Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 1-2 (17-18) 2010 — Перспективы развития исламских финансов в России
08.06.2010

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ИСЛАМСКИХ ФИНАНСОВ В РОССИИ

И. Исхаков,
заместитель директора Российского центра исламской экономики и финансов

На сегодняшний день перед мусульманским сообществом России остро стоит вопрос доступа к финансовым услугам, которые соответствовали бы нормам исламской религии. Его значимость переоценить невозможно – сейчас мусульмане России фактически отрезаны от полноценной возможности ведения экономической жизни: начиная с финансирования потребительских расходов и заканчивая привлечением финансовых ресурсов для развития бизнеса. И хотя тема исламских финансов в нашей стране муссируется уже более чем с десяток лет, воз, как говорится, и ныне там. Возникает вопрос: что же мешает мусульманам решить стоящую перед ними проблему?

Интересуясь этой проблемой еще со студенческой скамьи, в различных источниках по данной теме я непременно наталкивался на стандартный ответ: российское банковское законодательство не позволяет внедрять исламские финансовые услуги в силу того, что российским банкам запрещается заниматься инвестиционной и торговой деятельностью. Поэтому, для того чтобы внедрять исламские финансы в России, необходима адаптация ряда российских законоположений, и иной путь невозможен. Однако меня всегда удивляло: совершенно упускается из виду, что оказанием финансовых услуг могут заниматься не только банки, но и многие другие экономические институты, существующие в рамках российского правового поля. И мировая практика свидетельствует, что внедрение исламских банковских институтов далеко не единственный путь развития исламских финансов. Так, более 20 лет назад в Канаде одной из первых в мире была запущена программа исламского жилищного финансирования компанией Islamic Co-Operative Housing Corporation – что было сделано в форме кредитного кооператива, который успешно существует и по сей день и послужил типовой моделью для внедрения во многих других странах. Причем о внесении поправок в правовое или налоговое законодательство речь там до сих пор не идет. Это первый повод задуматься о том, стоит ли зацикливаться на внедрении исламских финансов исключительно в форме банковских институтов.

Вторым важным аспектом, на который стоит обратить внимание, является вопрос того, что мы в итоге хотим получить от этого развития исламских финансов. Как известно, любое предписание в Исламе имеет определенный смысл. И предписания, касающиеся экономических отношений между людьми, безусловно, не являются исключением, их цель – устранить несправедливость в отношениях между людьми и поощрять те отношения, которые приносят пользу обществу. И поэтому практически любой промоутер исламских финансов делает акцент на том, чтобы разъяснить, в чем заключается польза для экономики от их внедрения и отказа от ростовщичества. Как правило, выделяются следующие основные негативные явления, которые несет с собой ростовщичество в экономику (которые соответственно не должны присутствовать в свободной от ростовщичества экономике) [3; 6, p. 21]:

1. Необходимость постоянного экономического роста, вне зависимости от условий конъюнктуры – потеря связи между реальным и финансовым секторами экономики.

2. Развитие эгоистичных начал в обществе, ослабление духа кооперации и взаимопомощи.

3. Усиление социального расслоения в обществе, концентрация богатства в узких кругах населения.

4. Распространение образа жизни не по средствам, постоянная инфляция в результате подмены платежеспособного спроса кредитным.

5. Несправедливость условий, в которые попадает реципиент финансирования.

Однако на сегодняшний день у многих исследователей возникает вопрос: устраняют ли исламские финансы в том виде, в котором они сейчас существуют, перечисленные выше проблемы? Современная практика исламских финансов далека от того идеала, который можно найти в книгах по исламской экономике – когда в качестве альтернативы ростовщичеству выдвигается модель разделения прибылей и убытков. Напротив, исламские финансовые институты, стремясь свести риск финансовых операций до минимума, перекладывают его, аналогично традиционным банкам, на своих клиентов. И именно с этой целью практиками исламских финансов постоянно разрабатываются «инновационные продукты», суть которых заключается в репликации практики ростовщических банков лишь с формальным соблюдением (или несоблюдением) требований шариата. Начало этому было положено в 76-м году прошлого века, когда был придуман финансовый инструмент «мурабаха лиль амир биш-шира`»[6, p. 3], который сейчас является наиболее распространенным в практике исламских финансов и более известен как просто «мурабаха» (на Среднем Востоке) или «бай би-саман аджил» (в Юго-Восточной Азии). Его суть заключается в финансировании приобретения базового актива, когда финансист по заказу клиента приобретает интересующий его товар, а затем продает его ему же в рассрочку, но уже с наценкой. По своей экономической сущности этот инструмент очень близок к целевому кредиту в ростовщических финансах, имея отличия лишь по форме. Некоторые ученые называют данный финансовый инструмент всего лишь уловкой и утверждают, что он является разновидностью ростовщичества [6, p. 49; 2]. И даже те из ученых, кто считает его дозволенным, настаивают на том, что он должен использоваться «лишь как переходный этап к полной исламизации экономики и ограничиваться в использовании исключительными случаями» [8, p. 72]. Однако, несмотря на позицию ученых, данный вид операций является наиболее распространенным и имеет долю от 70 до 90 процентов в активных операциях исламских банков.

Не ставя своей целью шариатскую оценку данного вида контракта, хотелось бы обратить внимание на то, что практически все те негативные явления, за которые подвергается критике ростовщичество, имеют место и при использовании данного вида контракта. Далее будут перечислены и раскрыты основные из них.

1. Необходимость постоянного экономического роста, вне зависимости от условий конъюнктуры – потеря связи между реальным и финансовым секторами экономики. Как при ростовщичестве, так и при использовании контракта «мурабаха лиль амир биш-шира`» доходы финансового сектора заранее предопределены вне зависимости от того, в каком положении находится реальный сектор. Когда масштабы этого несоответствия не столь велики, это приводит лишь к отдельным случаям разорения предприятий. Однако когда масштабы несоответствия становятся значительными, это приводит к массовым неплатежам по долговым обязательствам перед финансовым сектором, который в конечном счете сам попадает в ситуацию, близкую к краху.

2. Развитие эгоистичных начал в обществе, ослабление духа кооперации и взаимопомощи. Если в обществе распространено коммерческое долговое финансирование, вне зависимости от того, представлено ли оно в форме «мурабаха лиль амир биш-шира`» или в форме ростовщичества, это будет приводить к тому, что у людей всегда будет присутствовать стимул не участвовать в финансовой помощи другим людям в какой бы то ни было форме. Людям становится экономически невыгодным давать другим людям в долг, так как это будет означать для них практически несомненную потерю прибыли, которую они могли бы получить от долгового коммерческого финансирования. Распространение практики долгового коммерческого финансирования также препятствует развитию долевого финансирования, так как у людей присутствует возможность практически без риска получать прибыль со своего капитала.

3. Усиление социального расслоения в обществе, концентрация богатства в узких кругах населения. Коммерческое долговое финансирование способствует усилению экономического расслоения общества, так как доступ к финансированию оказывается закрытым для тех его слоев, которые не имеют должного уровня обеспечения. Доступ к финансированию может получить только тот, у кого уже есть какое-то богатство, которое может использовать в качестве залога по долгу. Таким образом, те, у кого нет богатства, оказываются оторванными от полноценного участия в экономической жизни, так как не имеют доступа к капиталу для реализации своих предпринимательских начинаний, имея возможность участвовать в экономической жизни лишь в роли наемного рабочего. Та же часть общества, которая уже имеет богатство, получает постоянную возможность его увеличивать, не прилагая для этого никаких усилий – вне зависимости от того, будет она ссуживать свой капитал под проценты или же использовать исламские модели долгового финансирования.

4. Распространение образа жизни не по средствам, постоянная инфляция в результате подмены платежеспособного спроса кредитным. Коммерческое долговое финансирование подразумевает постоянную возможность безрискового увеличения капитала, что означает для финансиста постоянный стимул к увеличению объемов кредитования. Как известно, не только спрос рождает предложение, в современной экономике эти категории имеют и обратную связь, в результате чего среди людей распространяется такой образ жизни, когда большое количество их благ приобретается в долг. Это приводит к тому, что люди привыкают жить не по средствам и подвергают себя риску невыплаты долга. В масштабах экономики это приводит к тому, что теряется связь между платежеспособным спросом и предложением, так как платежеспособный спрос замещается кредитным. Однако рано или поздно степень перекредитованности экономики достигает своего предела и начинается массовая невыплата потребительских кредитов. Естественно, в этом случае кредитование данного сектора приостанавливается и, таким образом, из общей структуры спроса пропадает кредитный спрос. И в зависимости от того, насколько велика была доля кредитного спроса, снижается общий уровень спроса. В результате наступает кризис перепроизводства, так как объем предложения изначально был ориентирован на наличие кредитного спроса, который исчезает в результате приостановки кредитования, наиболее ярким примером чему был кризис субстандартной ипотеки в США 2008 года.

5. Тяжесть условий, в которые попадает реципиент финансирования. Получив финансирование для ведения бизнеса по коммерческой долговой модели, предприниматель обязан будет оплачивать «тело кредита» и проценты вне зависимости от того, получает он сам прибыль или нет. Учитывая цикличность развития экономики, всегда существует объективный риск того, что предприниматель окажется неплатежеспособным и попадет в «долговую яму», выходить из которой можно будет, лишь расплачиваясь своим имуществом.

 

Противоположностью же долговой коммерческой модели финансирования является модель долевого финансирования, основным принципом которой является солидарное разделение прибылей и убытков. Как известно, в исламских финансах эта модель представлена двумя основными формами: мушарака и мудараба. Данные виды контрактов имеют глубокую основу в исламском праве, и их дозволенность не только не ставится под сомнение, а, напротив, они считаются предпочтительными формами финансирования с точки зрения исламских ученых. Партнерские отношения, которые предполагаются между сторонами, имеют особое поощрение в хадисе:

Передают что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, поведал о том, что Всевышний Аллах сказал: «Если двое людей становятся деловыми партнерами, то Я становлюсь третьим и остаюсь с ними до тех пор, пока один из них не совершит мошенничество против другого». (Этот хадис передал Абу Давуд, и аль-Хаким назвал его достоверным.)

И побуждение к подобного рода финансовым отношениям далеко не случайно. В противоположность модели долгового коммерческого финансирования долевое финансирование предполагает:

1. Наличие прямой связи между финансовым и реальным сектором экономики. Доходы финансового сектора напрямую определяются исходя из доходов реального, и в случае спада экономического цикла последствия для реального сектора оказываются не столь трагичными.

2. Развитие кооперации и взаимопомощи между финансистом и предпринимателем. Модель долевого финансирования означает для финансиста прямую заинтересованность в успехе финансируемого им бизнеса. Поэтому у него появляется однозначный стимул в содействии развития финансируемого бизнеса, а самыми успешными финансистами становятся те, кто вкладывается в наиболее перспективный бизнес и вносит свое содействие в его развитие. Примером этого в традиционных финансах является практика фондов прямых и венчурных инвестиций, которые, вкладывая деньги в бизнес на 3–5 лет, способны увеличивать его стоимость в десятки раз.

3. Создание равных возможностей участия в предпринимательской деятельности для всех членов общества, вне зависимости от их текущего достатка. При долевом финансировании такой фактор, как залоговое обеспечение, фактически не играет никакой роли, так как его условия не предполагают наличия долговых обязательств, в случае неисполнения которых предполагается взыскание залога. Это означает появление доступа к возможности получения финансирования для более широких слоев общества, нежели узкой группы людей, которые уже имеют достаточно богатства, чтобы покрыть платежи по коммерческому займу. Соответственно возможность заниматься предпринимательской деятельностью становится более доступной, а финансируются прежде всего те проекты, которые имеют хорошие перспективы.

4. Ограниченность потребительского финансирования. Наиболее приемлемой альтернативой коммерческому долговому финансированию потребительских нужд в исламе является долевое финансирование по модели убывающего совладения (мушарака мутанакисах). Согласно ей, финансист и клиент вступают в долевое совладение имуществом с условием постепенного выкупа доли финансиста клиентом. Параллельно клиент осуществляет арендную плату финансисту за пользование принадлежащей ему доли имущества. Она имеет ограничения с точки зрения возможностей применения для финансирования многих видов потребительских нужд и в практике исламских финансов используется в основном для приобретения базовых активов с высоким уровнем ценности, таких как жилье, недвижимость, машины и оборудование. Кроме того, ее использование означает для финансиста принятие на себя конъюнктурных рисков изменения стоимости базового актива, что вынуждает более взвешенно подходить к предоставлению финансирования и отказываться от него на «перегретом» рынке. Так, в США исламская финансовая компания LaRiba, работающая по модели убывающего совладения, в период перед ипотечным кризисом вообще отказывалась от участия в сделках жилищного финансировании по причине «перегрева» рынка. Этот факт был очевидным для многих, однако ростовщические банки не видели для себя в этом большой проблемы, так как вне зависимости от ситуации на рынке заемщики обязаны платить фиксированные платежи по кредиту либо расставаться с постоянно растущим в цене жильем. Однако, как известно, когда объем неплатежей и отнятого у заемщиков жилья достиг критической массы, рынок обвалился и банки стали нести колоссальные убытки.

5. Разделение ответственности между финансистом и реципиентом финансирования. При долевом финансировании финансист полностью принимает на себя риски в рамках вложенного им капитала, предприниматель же несет лишь риск потери собственных финансовых вложений (если они имеются) и вложенного в дело труда. Таким образом, в случае убытка предприниматель не попадает в долговую каббалу и не ставится перед необходимостью расплачиваться собственным имуществом.

 

Обладая пониманием того, что такие финансовые инструменты, как мурабаха:

1. являются спорными с точки зрения дозволенности среди исламских ученых;

2. несут практически все те же негативные явления, что и ростовщичество, – возникает вопрос: почему же они получили наибольшее распространение в практике исламских банков?

На сей счет существует ряд соображений. На данный момент основными практиками в отрасли исламских финансов являются бывшие банкиры ростовщических банков, и, к сожалению, их подход к финансовой деятельность достаточно сложно изменить. С другой стороны, многие практики, искренне посвятившие себя развитию исламских финансов, уже приходят к большому разочарованию, делая следующие высказывания:

- «Я чувствую себя, как будто я стал участником “Манхэттенского проекта”, и сожалею о том, чему помог воплотиться»;

- «Эти финансовые инструменты, по сути, фальшивы, и я до сих пор не могу поверить, как известные ученые одобрили их в качестве соответствующих шариату»;

- «Чем больше я занимаюсь исламскими финансами, тем больше я их ненавижу» [5].

Подобными высказываниями сменилась первоначальная эйфория от возможности развития финансовой системы, свободной от ростовщичества, среди некоторых управленцев исламских финансовых институтов. Поэтому российской общине мусульман на данном этапе стоит задуматься: хотим ли мы прийти к аналогичному результату?

Исследователи отмечают, что та операционная модель, которая сейчас существует в исламских банках, в принципе не ориентирована на применение долевого финансирования [4]. Взяв за основу операционную модель англосаксонского банкинга, практически нереально получить результат, который сильно отличался бы от него по своей сути. Поэтому сейчас предлагается в корне пересмотреть отношение к воплощению исламских финансов, и прежде всего в части операционной модели, которую необходимо взять за основу. В традиционных финансах на этот счет уже существует определенная практика, связанная с институтами прямого инвестирования. Фонды венчурных и прямых инвестиций, бизнес-ангельское финансирование – имеют свою твердую нишу в традиционной финансовой системе. Их применение ограничено в традиционных финансах лишь по той причине, что во многих случаях финансисту гораздо проще использовать ростовщическое кредитование. В случае же с исламскими финансами сфера их применения может быть значительно расширена.

Если же вернуться к развитию исламских финансов в России, то в этом направлении перед мусульманской общиной имеются хорошие возможности. Развитие долевого финансирования, например, в такой форме, как бизнес-ангельское инвестирование, вообще не требует создания юридического лица, а может существовать в форме неформального клуба бизнес-ангелов.

Практика же бизнес-ангельского инвестирования очень распространена в мире. По самым консервативным оценкам Центра венчурных исследований при Нью-Гэмпширском университете, в США в 1997 году действовало около 250 000 неформальных инвесторов, предоставивших инвестиции 30 тысячам малых предприятий. Средний размер инвестиции составлял 50–100 тыс. долларов, хотя нередким явлением были и более крупные инвестиции. В середине 1990-х гг. бизнес-ангелы в США инвестировали 30–40 млрд долларов, при том что объем инвестиций институциональных венчурных фондов составлял 7,4 млрд долл. Исследования, проведенные в Великобритании и Финляндии, показывают, что по объемам инвестиций в малые и средние предприятия бизнес-ангелы инвестируют по крайней мере в два раза больше, чем институциональные венчурные фонды, а количество совершаемых ими сделок в 30–40 раз превышает количество проектов, финансируемых венчурными фондами. По разным оценкам, в США действует около миллиона бизнес-ангелов, в Европейском союзе – более 125 тысяч, в России же пока эта цифра составляет менее десятка тысяч [1].

Развитие бизнес-ангельского инвестирования в России на данный момент имеет определенную институциональную поддержку в форме различных общероссийских ассоциаций бизнес-ангелов, которые имеют в своей компетенции содействие организации локальных сообществ бизнес-ангелов. Безусловно, некоторые моменты в деятельности традиционных сообществ бизнес-ангелов требуют определенной адаптации под исламское право, однако это та основа, которая является наиболее простой и доступной для внедрения практически в каждом регионе России, где существует мусульманская община с достаточным количеством состоявшихся предпринимателей. В дальнейшем при успешном становлении таких сообществ их деятельность может быть дополнена созданием специальных фондов, которые были бы ориентированы на привлечение ресурсов со стороны населения. Подобный старт развития исламских финансов будет принципиально новым и, если на то будет воля Аллаха, может дать совершенно другие плоды.

 

Литература

1. Бунчук М. Публикации национальной сети бизнес-ангелов «Частный капитал». 1999. – URL: www.private-capital.ru/publication.

2. Усеймин Мухаммад бин Салих. Хитрость во взаимоотношениях. – URL: www.ibnothaimeen.com/publish/

3. Ahamed Kameel Mydin Meera. Theft of Nations Returning to Gold

4. Ahmed Habib. Operational Structure for Islamic Equity Finance. – Islamic Research and Training Institute, 2005.

5. El-Diwany Tarek. Questions for the Scholars, 2007. – URL: www.islamic-finance.com

6. Nyazee Imran Ahsan Khan. Murabahah and the Credit Sale. – Lahore, Pakistan: Institute of Advanced Legal Studies 2009.

7. Shidiqi Nejatullah. Riba, Bank Interest, and the Rationale of Prohibition. – Jeddah, Saudi Arabia: Islamic Research and Training Institute, 2004.

8. Usmani Muhammad Taqi. Introduction to Islamic Finance. – Karachi, 1998.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.