на французский. Когда автор очерка в результате своих научных изысканий обнаружил эти источники, то по его просьбе  С. А. Романенко сделал их точный перевод с французского языка на русский.

Насколько удалось установить, это первая публикация данных текстов на русском языке. У автора нет оснований сомневаться в квалификации переводчиков и наличии у них всех необходимых для таких переводов знаний, а следовательно, в точности перевода как в первом, так и во втором случае. Однако общеизвестно, что при каждом переводе, даже очень квалифицированном, точность оригинала несколько теряется (в значении одних и тех же слов на разных языках и т. д. и т. п.), и перевод не может полностью дословно соответствовать оригиналу. Таким образом, тексты перевода обоих источников в основном точны, но могут быть отступления от оригинала в отдельных деталях.

Хорошо известно, что историография по таким широким темам, как «Возникновение и деятельность различных мусульманских движений и организаций», «Деятельность мусульманского духовенства» широка и разнообразна. В частности, немало писалось и пишется о панисламизме, общественно-политической деятельности мусульманского духовенства и т. д. и т. п. Причем как отечественными, так и зарубежными историками. Однако это не относится к конкретной, обозначенной в заголовке данного исследования теме.

Отечественная историография по этой теме весьма мала и слаба. Она состоит из кратких упоминаний в некоторых научных статьях об участии мусульманского духовенства СССР в одном конкретном собрании: Первом Конгрессе мусульман мира в Мекке в Аравии в 1926 году. В данном исследовании использована научная статья Ирандуста «Три конгресса», опубликованная в журнале «Международная жизнь», №13 за 1926 год. В ней весьма лаконично, т. е. одним коротким предложением, сообщается, что делегация мусульман СССР приняла деятельное участие в Конгрессе. Более подробно этот факт в статье не раскрывался. В 20 - е годы прошлого века этот же факт упоминался и в некоторых других статьях советских востоковедов. Их сообщения в точности повторяют упоминание Ирандуста, не добавляя непосредственно по теме ничего нового, как, например, статья «Письмо из Джидды», опубликованная в 1926 году в журнале «Новый Восток».

Большинство советских востоковедов-исследователей новейшей истории стран Востока, работавших в этой сфере в 1920 - е – начале 30 - х годов, погибли в ходе сталинских репрессий (впрочем, как и большинство советских дипломатов, делавших ближневосточную политику), а их книги, книги «врагов народа», были надолго упрятаны от глаз читателей. А по сему возможно, что в отечественных архивах и специальных хранилищах отечественных библиотек лежат давно забытые монографии, или их рукописи, изъятые при обысках, в которых содержится более подробный рассказ о деятельности советских мусульман, или еще лучше – именно мусульманского духовенства СССР на Ближнем Востоке. В послевоенный период в отечественной историографии такого рода упоминания отсутствуют. Насколько известно автору, писали в целом о панисламизме, в том числе и о Мекканском Конгрессе, но деятельность советских мусульман на Конгрессе, сотрудничество совет­ской дипломатии и мусульманского духовенства предметом специального научного исследования не стали. Именно этот пробел и пытается, хотя бы частично, восполнить автор.

В данной работе использована почти не исследо­ванная и забытая учеными востоковедческая лите­ра­тура 20 - х годов, повествующая о различных собы­тиях, фактах, так или иначе связанных с рассматриваемой темой, хотя и не посвященных ей специально. Это литература 2 - х видов: отечественная и зарубежная. Относительно отечественной литературы речь идет о вышеупомянутой статье  Ирандуста «Три конгресса». В этой статье, опубликованной в журнале «Международная жизнь», №11 за 1926 год, подробно описываются политические события 20 - х годов на Ближнем Востоке, связанные с проблемой восстановления халифата, созыв и деятельность двух мусульманских конг­рессов в 1926 году: в Каире (Египет) и в Мекке (Хиджаз). Статья помогает оценить общую обстановку и конкретную общественно - политическую ситуацию непосредственно вокруг появления и деятельности мусульманских духовных лиц из СССР на Конгрессе мусульман мира в Мекке. Она же помогает оценить значение этой деятельности. Кроме того, в ней содержится вышеуказанное упоминание об участии делегации мусульман СССР в Мекканском Конгрессе.

Обратимся затем к статье В. Б. Луцкого «Октябрьская революция и арабские страны», опубликованной в журнале «Советское востоковедение», № 5 за 1957 год. В статье повествуется о влиянии Октябрьской революции на арабские страны в 20 - е годы. Что же касается конкретно темы данной работы, то в ней со­дер­жатся лишь сведения общего порядка о некоторых событиях из числа предварявших возможность появления мусульманской делегации СССР в Аравии. А именно – информация о том, как устанавливались дипломатические отношения между СССР и Хиджазом.

В работе использованы также некоторые сведения, содержащиеся в книге Ф. Н. Баишева «Общественно - политические и нравственно - этические взгляды Ризы Фахретдинова», опубликованной издательством «Китап» в Уфе. Использованная в данной работе информация автора книги позволяет составить некоторое представление об общественно - политических взглядах одно­го из виднейших персонажей истории сотрудничества мусульманского духовенства СССР и советской дипломатии муфтия Ризаэтдина Фахретдинова, возглавлявшего в то время мусульманское духовенство РСФСР. В научно - историческом очерке использована и энциклопедическая научная статья «Асир», помещенная в первом томе Советской исторической энциклопедии, выпущенной в свет издательством «Большая Советская Энциклопедия» в 1961 году. Эта статья информирует об истории государства Асир на Аравийском полуострове. Она позволяет детализировать в необходимых пределах содержащееся в данном очерке исследование Конгресса.

Список зарубежной литературы открывают работы украинских советских востоковедов 20 - х гг. Статья профессора А. Н. Гладстерна «Европа и борьба Турции за независимость», опубликованная в украинском научном журнале «Схiднiй свiт», №3, была посвящена внешнеполитическому положению Турецкой Республики в регионе и в мире, а также некоторым аспектам ближневосточной политики европейских держав. Для данного очерка статья Гладстерна важна тем, что проливает свет на отдельные важные эпизоды попыток возрождения халифата на Ближнем Востоке в 20 - е годы.

Статья Л. И. Величко «Пятилетие Турецкой Республики», опубликованная в том же журнале, №№ 4–5 за 1928 год, повествует о внутренней и внешней политике турецкого руководства в 20 - е годы. В данном очерке использованы те материалы статьи, где автор, на момент опубликования бывший крупный советский дипломат, ряд лет проработавший в Турецкой Республике, излагает важные моменты истории халифата исследуемого периода.

Важнейшее значение имеет также статья еще одного современника и исследователя затрагиваемых в очерке событий, главного редактора научного журнала «Revue du monde musulman» («Обозрение мусульманского мира»), издававшегося на французском языке в Париже в первой четверти ХХ века, Ахилла Секали «Два Конгресса мусульман в 1926 году», опубликованная в предпоследнем, шестьдесят четвертом номере этого журнала. Следует отметить, что именно Секали открыл для европейского читателя и исследователя материалы Каирского и Мекканского конгрессов, опубликовав в своем журнале на французском языке  протоколы всех заседаний этих конгрессов. Сама же вышеозначенная статья дает весьма ценную информацию по истории вопроса о халифате в 20 - е годы из уст журналиста ближневосточного происхождения, многие годы профессионально занимающегося проблемами мусульманского мира. В частности, Ахилл Секали подробно пишет о Каирском халифатском Конгрессе и Конгрессе мусульман мира в Мекке. Статья свидетельствует о том, что автор очень хорошо осведомлен о многих нюансах общественно- политической ситуации вокруг обоих конгрессов и имел возможность получить и верно оценить такую информацию, которая в то время была доступна только человеку, имеющему серьезные связи на Ближнем Востоке.

Еще одним литературным источником того же плана, что и статья Ахилла Секали, является «Avertissment», редакционное вступление к вышеуказанному 64 номеру журнала «Revue du monde musulman», который целиком и пол­ностью был посвящен Каирскому и Мекканскому конгрессам и вопросу о халифате.

Таким образом тема, заявленная в названии, является принци­пи­аль­но новой в отечественной исторической науке и предполо­жи­тельно в исторической науке в целом. А в то же время ее ис­сле­­дование позволит дать более полные научные оценки как мно­гих отдельных историчеc­ких событий, так и в це­лом внеш­ней по­ли­ти­ки СССР на Ближнем и Сред­нем Востоке в 1920 - е годы. По­ми­мо этого, исследование данной те­мы позволит полнее оценить с на­уч­ной точки зрения масштабные со­циально - экономические и об­щественно - политические процессы на Ближнем Востоке как 20 - х г г., так и современные, уходящие корнями в тот период. Иссле­до­вание данной темы призвано дополнить современную научную оцен­ку взаимоотношений церквей с государством в СССР.

В данном исследовании автор ставит своей целью доказать сам факт сотрудничества советской дипломатии и мусульманского духовенства и таким образом обосновать правомерность постановки научной проблемы, вынесенной в заглавие данной книги. Исходя из этого, в работе ставятся задачи:

1. Выявить эпизоды этого сотрудничества во внешнеполитическом курсе СССР на мусульманском Востоке в 20 - е годы.

2. Определить конкретные методы и формы указанного сотрудничества в рамках имеющихся в распоряжении автора материалов.

3. В ходе реализации вышеизложенных цели и задач, ради определения значения сотрудничества дипломатии и мусульманского духовенства СССР, изучить малоисследованные и неисследованные отечественной исторической наукой события и процессы, происходившие на Ближнем Востоке в 20 - е гг., в которых участвовало мусульманское духовенство СССР

Советская дипломатия в 1920-х гг. использовала мусульманское духовенство СССР как инструмент ближневосточной политики в целях:

а) содействия социально - экономическому и политическому развитию региона;

б) защиты интересов СССР на Ближнем Востоке.

Наиболее крупным по значению и последствиям эпизодом такого рода деятельности, из известных автору, было участие советских мусульман во Всемусульманском Конгрессе в Мекке в июне – июле 1926 года. Однако этот эпизод был далеко не единственным, представляя собой лишь часть указанного в очерке явления.

Определить точно хронологию темы пока невозможно: собранных в очерке сведений для этого явно недостаточно. Поэтому мож­но лишь приблизительно определить начало и окончание такого сотрудничества в первые годы советской власти: 1921 г. – начало 1930 - х гг. Начальная дата примерно определяется началом общих изменений во внутренней и внешней политике страны в 1921 – 1922 гг., а конец этого сотрудничества до Великой Отечественной войны – мощной волной гонений на крупнейшие конфессии в СССР в 1928 – начале 1930 - х гг. и общими условиями окончательного укрепления личной власти И. В. Сталина, происходившего в это время.

Отметим, что важным средством ведения внешней по­литики с по­мощью мусульманского духовенства были публичные заявления цер­ковных организаций и их высших руководителей, публиковавшиеся в печати.

Данный научно-исторический очерк является только частью гораздо более обширной темы «Сотрудничество советского правительства и религиозных конфессий СССР во внешнеполитической сфере в 20 - е годы», которую мы и пытаемся тем самым поставить на повестку дня.

Мы по сути только начинаем исследование темы, заявленной в заглавии очерка, и поэтому не претендуем на ее всеобъемлющее освещение.

К. и. н. Владислав Романенко, 2005 г.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.