Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Журнал «Минарет» № 1(34)' 2013
28.08.2013


Экономика

 

Ислам Зарипов
cтарший научный сотрудник Центра исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан, имам Московской Соборной мечети

 

Ризаэтдин Фахретдин (1859–1936) — выдающийся татарский и башкирский писатель-просветитель, учёный-востоковед, религиозный деятель

 

Активное участие не только в религиозном обосновании предпринимательской деятельности, а непосредственно во многих торговых и даже ссудных товариществах принимали передовые татарские богословы и представители духовенства.

 

Галимджан Баруди (1857–1921) — религиозный и общественный деятель, один из идеологов джадизма. Основатель и руководитель медресе «Мухаммадия»

 

Быстроразвивающийся капитализм, развитие промышленности и, как следствие этого, укрепление и развитие западных стран, одновременное с этим колоссальное отставание мусульманского Востока, а также формирование по соседству русской буржуазии заставляет передовых татарских богословов — лидеров нации — вернуться к истинному значению науки и экономики, промышленности и сельского хозяйства в Исламе.

 

Шихабуддин Марджани
(1818–1889) — знаменитый теолог, философ, историк, религиозный реформатор и просветитель

Фаизханов, Габделгаллям б. Фаизхан (1850–1910) — экономист, просветитель. Младший брат Х. Фаизханова

 

Передовые татарские богословы в своих работах пытаются разрушить эти надуманные стереотипы, приводя примеры из Корана и Сунны, жизни первых поколений мусульман и воззрений мусульманских ученых. Они призывают нацию к получению образования, получению специальности, работе и стремлению к успеху, приобретению богатства и благотворительности. Богатство и успех отдельного мусульманина, по их мнению, есть частичка богатства и успеха всего народа. Богатство рассматривается ни как цель, а как средство сохранения мусульман как общности и ее процветания.

«Вне всяких сомнений, что богатство очень хорошо для нации (миллят). Богатая нация может управлять другой нацией. Ее слово везде может быть авторитетным. Она способна сделать для своих людей разнообразные благие дела. Для народа всегда находится разнообразная работа, а немощные и инвалиды всегда сыты. Люди в общем веселые, доброжелательные и жизнь проводят в спокойствии и радости. Люди же бедной нации в поисках работы для пропитания идут в подчинение к другой нации и становятся ее рабами. Народ рассеивается и становится бессильными. Общества и компании, не обладающие капиталом (мал), становятся беспомощными, не имеют сил противостоять натиску других, становятся банкротами и исчезают. Немощные и инвалиды ходят голодные и раздетые... Такая нация не сможет найти средства на реформы и прогресс. И ее, в конечном счете, ждет исчезновение»

 

Хусаин Фаизханов
(1823–1866) — известный татарский ученый-ориенталист, просветитель и общественный деятель

Муса Акъегетзаде
(1864–1923) — исламский мыслитель и основоположник тюркской экономической науки и мыслитель

Муса Бигиев (1873–1949) — общественный и религиозный деятель, публицист, богослов

 

Одной из первых публикаций по экономическим вопросам можно назвать изданное без авторства в казанской типографии татарским предпринимателем Йусуфом Апаневым в 1808 г. «Рисала-и Мухаммад Афанди», или «Рисала-и му‘амалат».

 

Ислам Зарипов

Обзор публикаций по исламской экономике
татарских богословов в конце XIX — начале XX в.
 1

Теоретические вопросы исламской экономики, практические возможности ее применения в современной международной системе экономических взаимоотношений и использование ее принципов в рамках законодательств секулярных государств сегодня широко обсуждаются как в среде мусульманских богословов, так и светскими учеными.

Однако, так ли нова эта проблема? Были ли в истории экономической теории и исламского права примеры подобных обсуждений и исследований? Получили ли они практическое применение в экономической деятельности тех или иных стран, организаций или частных предпринимателей?

Для ответа на эти вопросы хотелось бы обратиться к экономической истории татарского народа в конце XIX — начале XX в. Уникальность татарского народа заключается в том, что к рассматриваемому периоду татары уже более девяти веков были носителями мусульманских традиций, из которых последние три века они были лишены собственной государственности и жили в составе православного государства — Российской империи. Однако при этом конец XIX — начало XX в. считается пиком экономического, политического, образовательного, культурного и богословского развития татарской нации.

Торгово‑экономические традиции формировались в Волго-Уральском регионе с древнейших времен. Основополагающими стали периоды мусульманских государств Волжской Булгарии, Золотой Орды и татарских ханств. Историк и религиозный деятель начала ХХ в. Р. Фахретдин писал, что Волжская Булгария по развитию торговли находилась на третьем месте в мире после Греции и Ирана. Археологические и письменные источники подтверждают, что города Болгар и Биляр являлись центрами транзитной торговли, в них стекались товары из Ирана, Китая, Индии, Византии, Руси и других государств. Арабский путешественник Х в. Ибн Фадлан отмечал, что в Булгарии много купцов.

Торговля продолжала развиваться в Золотой Орде, позже в Казанском ханстве. Выгодное экономическое и географическое положение Казани на караванных и водных путях способствовало быстрому формированию в XV–XVI вв. купеческого сословия, возникновению крупных международных ярмарок (Гостиный остров, Арская летняя ярмарка, Ташаяк и др.) и слобод иноземных купцов (например, армянская слобода) 2.

Падение Казанского ханства в 1552 г. и русское завоевание Среднего Поволжья и Приаралья во второй половине XVI в. привели мусульман края к серьезнейшим экономическим потрясениям. Городское население, ориентированное на торговлю и ремесло, было вынуждено заняться сельским хозяйством из-за запрета селиться в городах и поселениях, расположенных вдоль берегов рек и крупных торговых путей. Также вплоть до 1685 г. действовал запрет мусульманскому населению заниматься торговлей.

К концу XVIII в. мусульманские феодалы, использовавшиеся царским правительством для эффективного управления местными территориями и в армии, были уравнены с сословием государственных крестьян.

Начиная со второй половины XIX в. татарские предприниматели развивали бурную деятельность и, несмотря на серьезные преграды со стороны русской буржуазии и самодержавного правительства, завоевывали все новые и новые рынки, что позволило им к концу XIX — началу ХХ в. не только задавать тон в российской торговле, но и вести операции за рубежом в компании и наравне с солидными воротилами западного бизнеса 3. По данным Х. Х. Хасанова, к 1914 г. у татар по всей России имелось 154 торговых дома, капитал которых составлял почти 5 миллионов рублей 4. В одной только деревне Красный Остров Симбирского уезда с населением 5 тыс. человек в 1917 г. было 18 купцов, двое из которых имели капитал около 100 тыс. рублей 5. Одним из существенных показателей развития татарских торгово‑коммерческих структур является активная коммерческая и финансовая деятельность за границей Российской империи, причем не только в мусульманских странах, но и в самых развитых капиталистических государствах — Германии, Англии, США и Японии. Например, один из видных представителей торговой компании братьев Хусаиновых, столпов татарского делового мира, писал: «Эта голова ворочает двадцатимиллионным состоянием, управляет собственной конторой в Германии, Америке, Лондоне и Париже» 6.

Активное участие не только в религиозном обосновании предпринимательской деятельности, а непосредственно во многих торговых и даже ссудных товариществах принимали передовые татарские богословы и представители духовенства. Так, например, в создании 12 июня 1904 г. в Казани товарищества на вере «Мукомол» для размола муки и ее дальнейшей продажи участвовал Галимжан Баруди (Галиев) — известный богослов и просветитель, основатель и преподаватель новометодного медресе «Мухаммадия», будущий первый свободно избранный муфтий, занимавший этот пост с 1917 по 1921 г. 7. Еще один интересный пример участия духовенства в коммерческой деятельности — создание «Ссудно-сберегательного товарищества» в селе Красный Остров, которое совместно возглавляли местный имам и купец 8.

Вопросы торговли (тижара), ростовщичества (риба), наследования (мирас), сбора и распределения обязательной милости (закят) упомянуты в самом тексте Священного Писания мусульман — Коране, а также в многочисленных изречениях Пророка Мухаммада, который и сам до начала пророчества занимался торговлей. Поэтому с самого зарождения мусульманской юриспруденции (фикх) тема торговли, ростовщичества, наследования, имущественных взаимоотношений и благотворительности являлись предметом обсуждения мусульманских правоведов (факих).

Быстроразвивающийся капитализм, развитие промышленности и, как следствие этого, укрепление и развитие западных стран, одновременное с этим колоссальное отставание мусульманского Востока, а также формирование по соседству русской буржуазии заставляет передовых татарских богословов — лидеров нации — вернуться к истинному значению науки и экономики, промышленности и сельского хозяйства в Исламе.

Передовые татарские богословы конца XIX — начала XX в., названные реформаторами и «обновителями религии» (араб. муджадидун; татар. джадитчеляр) в различных разделах мусульманского богословия и образования, основывали свои идеи на возвращении к первоисточникам Ислама — Корану и Сунне, при этом призывая не к буквальному их принятию и следованию (таклид), а к применению методологии первых поколений мусульманских ученых для поиска рациональных ответов на вопросы современности (иджтихад). Используемый татарскими богословами термин джажид происходит от корня джадда, производные от которого также обозначают «возобновление», «возвращение в прежнее состояние» 9. Другой часто употребляемый термин «ислах» несет в себе значение не только «реформа», но и «улучшение», «исправление», «устранение недостатков, пороков и изъянов» 10. Выдающийся татарский богослов Ш. Марджани, называя своего предшественника А. Курсави муджаддид («обновитель»), обосновывает данное понятие изречением Пророка Мухаммада, приводимым в сборниках хадисов Абу Дауда и Тирмизи, в котором говорится: «Один раз в сто лет Аллах будет ниспосылать людей, обновляющих религию» 11.

Одним из направлений этого обновления становится вопрос об активной экономической деятельности, поощрении богатства и благотворительности, получение образования и специальности, возможности участия в торговых отношениях с немусульманами, в банковских операциях, а также вопрос о направлении распределения обязательной (закят) и добровольной (садака) милостыни, благотворительном имуществе (вакф), создании и содержании благотворительных обществ, религиозных и светских учебных заведений. Распространенными стереотипами того времени, пропагандируемыми определенной частью духовенства, находящими подтверждение у некоторых средневековых богословов, являлись мнения о призыве Ислама к полному отрешению от мирского, поощрению отшельничества, порицанию богатства, запрете торговых отношений с немусульманами и изучения нерелигиозных наук, а также многие другие стереотипы, тормозящие развитие науки и промышленности, и как следствие, мешающие обогащению и усилению мусульманского сообщества.

Передовые татарские богословы в своих работах пытаются разрушить эти надуманные стереотипы, приводя примеры из Корана и Сунны, жизни первых поколений мусульман и воззрений мусульманских ученых. Они призывают нацию к получению образования, получению специальности, работе и стремлению к успеху, приобретению богатства и благотворительности. Богатство и успех отдельного мусульманина, по их мнению, есть частичка богатства и успеха всего народа. Богатство рассматривается ни как цель, а как средство сохранения мусульман как общности и ее процветания.

В первом номере татарского журнала «Икътисад» («Экономика»), выпущенного в 1908 г., после программной статьи о цели выпуска журнала и стихотворения о важности богатства и имущества следует статья «Богатство и бедность», в которой говорится: «Вне всяких сомнений, что богатство очень хорошо для нации (миллят). Богатая нация может управлять другой нацией. Ее слово везде может быть авторитетным. Она способна сделать для своих людей разнообразные благие дела. Для народа всегда находится разнообразная работа, а немощные и инвалиды всегда сыты. Люди в общем веселые, доброжелательные и жизнь проводят в спокойствии и радости. Люди же бедной нации в поисках работы для пропитания идут в подчинение к другой нации и становятся ее рабами. Народ рассеивается и становится бессильными. Общества и компании, не обладающие капиталом (мал), становятся беспомощными, не имеют сил противостоять натиску других, становятся банкротами и исчезают. Немощные и инвалиды ходят голодные и раздетые... Такая нация не сможет найти средства на реформы и прогресс. И ее, в конечном счете, ждет исчезновение» 12. В журнале также часто повторяется высказывание: «С помощью выравнивания курса нашей экономики нам необходимо стараться спасти себя от исчезновения».

Уже с начала XIX в. перед татарскими богословами встают вопросы религиозной легализации экономической и финансовой деятельности в новых условиях. Данные проблемы широко обсуждаются в среде татарских богословов и с появлением прессы переходят на страницы татарских газет и журналов.

Одной из первых публикаций по экономическим вопросам можно назвать изданное без авторства в казанской типографии татарским предпринимателем Йусуфом Апаневым в 1808 г. «Рисала-и Мухаммад Афанди», или «Рисала-и му‘амалат». Книга, как было свойственно ранним казанским изданиям, не имела титульного листа и, по оценке исследователей, имела явно османское происхождение 13. Сам автор данного произведения говорит о том, что в его время еще нет широко распространенного и признанного сочинения на тюркском языке о правовых взаимоотношениях между людьми (данный раздел в исламском праве называется муа‘малат), и он желает восполнить этот пробел, так как осознает острую необходимость руководства в области торговли 14. Однако в этом трактате речь в меньшей степени идет о содержащихся в Коране и Сунне правовых запретах и обязанностях при занятии каким-либо промыслом, а больше внимания уделяется этическим вопросам ведения торговой деятельности (адаб).

В самом начале произведения говорится о важности занятия ремеслом или торговлей, о том, что Бог повелел в этом мире целеустремленно заниматься каким-либо видом деятельности, и даже торговля с добрыми намерениями обязательно принесет вознаграждение 15. В первой главе книги сообщается в общей сложности о 27 опасностях, угрожающих морали торговца, описываются различные виды мошенничества, содержится запрет на искусственное завышение цен, спекуляции при помощи затягивания продаж и использования монополии. Интересно отметить тот факт, что в книге нет ни одного указания относительно ведения торговли с немусульманами.

Вторая глава посвящена вопросу ростовщичества (риба). Автор трактата далек от максималистских требований и, наоборот, во многих случаях выступает пропагандистом различных правовых уловок (хила) при заключении кредитных торговых сделок. Так, например, он описывает тройную сделку, когда один продает другому какой-либо предмет стоимостью 12 курушей и за это получает долговую расписку. Купивший этот предмет за долговую расписку в 12 курушей продает этот предмет третьему за 10 курушей, который в свою очередь перепродает ее вновь первому владельцу за 10 курушей. Результатом данной торговой операции является то, что первый покупатель практически как кредит получает 10 курушей и остается должен ему же 12 курушей. Такие действие называются автором трактата законными (му‘амала шар‘ийа) до тех пор, пока предметом торговли не являются золото или серебро и берется не более 15 %. Данное положение подтверждено ссылкой на некий «славный указ» (ферман-и шериф) 16.

В третьей главе трактата говорится о сделках, связанных с сельским хозяйством. В заключительной главе автор выступает против взяток (рашва) властителям или судьям (кади), которые должны получать фиксированную заработную плату. В тоже время в трактате оговаривается важное положение о том, что если с помощью взятки можно уберечь мусульманина от какого-либо несчастья, то дающий взятку освобождается от ответственности. Принимать же взятку мусульманину запрещается в любых случаях. Данное положение, по мнению исследователя М. Кемпера, легитимизирует дачу взяток мусульманами христианским чиновникам, которая часто встречались в российской действительности и была необходимой как в целях развития предпринимательства, так и при строительстве мечетей и медресе 17.

Хотелось бы также отметить отдельные актуальные высказывания, встречающиеся в трактате «Рисала-и Мухаммад Афанди». Автор трактата требует отменить плату денег за действия, связанные с богослужением (чтение молитв, рецитация Корана и т. п.), а также называет плату имамам, муэдзинам и учителям ошибкой поздних поколений мусульман. Ошибочным, по его мнению, является также создание религиозного фонда (вакфа) с помощью наличных денег.

Следует отметить, что высказывания трактата довольно редко обосновываются конкретными цитатами из Корана, Сунны или правовых произведений. Лишь в конце произведения называются некоторые сочинения ханафитской богословско-правой школы (мазхаб), среди которых «Фатва Кадихан» аль-Фиргани, «Мутлака л‑абхур» аль-Халаби, «Тарика мухаммадия».

Особое место среди публикаций татарских просветителей на тему экономики занимают произведения Габделгалляма Фаизханова (1850–1910), ученика выдающегося богослова Шихабуддина Марджани (1818–1889), и родного брата известного просветителя и богослова — Хусаина Фаизханова (1828–1866). В своих произведениях — «Мухаррик аль-Афкар» («Двигатель мыслей») и, особенно, в «Китаб маджалис ас-сарват ва-л‑магаш» («Книга бесед о средствах к жизни и изобилию») Габделгаллям Фаизханов анализирует целую систему важнейших экономических понятий. К ним относятся учения: о труде, производственной деятельности и необходимости их осуществления как условия создания материальных благ и существования общества; о потребности человека в средствах существования и факторах, определяющих эту потребность; о составных частях процесса производства; о законах природы и их объективном характере; о необходимости изучения, познания и использования требований законов природы в практической деятельности людей; о необходимости образования, повышения уровня знаний как условия использования обществом веществ и энергии природы; о роли науки, просвещения и образования, медицины и условий жизни «рабочей части народа» в создании материальных благ; о развитии производства и факторах (включая разделение, специализацию и кооперацию труда), воздействующих на него; об абсолютном (совокупном) и чистом доходе общества; о рабочем дне и его делении на необходимое и «обычное» (т. е. «прибавочное») время; ряд положений, моментов о заработной плате; об основах обмена; о натуральном хозяйстве и товарном производстве; о товаре и его свойствах; о величине стоимости товара; об индивидуальном о общественно-необходимо рабочем времени; о цене товара и влиянии на нее соотношения между спросом и предложением; о земельной (дифференциальной) ренте; о деньгах, причинах их возникновения и выполняемых ими функциях; о кредите и его формах; о банках и их видах; об акционерных обществах, товариществах, компаниях 18.

Безусловно, что данные темы рассмотрены автором с точки зрения классической школы политической экономики 19. Однако при этом не стоит забывать, что Г. Фаизханов получил религиозное образование в казанском медресе «Марджания» и, окончив его, преподавал в нем два года.

Произведение «Китаб маджалис ас-сарват ва-л‑магаш» («Книга бесед о средствах к жизни и изобилию»), написанное Г. Фаизхановым в 1890 г. на 209 страницах, так и не вышло из печати. Рукопись этой работы в настоящее время хранится в Академии наук Башкортостана, а перевод текста с арабской графики на современный татарский язык и исследование провел доктор экономических наук, профессор Ф. Г. Газизуллин.

Второй экономический труд Г. Фаизханова — «Мухаррик аль-Афкар» («Двигатель мыслей») — был опубликован в Казани в 1893 г. А в 2006 г. в издательстве Нижегородского исламского института им. Х. Фаизханова был выпущен перевод этого произведения на русский язык, выполненный И. Ф. Гимадеевым.

Особое место в истории мировой экономической мысли занимает Муса Акъегетзаде. Он внес весомый вклад в экономическую теорию, сумев создать экономическую систему, в которой пропущены сквозь призму мусульманского права достижения мировой и российской экономической науки. Благодаря популяризации этих идей в Османской империи, в которую он переехал в возрасте 24 лет, в Турции впервые начинает развиваться экономическая наука. Интересно также отметить, что ряд турецких исследователей сообщает, что в период преподавания М. Акъегетзаде экономики в Военной Академии Стамбула, его лекции посещает и будущий основатель Турецкой Республики — Мустафа Кемаль Ататюрк 20.

Из произведений М. Акъегетзаде, изданных в Турции, известны три работы. Первая, «Аврупа мядяниятеня бер назар» («Один взгляд на европейскую культуру (цивилизацию)», была издана в 1899 г. в Стамбуле в издательстве Джемаль Эфенди. В 1906 г. она была опубликована в России в журнале «Аль-‘асру аль-джадид», издаваемом в г. Уральске. В 1996 г. в г. Анкаре Турецким религиозным фондом в серии «Читай и задумайся» книга была переиздана 21.

Вторая работа, «Икътисад яхут илми серует: Азадеки тижарет ве усули химая» («Экономика, или наука о богатстве: свободная торговля и способы ее защиты (протекционизм)»), выходит в свет в Стамбуле в 1898 г. В архиве стамбульской библиотеки «Сулеймания» сохранилось всего несколько экземпляров этой книги.

Третья работа, «Илми тижарет веяхут илми икътисад» («Наука о богатстве, или наука об экономике»), была напечатана в 1900 г. в Стамбуле. Решение об ее издании было принято Советом по Военному образованию, что означало признание ее официальным учебником для высших учебных заведений Османской империи 22.

Исследователи называют М. Акъегетзаде приверженцем классической школы политической экономии. Однако нехарактерным для этой школы представляется рассматриваемый им принцип редкости, который автор характеризует как нематериальное, божественное начало. Опираясь на принципы традиционной школы, он определяет процент как естественную цену капитала, возникающую в результате действия объективных рыночных законов. Таким образом, им создается собственная интерпретация классической макроэкономической модели, сформировавшаяся в значительной степени под влиянием исламской концепции миропорядка, в которой учитываются особенности социально-экономических отношений в Западной Европе, России и Османской империи на рубеже XIX–XX вв.

Муса Акъегетзаде занял в Османской империи место одного из основоположников экономической науки. Его рекомендации были использованы в программных документах, в решениях по вопросам внутренней и внешней политики Турции в 30—40‑х гг. XX в. 23.

Огромный вклад в публикацию экономических произведений внесла татарская пресса, начало которой было положено в 1905 г. На страницах многочисленных газет и журналов обсуждались различные проблемы, актуальные для татарского общества данного периода. Безусловно, одной из ключевых тем становится экономика. Помимо экономических колонок и специальных статей в различных общественных и религиозных периодических изданиях, с 1908 по 1913 г. издается первый специализированный экономический журнал «Икътисад» («Экономика»), основателем, редактором и издателем которого был имам г. Самары Мухаммадфатых Муртазин, получивший религиозное образование в казанском медресе «Марджания». Помимо религиозно-преподавательской и редакторско-издательской деятельности, М. Муртазин являлся членом правления самарского кредитного банка и, как пишет профессор Ф. Г. Газизуллин, был одним из идеологов татарской буржуазии 24.

На страницах журнала «Икътисад» («Экономика») отображена история развития общественно-политической и экономической мысли начала XX в., развитие ремесла и сельского хозяйства, история исламской экономики и мусульманского богословия, касающегося других сфер жизнедеятельности, а также другие вопросы.

Статьи журнала по исламской экономике можно разделить на следующие условные группы, каждая из которых требует отдельного исследования:

— Связь исламской религии и экономики (например, статья «Ислам и экономика («Ислам вә икътисад») — 1909. № l. С. 1–2);

— Описание экономического положения мусульман в различных регионах России и в целом по стране (например, статья «Исламское богатство в России» («Русиядә Ислам байлыгы») — 1909. № 7. С. 195–196).

— Описание экономического положения мусульман в других странах (например, статья «Мусульмане Китая» («Кытай мөселманнары») — 1911. № 8, 9 10. С. 294.

— Банковские вопросы и проблема создания мусульманского банка (например, цикл статей «Банковские вопросы» («Банк мәсьәләсе») — 1909. № 6. С. 196–171; № 7. С. 203–205; № 9. С. 266–268);

— Отношение Ислама к акциям, облигациям, долговым бумагам, кредитам и векселям (например, статья «Виды кредита» («Кредит нәүгълары») — 1910. № 3. С. 74–75);

— Страхование (например, статья «Страхование [торговых компаний]». 1910. №°5. С. 133–134);

— Нравственные вопросы исламской экономики («Влияние профессии на нравственность» («һөнәрнең әхлаккә тәэсире») — 1913. № 1. С. 13–14; см. также: № 52, 217, 616, 856, 934);

— Религиозно-правовое обоснование дозволенности или запрета новых продуктов и веществ, технологий в промышленности (например, статья Мирзагабдрахмана Минушева «Изготовление изделий из рогов и костей» — 1912. № 8. С. 243–246);

— Создание кредитных товариществ (Махмуд Исхаков «Открытие общества по малым долгам [Бугульминский уезд, деревня Альметьевск]» — 1912. № 3. Б. 88. Автор журнала: имам из Большого Шырдана Махмуд Исхаков);

— Вопросы образования (например, статья «Программа для мусульманских школ» — 1911. № 3. С. 94–95).

Необходимо отметить, что журнал позиционировался не как религиозный, а как экономический и общественный. Однако, помимо вышеуказанных тем по исламской экономике, статьи по другой тематике также зачастую содержали в себе элементы мусульманского права и мировоззрения 25.

Актуальная и сегодня проблема создания в России Исламского банка была так охарактеризована одним из авторов журнала: «Нам, мусульманам России, составляющим 25–30 миллионов человек, ни на минуту не следует забывать о создании банка. Рано или поздно это должно быть сделано. Разрешение данной проблемы будет означать и решение вопроса об экономической жизни и смерти миллионов мусульман России» 26.

На своих страницах журнал также призывает мусульманских богословов дать религиозно-правовые заключения относительно возможности использования кредита, исходя из принципа необходимости и пользы для мусульманского сообщества в современных условиях. Говоря о необходимости открытия Исламского банка, авторы журнала заявляют: «До сегодняшнего дня мусульмане, беря деньги в банке, платили ему проценты, а сами давать под проценты не могли. Если бы был отдельный мусульманский банк, то проценты по депозиту покрывались бы кредитными процентами, и мусульманское богатство не уходило бы вне мусульманского сообщества, а оставалось бы у себя» 27.

Еще один торгово‑экономический и ремесленно-промышленный журнал на татарском языке выходил в Казани с 1912 по 1917 г. под названием «Русия саудаси» («Торговля России»). Его издателем, как и коммерческого татарского календаря, был Ш. Шагидуллин. Основная цель журнала — указать мусульманам России пути развития национальной торговли и промышленности, увеличения национального богатства. Помимо прочих экономических вопросов в журнале были открыты разделы об экспорте и импорте, а также о страховании. В соответствии с программой журнала главное внимание уделялось вопросам торговли, в том числе и ее религиозно-правовым положениям. Так, например, в статье «Женщины и торговля» был рассмотрен актуальный вопрос положения мусульманской женщины в экономических взаимоотношениях.

Также в ряде статей журнала выдвигалась идея об особых торговых качествах татарского народа на генетическом уровне. Так, например, в статье «Торговля у российских татар» утверждалось: «Нам известны некоторые истины — у татар в крови содержится коммерческая способность» 28.

Один из авторов ряда статей в журнале «Русия саудаси» («Торговля России») Г. Гафуров в экономике уделяет особое место торговле, которой занимался и сам Пророк Мухаммад. Автор статей называет торговлю основной надеждой экономической мощи татарского народа, национальным ремеслом 29. Именно торговля, по его мнению, является «душой и кровью мира», ради которой живет весь мир, и проглатываются государства 30. «Поэтому прогрессу нашей торговли, ее развитию вровень с эпохой мы должны уделять больше внимания» 31, — резюмирует Гафуров.

Журнал «Русия саудаси» («Торговля России») стремился вооружить читателей теоретическими и практическими знаниями в области экономики. Призыв учиться, повышать культурно-образовательный уровень, приобретать профессиональные знания и уметь вести дела на уровне требований сегодняшнего дня и прибыльно, шире использовать машины, новые методы производства и новую технологию, более совершенные формы организации и управления производством и торговлей, осознать необходимость, выгоду товариществ, акционерных обществ, союзов, открытие мусульманского банка — вот лишь некоторые из тем журнала.

Эти два журнала были специальными экономическими изданиями на татарском языке в начале XX в. Однако, как уже отмечалось выше, многие другие неспециализированные издания также не обходили стороной актуальные вопросы связи исламских постулатов и экономики. Из них хотелось бы особо выделить журнал «Шуро» («Совет»), главным редактором которого был выдающийся татарский богослов и историк, в разное время занимавший пост кадия и муфтия, Ризаэтдин Фахретдин (1859–1936). В двадцати двух номерах журнала за 1915–1916 гг. были опубликованы крупное монографическое исследование Мустафы Сайфульмулюкова «Проблема процента в экономической истории (II—ХIХ вв.)» и цикл модернистских статей Закира Аюханова «О ростовщичестве» 32. Также в различных номерах журнала выходили статьи о банках, кредитных обществах, бумажных деньгах, процентах, страховании и даже лотереи.

Еще один журнал «ад-Дин валь-Адаб» («Религия и нравственность»), редактором которого был другой выдающийся татарский богослов, занимавший с 1917 по 1921 г. пост муфтия Галимжан Баруди (1857–1921), также публикует на своих страницах статьи по исламской экономике. Здесь можно познакомиться с публикациями самого Г. Баруди относительно проблемы процента, банков и исламской экономики, а также с исследованиями в этой области другого видного татарского богослова — Мухаммад Наджипа Тюнтари (ум. в 1930 г.).

Помимо вышеуказанных экономических тем, во всей татарской прессе рассматриваемого периода широко обсуждается вопрос сбора и распределения обязательной милостыни (закят), добровольных пожертвований (садака) и милостыни с урожая (‘ушр). Одной из важнейших проблем при этом является возможность их использования на строительство и содержание учебных заведений. Также разбирается вопрос создания и функционирования мусульманских благотворительных обществ и фондов.

Не обошел стороной в своих исследованиях вопросы исламской экономики и последний татарский дореволюционный богослов, выдающийся ученый Муса Джаруллах Бигиев (1873–1949). В 1916 г. в Петрограде был опубликован его труд на старотатарском языке под названием «Закят». Это 96‑страничное произведение не рассматривает, как указывает его название, вопросы обязательной мусульманской милостыни (закят), а касается проблем банковского процента и кредитов. В этой работе изложены взгляды мусульманских правоведов на проблему ростовщического процента с позиции Ислама, а также размышления экономистов и философов о банковском проценте и кредите.

Второе произведение М. Бигиева по проблеме банковского процента было напечатано уже в эмиграции в 1946 г. в индийской области Бахопал под названием «ар-Риба ва-л‑бунук фи-л‑ислам» («Ростовщичество и банки в Исламе»).

Другой труд на арабском языке под названием «Сахифат ал-Фара’ид» («Записки о праве наследования») был опубликован там же в 1945 г. В данном произведении изложен новый, основанный на Коране, подход к праву наследования в Исламе. В книге выражается мысль, что все правоведы от древности до современности выводили право наследования из 11‑го и 12‑го аятов 4‑й суры «ан-Ниса» («Женщины»), тогда как в Коране имеются еще 17 аятов, которые должны стать основой этой отрасли исламского права. В произведении рассматриваются данные семнадцати аятов.

Еще одна работа «Та’мин ал-хайат ва-л‑амлак» («Страхование жизни и имущества») была опубликована на арабском языке в 1944 г. в Бахопале.

В произведении «Ал-усул ал-джалалийа» («Божественные основы»), написанном в 1946 г. в Бомбее, М. Бигиев, также как и в предыдущих трудах по мусульманскому праву, отдельно и подробно рассматривает различные вопросы, которые казались ему наиболее важными, в том числе и касающиеся исламской экономики, такие как процент (фа‘ид), имущество (мулкийат) и др.

Также известны и другие произведения богослова, которые, так или иначе, затрагивают вопросы исламской экономики, такие как «аль-Мулк ва асбабуху ва усулуху» («Причины и основы имущественного права») и «Китаб фи усул ал-маварис» («Книга об основах наследственного права») 33.

Таким образом, проведя обзор публикаций татарских богословов по исламской экономике в конце XIX — начале ХХ в., можно прийти к выводу, что актуальные сегодня теоретические и практические вопросы применения исламских экономических принципов в условиях рыночной экономики и немусульманского законодательства были достаточно подробно рассмотрены татарскими богословами уже более ста лет назад. Практическое применение предпринимателями этих богословско-правовых заключений позволило татарам в начале ХХ в. стать одним из самых экономически развитых и европейски образованных мусульманских народов, а также способствовало их активному участию в российской и мировой экономической жизни.

Сегодня, в поисках возможности применения исламских экономических механизмов в мировой и региональной экономике, а также пути экономического подъема мусульманских стран и народов, сохраняя при этом религиозную и национальную идентичность, необходимо глубоко изучить богословское и экономическое наследие наших предков, в котором, возможно, и скрываются ответы на вопросы современности.

Сноски:

1 Доклад на международной научно-практической конференции «Духовное наследие мусульманских народов России и Ближнего зарубежья». Казань, 2010 г.

2 http://www.ite.antat.ru/articles/kupechestvo.html

3 Амирханов Р. У. Татарский народ и Татарстан в начале ХХ века. Исторические зарисовки. Казань: Татар. кн. изд-во, 2005. С. 92.

4 Хасанов Х. Х. Формирование татарской буржуазной нации. Казань: Татар. кн. изд-во, 1977. С. 219–220.

5 Хафизов М. З. Нижегородские татары. Очерки истории. Нижний Новгород: ГИПП «Нижполиграф», 1998. С. 25.

6 Амирханов Р. У. Указ. соч. С. 105.

7 Там же. С. 101.

8 Хафизов М. З. Указ. соч. С. 27.

9 Баранов Х. К. Арабско-русский словарь (ок. 42 000 слов). 6‑е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1985. С. 119–120.

10 Там же. С. 443.

11 Мараш И. Религиозное обновление в тюркском мире (1850–1917) / Пер. с тур. яз. Казань: Иман, 2005. С. 13.

12 Байлык вә ярлылык (Богатство и бедность) // Икътисад (Экономика). 1908. № 1. С. 3–4.

13 Кемпер М. Суфии и ученые в Татарстане и Башкортостане. Исламский дискурс под русским господством / Пер. с нем. яз. Казань: Российский исламский университет, 2008. С. 238.

14 Рисала-и Мухаммад Афанди. Казан: Гимназия, 1808. С. 3.

15 Там же. С. 5–7.

16 Рисла-и Мухаммад Афанди. С. 72–74.

17 Кемпер М. Указ. соч. С. 241.

18 Газизуллин Ф. Г. Татарская экономическая мысль на путях к марксизму 1880–1917 гг. Казань, 1980. С. 178–179.

19 Фаизханов Г. Ф. Мухаррик аль-афкар (Двигатель мыслей) / Пер. с тат. яз. И. Ф. Гимадеев; вступ. сл. Г. С. Закиров. Н. Новгород: Махинур, 2006. С. 47.

20 Хадиуллина Г. Н. Экономические идеи в наследии Мусы Акъегетзаде (1864–1923) // Проблемы современной экономики. 2003. № 1 (5).

21 Там же.

22 Там же.

23 Там же.

24 Газизуллин Ф. Г. Дорогой к правде (Социально-экономические интересы классов и татарская экономическая литература 1880–1917 гг.). Казань, 1979. С. 45.

25 «Икътисад» журналының (1908–1913) фәнни-библиографик күрсәткече // Гасырлар авазы (Эхо веков). 2001. № 1/2.

26 Проблема национального банка // Икътисад (Экономика). 1913. № 5–6.

27 Икътисад (Экономика). 1910. № 8. С. 232.

28 В торговом мире // Русия саудаси (Торговля России). 1916. № 3.

29 Русия судаси (Торговля России). 1917. № 10. С. 68.

30 У нас мелочность // Русия судаси (Торговля России). 1915. № 11. С. 153.

31 Русия судаси (Торговля России). 1917. № 10. С. 68.

32 Сәйфелмөлеков М. Икътисади тарихта «риба» мәсьәләсе // Шуро. 1915. № 14–24; 1916. № 6–9; һәм Аюханов Закир. Риба хакында // Шуро. 1915. № 2–12; 1916. № 9–19.

33 Гёрмез М. Муса Джаруллах Бигиев. Казань, 2010. С. 150–151.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.