Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств № 3(4)' 2011
21.10.2011

Внешние факторы развития и радикализации Ислама
в регионе Центральной Азии

Исмаил Рахматов,
доцент Российско-таджикского (славянского) университета,
кандидат исторических наук

Терроризм и экстремизм под религиозными лозунгами в последние годы стали важнейшими угрозами для мирового сообщества. Однако возникновение и становление этих явлений инициируется в русле текущей международной политической жизни. К такому выводу приводит анализ действий ряда государств и внешних сил, применительно к рассматриваемому в данной статье периоду истории Центральноазиатского региона.

Объективный подход к изучению политических процессов и влияния Ислама в транзитных обществах Центральной Азии дает основание рассмотреть более детально общие факторы и тенденции развития и радикализации политического Ислама в республиках Центральной Азии и использование его различными силами (как внешними, так и внутренними) с целью продвижения своих политических и геополитических интересов.

После семидесятилетнего насаждения атеизма многие жители региона не стали сохранять нравственно-религиозные традиции и порой легко подпадали под влияние различных движений сектантского толка. Поэтому, неудивительно, что сохранившийся в регионе Ислам оказался не готовым и не способным противостоять радикальным течениям. Сказались отсутствие системы классического религиозного образования и дефицит интеллектуального слоя среди духовенства.

Эксперты, изучающие внутренние и внешние факторы, заложившие основу радикализации политического Ислама в странах Центральной Азии, конкретизируют их следующим образом:

— обретение независимости странами региона и восстановление ими связей с исламским миром на государственном уровне, а также с международными исламскими центрами;

— ввоз религиозной литературы в центральноазиатский регион, содержащий наряду с традиционными ханифитскими взглядами, идеи экстремистского толка;

— прибытие в страны региона зарубежных миссионеров, представляющих порой незаконно действующие радикальные движения типа «Салафия», «Даъват ул-иршод» «Ихван ул-муслимин»и др.;

— обмен религиозных учреждений делегациями и направление на учебу молодых граждан Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана в исламские учебные заведения Египта, Пакистана, Саудовской Аравии, Турции, Ирана и т. д.;

— вторжение советских войск в Афганистан в конце 1979 года и борьба афганских моджахедов за освобождение своей родины;

— реализация американцами на практике теории «управляемых конфликтов» с использованием «исламского фактора» Бжезинского, искусственным провоцированием на оккупированных территориях Ирака, Пакистана, Афганистана вражды суннитов и шиитов, а также между арабскими странами и Ираном и т. д.

Довольно часто, под видом защиты западных ценностей происходит оскорбление религиозных чувств мусульман, провоцирующие их на радикальные действия. Так, публикация карикатур на Пророка Мухаммада в марте 2005 г. и январе 2008 г. в различных изданиях Дании, Франции, Голландии и Германии, издание фильма лидером партии «Свободы» Голландии, депутата парламента Г. Вильдерса, сравнивающим Священный Коран с «Майн кампфом» Адольфа Гитлера весьма негативно повлияло на религиозные чувства мусульман и спровоцировали их на борьбу против своих правительств, поддерживающие нормальные отношения со странами Запада и прежде всего с США.

Однако, на наш взгляд, указанные внешние факторы, влияющие на радикализацию политического Ислама в Центральной Азии, не стали бы воздействовать на ситуацию в регионе без соответствующих внутренних факторов. А это всеобщий системный экономический кризис, повлекший за собой всплеск организованной преступности, наркобизнеса, торговля людьми, коррупция, безработица, нищета, а также появление новой прослойки в обществе Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана — гастарбайтеров, которые в поиске заработка трудятся на положении рабов в Российской Федерации и Казахстане. Вследствие этого условия и уровень жизни граждан стал зависеть не от заботы государства, а от доходов гастарбайтеров. Все это создает благоприятную почву для роста недовольства официальной политикой и увеличивает ряды радикальных группировок, выдвигающих собственную программу совершенствования условий жизни людей.

Одна из главных причин радикализации Ислама в регионе является то, что существование Исламского Движения Узбекистана (ИДУ), Хизб ут-Тахрир (ХТИ), «Салафия», «Таблиги даъват» и др. выгодно правящим режимам, пытающимся сохранить авторитарную систему правления, особенно в обстановке, когда международное сообщество требует от глав этих государств проведения демократических реформ. В данный момент правительства стран Центральной Азии, склонны использовать «исламскую угрозу» как оправдание отсутствия демократии, ограничения свободы слова и на фоне «войны с терроризмом» она принимается некоторыми странами.

Многие эксперты и политики связывают процесс реисламизации в Центральной Азии с деятельностью разного рода зарубежных политических организаций. Одни говорят о враждебности влиянии таких исламских стран, как Саудовская Аравия, Пакистан, Иран, Афганистан, ОАЭ; другие ищут свидетельства помощи экстремистским группировкам со стороны Западных стран, и в первую очередь США.

Несомненно, внешнее влияние имеет место. Вмешательства с данной целью имело место еще в 70-е годы минувшего столетия. Один из факторов внешнего влияния на ситуацию в республиках Советской Средней Азии была победа Исламской революции в Иране в 1978–1979 гг. Касаясь данного вопроса, российский ученый А. Игнатенко пишет: «После победы иранской революции 1979 г. аятолла Хомейни разрешил известному египетскому публицисту Мухаммад Хусейну Хейкалу поработать в шахских архивах. И тот обнаружил документы, из которых следовало, что в начале 70-х годов сложилась неформальная группа под патронажем США (конкретно бывшим госсекретарем Генри Киссинджером). В нее вошли Александр де Марант — руководитель внешней разведки Франции (SDECE), Анвар Садат — президент Египта, Мухаммед Реза Пехлеви — шах Ирана, Хасан II — король Марокко и Камаль Ахмад — руководитель общей разведки Королевства Саудовской Аравии»[1].

Несколько ранее между разведками упомянутых государств было подписано соответствующее соглашение. Задачей этой группы была «борьба против коммунизма», прежде всего в мусульманских регионах Советского Союза. С этой целью непосредственно Саудовская Аравия на собственные средства создала тысячи исламских групп, вооруженные ваххабитской идеологией.

В 1990 г. из Саудовской Аравии стали поступать в духовные учреждения Таджикистана и Узбекистана десятки тысяч книг религиозного содержания. Аналогичную ситуацию можно было наблюдать в 1993–1996 гг. на юге Казахстана. Один из служителей культа Чимкента сообщал, что Саудовская Аравия готова выделить деньги для строительства 35 мечетей[2].

В это же время активную деятельность по распространению религиозного фундаментализма в Таджикистане вели Пакистанская межведомственная разведка (ИСИ), отдельные исламские организации Исламской Республики Афганистан, Исламской республики Иран и др. Эксперты отмечают, что внешние силы не столько импортировали эту идеологию, сколько служили катализатором ее неизбежного распространения.

Здесь, на примере Исламского движения Узбекистана (ИДУ) нами предпринята попытка рассмотреть лишь некоторые наиболее актуальные аспекты влияния зарубежных мусульманских стран, исламских благотворительных фондов и экстремистских центров на религиозных радикальных организаций региона и превращение последних в террористические.

Известно, что ИДУ изначально организовалось как форма протеста мусульманского общества на жесткую политику властей Узбекистана. Ее финансировали не только многие исламские организации мира, но и представители узбекской диаспоры Турции, Афганистана, Саудовской Аравии и т. д. Во второй половине 90-х годов ИДУ наладило отношения с движением Талибан в Афганистане, в результате чего наркотики стали весьма значительным источником ее финансирования. Существенные денежные вливания поступали от лидера «аль-Каиды» Усамы Бен Ладена, от Межведомственной разведки Пакистана, которая оказывала движению финансовую поддержку, снабжала его оружием и военной техникой.

Особую роль в создании материальной базы Исламского движения Узбекистана сыграл бывший политический руководитель организации Тахир Юлдашев. Он часто бывал в Пешаваре (Пакистан), где при посредничестве высокопоставленных офицеров Межведомственной разведки Пакистана провел переговоры с руководителями радикальных организаций этой страны. Весьма щедрую помощь оказали турецкие организации и благотворительные фонды, действующие в Германии. За некоторыми из них стояла турецкая партия «Рефах» («Благоденствие»), возглавляемая бывшим премьер-министром Турции Неджмиддином Эрбаканом[3]. Турецкая организация «Милли герюш» (Национальное воззрение»), основанная Эрбаканом и базирующаяся в Кельне, выделила ИДУ сотни тысяч долларов на покупку оружия при посредничестве секретаря организации Мухаммада Кучака[4]. При этом было оговорено, что ИДУ будет подчиняться «Милли герюш» и только Н. Эрбакан будет определять точное время начала «войны» против Узбекистана.

Еще одним источником добывания денег для ИДУ стало контрабанда наркотиков из Афганистана в республиках Центральной Азии и далее в Россию и Европу. Помощник директора Криминального управления Интерпола Ральф Мучке сообщал Конгрессу США, что 60% экспорта афганского опиума идет через Центральную Азию, а на совести Исламского Движения Узбекистана отправка 70% всего количества наркотиков, транспортируемых через регион. Наркотики служили не только источником доходов ИДУ. Таджикский исследователь М. Салимзода ссылаясь на слова бывшего военного прокурора Узбекистана Бахадира Дехконова отмечает, что основная часть боевиков были наркоманами, о чем свидетельствовало большое количество использованных шприцев, найденных на освобожденной от нападающих боевиков территории[5].

По сведениям Управления национальной безопасности Узбекистана, ИДУ получает миллионы долларов в качестве финансовой поддержки от Усамы бен Ладена. Движение располагает мощной военной структурой, на вооружении которой имеются все виды стрелкового оружия, несколько единиц БМП и БТР, безоткатные орудия, несколько ракетных установок «Град» и системы ПВО. Тренировочные лагеря движения находятся в Пакистане, а в роли инструкторов выступают сотрудники пакистанской военной разведки.

Одним из важных пунктов в деятельности ИДУ продолжает оставаться проблема подготовки качественных боевиков и их финансирования, источником которого выступают также радикальные партии Пакистана, «аль-Каида», благотворительные фонды и влиятельные фигуры стран Ближнего и Среднего Востока.

Начиная с конца 90-х годов минувшего столетия боевую подготовку боевики проходят на базе пакистанских экстремистских организаций «Лашкари Тойиба», «Сипахи Сахоба», «Джамоати Ислами» с местом дислокации в населенном пункте Мирамшах Читральского округа Северо-Западной провинции Пакистана.

Религиозно-военное обучение боевики ИДУ проходят в пакистанском медресе «Мовараннахр» под руководством бывшего министра в правительстве Талибан Мавлави Ракибулла. В последнее время ИДУ заметно интернационализировалась за счет уйгуров, чеченцев, кыргызов, казахов и таджиков, составляющих национальные блоки.

Сведения о количестве и национальной принадлежности боевиков в центрах по их подготовке сильно расходятся. По сведениям М. Салимзода, в 2003 г. предполагаемое количество обучающихся в медресе «Мовараннахр» составляло 250 боевиков. Такая же база находилась в населенном пункте Гвал близ г. Кветты провинции Белуджистан, где проходили спецподготовку до 80 боевиков. Там же осуществляют подготовку террористов-смертников, которых планируют использовать для совершения терактов в центральноазиатском регионе. Часть боевиков ИДУ сосредоточилась в местечке Шох-Салим Читральского округа Пакистана под руководством гражданина Афганистана некоего Мавлави Сайф уль-Рахман Мансура. Указанные базы подготовки боевиков финансируются со стороны Мавлави Фазл Хакамом, гражданином арабского происхождения. Еще одно из мест подготовки террористов находится в медресе «Мавлави Нур», недалеко от Пешавара[6]. Координацию подготовки боевиков всех указанных лагерей осуществляет бывший руководитель военный разведки Пакистана генерал Хамидгуль.

Компетентные источники утверждают, что в последнее время наблюдается объединение целей и задач экстремистских группировок ИДУ, Хизб-ут-Тахрир, и «Салафиты» на центральноазиатском направлении, за исключением некоторых разногласий по методам вооруженной борьбы. Названные группировки объединяет общая цель создания халифата в регионе. Отмечается процесс не только глобализации, но и интернационализации структур региональных экстремистских организаций, особенно ИДУ, в составе которой наряду с представителями коренных среднеазиатских национальностей имеются чеченцы, дагестанцы, татары, уйгуры (граждане КНР) и др.

Многие исследователи деятельности ИДУ просматривают американский след. Так, политолог, вице-президент Академии геополитических проблем В. Анохин в членах ИДУ рассматривает передовые отряды западной экспансии, так как о себе ИДУ заявило не в среднеазиатские и российские СМИ, а на радиостанции «Свобода», Би-би-си и «Голос Америки». Это вполне объяснимо, так как степень активности и агрессивности этой организации всегда регулировалась западными спецслужбами через контролируемую пакистанскую разведку. ИДУ явилось инструментом давления на среднеазиатские режимы с целью постепенного внедрения США в этот регион. Все ближайшие партнеры ИДУ — «аль-Каида», Талибан — детища ЦРУ, созданные для борьбы с Советским Союзом, — никогда не уходили из сферы влияния американских спецслужб, и остаются управляемыми американцами по сей день.

Информационные источники, близкие к спецслужбам Таджикистана, Кыргызстана и Афганистана, подтверждают усиление американского присутствия в деятельности ЦРУ на почве охлаждения отношений США и Узбекистана в 2005 г.

Спецслужбы США с июня 2005 г. начали искать контакты с лидерами ИДУ через имеющиеся возможности в МВД Афганистана, умеренных талибов и представителей военной разведки Пакистана, в частности, вышеупомянутого пакистанского генерала Хамидгула, оказывающего консультативную помощь в подготовке узбекских боевиков в Пакистане и тактике дальнейшей их борьбы на территории Узбекистана.

Американские спецслужбы оказали содействие ИДУ в освобождении примерно 20 боевиков, арестованных афганскими органами безопасности в июне 2007 г. при попытке официального перехода через порт «Хайратон» в Узбекистане с поддельными узбекскими паспортами. По заданию руководителей ИДУ боевики должны были легализоваться на территории Узбекистана и ожидать приказа на совершение диверсионно-террористических актов.

Таким образом, в изучении проблемы развития «политического Ислама» и его радикализации в центральноазиатском регионе отечественные и зарубежные исследователи немаловажное значение придают внешнему фактору. В целом, рассматривая их исследования, можно выделить две параллели. Одна группа ученых приводит множество примеров финансирования радикальных групп Центральной Азии зарубежными исламскими фондами, мусульманскими странами, диаспорами мусульман, живущих в экономически благоприятных зонах.

Вторая группа исследователей в разгорании исламского радикализма в Центральной Азии видит игру «двойных стандартов» США, которые через свои спецслужбы и спецслужбы союзных государств финансируют определенные террористические группировки, прикрываясь исламской религией, защиту свободы и демократии. Стратегическая цель — геополитическая борьба за сферу влияния в Центральной Азии, обладающей энергоносителями и дешевой рабочей силой.


[1]Щит. — 11 декабря 2003. — № 4.

[2]Там же.

[3]Центральная Азия и Кавказ. — 2004. — № 3 (33). — С. 25–26.

[4]Ведущая турецкая компания «Улькер», контролируемая «Милли герюш», ежегодно получает 1,5 млрд. долл. прибыли. — URL: http: www.csrc.ac.uk/pdfs/K37-hpz.pdf.

[5]М. Салимзода. Ислам и секулярное государство в Центральной Азии. — Бишкек, 2008. — С. 187.

[6]Указ. соч. С. 133.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.