Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

ДИАЛОГ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
05.10.2011

1.12. Ольга Хохлышева. Миротворчество и диалог культур как факторы стратегической стабильности

В условиях глобализации коллективное миротворчество и диалог культур играют особую роль. Новый подход к глобальному миротворчеству сформулирован в годовом докладе генерального секретаря ООН Кофи Аннана 1998 г. «Партнерство во имя всемирного сообщества». В нем, в частности, подчеркивается: «Операции по поддержанию мира могут быть полезным механизмом предотвращения конфликтов. Силы по поддержанию мира развертываются, как правило, лишь после или в ходе конфликта – обычно в соответствии с соглашением о прекращении огня. Их основная задача – не допустить новых вспышек насилия. Если вдуматься, то отсюда всего лишь один шаг до развертывания сил для предотвращения самой первой вспышки насилия в тех ситуациях, когда существует явная угроза того, что это может произойти. К сожалению, превентивное развертывание сталкивается со многими политическими препятствиями. Стороны в конфликте, страны, которые могли бы предоставить войска, и Совет Безопасности убеждаются в целесообразности или необходимости развертывания сил по поддержанию мира обычно лишь тогда, когда видят картину реального насилия со всеми его трагическими последствиями. Если рассматривать глобализацию в чисто географическом аспекте, то практически ничего нового в этом процессе нет. Взаимосвязанная человеческая деятельность в масштабах всего мира осуществлялась на протяжении столетий. Однако современная глобализация имеет новую форму. Например, в производстве одной модели автомобиля или осуществлении глобальных операций с определенным финансовым инструментом могут участвовать многие страны. Однако все эти разрозненные операции осуществляются так, как если бы они выполнялись в одном месте, связаны в реальном масштабе времени и подчиняются собственной логике целостного подхода, независимо от того, определяется ли он единой корпоративной структурой или тысячами индивидуальных распоряжений о купле-продаже, передаваемых по компьютерам или по телефону. Кроме того, на состояние местных и субрегиональных экосистем всегда влияли демографические факторы и структуры землепользования и энергопотребления. Сегодня эти и другие антропогенные факторы оказывают все более сильное влияние на экологию планеты в целом, будь то посредством разрушения озонового слоя, глобального потепления или уменьшения биологического разнообразия. Наконец, те же технические достижения и открытые границы, которые позволяют коммерческим фирмам налаживать производство товаров и оказание услуг на транснациональном уровне, открывают возможность выхода на международный уровень и перед террористическими организациями, преступными синдикатами, торговцами наркотиками и лицами, участвующими в “отмывании” денег» [1].

Заниматься этими новыми аспектами глобализации можно лишь на многостороннем уровне в рамках Организации Объединенных Наций и других международных организаций.

Хотя конфликты присущи человечеству, явление это отнюдь не постоянное. Конфликт не вечен. Проходит время, меняются условия, и конфликт исчезает. Следовательно, данное явление можно приостановить искусственно. Остаются только вопросы, связанные со временем и обстоятельствами. Иными словами, на какой стадии возможно вмешательство с целью урегулирования и управление конфликтом?

Уместен некоторый исторический экскурс. Причины большинства современных конфликтов коренятся в вопросах национальной принадлежности (С. Хантингтон совершенно справедливо заметил, что основным вопросом сегодня является не к какой расе ты принадлежишь, а кто мы и откуда произошли).

К такого рода конфликтам следует отнести два крупнейших в последние два столетия – ближневосточный и югославский, связанные с межэтническими противоречиями, усугубленными территориальными притязаниями и международно-правовым статусом. Вмешательства третьей стороны, силовое решение не дали результата. Все варианты урегулирования оказывались временными и были лишь способны приостановить конфликт.

Следовательно, в процессе управлении конфликтом возможно два решения проблемы – оставить состояние дел без участия и вмешательства, однако часто такое решение приводит к нарушению положений Устава ООН относительно поддержания международного мира и безопасности и прочих положений документа, касающихся своевременного и плодотворного урегулирования проблем, что подрывает сами принципы международного права и фактически создает безвыходную ситуацию. Либо попытаться вмешаться, с целью умиротворения сторон, что также приведет к нарушениям некоторых правовых норм. Такая ситуация, как правило, приводит к осуждению со стороны мировой общественности и разделению сообщества на правых и неправых.

С нашей точки зрения, самым разумным представляется путь невмешательства и детальное исследование фаз текущего конфликта. Вышесказанное отнюдь не означает игнорирование традиционных методов урегулирования конфликтов и выработку нового инструментария. Данные механизмы будут полезны, скорее, для предупреждения, нежели урегулирования конфликта или возникновения той или иной фазы, либо для приостановления эскалации явления.

Вмешательство, даже с согласия сторон, всегда рождает массу вопросов и недоразумений, и потом крайне трудно искать ответственного за проваленную миссию или негативный результат. Конечно, одним из необходимых вариантов является выработка общеобязательных правовых норм с определением характера ответственности и того, на кого она должна быть возложена по исполнении. Приблизить практику к действующим нормам международного права пока не представляется возможным, поскольку большинство этих норм сложилось в период «холодной войны», а изменившиеся обстоятельства Нового времени требуют норм, более адекватно отражающих современную действительность. Данные проекты требуют времени. Но это не означает, что они неисполнимы.

Следует отметить, что миротворчество и его проблемы прежде всего справедливо относить к вопросам только международного права, поскольку в большинстве своем главной проблемой остается несоблюдение условий договоров. Следовательно, разумно, прежде чем прибегать к политическим и иным способам, сначала разобрать спорные вопросы с точки зрения права. Коль скоро речь идет о международных конфликтах, то права международного. И только потом рассматривать проблему с применением категории справедливости, конечно, с некоторой осторожностью, поскольку последняя содержит большую долю субъективизма.

На сегодняшний момент разумнее изучать сам конфликт и способы его предотвращения. Что такое конфликт в наше время? В сущности, современный конфликт – это просто необъявленная региональная или даже локальная война. Войн нельзя избежать, но вполне можно предотвратить. Сегодняшний вид конфликтов можно охарактеризовать как очаги напряженности, связанные с возникновением или вскрытием давних или новых противоречий и проблем, сопряженные с некоторым количеством человеческих жертв, в соответствии с числом которых принято измерять интенсивность конфликта [2], произошедших в результате терактов и открытых военных действий. Можно выделить еще латентный, или тлеющий, вид конфликта, хотя именно этот вид очень трудно выявить и тем более определить. Не случайно Л. Блюмфильд называет нынешний век веком «маленьких войн» [3]. Последние, как правило, выражаются в массовых проявлениях недовольства, столкновениях, беспорядках, смутах. Но, скорее всего, это все же предконфликтные столкновения или начальная стадия конфликта.

Типологий конфликтов множество. Это международные и немеждународные, вооруженные и невооруженные. К последней категории сегодня следует относиться осторожно. Дело в том, что в мире просто нет невооруженных конфликтов, несопряженных с насилием и жертвами. Что касается типологии международный или немеждународный, то сегодня в силу обстоятельств глобализации и стремления к обособленности по национальному признаку народов можно сказать, что в принципе любой конфликт можно оценить как международный или уж по крайней мере межнациональный. Сегодня нет конфликтов первостепенной или второстепенной важности, все они одинаково актуальны и злободневны. Вопрос остается один: нуждается ли конфликт в урегулировании или управлении, и если да, то каким образом? А также то, какие организации, личности должны заниматься данным процессом.

Следует уделить внимание еще одной проблеме. Сегодня становится все труднее отделить состояние мира от состояния конфликта. Существует мнение, что наличие конфликта гарантировано столкновением интересов или возникновением противоречий. Но столкновения присущи и мирному времени. Кроме того, термин «мир» до сих пор находится в состоянии определения, следовательно, мы не можем дать четкую характеристику данного явления. Имеющиеся в наличии дефиниции сводятся только к отсутствию войны, стабильности и процветанию. Иногда они дополняются такими параметрами, как «законность» и «справедливость». Все это свидетельствует в пользу утверждения о том, что состояние абсолютного бесконфликтного мира не присуще человечеству и возможно формирование условий, близких к состоянию мира. Следовательно, состояние мира может быть различным или представляется возможным выделить даже фазы в процессе установления мира. Ясно одно: конфликт, противостояние, война и мир трудно разделимы. Их невозможно определять в отдельности друг от друга.

Можно выделить следующие стадии их диалектической взаимосвязи: война, кризис, «холодная война», нестабильный мир, стабильный мир, основанный на поддержании порядка, состояние установленного на продолжительное время мира, на основании порядка, справедливости и закона.

Война – это состояние открытого, вооруженного противостояния двух или более сторон, которое может варьироваться от конфликта низкого уровня интенсивности или анархии в обществе (Сомали в начале 1992 г., Алжир, 1995) до полномасштабных операций с применением военной силы, объявлением состояния войны, сопровождающимися большим числом человеческих жертв (Первая и Вторая мировые войны, Корея, Вьетнам, бывшая Югославия).

Под кризисом следует понимать состояние конфронтации, возникшее между вооруженными силами, которые мобилизованы и находятся в состоянии готовности и могут быть вовлечены в случайные мелкие стычки, но не связаны с привлечением к действиям большого числа вооруженных сил. При этом возможность развертывания полномасштабных военных действий велика. (Куба, 1962 г., Балканы, 1999–2001 гг.). На национальном уровне такие условия вполне могут быть сопряжены с продолжительным политическим противостоянием (Колумбия, 1990 г.).

Под «холодной войной» следует понимать состояние напряженности, грозящее перерасти в состояние реальной войны. Все же следует признать, что данное состояние очень близко к состоянию «холодного» мира и вряд ли следует разделять два этих понятия. Единственный известный пример явления – это период с 1946 по 1990 г. Основным отличительным свойством является отсутствие победителя. Скорее, это просто патовая ситуация, не нашедшая должной развязки.

Нестабильный мир – это ситуация, в которой стороны находятся в состоянии напряжения или подозрения по отношению друг к другу, но в отсутствие проявлений насилия, или же если такие случаи возможны, то они весьма редки и спорадичны. Данное состояние иногда определяют как «негативный мир» [4]. Такое состояние является превалирующим на сегодняшний момент, хотя и не связано с развертыванием вооруженных сил, одна сторона воспринимает другую как врага и потому поддерживает состояние боевой готовности (США – Иран, 1995 г.). Баланс сил может охладить агрессию, но кризис и война остаются возможными. Возможны внутренние политические репрессии на данном уровне конфликта (Бирма, 1995 г.).

Стабильный или «холодный» мир – это отношения, выражающиеся в сферах сотрудничества на различном уровне. Прежде всего торговом, в рамках общего порядка или государственной или национальной стабильности. Существует определенная система ценностей и целей, базирующихся на невоенном сотрудничестве. Споры существуют, но в большей степени являются предсказуемыми и ненасильственными. Возможность конфронтации или войны является очень низкой (разрядка 1960 г., состояние, возникшее между Израилем и ООП, 1994 г., отношения, возникшие между Китаем и США, 1995 г.). Иногда возможны внутренние столкновения политических партий (Южная Африка, 1994–1995 гг.).

Стабильный мир подразумевает высокий уровень взаимности и сотрудничества, отсутствие мер самообороны между сторонами, хотя вполне возможно существование военных альянсов, направленных против общей угрозы, или создание необходимых оборонных структур. Мир такого рода обычно основывается на состоянии стабильности, определенности, прозрачности общества. Чаще всего при этом предполагается развитие демократических ценностей. Особую роль играет развитие закона. Всему этому сопутствует развитие экономической взаимозависимости и чувство единства или общности. Превалирует мирное урегулирование споров и ситуаций. Внутренние формы этой стадии ранжируются от процессов национального умиротворения к законному конституционному строю, базирующемуся на основе социальной справедливости. Возможность конфликтов или репрессий сведена к нулю (отношения США и Канады, объединенная Германия).

Как видно, в данной схеме отсутствуют примеры, касающиеся установления общемирового порядка. Акцент сделан только на некоторые региональные особенности, исключающие возможность всеобщего стабильного мира. Однако имеются примеры мировых войн. Следовательно, состояние всеобщего мира или всеобъемлющей мировой системы безопасности остается пока утопичным, но это совершенно не означает, что необходимо оставить эту идею и прекратить поиск возможного решения проблемы. Идея всеобщего мира нуждается в реализации, особенно это очевидно в новом веке. При этом всеобщий неприятель – глобальные проблемы современности – уже определен.

Стадии развития каждого из этих вышеперечисленных состояний принято разделять на раннюю, текущую продолжающуюся, позднюю и иногда принято выделять постконфликтную.

На протяжении XX в. человечеством был выработан широкий спектр миротворческих механизмов. Спектр миротворческих механизмов варьируется от международно-правовых до военных мер. Определены международные форумы, играющие решающую роль в процессе миротворчества. В новый век перенесли свои функции ООН, СБСЕ/ОБСЕ и, вероятно, НАТО [5]. Возможно, некоторые операции будут проводиться государствами отдельно, если дело будет касаться урегулирования внутренних конфликтов, но в процессе урегулирования конфликтов международного характера приоритет должен быть отдан этим организациям. Возможно, в будущем будет создан международный орган, связанный с управлением или разрешением конфликтов международного характера на базе принципов международного права, с освобождением устаревших и перегруженных существующих организаций, с учетом современных концепций миротворчества и урегулирования конфликтов. Но возможность организации такой структуры остается вопросом будущего.

Представляется необходимым рассмотреть и концепцию урегулирования конфликтов. Считается, что ее основы были заложены в Уставе ООН, предполагавшим первоначально меры по поддержанию международного мира и безопасности, а также в других документах этой организации. Современная концепция миротворчества сложилась в период 1945–1990-х гг. и предполагает использование или применение следующих мер и инструментов:

1. Превентивные меры или действия, направленные на предупреждение и выявление возможных очагов конфликтов.

2. Превентивная дипломатия (Preventive Diplomacy), то есть организация предупредительных встреч и диспутов, проводимых между конфликтующими сторонами, принятие мер по установлению доверия между сторонами, отбор необходимой информации и внесение ясности в процесс разрешения конфликтов, предупреждение конфликта на ранней стадии для предотвращения таких его последствий, как голод, массовые миграции населения, превентивный ввод войск ООН и создание демилитаризованных зон, недопущение развития нового конфликта. Частью превентивной дипломатии является кризисная дипломатия, предполагающая усилия по снижению уже существующего напряжения в споре. В целом операция, проводящаяся в период между мирным временем и кризисной дипломатией, называется собственно превентивной дипломатией.

3. Миротворчество (Peace-Making), характеризуемое как действия по применению враждующими сторонами соглашений, традиционные миротворческие усилия, зафиксированные в главе VI Устава ООН, многопрофильное посредничество и переговоры, а также непосредственное установление мира с помощью тех военных акций, которые не расходятся с главой VII Устава ООН.

4. Предотвращение конфликтов (Conflict Prevention), определяемое в соответствии с положениями Устава ООН и предполагающее различные виды деятельности, от дипломатических инициатив до превентивного развертывания войск, имеющие целью предотвратить перерастание разногласий в вооруженные конфликты и включающие инспекции на местах, консультации, предупреждения, проверки и мониторинг.

5. Операции по поддержанию мира (Peacе-Keeping Operations), включающие деятельность по предотвращению, организации, сдерживанию и прекращению военных действий внутри государства или между государствами посредством вмешательства незаинтересованной третьей стороны, включающие размещение сил по поддержанию мира, контроль за соблюдением демаркационной линии, заключение и соблюдение соглашений о прекращении огня, соглашение о буферных зонах, разоружение воюющих сторон, контроль за соблюдением границ, защиту миссий по оказанию и доставке гуманитарной помощи, операции по охране и защите беженцев и населения, пострадавшего в результате конфликта. Следует подчеркнуть то, что, несмотря на широкое применение данного вида деятельности и большое число проведенных операций, данные мероприятия не обладают международно-правовым статусом, их четкое юридическое обоснование отсутствует. Некоторые исследователи предполагают, что эти мероприятия можно проводить в соответствии с положениями статьи 40 Устава ООН или главы 42. Но в данных статьях нет нигде четкого определения этих операций ООН. Западная точка зрения основывается на том, что данные операции проводятся в соответствии с положениями глав VI и VII Устава ООН.

6. Принуждение к миру (Peace-Enforcement) – действия, производимые в соответствии с главой VII и частично с главой VIII, заключающиеся в использовании военных средств для установления мира в районе конфликта, которые осуществляются гуманными средствами и не противоречат положениям Устава ООН в случае межгосударственного или внутригосударственного конфликта, или в том случае, если разрушены государственные институты.

7. Постконфликтное построение мира (Pеасе-Building) – это действия, проводимые после окончания конфликта, с целью выявить и поддержать структуры, которые могут способствовать усилению и упрочению политического урегулирования во избежание повторной вспышки конфликта, которые включают механизмы по выявлению и поддержке структур, которые могут способствовать укреплению мира, достижению спокойствия и благополучия, восстановлению экономики.

8. Гуманитарная помощь (Humanitarian Actions) – мероприятия по осуществлению действий и программ, направленных на облегчение существования населения, пострадавшего в результате конфликта, которые, как правило, осуществляются в рамках операций по поддержанию мира.

9. Разоружение сторон [6].

Правовая основа всех этих мероприятий является смешанной, и большинство норм связано с нормами права вооруженных конфликтов, права международной безопасности, гуманитарного права.

Следующим вопросом является применимость этих инструментов на различных стадиях конфликта. Данные можно суммировать следующим образом.

1. Война. На ранней стадии возможно применять различные миротворческие механизмы – арбитраж, переговоры, добрые услуги и все прочие, перечисленные в статье 33, главе 6 Устава ООН. На поздней стадии возможно применение военных мер и проведение операций по принуждению к миру.

2. Кризис. На ранней стадии возможны меры, так называемой кризисной дипломатии. На поздней стадии возможно применение механизмов операций по поддержанию мира ООН.

3. Нестабильный мир. На начальной стадии возможно применение механизмов превентивной дипломатии, на поздней – постконфликтное построение мира или операции по восстановлению.

4. Стабильный мир. Само название предполагает применение методов обычной дипломатии, приоритет среди которых должен быть отдан переговорам.

5. Долговременное состояние мира и порядка не требует выбора методов и средств, кроме продолжения развития порядка и законности.

Вопросом остается возможность применения наиболее приемлемых миротворческих инструментов в срединной стадии конфликта. Скорее всего, следует варьировать применение тех или иных методов, при этом приоритет может быть отдан операциям по поддержанию мира, без применения силы, проводящихся в рамках ООН.

Многочисленные концепции разрешения конфликтов свидетельствуют о необходимости разработки и внедрения разнообразного миротворческого инструментария. Официальные заявления лидеров современной мировой политики содержат требования необходимости восстановления престижа ООН и развития и укреплении института миротворчества, и прежде всего это касается операций по поддержанию мира. Однако при этом очень малое значение уделяется вопросам предупреждения, сдерживания конфликта. К примеру, сегодня распространена точка зрения относительно того, что наиболее правильным является сдерживание конфликта, то есть создание условий, не позволяющих конфликту перерасти в международный [7].

Кроме того, следует быть очень осторожным в выборе существующих средств миротворчества. Поддержание мира в рамках ООН получило довольно широкое распространение в последние годы, предъявив к враждующим сторонам новые требования. Примечательно также и то, что операции по поддержанию мира и миротворчество объединены, что уже подразумевает санкционированную силовую деятельность ООН в глобальном масштабе и в отдельных регионах. Правовой статус проведения этого рода операций ООН, несмотря на широкую применяемость, до сих пор еще не определен, открывая возможность практически любому субъекту международных организаций и международного права по-своему подходить к реализации этого сложного механизма.

Библиография

1. Аннан, К. Партнерство во имя всемирного сообщества / Кофи Аннан. – Нью-Йорк: ООН, 1998.

2. См.: Ежегодники СИПРИ. По шкале СИПРИ опасным конфликт считается при наличии 100 жертв. Следует отметить, что данный подход не совсем корректен, поскольку любое состояние конфликта, любая фаза, во время которой есть какое-то число жертв, уже является опасным. Вопрос возникает только в разумном выборе необходимых средств, пригодных для урегулирования, если решение о регулировании было принято.

3. Bloomfield, L. P. Managing International Coublict. From Theory To Polics / L. P. Bloomfield. – 1997. – Р. 18.

4. Ibid.

5. Lund, M. S. Preventing violence conflicts. A strategy for preventive diplomacy / M. S. Lund. – Washington, D.C.: United States Institute of Peace Press. – P. 39.

6. Причисление НАТО к миротворческим организациям воспринимается не всеми. Большинство продолжают причислять эту организацию к разряду военно-оборонительных, связанных с обеспечением безопасности в определенном Уставом регионе. Кроме того, негативная роль, отведенная НАТО в 1999 году в Косове, не предполагает возможной роли НАТО как миротворческой структуры. Но если исходить из стратегических концепций альянса, выработанных в период с 1990 по 1999 год, можно выделить особый подход лиц, разрабатывающих эти ключевые документы организации, прежде всего именно к процессу миротворчества НАТО, разработке миротворческой концепции альянса, с применением существующих инструментов, механизмов, в соответствии с доктриной миротворчества и нормами международного права. Некоторые западные исследователи, исходя из концепции «разделения переменных» в глобальном процессе миротворчества, предлагают передать военные миротворческие компоненты операций по поддержанию и принуждению к миру именно НАТО, как наиболее компетентному в данной области органу мирового сообщества. Также нельзя сбрасывать со счетов даже считающийся негативным, опыт миротворчества НАТО (см. к примеру: Jakobsen, P. Overload, Not marginalization, threatens UN peacekeeping / P. Jakobsen // Security Dialogue. – June 2000. – Vol. 31. – № 2). В 1999 году организация оказалась просто наиболее готовой отреагировать на возникшие проблемы из всех существующих мировых миротворческих подразделений.

7. Первоначально характеристика данных направлений деятельности ООН была выражена в таких документах, как «Повестка дня для мира», Б. Гали (1992) и «Дополнения» к ней (1995), а также в докладе К. Аннана «Мы, народы» (2000); Boutros-Boutros Ghali. An Agenda for peace: Preventive diplomacy, peace-making and peacekeeping. – United Nations Secretary Council. – 31 Jan. 1992 // B. Boutros-Ghali, Secretary General, Report, Adopted by the Summit Meeting of the Secretary Council on 31 Jan., 1992. UN Do*****ent A/47/277 (S/24111). – P. 1–15 / SIPRI Yearbook, 1993: World Armaments and Disarmament, Oxford University Press, 1993. – Appendix 2A. – P. 66; Boutros-Boutros Ghali. A Supplement to “An Agenda for Peace”, 1995; Kofi A. Annan, Secretary-General of the United Nations. “We, the Peoples”. The Role of the United Nations in the 21st century, 2000. Конечно, эти концепции не являются совершенными. Не совсем точно в них определены соответствующие меры. Но впервые именно в этих документах наиболее полно был представлен весь спектр миротворческой деятельности.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.