Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 1-2 (21-22) 2011 — Татарские исследователи и академические традиции отечественного востоковедения
27.10.2011

Татарские исследователи и академические традиции отечественного востоковедения

М. А. Сафаров,
младший научный сотрудник Института содержания и методов обучения
Российской академии образования, кандидат педагогических наук

В истории отечественной науки много ярких имен татарских исследователей, оставивших значительный след в изучении различных сторон политической истории, социально-экономического развития, культуры, языков стран Востока. К примеру, среди арабистов сразу вспоминается ученик И. Ю. Крачковского выдающийся филолог Анас Бакиевич Халидов (1929–2001). Различные факторы способствовали интересу татар к изучению Востока. Разумеется, здесь и религиозный мотив (актуальный, в том числе и для советского времени); желание посвятить свою научную жизнь изучению мусульманской цивилизации; прочная арабо-мусульманская традиция татарской культуры, а следовательно, возможность сравнительно быстро приобрести необходимые профессиональные компетенции востоковеда. Помимо арабистов (как изучавших «классический», средневековый период истории и культуры Арабского Востока, так и анализировавших социально-экономическое развитие арабских стран новейшей эпохи), сложилась целая плеяда татар-иранистов — ученых, внесших значительный вклад в науку об истории Ирана, о персидском языке. Примечательно, что большая часть из них была так или иначе связана с авторитетнейшими научными центрами мирового востоковедения — восточным факультетом Санкт-Петербургского университета и петербургским Институтом восточных рукописей Российской академии наук. Коротко рассмотрим научные биографии этих ученых.

Кандидат филологических наук Абдулладжан Мугинович Мугинов (1896–1967) родился в Белебеевском уезде Уфимской губернии в татарской семье. В 1914–1917 гг. был участником Первой мировой войны. В 1917 году вернулся на родину и учился в медресе в Уфе. В 1919–1920 гг. служил в Красной армии. В 1921 году А. М. Мугинов учился в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова (Москва), а в 1921–1924 гг. — на турецком отделении Института живых восточных языков имени А. С. Енукидзе (Ленинград). Подобно многим татарам, владевшим иностранными языки и знавшим особенности мусульманской культуры, А. М. Мугинов активно участвовал в становлении восточного направления советской внешней политики: в 1924–1927 гг. он являлся сотрудником посольства СССР в Афганистане, а в 1929–1933 гг. работал в советском консульстве в Иране. Таким образом, А. М. Мугинов сумел на практике усовершенствовать свое владение языком фарси, детально ознакомится с жизнью и бытом народов Востока.

В перерыве между своими дипломатическими командировками А. М. Мугинов в 1927 году перешел на персидское отделение Ленинградского Восточного института (окончил в 1929 году).

С середины 1930-х гг. А. М. Мугинов полностью посвящает себя научной деятельности. Его учителем становится иранист и тюрколог Е. С. Бертельс (1890–1957), известный представитель петербургской востоковедческой школы. Уже в 1934–1937 гг. А. М. Мугинов преподавал в Ленинградском Восточном институте.

Научная жизнь А. М. Мугинова (с перерывом на участие в Великой Отечественной войне в 1941–1943 гг.) прошла в Институте востоковедения АН СССР в Ленинграде (ныне Институт восточных рукописей РАН), где он многие годы занимался археографической работой, принимал активное участие в каталогизации персидских, таджикских и тюркских рукописей, хранившихся в институте. В этом ему помогало блестящее знание не только персидского, но и тюркских языков. Эта закономерность в целом была характерна для татар-иранистов, что позволило им осуществлять сложные комплексные исследования на стыке нескольких языков. В 1945 г. А. М. Мугинов защитил кандидатскую диссертацию по филологии на тему «Иранские лексические элементы в узбекской художественной прозе». В 1962 году он опубликовал ценный научный труд «Описание уйгурских рукописей Института народов Азии», где проанализировал большой корпус тюркоязычных документов на арабском алфавите, собранных в Восточном Туркестане (Синьцзяне), преимущественно в XIX веке. Умер А. М. Мугинов в Ленинграде в январе 1967 года.

Имя другого петербургского востоковеда, доктора филологических наук, профессора Абдурахмана Тагировича Тагирджанова (1907–1983) хорошо известно не только профессиональным востоковедам. Благодаря многочисленным публикациям его родственницы краеведа Альмиры Тагирджановой об ученом узнали многие читатели татарской периодики. Его биография помещена в авторитетный энциклопедический словарь «Ислам в Санкт-Петербурге» (2009).

А. Т. Тагирджанов родился в татарской деревне Мурзино (ныне Апастовского района Республики Татарстан) в семье муэдзина сельской мечети. Учился в местном мектебе, в медресе сел Среднее Балтаево, Апастово и города Буинск, у частных преподавателей, занимался самообразованием. Обучение в медресе дали А. Т. Тагирджанову значительные знания в области арабского языка. Он стал Коран-хафизом. В 1927 году уехал из родных краев, жил в Ленинграде, Москве, Баку и Ашхабаде. В Ленинграде он изучал теорию арабской поэзии у великого мыслителя Мусы Бигеева (1875–1949), став по существу одним из последних его учеников в России (в 1930 году Бигеев, как известно, эмигрировал). В конце 1920-х — начале 1930-х гг. Тагирджанов был чернорабочим на стройках, посыльным, библиотекарем.

Рубежным для Абдурахмана Тагировича стал 1932 год, когда он участвовал в работе этнографической экспедиции тюрколога Н. Ф. Лебедева в Туркмении (в район города Байрам-Али). Чрезвычайно способный к языкам, А. Т. Тагирджнанов быстро выучил туркменский язык и вскоре преподавал его приехавшим в Туркмению на работу русским банковским служащим. Параллельно он обрабатывал материалы экспедиции Лебедева.

В 1933 году он работал переводчиком уже с узбекского языка в Ташкенте и поступил там учиться на рабфак. В 1937 году поступил в Ленинградский государственный университет. Дипломная работа Тагирджанова на тему «Поэма “Хосров и Ширин” Низами и ее тюркский перевод, сделанный Кутбом», где он, сравнив перевод Кутба с оригиналом Низами, показал отличие перевода от оригинала, была выполнена под руководством Е. С. Бертельса. Таким образом, А. Т. Тагирджанов, как и упомянутый выше А. М. Мугинов, принадлежал к одной научной школе. Университет он окончил с отличием. Преподавал иранский язык в Высшей школе Красной армии в Москве и Казани, а потом находился в Ташкенте, где учился в аспирантуре. Примечательно, что у А. Т. Тагирджанова брал уроки персидского языка известнейший литературовед В. М. Жирмунский (1891–1971), входивший в круг Анны Ахматовой. Преподавал А. Т. Тагирджанов и в Среднеазиатском университете.

Вернувшись в Ленинград, в 1946 году он защитил кандидатскую диссертацию «“Хосров и Ширин”» Хутба» и начал работать на восточном факультете ЛГУ преподавателем персидского языка и в Институте востоковедения. В 1969 году защитил докторскую диссертацию, посвященную родоначальнику поэзии на фарси Рудаки (ок. 860–941). Уже в 1950-е гг. А. Т. Тагирджанов становится одним из крупнейших отечественных знатоков классической персидской литературы. Как отмечал его однокурсник, видный востоковед, академик РАН М. Н. Боголюбов (1918–2010), А. Т. Тагирджанова увлекало исследование творческих биографий поэтов Рудаки, Фирдоуси, Низами, поэтов индийского круга. Им же впервые в университетской практике читался курс «Таджикская и персидская литература в Индии»; был подготовлен курс «Арабский язык для иранистов» со специальным учебным пособием «Хрестоматия арабских текстов» и грамматическим справочником и словарем. Блестящее знание персидского и арабского языков в сочетании с не менее глубокими познаниями в тюркской филологии сделало А. Т. Тагирджанова одним из наиболее ярких профессоров восточного факультета Ленинградского университета. Его перу принадлежат пять книг и множество научных статей. Умер А. Т. Тагирджанов в Ленинграде в декабре 1983 года.

Кандидат филологических наук Мунира Азымовна Салахетдинова (1920–1990) также принадлежит к петербургской школе иранистов. Она родилась в апреле 1920 года в крестьянской семье в татарской деревне Ключищи (тат. Суыксу), ныне Краснооктябрьского района Нижегородской области. В Ленинград вместе с семьей переехала в 1930 году и в некоторое время занималась в кружке для одаренных детей под руководством С. Я. Маршака. В 1940–1941 гг. училась на филологическом факультете ЛГУ, а во время войны преподавала в родной деревне Ключищи русский и немецкий языки. Вернувшись в Ленинград М. А. Салахетдинова восстановилась в университете уже на восточном факультете, затем училась в аспирантуре и в 1955 году успешно защитила диссертацию на тему «Артикль в современном персидском языке». В дальнейшим М. А. Салахетдинова уже не занималась собственно лингвистическими исследованиями, посвятив свою научную деятельность изучению средневековых восточных рукописей. Так, ей принадлежат переводы с персидского и тюркского языков из сочинений Хафиз-и Таныша «Абдулла-нама», «Тазкира-йи Ходжаган» Мухаммад-Садика Кашгари и «Хидайат-нама» Мухаммад Хал ад-Дина. С конца 1950-х гг. она работала в составе группы ученых по составлению «Краткого каталога персидских рукописей». В составленном ленинградскими востоковедами каталоге было зафиксировано 4790 персоязычных рукописей. Фундаментальный каталог был издан в 1964 году на русском и английском языках и стал настольным для нескольких поколений иранистов.

Позднее М. А. Салахетдинова ввела в научный оборот памятник персидско-таджикской среднеазиатской литературы XVII в. «Дастур ал-мулук» («Назидание государям») Самандара Термези. Публикация включала в себя факсимиле старейшего из немногих сохранившихся списков сочинения, предисловие, русский перевод, указатели. В традиционном по форме образце дидактической художественной литературы М. А. Салахетдиновой удалось отыскать и интерпретировать важные сведения по истории Средней Азии XVII в.

Как отмечала иранист О. П. Щеглова, научным подвигом М. А. Салахетдиновой является выполненный ею перевод сложнейшего по языку сочинения Хафизи Таныша «Шараф-нама-йи шахи», обиходное название — «Абдулла-нама», труд, посвященный шейбаниду Абдулла-хану (умер в 1598 году). Перевод М. А. Салахетдиновой объемного списка в 235 страниц рукописи большого формата из собрания Ленинградского отделения Института востоковедения составил четыре отдельных тома. Мунира Азымовна Салахетдинова скончалась в Ленинграде в декабре 1990 года. Имя Сахахетдиновой хорошо известно иранистам, биография ученого вошла в классический «Биобиблиографический словарь советских востоковедов» С. Д. Милибанд.

Гульсум Абдурахимовна Галимова (1928–2007) принадлежала, как и М. А. Салахет­динова, уже к послевоенному поколению отечественных иранистов. Гульсум Галимова родилась 14 января 1928 года в деревне Шатман-Тамак Миякинского района Башкирии в татарской семье. С детства помимо татарского она хорошо знала и башкирский язык, притом что большинство самих башкир, проживавших в западной части республики, уже не владели своим родным языком и разговаривали по-татарски.

С годами количество выученных ею языков возрастало. Этому способствовал переезд семьи и других родственников в 1933 году в многонациональный Таджикистан (преимущественно в город Регар, ныне Турсунзаде). Именно жизнь в Таджикистане пробудила у Гульсум Галимовой интерес к персидскому языку. В 1946 году она поступила на иранское отделение восточного факультета Ленинградского университета. Началась значительная часть ее жизни, связанная с академическим востоковедением. Ей повезло посещать лекции крупнейших отечественных филологов и историков, в том числе начавших свою научную деятельность в дореволюционный период. К примеру, автору этих строк Гульсум Абдурахимовна рассказывала о своих впечатлениях от лекций выдающегося египтолога и ассиролога академика В. В. Струве (1889–1965). Сочетание уникальных лингвистических способностей и фундаментальное филологическое образование (она знала около 10 языков, в том числе фарси, дари, таджикский, арабский, английский) определили жизненный путь Г. А. Галимовой как ираниста — лингвиста, литературоведа, археографа, а также как тюрколога-лингвиста.

После окончания ЛГУ, работая в Таджикистане в Институте востоковедения (1953–1955), Г. А. Галимова участвовала в подготовке коллективного капитального труда «Каталог восточных рукописей АН Таджикской ССР».

В 1958 году Г. А. Галимова переехала в Москву, где прошла вся остальная ее жизнь, однако она не теряла связи с родными для себя Башкирией и Таджикистаном). В Москве Г. А. Галимова училась в аспирантуре Института мировой литературы АН СССР, где работала над поэтическим наследием таджикского поэта XIX в. Савдо и персидского средневекового поэта Хафиза и их рукописными источниками. Результатами этой работы стала серия ее публикаций о творческом наследии таджикских и персидских поэтов в различных научных изданиях в конце 1950-х гг. В 1963–1968 гг. Г. А. Галимова как сотрудник Института востоковедения АН принимала участие в составлении двухтомного «Персидско-русского словаря» выходившего под редакцией крупного советского лингвиста Ю. А. Рубинчика и ставшего незаменимым помощником в профессиональной деятельности иранистов. Позднее Г. А. Галимова работала в Институте языкознания, где занималась редактированием лингвистических трудов, а затем в редакции академического журнала «Вопросы языкознания».

Особый период ее жизни начался в конце 1980-х гг., когда в Москве Г. А. Галимова начала активно участвовать в сложном процессе возрождения национальной культуры московских татар. Она получила широкую известность своими (стоит особо отметить, безвозмездными) блестящими уроками старотатарского языка, преподаванием арабской графики, которые проводились в разных частях города. Сотни людей благодаря Г. А. Галимовой приобщились к многовековой истории и культуре своего народа. Большим соратником Гульсум Галимовой в этом деле был ее хороший знакомый, известный специалист по истории и современному положению стран Персидского залива, ныне доктор политических наук Урал Зиятудинович Шарипов. По существу, с курсов Г. А. Галимовой и У. З. Шарипова ведут свое начало современные татарские образовательные институции в Москве.

Не случайно, что профессиональный филолог и глубоко верующая мусульманка, истинный представитель татарской интеллигенции Г. А. Галимова сыграла большую роль и в становлении Московского высшего исламского колледжа, первого в Москве учебного заведения, готовившего имамов (ныне на его базе создан Московский исламский университет). Вместе с известным лингвистом-тюркологом, членом-корреспондентом РАН Э. Р. Тенишевым (1921–2004) она составила программу преподавания старотатарского литературного языка. Благодаря занятиям Г. А. Галимовой (или, как ее называли в Московской Соборной мечети, Гульсум-ханум) по старотатарскому языку выпускники колледжа расширяли свои проповеднические возможности, могли приобщаться к трудам видных татарских мыслителей прошлого. Среди ее шакирдов многие ныне известные мусульманские религиозные деятели, в том числе: проректор Российского исламского университета, председатель совета улемов Татарстана Рустам Батров, имам-хатыб татарской общины Финляндии Рамиль Беляев, имам-мухтасиб Нижегородского мухтасибата Ахмет Абдуллин, имам-хатыб мечети города Орехово-Зуево Московской области Дамир Булатов и многие другие. Помимо занятий, она являлась руководителем дипломных работ многих выпускников колледжа; ее владение современным татарским литературным языком было образцом для будущих имамов. Благодаря деятельности Г. А. Галимовой и ее коллег: тюрколога Ш. Ф. Мухамедьярова (1923–2005); исламоведов А. А. Нуруллаева (1929–2008) и Т. С. Саидбаева (1937–2008) шакирды приобщались к высокой академической культуре.

1990-е гг. в целом были насыщенными для Г. А. Галимовой. Она совершила хадж, побывала в Чехии и Германии; в Москве посещала татарские академические и культурные мероприятия, в том числе в любимом ею Доме Асадуллаева; преподавала до начала 2000-х гг. Гульсум Абдурахимовна Галимова скончалась в Москве в мае 2007 года.

В этой статье мы кратко показали научные биографии татар-иранистов, в советский период сыгравших значительную роль в сохранении и развитии отечественных академических традиций. Важным представляется детальное изучение жизни и деятельности татарских ученых, внесших вклад и в другие отрасли востоковедения, прежде всего в исламоведение, арабистику и тюркологию.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.