Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Управляемый хаос (Действия великих держав и влиятельных международных организаций в процессе эскалации арабо-израильского конфликта на Большом Ближнем Востоке) /А.О. Колобов /
21.09.2011

ГЛАВА 2. АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ: ЗАКОНОМЕРНОСТИ ЭСКАЛАЦИИ И ОСОБЕННОСТИ УРЕГУЛИРОВАНИЯ

2.1. Эскалация

Амбициозный геополитический проект, предусматривавший предоставление евреям как «народу без земли и землю без народа» в пределах Палестины, по существу, оказался своеобразной совместной специальной операцией великих держав и влиятельных международных операций [1].

Возможное осуществление консолидированных силовых действий для Запада в целом на Большом Ближнем Востоке предоставили британские правящие круги [2], сделавшие все необходимое для создания системы довольно эффективного кризисного реагирования [3] и распространившие всевозможные этноконфессиональные конфронтации по всему громадному географическому пространству от Балкан, Кавказа, Малой Азии до зоны Персидского залива.

Эскалация противостояния палестинских евреев и арабов сразу же вызвали к жизни эффект домино, который, впрочем, продолжает играть большую роль в мировой политике до сих пор. [5].

В результате палестинская проблема с непременным учетом фактора ислама затронула и продолжает затрагивать каждый нерв общественно-политической организации арабского мира [6].

Как с геополитиической точки зрения, так и с духовной, палестинская территория никогда не была закрытой и находилась в прямом контексте с Аравией и Месопотамией, через Иран (Персию) — с Индией, затем через Египет и Нубию — с Африкой, а также через Малую Азию и Средиземноморские острова — с Европой. В любом случае это свидетельствует о глобальном террористическом пространстве [7].

Святая Земля представляла особый интерес для многих завоевателей, стремившихся к мировому господству [8]. Постепенно она приобрела сугубо прикладное политическое назначение в дипломатии великих держав (прежде всего Великобритании), стала катализатором ближневосточного конфликтогенеза в целом, который спровоцировали сионисты при посредничестве и прямой поддержке британцев, призвав евреев иммигрировать на «Землю Обетованную», чтобы восстановить еврейский национальный очаг через две тысячи лет после разрушения второго храма и изгнания евреев римлянами. [9].

Финансовая группа Ротшильдов дала большие деньги на покупку многих участков земли под еврейские поселения, а правящие британские управление сделали все, чтобы увеличить процент еврейского населения в Палестине, что не могло не вызвать резкого протеста арабского населения данной страны, насчитывавшего к 1947 году 2/3 общего числа палестинцев [10]. Таким образом, арабское присутствие в Палестине, насчитывающее 1400 лет и оказалось под угрозой. Евреи сумели быстро консолидировать свои силы, арабы также оказались способны к национальному единению и два народа столкнулись в вооруженном противостоянии друг с другом, растянувшемся на долгие годы [11].

После Второй мировой войны активизация борьбы арабского народа Палестины, с одной стороны, и вооруженная деятельность сионистских организаций при поддержке США против английской администрации, с другой, а также полная неспособность решить этот вопрос заставили правительство Великобритании 14 февраля 1946 г. передать его на обсуждение в ООН [12]Генеральная Ассамблея ООН 29 ноября 1947 года в Резолюции № 181 (II) одобрила раздел Палестины и образование на ее территории двух государств: арабского и еврейского. Еврейскому государству отводилась площадь в 14,1 тыс. кв. км (56% всей территории Палестины), населенная 509 780 арабами и 49 920 евреями. Арабское государство получило 11,1 тыс. кв. км, где проживали 749 000 арабов и 9520 евреев. [13] Кроме того, создавалась международная зона — Иерусалим, со 105 540 арабами и 99 690 евреями [14]. Резолюция предусматривала тесные отношения между этими государствами: экономические и таможенные союзы, общность валют, система транспортной связи и коммуникаций, совместное использование ирригационной системы. Главным условием образования двух государств было принятие конституций. После этого они становились самостоятельными субъектами международного права [15].

Резолюция № 181 (II) по Палестине касалась будущего территории, находящейся под международной опекой. Только ООН была правомочна определить будущее данной территории, и, следовательно, ее решения имели обязательную силу [16].

1 августа 1948 года заканчивался срок английского мандата на Палестину [17]. Предполагалось провозгласить независимость обоих государств не позднее 1 октября того же года [18]. Но развитие событий пошло не в русле мирного урегулирования, а через разрастание, дробление конфликта, образование новых кризисов в этом регионе [19].

В тот период арабские государства отказывались от понимания того факта, что без создания самостоятельных государств невозможно обеспечить право на самоопределение как арабской, так и еврейской частей населения Палестины. Высший арабский совет в заявлении от 6 февраля 1948 года объявил о своем намерении препятствовать созданию еврейского государства, вплоть до применения вооруженной силы. [20]. Он фактически отказался сотрудничать с ООН в вопросе осуществления раздела Палестины. Резолюция № 181 (II) характеризовалась арабами как «акт агрессии, который встретит отпор с применением силы в целях самообороны [21].

Между тем 14 мая 1948 года было провозглашено создание государства Израиль, на два месяца раньше, чем это предусматривалось вышеуказанной резолюцией, которая рекомендовала создать, к октябрю 1948 года, арабское и еврейское государства, при обязательном участии специальной комиссии ООН, одной из главных задач которой была разработка необходимых мер по созданию конституционных основ обоих государств. Примечательно, что в декларации независимости от 14 мая 1948 года Израиль обошел молчанием вопрос о границах нового государства. С этого момента палестино-израильская конфронтация усилилась, а ущемление интересов палестинцев непосредственно привело к войне 1948–1949 годов.

Для палестинцев она оказалась накбой, т. е. катастрофой. Арабский мир считал Израиль искусственным образованием на арабской территории, основанным иностранными захватчиками, укравшими Святую землю. Палестинские беженцы, впрочем, классифицировались его лидерами не как несчастные жертвы войны, нуждающиеся в помощи и переселении, а как символ несправедливости, которая непременно должна быть устранена.

Для израильтян, палестинская война 1948–1949 гг. была войной за независимость, поскольку они рассматривали Эрец Израэль в качестве единственной страны, когда-либо созданной по решению ООН, и считали себя жертвой коллективной арабской агрессии.

Позиции враждующих сторон сразу же стали непримиримыми и на дипломатическом уровне. Таким образом, палестинская проблема оказалась неразрешенной, усугубив страдания многих людей, а эскалация ближневосточного конфликта в целом сопровождалось «репрессиями» Израиля против арабов и войнами 1956, 1967, 1973 гг. с плачевными для палестинцев последствиями [22].

К 1950 г. они утратили Иерусалим как свою столицу и лишились 62% своей территории.

Что касается итогов Шестидневной (с 5 по 11 июня) войны 1967 года, то они радикально изменили судьбу израильтян и палестинцев. После поражения арабских государств среди оккупированных Израилем земель оказались Западный берег (включая восточный Иерусалим) и Сектор Газы с их палестинским населением (в общей сложности более миллиона человек, около трети которых составляли беженцы 1948 года). Израиль объявил, что рассматривает захваченные у Египта, Сирии и Иордании территории как «залог», который может быть возвращен в тот момент, когда арабы будут готовы заключить с ними мир. Исключением был арабский (восточный) Иерусалим, включающий Старый город, Стену плача, Храмовую гору, которые были аннексированы Израилем. В то время, Израиль заявлял, что он не отступит с Западного Берега (вскоре названного Иудеей и Самарией, как в Библии) без согласованного изменения границ. Учитывая чувствительность мусульман к вопросу юрисдикции на Храмовой горе (арабское наименование Харам аш-Шариф), считающейся, с ее двумя мечетями, третьим по значению святым местом в Исламе, израильское правительство в 1967 году позволило Вакфу, органу, занимавшемуся сбором пожертвований в исламском мире, сохранить там свою административную структуру [23].

Всего же оказались оккупированными около 70 тыс. кв. км, что почти в четыре раза превышало территорию, отведенную Израилю резолюцией ООН № 181 (II).

28 июня 1967 года в Израиле был принят закон о присоединении восточной части Иерусалима. Израиль объявил весь этот город своей единой и неделимой столицей. На оккупированных территориях стали создаваться многочисленное еврейские поселения.

«Шестидневная война» 1967 года добавила к уже имевшимся резолюциям и решениям ООН по Ближнему Востоку Резолюцию № 242 Совета Безопасности от 22 ноября 1967 года, которая была направлена прежде всего на ликвидацию последствий июньской (1967 года) агрессии Израиля против арабских стран. В ней были сформулированы следующие такие важные положения как:

• вывод израильских войск с территорий, оккупированных во время конфликта 1967 года;

• прекращение всех претензий или состояния войны и признание суверенитета, уважение территориальной целостности и политической независимости каждого государства в этом районе и его права жить в мире в условиях безопасных и признанных границ, свободных от угрозы или применения силы;

• гарантирование свободы навигации по международным морским путям в этом районе;

• справедливое решение проблемы беженцев;

• принятие мер, включающих создание демилитаризованных зон в целях гарантирования территориальной неприкосновенности и политической независимости каждого государства в этом регионе.

Документ специально подчеркнул положение о недопустимости приобретения территории путем войны. При этом Совет Безопасности ООН обязывал Израиль и арабские страны жить в признанных границах и обеспечивать территориальную неприкосновенность. Он также подтвердил, что границы Израиля уже официально определены Резолюцией № 181 (II), а новые территориальные приобретения за их с учетом норм международного права просто недопустимы.

Резолюция № 242 не ставила вопрос о создании независимого палестинского государства. Она была направлена на восстановление положения, существовавшего до начала агрессии 1967 года и вплоть до июня 1988 года не признавалась Организацией освобождения Палестины, которая была создана в 1964 году и фактически возглавила Палестинское движение сопротивления (ПДС), существовавшее на финансовые средства из внешних арабских источников, разумеется, но Израиль также всегда финансировал и продолжает финансировать практически все свои антиарабские военно-силовые операции за счет денежных средств поступающих из влиятельных еврейских общин Запада в целом [24].

Пo существу, протест палестинцев против израильтян означал резкую активизацию исламского религиозного экстремизма, вызванного многими противоречиями политико-идеологического характера на Ближнем Востоке. Значительную роль в его развитии, конечно же, сыграли военные арабо-израильские конфликты, давшие повод радикальным мусульманским группировкам к выводу своего политического вопроса на мировую авансцену. В силу этого «джихад» стал индивидуальной обязанностью всех мусульман.

Подобный подход со всей очевидностью свидетельствовал о том, что данная тенденция в рамках исламского традиционализма не оставляет никаких возможностей для переговоров палестинцев относительно мирного сосуществования с Западом в целом. Вместо этого стала создаваться мощнейшая оппозиция любому влиянию на страны Большого Ближнего Востока со стороны западной цивилизации.

«Поглощение палестинской проблемы мощью религиозного призыва, — справедливо отмечает российский политолог Г. Махачев, — было ознаменовано важным изменением в самой природе арабско-израильского конфликта. Отныне уже не было возможности удовлетворять националистические требования палестинцев и добиваться компромиссов с их стороны. Появление радикальных исламских движений на Ближнем Востоке привело к усилению несовместимости западной и арабской культур, к появлению антизападных настроений. В последующем этот разрыв между культурами был в значительной степени усилен иранской революцией. События в Иране стимулировали сторонников фундаментального ислама к проведению в своих странах религиозных изменений. Растущее недовольство исламистов светскими и ориентированными на Запад арабскими правительствами получило новый импульс в использовании насилия как политического средства в борьбе за власть» [25].

Следует подчеркнуть, что в рамках хронического палестино-израильского противостояния никакого существенного прогресса в деле реализации Резолюции СБ ООН № 242, обязывающей Израиль и арабские страны жить в пределах границ и обеспечивать территориальную неприкосновенность не наблюдалось долго. Более того, общее военно-политическое положение на Большом Ближнем Востоке резко ухудшилось сразу же после Войны судного дня 1973 г., вновь завершившейся победой Израиля, достигнутой, однако, ценой значительных человеческих жертв.

Мирный процесс часто прерывался по тем или иным причинам. Он начал сопровождаться новыми, более изощренными провокациями Израиля на оккупированных территориях, при усугубляющейся неразберихе и разногласиях в рядах палестинского движения сопротивления (ПДС) [26].

Последнее ослабило накал борьбы с израильтянами, когда ООП вывела свои вооруженные формирования из Ливана осенью 1982 г., дав серьезный повод к усилению зависимости от целого ряда внешних факторов, включая прежде всего американо-израильское давление и плачевное состояние межарабских отношений [27].

В условиях роста национального освободительного движения палестинская проблема, будучи составной частью хронического ближневосточного конфликта, стала иметь самостоятельное значение в международных отношениях на региональном уровне. Ее территориальная составляющая вобрала в себя сложнейшие вопросы статуса границ, судеб населения оккупированных Израилем территорий, израильской государственности в целом и положения еврейских поселений в особенности, а гуманитарное измерение оказалось напрямую связанным с палестинскими беженцами, создавшими настоящую диаспору в арабских странам Ближнего и Среднего Востока, включив вопросы о возвращении беженцев в Палестину или их интеграции в те общества, среди которых они оказались, а также вопросы о взаимопомощи перемещенных палестинских лиц с властями стран пребывания, деятельность палестинских организаций, в т. ч. вооруженных формирований и террористических групп [28].

Следует подчеркнуть, что Израилем изначально не предпринимались какие-либо серьезные шаги по интеграции захваченных в 1967 г. территорий и их освоению в отличие от территорий, приобретенных в войне 1948–1949 гг. На эти территории не распространялась израильская гражданская администрация, продолжало действовать местное законодательство (иорданское на Западном берегу и египетское в секторе Газа), местная администрация и т. п. [29]. Здесь не происходило каких-либо значимых изменений в структуре населения, и, по сути, в его образе жизни — до израильской оккупации население Газы пребывало под властью египетской администрации, а Иерусалима и Западного берега — под властью бедуинской династии Хашимитов, захватившей эти земли в 1947–1948 гг., социально и этнически чуждой палестинцам.

Но так как период оккупации затянулся (главным образом в отношении Сектора Газа, Западного берега р. Иордан и Голан), то постепенно оккупированные палестинские территории оказывались все теснее связанными с Израилем, особенно в экономическом отношении. Израилю пришлось брать на себя часть забот об их социально-экономическом развитии, территорий, их арабское население в целом стало сильно зависеть от израильской экономики и политики властей Израиля. Соблазн у части израильской элиты аннексировать де-факто контролируемые исторически (библейски) еврейские территории (Иудею и Самарию), к тому же был достаточно велик. В 1979 г., уже после Кэмп-Дэвида, Иерусалим еще раз был объявлен «единой и неделимой вечной столицей» Израиля, т. е. произошла аннексия Восточного Иерусалима на официальном уровне. Помимо Восточного и Западного, Иерусалима в единую столицу был включен еще ряд сопредельных районов Западного Берега [30].

Стоит подчеркнуть, что практика строительства военизированных еврейских поселений на оккупированных территориях явилась сильнейшим раздражителем для палестинцев и арабов в целом. Очень критически к ней отнеслись и традиционные союзники Израиля. Вообще колонизация началась на общественных началах религиозными общинами, инициативными группами, но, зачастую, поощрялась и стимулировалась израильским правительством непосредственно с целью изменить политическую, этнографическую и демографическую карты палестинских территорий, в рамках политики «свершившихся фактов», позволявшей говорить о невозможности восстановления демаркационных линий 1967 г. и т. п. Немаловажным фактором, влиявшим на израильскую политику в отношении поселений, стала массовая иммиграция советских и восточноевропейских евреев в 1980–1990-е гг. [31].

К 1984 г. численность еврейских поселенцев на оккупированных Израилем территориях (Западный берег и Газа) достигла 48 тыс. человек, а в начале 2000 г. — почти 200 тысяч. В связи с данным обстоятельством с Синая израильскому правительству удалось эвакуировать поселения относительно быстро, а в Иудее и Самарии сделать это было гораздо сложнее, даже при наличии желания и силы, т. к. многие поселения основаны религиозными иудеями, свято верящими в свое право жить на этой земле и готовыми защищать его не только от арабов, но, если потребуется, и от израильских властей.

Примечательно, что в израильских концепциях мирного урегулирования до сих пор предполагается, что все или почти все поселения, равно как и Восточный Иерусалим, должны непременно остаться под израильским контролем при изменении статус-кво.

Вопрос о том, что делать с палестинскими территориями и более чем одним миллионом их арабского населения (к концу 1990-х гг. численность арабского населения территорий увеличилась там более чем вдвое) стал одной из главнейших проблем Израиля.

В израильских политических кругах существовали разные точки зрения по этому поводу — от правых идей аннексии всех территорий и выселения (трансфера) арабского населения, до левых предложений по созданию независимого палестинского государства на Западном берегу и в Газе. Вообще у Израиля всегда было два варианта: либо тем или иным образом продолжать удерживать оккупированные территории, либо тем или иным образом уйти с них. Они оба достаточно проблемны для израильтян с многих точек зрения, так как не имеют однозначных решений. Не случайно в качестве компромиссных возникали разного рода версии предоставления автономии территориям под управлением Израиля: план Алона, план Бегина, идеи о совместном израильско-иорданском управлении территориями и др.

Постепенно, в условиях израильской оккупации и палестинского рассеяния по всему Ближнему Востоку, росло национальное самосознание палестинцев, выработка их своеобразной идентичности по отношению к другим арабским народам и израильтянам и их стремление к независимой государственности. После 1967 г. национальное движение палестинских арабов из националистически-антиизраильского становилось подлинно национально-освободительным. Если до этого еще условно можно было говорить о том, что у палестинцев есть свое государство (Иордания, в частности, большую часть населения которой составляли жители аннексированного королевством Западного берега реки Иордан, другие палестинцы и этнически родственное им оседлое население трансиорданских оазисов), а палестинское движение в целом не исключало реализации возможности «сбросить евреев в Средиземное море» и создать палестинское государство вместо израильского, то теперь на первый план вышла задача освобождения Западного берега реки Иордан и сектора Газа и создания на данных территориях независимого государства [32]. Хотя лозунг «уничтожения Израиля» еще долго не снимался с повестки дня даже в самых умеренных арабских кругах.

Борьба за освобождение Палестины считалась общеарабской и, более того, общеисламской задачей. Палестинцы получили моральную и материальную поддержку всего арабского мира, а также поддержку некоторых своих требований от мирового сообщества. Тем не менее, особенно после Кэмп-Дэвида, стало ясно, что борьба за освобождение Западного берега и Газы — прежде всего дело самих палестинцев [33].

Главной организующей силой палестинского национального движения стала Организация освобождения Палестины (ООП), объединившая несколько палестинских группировок. С 1969 г. ООП возглавил Ясир Арафат, лидер одного из движений, составляющих ООП — Фатх (Движение за национальное освобождение Палестины). Помимо Фатх в ООП вошло еще несколько групп, включая Компартию Палестины. Ввиду сложных внутренних взаимоотношений в рядах ООП часто бывали расколы и противоречия, перераставшие порой в братоубийства. Разные фракции палестинского освободительного движения имели разных внешних партнеров, а ведущие арабские государства вели между собой непрекращающуюся борьбу за влияние в рядах палестинского сопротивления, которое стало играть немаловажную роль в общем военно-политическом балансе региона.

С 1980-х гг. в палестинском национально-освободительном движении заметную роль стали играть не входящие в ООП исламские радикальные группы: ХАМАС (Движение исламского сопротивления) и Аль-Джихад алъ-Исламийя («Исламский джихад»). После того как в 1990-е гг. ООП пошла на мирное урегулирование отношений с Израилем, ряд просирийских палестинских групп образовал Палестинский фронт национального спасения. Практически все группы палестинского сопротивления имеют вооруженные формирования, ведущие борьбу с Израилем, часть из них была сформирована на территории других арабских стран (Иордания, Ливан). Распространенной формой военной активности палестинских группировок вплоть до настоящего времени являются террористические акты против израильтян как на оккупированных территориях, так и, собственно, в Израиле, не говоря уже третьих странах. Зачастую жертвами террористов становятся мирные жители [34].

Первое время после Июньской войны 1967 г. в борьбе за освобождение Палестины (и уничтожение Израиля) ООП сделала ставку на партизанскую борьбу против Израиля с территорий Иордании и Ливана, а также на откровенный терроризм, в том числе и в третьих странах. За период 1968–1990-е гг. палестинскими террористическими группами и их союзниками совершено несколько десятков громких террористических актов против Израиля и его интересов: это и угоны самолетов, и взрывы, и убийства. В числе наиболее громких: убийство 11 членов сборной Израиля на Олимпийских играх в Мюнхене (1972), захват итальянского круизного судна «Акило Лаура» (1985), взрывы в посольстве США в Бейруте (1983 и 1984 гг.) [35].

Отношения ряда арабских стран с палестинцами были ничуть не лучше, чем у Израиля. Примером тому может служить т. н. «черный сентябрь» 1970 г. в Иордании. Находившиеся там отряды ООП, фактически создавшие «государство в государстве», стали вмешиваться во внутриполитическую жизнь королевства и в сентябре 1970 г. попытались свергнуть режим короля Хусейна, однако последнему удалось сохранить свою власть и нанести серьезный удар по палестинцам, поражение потерпели и вторгшиеся было в Иорданию для поддержки палестинцев сирийские войска. США и Израиль заявили, что не допустят свержения короля Хусейна. Советский Союз порекомендовал сирийцам и палестинцам отступить. Вскоре в Сирии в результате военного переворота к власти пришел X. Асад, занявший весьма жесткую позицию по отношению к Я. Арафату и Фатх. Основная масса палестинских формирований передислоцировалась в Ливан, где они согласно Каирскому соглашению 1969 г. с правительством Ливана могли иметь свои базы [36].

В Ливане ситуация повторилась в гораздо большем масштабе и вылилась в гражданскую войну ООП и ливанских мусульман, с одной стороны, и ливанских христиан — с другой. Там же, в Ливане, произошли в 1983–1984 гг. междоусобные столкновения между просирийскими палестинскими формированиями и подразделениями ООП, верными Я. Арафату. Израильское вторжение в Ливан в 1982 г. и эти столкновения привели к потере ООП своего ливанского плацдарма. Формирования ООП и ее штаб-квартира перебазировались в Тунис [37].

Во время кризиса в Персидском заливе в 1990–1991 гг., связанного с захватом Ираком Кувейта, ООП и Я. Арафат выступили в поддержку Саддама Хусейна, а палестинцы, проживавшие в Кувейте, оказывали содействие иракской оккупационной армии. Это серьезно испортило отношения ООП с аравийскими монархиями — главными спонсорами палестинского сопротивления.

Постепенно в руководстве ООП стали понимать бесперспективность вооруженной борьбы с Израилем и терроризма, стали уделять большее внимание политическим методам борьбы, поиску союзников на международной арене и в конце концов пришли к пониманию необходимости переговоров с Израилем на основе признания его права на существование. Эта линия в политике ООП связана во многом с деятельностью председателя Исполкома Я. Арафата, который много сделал для укрепления международных позиций ООП, ее признания, установлении отношений с европейскими странами и другими государствами, и, наконец, именно он пошел в 90-е гг. на переговоры с Израилем и признание права Израиля на существование. Вместе с тем следует иметь в виду, что Арафат многое делал и для укрепления вооруженных формирований ООП.

На конференции Лиги арабских государств (ЛАГ) в Рабате в октябре 1974 г. ООП была признана единственным законным выразителем прав народа Палестины. В ноябре того же года это же признала и ООН. США и Израиль долго не признавали ООП в этом качестве, считая ее террористической организацией, и пытались найти более удобных партнеров для переговоров. Не желал признавать ООП в таком качестве и король Иордании Хусейн, сам претендовавший на роль выразителя интересов палестинцев и вынашивавший идею «Объединенного арабского королевства» в составе Иордании и палестинских территорий. На протяжении 1980-х гг. неоднократно выдвигались разного рода мирные инициативы (план короля Саудовской Аравии Фахда, план израильского премьера И. Шамира, план госсекретаря США Дж. Шульца, советские инициативы, инициативы из европейских стран и др.), но реальных движений к миру сделано не было.

К концу данного десятилетия вновь наметились реальные перспективы мирного выхода из затянувшегося ближневосточного конфликта. Вспыхнувшее на оккупированных территориях в декабре 1987 г. народное восстание палестинцев (интифада — война камней) вынудило израильские власти прибегнуть к поиску компромисса [38].

По существу, интифада открыла новый этап активности оккупированного населения против израильской оккупации. Нужен был повод, толчок, что бы начать восстание. Таким толчком оказались декабрьские события 1987 года в Секторе Газа.

Первые недели восстание шло стихийно. Создавались народные комитеты, которые стали организовывать народные массы, занимались снабжением продовольствием и т. д. Официально выступление оформилось когда было образовано Объединенное национальное руководство — ОНР (United National Leadership — UNL), которое выпустило листовки, официально объявив о начале войны народа Палестины на оккупированных территориях против израильских сил, обеспечивающих оккупацию (8 января 1988 г.). UNL объединяло всех кто активно выступал на оккупированных территориях. Фатх, НФОП, ДФОП и другие политические палестинские организации приняли участие в восстании. Представители данных организаций возглавили народные комитеты, которые принимали непосредственное участие в управлении народными выступлениями, будучи включенными в состав Объединенного национального руководства. Среди организаций, входивших в ООП, конечно же, существовали разногласия о методах и формах ведения борьбы с Израилем, но интифада в целом стала мощным объединительным фактором среди всех организаций Палестинского движения сопротивления (ПДС). Восстание еще больше укрепило это палестинское единство. 18 января 1988 года ОНР прямо заявило о своей приверженности и поддержке ООП, признав ее единственным законным представителем всего палестинского народа. Это дало возможность руководству ООП контролировать ситуацию на всех оккупированных территориях и эффективно руководить действиями восставших. В мае 1988 года ООП и ОНР выступили с повсеместным воззванием, определившим перечень конкретных политических задач палестинцев в рамках повседневного поведения в условиях израильской оккупации [39].

Все классы и слои населения оккупированных территорий приняли участие в восстании. Таким образом, интифада представило собой всенародное революционное выступление охватившее все оккупированные территории: женщины и мужчины, старики и дети, лагеря, села и города, единодушно отвергли оккупацию и поднялись на борьбу. Различные формы действия применялись восставшими. Строительство баррикад на улицах городов, в деревнях и селах жгли шины, камни и бутылки с зажигательной смесью применялись участниками выступлений. Экономические забастовки проходили на Западном берегу, секторе Газа, Рамалахе, Аль-Еахере, Наблусе, все южные районы поддержали восстание. Восставшие сознательно отказались от применения оружия. Сопротивление приняло форму непрерывной кампании гражданского неповиновения. Палестинцы не использовали огнестрельное оружие или взрывчатые вещества, но «камни» (для них) должны символизировали настоящую революцию.

США связывали с Израилем особые отношения, поэтому палестинцы решили избрать такую тактику, что действия израильских вооруженных сил по подавлению восстания могли бы скомпрометировать Израиль в глазах США и мирового сообщества в целом.

В своих листовках и воззваниях ООП и ОНР прямо призывали народ проводить всеобщие забастовки, организовывать шествия и демонстрации. 21 декабря 1987 г. прошла всеобщая забастовка, парализовавшая рабочую жизнь территорий, оккупированных в 1948 и 1967 гг. Эту акцию поддержали палестинцы, работающие в Израиле. 7 января 1988 года состоялся публичный призыв бойкотировать продажу израильских сигарет и алкогольных напитков. В первых листовках ОНР, 8 января 1988 года, в так называемых «14 пунктах» и в дальнейших воззваниях призывало народ мобилизоваться на проведение митингов, шествий в рамках всеобщего гражданского неповиновения.

В мае 1988 года ОНР выпустило воззвание № 18, где говорилось о том, что необходим немедленный уход со службы сотрудников служб движения, выдачи лицензий, коммунальных подразделений, бюро по выдаче удостоверений личности и регистрации населения, а также прекращение всякого соприкосновения с органами, при помощи которых оккупанты пытаются связать руки гражданам и ограничить их действия.

Кроме того, документ призвал также бойкотировать выдачу свидетельств об уплате налогов; объявить всем населением Газы бойкот компании выдачи новых удостоверений личности, более интенсивно использовать средства народной борьбы — начиная от камня и кончая бутылкой с зажигательной смесью. В воззвании к тому же содержались предложения: организовать 28 и 29 мая шествия и демонстрации с участием всех национальных сил и организаций; провести 30 мая всеобщую забастовку, устроить в международный день защиты детей 1 июня детские шествия под палестинскими лозунгами и флагами, а 3,4 и 5 июня привести всеобщую забастовку, с массовыми демонстрациями 7 июня. Оно перечисляло конкретные политические задачи палестинцев и определила правила повседневного поведения последних в условиях израильской оккупации и описало методы и средства, которые восставшие должны применять [40].

В феврале 1988 г. была объявлена исламская священная война (джихад), которую поддержал Фатх и другие организации, а 6 марта того же года прошла крупномасштабная отставка палестинцев с должностных мест гражданской администрации. Таким образом, народные выступления происходили постоянно. С каждым днем в них принимали участие все большее количество людей, представляющих самые различные слои населения.

Сначала участники выступлений просто отвергали израильскую оккупацию. Но по мере развития и организованности интифады (образование народных комитетов, районных комитетов, комитетов здравоохранения, охраны, безопасности — ОНР и ООП) политические требования восставших становились более четкими. Они стали принимать форму целостной общенациональной программы. Требования палестинцев были изложены в различных листовках и воззваниях комитетов и организаций. Они предполагали:

• вывода войск из городов, деревень и лагерей и снятие с них блокады;

• выход Израиля со всех палестинских и арабских территорий, оккупированных с 1967 года, в том числе из арабской части Иерусалима;

• освобождение арестованных и политзаключенных;

• возвращения на родину депортированных граждан

• прекращение строительства израильских поселений на оккупированных территориях, ликвидация поселений;

• снятия ограничений с нашей экономики, с тем чтобы стало возможным развитие промышленности, сельского хозяйства и сферы обслуживания;

• проведение демократических выборов в муниципальные и сельские советы под наблюдением мирового сообщества. Снятие ограничений на проведение митингов и политических свобод;

• отмену ограничений на разрешение проживания и строительство жилищ, занятие земледелием на Западном берегу, Иерусалиме, Газе;

• выполнение Израилем резолюций ООН № 242 и 368, 605, 607, 608, 42/66 «Д» от 2.12.1987 г., 42/209 «Д» от 11.12.1987 г. и др.;

• прекращение насилия израильской армии, которая была брошена на подавление революции [41].

Интифада началась как революция молодежи, представляющей поколение всеобщего восстания, полной решимости вести борьбу за свободу с солдатами оккупационной армии, несмотря на все трудности, активно добиваясь победы и создания независимого палестинского государства.

Интифада представила собой всенародное революционное выступление, охватившее всю Родину, включив женщин, мужчин, стариков, детей, лагеря, обитателей села и города, беженцев, единодушно отвергших оккупацию и поднявшихся на борьбу за ее окончательную ликвидацию. Она включала в себя участников всех национальных, профессиональных, студенческих, рабочих, крестьянских, женских организаций, а также торговцев, ремесленников, деятелей науки и культуры. Мусульмане и христиане объединились в борьбе против израильской оккупации. «Христиане и мусульмане стали братьями», — заявил в связи с этим Абу-аль-Абиб, один из основателей ООП [42]. Израильская администрация тоже не могла не признать тот факт, что в восстании приняли участие большие массы людей, представивших различные группы и слои, арабского населения оккупированных территорий. Таким образом, восстание приняло форму всеобщей компании гражданского неповиновения.

Интифада вызвала изменения в позиции руководства ООП. Потерпевшие неудачу попытки решить палестинскую проблему в союзе с Иорданией, в контексте образования предлагаемых конфедеративных арабских и государств Иордании и Палестины ее руководители вынуждали искать новые пути борьбы палестинского народа за свое будущее. Следует подчеркнуть, что в ООП присутствовал весь спектр идеологических и политических течений — от правых до ультралевых — и по традиции за каждым из них признается право на организационную автономию и независимую платформу [43]. Однако разобщенность, еще больше усилившаяся иордано-палестинской инициативой, стала преодолеваться после того, как Я. Арафат признал, что оно не отвечает главному требованию ПДС об образовании независимого палестинского государства.

На 18-й сессии ПДС в апреле 1987 года произошло объединение организаций и групп, ведших борьбу с Израилем за право палестинского народа. Различия были небольшими по сравнению с целью продолжения борьбы. Интифада имела большое значение для ООП, давая ей возможность координировать антиизраильские действия. На вопрос о том, что может сделать ООП для восстания один из ее лидеров, Дж. Хабаш, выразил намерение выдвинуть временную национальную программу и объединить все силы и группы участников выступлений [44]. Тогда ОНР и признало за ООП право единственного законного представителя палестинского народа, вместе с ней стало руководить восстанием.

Изменения произошли и в вопросах применения оружия для ведения борьбы с израильской оккупацией. Председатель исполкома ООП Я. Арафат выступил с осуждением военных операций за пределами Палестины и всех форм терроризма, но на оккупированных территориях оставлял право за организацией применять оружие. Участники восстания, впрочем, сознательно отказались от применения огнестрельного оружия и взрывчатых веществ, чтобы исключить возможность израильским оккупационным властям повода применять оружие и утопить восстание в крови [45].

Во время интифады ООП выступила с важнейшей инициативой, в основу которой был положен принцип: два государства, для двух народов, с гарантией права палестинского народа на самоопределение, под руководством ООП, а в ноябре 1988 года, на 19-й сессии НСП, ООП объявила об образовании палестинского государства. В декабре 1988 года Я. Арафат в своей речи на заседании ГА ООН в Женеве заявил, что ООП признает резолюции Совета Безопасности № 242 и 338, право Израиля на существование и намеревается вести диалог по решению всех ближневосточных проблем, но прежде всего палестинской [46]. Незадолго до этого председатель ООП в интервью газете «Таймс» подчеркнул, что он готов вести прямые переговоры с руководством Израиля по урегулированию ближневосточного конфликта.

Это дало возможность начать диалог между США и ООП и установить прямые палестино-израильские контакты для запуска переговорного процесса. Не все начинания Я. Арафата получили, однако, поддержку со стороны других палестинских организаций, но в то же время все они имели огромное значение.

Восстание палестинцев на оккупированных территориях стало постоянно действующим фактором в процессе ближневосточного урегулирования.

Израильская администрация на первых порах охарактеризовала интифаду как стихийное движение, специально отметив, что ООП не имеет к ней никакого отношения. Военный министр И. Рабин прямо говорил, что подавление восстания — вопрос считанных дней. Однако вскоре и он был вынужден признать, что дело приняло гораздо более серьезный оборот [47]. Для подавления палестинских выступлений Израиль начал применять оружие и слезоточивый газ, увеличив свое военное присутствие и максимально ужесточив репрессии на оккупированных территориях, введя, к тому же, блокаду ряда районов Западного берега реки Иордан. Это привело к большим человеческим жертвам среди палестинского населения, участвовавшего в интифаде.

Массовые аресты, обыски домов, блокады дорог применялись израильскими властями, чтобы подавить сопротивление палестинцев по возможности быстро. Однако восстание палестинцев не только не ослабло, но и еще более усилилось. «Наш народ не дрогнул, — заявили его организаторы, — когда израильские власти неоднократно пытались остановить народную революцию и использовали для этого все средства террора, насилия и физического уничтожения, тюрьмы, насильственную высылку, осквернение исламских и христианских святынь, захват земель, разрушение жилищ, преднамеренные убийства…» [48].

Израиль пытался расколоть единство организаций путем ведения переговоров с некоторыми представителями палестинцев, но из этого ничего не вышло. В мае 1989 г. правительство Израиля выступило с мирной инициативой, заявив, что желает решить палестинскую проблему на основе кэмп-дэвидских соглашений с целью продвинуть процесс политических переговоров в направлении мира, и проведения свободных и демократических выборов на оккупированных территориях. Но при этом правительство Израиля отвергло все контакты с ООП и выступило резко против образования суверенного государства Палестины. Усилия Израиля было можно понять, поскольку остановить интифаду было уже поздно.

В декабре 1987 г. — январе 1988 г. Совет Безопасности ООН принял резолюции № 605, 607, 608, в которых его члены выразили свое резкое неприятие репрессивной политики Израиля, актов насилия, прежде всего политики депортаций. США проголосовали за резолюцию № 605, выразив свое критическое отношение к политике Израиля. Палестинский народ впервые увидел воочию, что мировое сообщество поддерживает их в борьбе за свои законные права [49].

На межарабском уровне стала заметней консолидация усилий помощи народу Палестины. В июне 1988 года в Алжире произошла встреча руководителей арабских стран, которые выразили поддержку участникам восстания и поддержали все их требования, включая право палестинского народа на самоопределение, создание независимого Палестинского государства, вывод израильских войск со всех оккупированных территорий и созыв международной конференции по Ближнему Востоку, под эгидой ООП. Фактором фундаментального значения оказалось решение короля Иордании Хусейна от 31 июля 1988 г., объявившего о разрыве юридических и административных связей своей страны с Западным Берегом реки Иордан [50].

Акция иорданского монарха застала врасплох и Тель-Авив, и Вашингтон. Она означала, что из израильско-американских концептуальных изымается центральная опора — обустройство оккупированных территорий через Иорданию и в обход ООП.

У последней появилась особая озабоченность необходимостью возложения на себя тяжелого бремени экономической и политической ответственности за судьбу Западного берега реки Иордан и определения статуса проживавшего там населения. Тем временем провозглашенное государство Палестина получило, к началу 1989 г. важное признание де-юре 58 странами, а Советский Союз присвоил представительству ООП в СССР статус посольства Государства Палестины.

В мае 1989 года США приступили к диалогу с ООП, который сразу же показал возможность и необходимость установления тесных дипломатических контактов между сторонами; придерживающимися различных позиций по ключевым проблемам ближневосточного конфликта, реально способствуя снижению международной напряженности и активизации поиска верных путей разблокирования опасного международно-политического кризиса. Радикальные палестинские организации, впрочем, начали критиковать Я. Арафата за то, что он ведет капитулянтские переговоры с США, поскольку одним из условий для достижения договоренностей Вашингтон ставил прекращение интифады. В результате Я. Арафат вынужден был отказаться от переговоров с американцами и тем самым сохранил единство рядов ООП, хотя бы на время.

Интифада оказалась действенным средством борьбы палестинцев с израильтянами. Палестинцы решили положить конец израильской оккупации на территориях, которые они рассматривали как свои. Именно благодаря интифаде палестинское общество мобилизовалось, а ООП сумела взять на себя функции общего политического руководства, выработав стратегию борьбы и консолидировав позиции палестинского движения на современной международной арене.

Протест палестинцев привлек большое внимание всего мирового сообщества к хроническому ближневосточному конфликту. Многие государственные и политические лидеры выразили свою поддержку палестинскому народу в его нелегкой борьбе. Резолюции СБ. ООН № 605, 607, 608, подтверждающие права палестинцев, осуждающие их насильственную депортацию, применение Израилем средств террора и насилия против палестинского народа на оккупированных палестинских землях, ознаменовали собой одно из ярких проявлений поддержки палестинцев прогрессивным общественным мнением планеты. Резолюции ГА ООН № 21/Л/43/1 от 4 ноября 1988 г., № 42/66 «Д» от 2.12.87 г., № 42/209 «Д» от 11.12.1987 г. поддержали право палестинского народа на самоопределение и призвали к созыву международной мирной конференции по Ближнему Востоку [51].

Страны, входившие в ЕЭС, стали более критически относиться к израильскому руководству. После жестких действий Израиля на оккупированных территориях, в феврале 1988 г., они отложили принятие решений о ратификации торгового соглашения с Израилем до конца года. Арабские государства также всецело поддержали палестинское восстание. Это выразилось в позиции многих арабских официальных лиц, озвученной в ходе Алжирской конференции в верхах и зафиксированной в принятых ею решениях.

Даже в Израиле все больше и больше людей стали выступать за прямой диалог с ООП. Израильское общественное мнение постепенно склонилось к признанию ООП и к одобрению переговоров с ней. В декабре 1989 года в журнале «Хадашот» был опубликован результат опроса израильтян по этому вопросу. 50% опрошенных согласились на переговоры с ООП, 37% высказались против, 12% ответили, что возможно. Даже в партии «Ликуд» 24% опрошенных высказались за переговоры с палестинцами. Устранение из состава «малого кабинета» министра по делам науки и техники Э. Вейцмана за его встречи с представителями ООП, его визит в Москву (январь 1990 г.) подтвердили, что в политическом сознании израильтян произошли изменения. Заявление Шломо Лахота, возглавлявшего муниципалитет Тель-Авива, о том, что Шамир будет вести диалог с ООП, ибо другой альтернативы нет, означало достаточно значительную модификацию израильских устремлений в отношении палестинцев [52].

Кроме того, интифада существенно изменила позицию ООП в рамках мирного процесса на Большом Ближнем Востоке. Она дала возможность объединить все палестинские группировки и организации. В руководстве ООП окончательно утвердилось мнение о том, что необходимо участие палестинцев во всех международных конференциях и встречах как самостоятельной стороны, отстаивание неизменного право палестинского народа на возвращение, самоопределение и собственное независимое государство.

Отношение палестинских лидеров по вопросу существования Государства Израиль стало другим. В политической декларации НСП от 15.10.1989 г. и речи Я. Арафата на заседании ГА ООН в Женеве 13.12.1989 г. признавались резолюции Совета Безопасности № 242 и 338 с правом Израиля на существование, отказом от терроризма, готовностью вести диалог с участниками всех сторон конфликта, под покровительством ООН и при участии государств — постоянных членов Совета Безопасности.

Данное обстоятельство и заложило основы для более конструктивной палестинской дипломатии.

Что касается интифады, то она стала составной частью многолетней борьбы палестинского народа за создание независимого государства Палестина, фактически продолжавшаяся до 1992 года.

Протестные действия палестинцев привели к тому, что в 1991 г была созвана Мадридская конференция по Ближнему Востоку, а в сентябре 1993 г., при посредничестве США и России, в Вашингтоне была подписана декларация, открывающая новые пути урегулирования хронического ближневосточного международно-политического кризиса. В этом документе Израиль дал наконец-то согласие на организацию Палестинской национальной автономии (но не государства), а ООП признавала право Израиля на существование.

В 1994–1995 гг. начинались прямые, сначала секретные, переговоры между ООП и Израилем («процесс Осло»).

Затем в соответствии с Вашингтонской декларацией 1994 г. было подписано соглашение о постепенном введении палестинского самоуправления на Западном берегу реки Иордан и в Секторе Газа в течение пятилетнего переходного периода (вначале в секторе Газа и городе Ариха (Иерихон) на Западном берегу), а в последующее время территория, на которой стала осуществляться юрисдикция Палестинской национальной автономии (ПНА), президентом которой стал Я. Арафат, постепенно расширялась. В мае 1999 г., когда истек срок временного статуса ПНА, палестинцы пытались вторично провозгласить свою полную независимость, но вынуждены были отказаться от этого решительного шага под давлением своих противников, провокации которых привели к новому палестинскому восстанию — интифаде аль-Акса. При этом религиозно-идеологическое обстоятельства отношений между ПНА и Государством Израиль еще более усугубились, приведя к масштабным протестам палестинцев, начавшихся с демонстрации после посещения Храмовой горы в Иерусалиме, священного для мусульман места, бывшим израильским премьер-министром А. Шароном, признанным международным судом в Гааге ответственным за гибель большого числа палестинцев во время резни, устроенной израильской армией в лагерях палестинских беженцев Сабре и Шатиле в Ливане в 1982 г. Они, конечно же, получили специальное рассмотрение на многих международных форумах по Ближнему Востоку, состоявшихся после Мадридской встречи 1991 г. и конференции в Осло в 1993 г., включая конференцию в КэмпДэвиде (США) в 2000 г. (когда премьер-министр Израиля Э. Барак предложил ООП создать государство на 90–92% территорий Западного Берега и во всем Секторе Газа, а лидер Палестинской автономии Я. Арафат отстаивал идею о предоставлении Израилю 2–4% территорий Западного Берега, где проживало 2/3 еврейских поселенцев, но без аннексии арабских земель, и встречу в Табе (январь 2001 г.), где рассматривалась формула американского президента У. Клинтона, предусматривавшая передачу палестинцам 94–96% территорий. После этого обсуждение проблемы окончательного урегулирования последствий палестино-израильского противостояния в верхах оказалось замороженным, а принятие «квартетом» международных посредников (США, ЕС, ООН, Россия) плана «Дорожная карта» в апреле 2003 г. успехом не ознаменовалось [53].

Таким образом, урегулирование ближневосточного конфликта в целом, а палестинской проблемы, в особенности, с мертвой точки не сдвинулось, хотя значимость последней в рамках мирного процесса возросла по экспоненте. Более того, палестинская проблема в геополитическом измерении оказалась непосредственно включенной в контекст глобальной политики великих держав с непременным использованием новых специальных операций США и их союзников в отношении всех «стран-изгоев», без исключения [54].

Эсхатологически ситуация со Святой Землей в рамках любого глобального религиозного проекта (христианского, мусульманского, иудейского) постепенно осложнилась, а грядущий передел сфер влияния различных «центов силы» на Большом Ближнем Востоке также напрямую затрагивает и Израиль, и Палестинскую автономию [55]. По большому счету, палестинская проблема превратилась в доминанту сложившейся новой системы международных отношений, основанной на силовых действиях сверхдержав, универсальной конфликтности, которая распространяется повсеместно, сетевой организации тех акторов мировой политики, которые образуют протестное сообщество государств и индивидов, не желающих жить в миропорядке, который лишен справедливости вообще.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.