Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

ДИАЛОГ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
05.10.2011

1.3. Фабио Петито. Диалог цивилизаций как предмет для глобальных политических дискуссий: некоторые теоретические размышления

4 ноября 1998 года Генеральная Ассамблея ООН единогласно приняла резолюцию, предложенную президентом Исламской Республики Иран Мухаммедом Хатами. В рамках ООН ею определялся 2001 год Годом диалога между цивилизациями. В то время инициатива привлекла огромное внимание в западном мировом сообществе как в средствах массовой информации, так и в академическом мире.

В ученых кругах, занимающихся международными отношениями, а также в среде учебно-преподавательского состава, специализирующегося в области различных общественных и гуманитарных наук, с уклоном к общемировым вопросам, весьма многочисленным в наше время, выработалось отношение к концепции «Диалог цивилизаций» как к весьма полезной антитезе другой, широко обсуждаемой и весьма распространенной, концепции «Столкновение цивилизаций». Должен констатировать, что именно в это время идея Хантингтона о том, что в будущем конфликты будут происходить вдоль линий культурных столкновений цивилизаций, стала легкой и весьма популярной научной темой. Теперь инициатива «Диалог цивилизаций» перешла в разряд так называемых «удобных» заголовков для многочисленных научных статей, критикующих теорию Хантингтона, или же отличных риторических находок, которые обязательно должны быть использованы в вводной, а лучше всего в заключительной, части такого рода статей для весьма нечеткой ссылки на некую неопределенную политическую необходимость, как нечто противоположное столкновению [1].

Но целью данной работы не является обзор литературы, содержащей критику хантингтоновского тезиса о столкновении цивилизаций. Это «пища» для других и для другого: от реалистов до либералов, от рационалистов основного течения до постпозитивистов/рефлекционистов-международников, от исторических анализов до антропологических измышлений, от литературной критики до теологических доводов. Иногда же это может служить для придания некого аналитического, а иногда нормативного привкуса. Я склонен согласиться со многими критическими замечаниями в отношении идеи столкновения цивилизаций, однако они становится мне все менее и менее интересными. Одновременно меня все более и более заинтриговывает загадка, побуждающая западные научные круги, то вспоминать, то забывать идею «Диалога цивилизаций».

Другими словами, меня озадачивает то, что мной называется «подозрительно двойственным отношением» научного сообщества: с одной стороны, единогласное аналитическое отрицание и моральное неприятие концепции «Столкновение цивилизаций», а с другой – игнорирование или, что более уместно, «обоснованное» безразличие к концепции «Диалог цивилизаций». Именно это будет принято мною в качестве отправной точки. Несомненно, данное описание может быть оспорено и объяснено тем, что это две стороны одной и той же медали, а именно: отрицание цивилизации как аналитической категории международных отношений. А коротко это звучит так: если идея «Столкновения цивилизаций» не имеет смысла, тогда почему он должен быть у «Диалога»? С этой точки зрения применение термина «цивилизация» относится к устаревшим геополитическим аргументам, обычно крепко связанным с востоковедческими, а иногда ограниченного расистскими рамками и поэтому считающимися упрощенными, теоретически слабыми и даже опасными (некоторые считают их вовсе ненаучными). Хотя я не согласен с этим мнением до конца, думаю, подобный подход нам вряд ли указывает на отсутствие научного внимания к этому вопросу, проблемам и задачам, которые ставятся в рамках идеи «Диалога цивилизаций». Более того, должен сказать, что такое неуважительное, широко либеральное отношение к концепции «Диалога цивилизаций» как к политической инициативе, так и интеллектуальной задаче есть проявление превосходства и ограниченности либерализма, отражающее как уникальность современного международного сообщества, так и целый ряд аналитических и нормативных допущений наших научных рассуждений.

Почему идея «Диалога цивилизаций» не была воспринята серьезно как предмет, заслуживающий изучения? Почему имеет место быть «обоснованное» безразличие? Прежде чем приступить к разгадке этой загадки, обязательно должен быть заданы следующие принципиальные вопросы: почему идея «Диалога цивилизаций» вообще заслуживает какого-либо внимания, зачем нам тратить время на изучение столь абстрактной темы без практического применения в политической сфере, почему наша программа исследований должна определяться чем-то, что является ловким риторическим приемом, используемым некими политиками нелиберального толка для стратегического обоснования.

На фоне научного безразличия я смею утверждать, что идея «Диалога цивилизаций» двигает дискуссию – в направлении и с силой, не имеющей себе равных – к целому комплексу других ключевых вопросов современного международного сообщества, сложившегося по завершении «холодной войны»: способны ли мы впервые сподвигнуть к созданию международного сообщества не западной ориентации или же нам суждено только лишь наблюдать за окончательной глобализации либерализма? Что требуется для создания по-настоящему многокультурного международного сообщества? Готов ли либерализм вступить в диалог с традициями и культурами, являющимися неотъемлемой чертой не западных цивилизаций? Обладает ли сам западный либерализм концептуальными ресурсами для принятия открытого «Диалога цивилизаций»? Если да, то что западный либерализм может узнать от других цивилизаций? Вне зависимости от того, может ли либерализм оправдывать только те международные сообщества, основанные на минималистской этике сосуществования, или может ли он воодушевлять к еще более космополитичной этике, почему незападный мир в жестко меняющихся условиях должен действовать по тем или иным, но в основе своей либеральным правилам игры, которые по определению являются прозападными?

«Диалог цивилизаций» косвенно ставит все эти вопросы, при этом с такой неизбежностью, которая, с моей точки зрения, несравнима с любой другой современной научно-исследовательской задачей. Поскольку имеется некая степень абстрактности, мне хотелось бы в ответ на это сделать одно общее и одно контекстное примечания. Нормативные вопросы всегда были и остаются основными при рассмотрении международных отношений. Поэтому указанные выше вопросы выходят за рамки традиционного мышления от доктрины «просто войны» или бесконечного мира по Канту до дебатов по поводу всемирной экономической справедливости. Более того, я склонен согласиться с учеными-международниками, которые узрели в пространстве, простирающемся с момента завершения «холодной войны», возвращение к нормативному образу мышления, в основном как ответ на все возрастающее число сложных этических дилемм, возникших в результате современных международных проблем [2]. Если говорить более подробно, мне хотелось бы подчеркнуть самоочевидность практичности вопросов, возникающих в рамках «Диалога цивилизаций» для каждой конкретной и злободневной международной проблемы, например, международный терроризм, гуманитарная интервенция, права человека или всемирное правление.

Более того, тот факт, что инициатива произошла от президента Исламской Республики Иран – государства, которое является наиболее ярким представителем антизападного революционного движения, начало которому было положено возникновением Вестфальской системы, – вполне объясним по стратегическим соображениям, но, я готов поспорить, мы можем что-то упустить, если не сможем правильным образом интерпретировать более глубокий смысл этого события. Если преемник Хомейни, олицетворение сатаны и по-настоящему «чужак» для западного мира (в конце концов для Запада коммунизм был гораздо более понятным внутренним врагом), разделяет идею «Диалога цивилизаций», а мне кажется, это именно так, мы сталкиваемся с весьма интересным парадоксом, стоящим осмысления. Как это возможно, что по природе своей антилиберальный лидер политического течения ислама призывает к всемирному диалогу с либеральным Западом? Почему терпимый либеральный Запад не спешит с принятием приглашения и почему это кажется особенно правдивым для мыслителей, ученых и интеллектуалов, тем, кому прежде всего было адресовано это приглашение? Если Исламская революция и всемирное возрождение политического течения ислама в конце XX века стало наилучшей демонстрацией культурной антизападной революции (вслед за политической революцией бывших колоний и экономической революцией стран третьего мира), то не является ли инициатива Хатами чем-то вроде размахивания незападным миром белым флагом или же это есть начало исторического возмездия высокомерному либеральному – самопровозглашенному – западному миру, считающегося себя центром Вселенной и заявляющего о конце истории?

Оставшуюся часть моей работы я хотел бы посвятить раскрытию основных моментов концепции «Диалог цивилизаций» как довода для моральной основы современного глобализированного и многокультурного международного сообщества с целью заполнения указанной выше научной пустоты путем четкого определения некоторых основных теоретических и политических задач, которые ставит данная концепция в качестве пищи для размышлений по поводу будущего международных отношений.

Сложившиеся к завершению «холодной войны» биполярные оппозиции, стратегически организованные вокруг сфер влияния и управляемые посредством общего языка реалистичной этики государственной мудрости, вызвали, кроме всего прочего, обширные дебаты по поводу будущего мировой политики и, что более важно для нашей дискуссии, обусловили необходимость в коренном пересмотре моральных устоев, на основе которых должна будет строиться новая модель международного сосуществования. В этом контексте неизбежным будет проявление реакции двух, противоположных настоящей, интеллектуальных точек зрения каждый раз, когда будет заходить речь об обустройстве мира после «холодной войны»: концепция «Конца истории» Френсиса Фукуямы и «Столкновения цивилизаций» Самуеля Хантингтона [3].

По теории Фукуямы, с падением коммунизма мировая история достигла своего конца (если ее рассматривать как диалектический процесс) и либерализм – на данный момент одна оставшаяся альтернатива – являет собой единственную рациональную модель в мире для теперь окончательной консолидации прямолинейного прогресса человечества. С этой точки зрения проблема новой моральной базы для международного сосуществования значительно упрощается, если не разрешается всецело, за счет глобализации либерализма: значительно увеличившаяся однородность международного пространства, основанная на таких либеральных ценностях, как свободный рынок, демократия и права человека, создает условия для развития некой формы космополитичной государственно-политической организации (в этом случае получатели финансовых потоков могут быть различными) и позволяет приблизиться к идеалу Канта о бесконечном мире; то же самое, но в терминах международных отношений это значит: окончательная победа либерализма путем полного исключения или по крайней мере существенного смягчения действия двух определяющих черт современного международного сообщества – анархия и война – провозглашает конец истории международных отношений, какими мы знали их до этого.

Для Хантингтона идеологические конфликты – неотъемлемая характеристика «холодной войны» – подменяются культурными, происходящими в зонах пересечения цивилизаций. Тезис «столкновение цивилизаций» выдвигает не только систему взглядов, которую Хантингтон описывает как козырную из имеющихся «геополитических карт», направленную не только на понимание международных отношений в мире после «холодной войны», но и в качестве аргумента в защиту новой моральной базы для международных отношений: устройство мира, основанное на минималистских моральных правилах сосуществования, в основном трактуемых как этика предусмотрительности и взаимного невмешательства с целью предотвращения столкновений цивилизаций.

Приведенные положения, изначально воспринимавшихся лишь в качестве научно-обоснованных доводов, вскоре стали мощным политическим инструментом в руках матерых политиков для оправдания их политического выбора или решений. В частности, к хорошо известным институтам направления «конца истории» со статусом важных экономических организаций относятся Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирная торговая организация (ВТО); другими примерами является деятельность компании Эм-Эн-Си, а также стратегия продвижения демократии, поддерживаемая в свое время администрацией Клинтона. Точно так же тезис «столкновения цивилизаций» всегда ассоциировался с новой стратегией НАТО, более консервативной политикой США в отношении Китая; сюда же относятся так называемые государства-«изгои» и политические организации, выступающие против многокультурного сообщества. События 11 сентября подтолкнули к бурным дебатам вокруг положения о «столкновении цивилизаций» и того, как объяснить и найти логическое обоснование столь трагическим событиям.

С моей точки зрения, «Диалог цивилизаций» есть третий вид политической реакции на окончание «холодной войны», которая не стала достаточно политизирована вследствие того, что она не была четко обозначена. Вина за то, что данная концепция не получила должного развития, как было мною уже сказано, всецело лежит на мыслителях и ученых основного (либерального) направления Запада, который с высокой или низкой долей вероятности считает, что данная идея не что иное, как абстракция, не имеющая выхода на практическую сторону политической деятельности, и неловкий прием в руках нелиберальных (читай: незападных) политиков. В чем же суть «Диалога цивилизаций»?

Прежде всего «Диалог цивилизаций» как общемировой политический дискурс был задуман и нацелен против концепций «Конца истории» и «Столкновения цивилизаций». Поэтому самый первый ответ на этот вопрос может дать принципиальное сравнение данной идеи с двумя другими. При первом, схематичном приближении можно сказать, что «Диалог цивилизаций» разделяет наиболее важные аналитические предположения тезиса о «Столкновении цивилизаций», а по нормативности ближе к подходу, одобряемому положением о «Конце истории».

Фактически в качестве противопоставления аналитическому и эмперистическому аргументам глобализации либерализма как последней стадии модернизации и отделения Церкви от государства во всем мире, «Диалогом цивилизаций», наоборот, указывается на повсеместное возрождение культуры и религии в мировой политике и в поиске культурной подлинности устанавливается основной политический вопрос в отношениях между западным и незападным мирами. А там, где Хантингтон усматривает сценарий столкновения цивилизаций, в основном в форме социально-научного прогноза, «Диалог цивилизаций» видит лишь опасную возможность, которая может наступить в результате неверной политики и которой следует противостоять.

С нормативной точки зрения абсолютно очевидно, что предложение о «Диалоге цивилизаций» было сформулировано в ответ на тезис о «Столкновении цивилизаций». Проще говоря, первое придумано для предотвращения и уклонения от второго. Причина, которая объясняет, почему исходя из анализа и достаточно родственных соображений имперического характера сторонники стратегии диалога приходят к весьма отличным от хантингтоновских выводам, кроется, я думаю, в совершенно различных взглядах на (международную) политику, принимаемых обеими сторонами: где Хантингтон видит реалистическую систему политических взглядов, там стратегия диалога привержена более идеалистической системе, которая ближе к политическим представлениям, подразумеваемым положением о «конце истории». В первом случае борьба за власть воспринимается в качестве неизбежной необходимости международной политики, что обрекает ее на превращение в сферу постоянного возвращения и повторения тех же самых конфликтных ситуаций, которая может быть смягчена последовательной этикой управления государством, основанной на невмешательстве. Во втором случае как следствие обоих составляющих – идеалистической приверженности к политике как к пути поиска справедливости и либерального понимания политики как торжества диалога – международная политика воспринимается в качестве сферы, в которой прогресс, несмотря на всю сложность, тем не менее возможен.

Однако сказанное здесь не подразумевает, что «Диалог цивилизаций» в качестве аргумента в пользу моральной основы современного международного сообщества может трактоваться как некая промежуточная теоретическая позиция между «Столкновением цивилизаций» и «Концом истории»; могу поспорить, что если внимание переместить от теории к практике, то коренное отличие «Диалога цивилизаций» от двух других положений становится весьма видимым. В частности, в то время как первые две концепции разделяют прагматическую политическую приверженность тому, что я бы назвал западно-либеральным устройством мира, «Диалог цивилизаций» указывает и призывает к открытию вновь и пересмотру ключевых западно-либеральных предположений, на которых основывается нормативная структура современного международного сообщества.

С этой позиции идея о «Диалоге цивилизаций» как довод в пользу моральной основы многокультурного и глобализированного мирового сообщества представляет собой единственную действенную нормативную альтернативу современной политической традиционности. Иными словами, рассматриваемый здесь вопрос является не больше и не меньше как будущей природой международных отношений в новым тысячелетии.

Проще говоря, «Диалог цивилизаций» – это прежде всего критика современного западно-либерального устройства мира не только потому, что данное положение противопоставляется западной политической гегемонии, но и потому, что гораздо важнее, оно призывает к новому обретению и обсуждению ключевых западно-либеральных концепций, на которых основывается нормативная структура современного международного сообщества. Подводя итог сказанному здесь, мне хотелось бы указать на некоторые теоретические и политические моменты, которые следовало бы учитывать при любых описаниях современного международного сообщества или, более простыми словами, будущего тех сфер международных отношений, которые хотели бы быть восприимчивыми к этим призывам.

Во-первых, если мы стремимся к тому, чтобы нормативная структура, а именно глобальная традиция, будущего всемирного сосуществования была поистине универсальной, она не должна быть только либеральной и только западной. Для истинной универсальности требуется четкая концепция о представительности различных культур и цивилизаций в международных делах; во многих вопросах стоило бы исходить именно с этой позиции. Фундаментальный пробел приобретает угрожающие размеры, когда этот глобальный идеал отражает принципы космополитического либерализма, политической традиции, которая исключает центральное положение культурной и религиозной идентичности в повседневной деятельности «действительно существующих сообществ».

Во-вторых, любые размышления над принципиальным устройством мира, основанном на «Диалоге цивилизации», должны допускать наступление чего-то вроде коренного духовного и политического кризиса светско-либеральной Западной цивилизации. На случай столь критической ситуации, похоже, положение о «Диалоге цивилизации» обещает дать ответ или даже указать на путь, тропу, по которой следует идти в поиске ответа, вступая в диалогические схватки с предсовременной гуманистической мудростью великих мировых цивилизаций и традиций.

Наконец современная ситуация в международной политике накладывает на нас весь спектр нравственно-политических обязательств, связанных с четким следованием политике поиска межцивилизационного понимания, игнорирование которой стало невозможным с момента событий 11 сентября 2001 года. И это случилось именно в год, объявленный ООН «Годом диалога цивилизаций». Мир поразительно быстро оказался накрытым тенью будущего «Столкновения цивилизаций» и вслед за ужасами перед террористическими актами столь же быстро погрузился в напряженную атмосферу страха и войны. Но этим не ограничивается: сегодня поиск новой всемирной традиции – единство различий – стал еще большей необходимостью для защиты всего многообразия мировой политики от любого рода империалистических замашек; по словам Ганса Георга Гадамера, «гегемония или неукрощенная власть одного государства <...> представляет опасность для всего человечества. Это было бы вопреки человеческой свободе» [4]. В этом контексте политика понимания была бы уже значительным достижением. Но, для того чтобы решить столь сложную задачу, узреть ее корни, потребуется приложить огромные усилия, направленные на поиск выхода из небогатого выбора, предлагаемого современным западно-либеральным устройством мира, в сторону построения многокультурного мирного международного сообщества. А для этого нам необходимо всячески критиковать нынешнее западно-либеральное устройство мира и оказывать всемерную поддержку политике межцивилизационного диалога.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.