Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

ДИАЛОГ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
06.10.2011

3.7. Индер Кумар Гуджрал. Азия и современный мир

Ни у кого не должно быть сомнений в том, что мир, а точнее Азия, переживает тяжелые времена. Джихад дестабилизирует одну страну за другой, нападая по своему усмотрению на любое гражданское общество, не обращая внимания на религиозные убеждения своих жертв. В то время как призрак 11 сентября продолжает являться, мировая дипломатия все еще не способна избавить мир от этого привидения. Остатки талибов не дают режиму Карзая стабилизироваться в Афганистане. История учит нас, что Афганистан всегда влиял на мир и стабильность в смежных странах Центральной и Южной Азии, ныне простирающихся до Центральной Евразии. Процесс государственного строительства в Афганистане так запутан, что даже силы коалиции не способны эффективно влиять на него. Развертывание американских войск в регионе не принесло желаемых результатов, а лишь подлило масла в огонь. Решающим вопросом, с точки зрения безопасности региона, является то, как долго войска США и НАТО будут находиться там и как долго Россия и Китай будут продолжать терпеть их присутствие на своих стратегических окраинах.

Нестабильность в регионе способствует росту исламского фундаментализма в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. По сообщениям средств массовой информации, более десяти тысяч уйгуров проходят военную и религиозную подготовку в Пакистане и Афганистане.

Центральноазиатские республики, как они известны нам, образовались в результате распада Советского Союза. Им еще предстоит определиться в качестве национальных государств, нарастив свою способность противостоять внутренней воинственности и нападениям сторонников исламского фундаментализма извне. Экономический застой только мешает стабилизации обстановки, а их авторитарные правители не отдают себе отчета в том, что репрессивное правление только усугубляет положение. Созданная Шанхайская группа сотрудничества шести азиатских государств все еще не начала эффективную борьбу с широко распространяющимися организациями фундаменталистского толка.

Азия, многообещающий регион, сегодня обеспокоена постом напряженности в мире. Основные очаги, угрожающие региональной и международной стабильности, к сожалению, находятся в Азии. В Западной Азии мы имеем кровоточащие раны Палестины, а теперь и Ирака. В Восточной Азии не до конца урегулированы вопрос о Тайване и новая серьезная опасность распространения ядерного оружия на Корейском полуострове. Наконец, ближе к нам, в Индии, кашмирская проблема привела к вечной вражде с Пакистаном, который продолжает поощрять терроризм в качестве инструмента государственной политики.

История этих конфликтов хорошо известна, и у меня нет необходимости вновь повторять ее. Что необходимо подчеркнуть, так это присутствие одной из основных неазиатских держав в азиатских уравнениях безопасности и роль, которую она сыграла в поддержании и в ряде случаев в эскалации этих напряженностей.

Америка давно втянулась в проблемы Западной Азии. Обширные нефтяные запасы этого региона доказали свою фатальную привлекательность. Они диктовали проведение целесообразной политики. Ровно пятьдесят три года тому назад, фактически день в день, только зарождавшаяся светская Республика Иран подверглась нападению со стороны заговорщиков ЦРУ, в результате чего был свергнут премьер-министр Моссадык и установлен абсолютистский режим шаха Реза Пехлеви, поддержанный США и Великобританией. Почти три десятилетия спустя, после того как Иранская революция восстановила народный режим, США предоставили оружие и разведывательные данные соседнему Ираку с целью поддержки и продления войны между Ираком и Ираном. Также в восьмидесятых годах длительное влияние США в Саудовской Аравии было использовано для проведения антисоветского джихада в Афганистане.

Так называемая целесообразная политика бумерангом возвращается к своим творцам. Сегодня, когда эхо ее собственной политики докатилось до самой Америки, влиятельные лица, кажется, оставили любые попытки сформулировать новую агрессивную внешнеполитическую доктрину, полагающуюся на военную силу и самопровозглашенное право вмешиваться где бы то ни было, в любом районе мира.

Цели этой новой стратегии были недавно разработаны в документе Совета национальной безопасности США, который официально подчеркивает сокращение распространения оружия массового поражения, борьбу с глобальным терроризмом и продвижение демократических ценностей. Эти цели, будучи благородными сами по себе, в действительности могут скрывать более зловещие замыслы.

Заявленная цель уменьшения опасности распространения оружия массового поражения заслуживает похвалы. В Ираке, однако, никакого оружия массового поражения не было обнаружено даже спустя несколько месяцев после вторжения коалиционных войск в страну. Недавние разоблачения подтвердили достоверность постоянных предупреждений о том, что опасность иракского оружия массового поражения была преувеличена. Продолжающееся расследование Хаттона в Великобритании относительно событий, приведших к самоубийству одного из старших экспертов по вопросам вооружения, представило документальные доказательства преднамеренной политической манипуляции разведывательными досье, относящимися к опасности иракского оружия.

Становится все более очевидно, что опасность иракского оружия массового поражения преднамеренно завышалась с тем, чтобы запугать, главным образом, европейских оппонентов иракской войны и поддержать вторжение американцев в страну. О реальных мотивах иракской войны можно только гадать. Они вполне могли включать желание контролировать обширные, вторые по величине в мире нефтяные ресурсы, находящиеся в Ираке. Конечно, близкая связь западных нефтяных транснациональных корпораций с ведущими фигурами в правительствах коалиции только усиливает подобные подозрения.

В условиях отсутствия оружия массового уничтожения старшие руководители коалиции стали настаивать на том, что оправданием войны служила грядущая победа над угрозой глобального терроризма. Это патетическая попытка рационализации войны постфактум. Мы не питали никаких симпатий к авторитарному режиму Саддама Хусейна и ему подобных. Но хорошо известно, что светский режим Ирака в отличие от некоторых из его соседей делал акцент на том, чтобы избегать религиозного экстремизма, предоставляя равный статус женщинам и защищая права его христианских и прочих меньшинств. Более разумное предположение заключается в том, что неоконсервативные элиты в администрации США сочли, что нападение на башни-близнецы 11 сентября предоставляет возможность уничтожить единственное правительство в регионе, которое является достаточно сильным, чтобы бросить вызов политике Запада, особенно в том, что имеет отношение к Израилю и палестинскому вопросу.

Когда благородные цели искажены и используются как покров для сокрытия постыдных устремлений – это достаточно плохо. Еще более предосудительными, однако, являются средства, которыми силы коалиции решили воспользоваться для достижения своих целей.

Вы согласитесь, что эта тревожная доктрина нарушает один из фундаментальных принципов Организации Объединенных Наций, которая была учреждена после ужасающего опыта двух мировых войн. Ее цель состояла в том, чтобы подчеркнуть коллективную безопасность и лишить правовой основы использование силы как средства разрешения споров. И теперь новая доктрина безопасности оправдывает упреждающие войны, тем самым отрицая накопленную мудрость истории и отвергая ключевые принципы, подкрепляющие мировой порядок в течение последних пятидесяти пяти лет. Неудивительно, что коллективную безопасность прошлого теперь пытаются заменить не чем иным, как коллективной ненадежностью.

Эта проектируемая доктрина утверждает право Америки вмешиваться во внутренние дела отдельных стран с тем, чтобы «демократизировать» их. В результате мы являемся свидетелями того, как более десяти тысяч невинных иракских гражданских лиц убиты и еще продолжают погибать каждый день от голода в ходе военной кампании, якобы предназначенной для их «освобождения». Суверенность наций умирает, а господствует верховная власть неоконсервативных ценностей Америки. Становится ясным грустный конечный результат коварной логики, присущей новой доктрине.

Одна из главных неудач касалась глобальной войны с терроризмом. Можно вспомнить, как после нападения на башни-близнецы 11 сентября весь мир объединился с Америкой, чтобы заклеймить нападение и совместно начать всеобщую кампанию против терроризма. Целый ряд резолюций ООН воплощает эти совместные усилия международного сообщества, которые, по общим отзывам, были в значительной степени успешны в сдерживании терроризма, по крайней мере пока не была начата иракская война.

Разворачивающаяся трагедия в Ираке, возможно, вдохнула новую жизнь и обеспечила поддержку делу террористов. В течение трех последних месяцев мы стали свидетелями смертоносных нападений в Индонезии, Саудовской Аравии, Марокко, в то время как обновленное движение талибов нападает и наносит потери вооруженным силам нового афганского правительства. Я преднамеренно не упоминаю об ужасах террора, которые мы в Индии испытываем каждый день.

Глобальное согласие бороться с терроризмом после сентября 2001 года было в значительной степени нарушено действиями властей коалиции. Кампания против терроризма в конечном счете является продуктом различных резолюций Организации Объединенных Наций, и когда власти коалиции объявляют, что ООН не имеет отношения к делу, тогда какой вес могут иметь резолюции, которые были единогласно приняты Организацией Объединенных Наций?

Последствия одностороннего подхода постепенно начинают сказываться. Ирак стал зыбучим песком, где, согласно сообщениям, исламские боевики со всего региона сходятся для того, чтобы разбить силы коалиции. Международное сообщество, с презрением отвергнутое в ходе событий, приведших к войне, теперь с неохотой относится к оказанию поддержки войскам коалиции, оказавшимся в настоящее время в затруднительном положении.

Разворачивающаяся ситуация может быть рискованной. Логическим курсом действий для коалиции было бы передать всю полноту политической и военной власти Организации Объединенных Наций, которой она принадлежит на законных основаниях. Однако ястребы внутри истеблишмента не хотят ослаблять свою хватку на Ирак и вместо этого усиленно убеждают, подталкивая и всячески умасливая, несколько государств поставить своих военнослужащих и боевую технику под их командование. Если эта стратегия не будет изменена, мы, возможно, станем свидетелями такого положения, когда количество боевиков в Ираке будет расти, и в отчаянии, как это случилось во вьетнамской войне, войска США могут совершать нападения на соседние страны. Таким образом, это может стать началом большой ближневосточной войны.

Эта близорукая доктрина может создать те самые очаги экстремизма, которые она намеревается победить. В послании президента Буша «О положении в стране» в январе 2003 г. Северная Корея была названа вместе с Ираном и Ираком частью «оси зла». Естественно, что северокорейские власти поверили, что они могут стать жертвой упреждающего удара США, если не примут необходимых мер по своей защите. Перевооружение Северной Кореи и ее возобновленная ядерная программа до определенной степени были реакцией на лавину угроз, обрушившихся на нее администрацией США. К счастью, США до сих пор не предприняли никаких военных действий против Северной Кореи. Народы двух Корей, Северной и Южной, едины в своем предпочтении, отдаваемом мирному переговорному процессу.

Прошло уже некоторое время с тех пор, как были подняты вопросы о вероятности американского вмешательства в Иране. Некоторые ястребы в Америке могут даже одобрять военные действия, когда ее собственная национальная безопасность прямо не задета. Я очень сомневаюсь в том, что Пентагон нападет на Иран, который в три раза превосходит Ирак по населению и в четыре раза – по территории. Но вероятность военных операций без полномасштабного вторжения нельзя исключать. Учитывая внутреннюю политическую ситуацию в Иране и напряженность в отношениях между теми, кто хочет Реформ, и их противниками, кое-кто в Америке может думать о возможности дестабилизации положения в Иране разговорами о военной интервенции.

Здесь я могу выдвинуть некоторые идеи, которые, по моему мнению, крайне необходимы для любого процесса стабилизации в Азии. Первая заключается в восстановлении главенства Организации Объединенных Наций как глобального многостороннего форума, воплощающего коллективную волю его государств-членов и господство права. Можно, конечно, возражать, что процесс принятия решений в Организации Объединенных Наций является громоздким, занимает много времени и требует усовершенствований, которые сделали бы ООН более демократической и представительной. Из этого, однако, не следует, что система Организации Объединенных Наций и демократические принципы, которые она хранит, могут быть отвергнуты. Несмотря на все отмеченные недостатки, международный контроль удерживал мир от большой войны в течение второй половины столетия и таким образом выполнил свою главную задачу спасения будущих поколений от кошмара войны. Демократическое основание, на котором до сих пор были выстроены международные отношения, способствовало добровольному участию всех наций, какими бы большими или малыми они ни были, в управлении мировыми делами, воспитывая, таким образом, ощущение глобального сообщества, а права человека являлись приоритетом при принятии решений. Организация Объединенных Наций поддерживала понятие мира и процветания как глобального права по рождению и также демократические средства для его достижения.

Мы должны определить азиатский порядок безопасности, который охватил бы все государства Азии. Трехсторонние консультации на уровне министров иностранных дел между Россией, Китаем и Индией могут заложить фундамент для проведения азиатского форума. Трехсторонние консультации должны постепенно расширяться – включать Юго-Восточную и Западную Азию, – чтобы в итоге объединить в этом форуме всю Азию. Азиатский форум будет отражать азиатские ценности, такие, как общее согласие, примирение и мирное разрешение всех споров. Восстановление этих ценностей является центральным для поддержания азиатской стабильности.

Я полностью за честную дружбу с Америкой. Я сам открыл новую главу в отношениях между Индией и США в сентябре 1997 года, когда встретился с президентом Клинтоном в Нью-Йорке. Все, что последовало вслед за этим, теперь является частью нашей истории. Хотя геостратегическая реальность ныне состоит в том, что США воспользовались ситуацией для того, чтобы построить цепь военных баз в Пакистане, Афганистане, странах Персидского залива и республиках Центральной Азии, иначе говоря, от Каспийского моря до Индийского океана. Повышает ли безопасность Азии столь широко распространенное американское военное присутствие?

Ирак и остальная Азия не нуждаются в дополнительных войсках – американских, мексиканских, марокканских или нигерийских. Что необходимо, так это изменение образа в политике со стороны Америки. Задача помощи народу Ирака в установлении демократически избранного правительства должна быть передана Организации Объединенных Наций, где арабы и их друзья, включая Индию, сделали бы все от них зависящее, чтобы положить конец отчуждению.

Настало время, чтобы азиаты, которые перенесли три столетия имперского правления, коллективно встретили вызовы дестабилизации, угрожающие Азии в целом, а Южной, Западной и Центральной Азии в особенности. В ситуации, когда южноазиатский субконтинент и прилегающие к нему районы сталкиваются с серьезной угрозой дестабилизации, тем более важно усилить любым возможным способом двусторонние и региональные инициативы, направленные на действия в соответствии со сложившейся обстановкой. Вместо того чтобы искать где-то в другом месте посредничество и вмешательство для стабилизации обстановки в регионе, азиатские государства должны сами выступать с творческими инициативами построения эффективной структуры азиатского мира и стабильности в духе Устава ООН, который поддерживает региональную систему безопасности. Три страны, которые пережили восточноазиатский кризис 90-х годов, – Индия, Россия и Китай – несут серьезное обязательство создания системы азиатской безопасности и сотрудничества, которой придется проделать большой путь до восстановления мировой экономики, охваченной сегодня глубоким кризисом.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.