Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

«Ислам в Санкт-Петербурге» — энциклопедический словарь
13.11.2011

П

Павел I и мусульмане. П. (1754–1801, СПб.), Павел Петрович, – российский император (с 1796), сын Петра III и Екатерины II. Насаждал централизацию в гос. аппарате, провел некоторые реформы в армии, облегчил положение крепостных (сократил барщину до 3 дней в неделю) и попытался ограничить власть дворянства. Готовил военно-стратегический союз с Наполеоном Бонапартом. Был убит группой заговорщиков из гвардейских офицеров в ночь с 11 на 12 (23–24) марта 1801 г.

При П. малочисленная татарская община СПб. и военнослужащие-мусульмане собирались на праздничное богослужение в Таврическом дворце, который П. в качестве мести матери за свое униженное положение при ней передал под хозяйственные нужды военных, под казармы.

По указу П. от 29.11.1796 г. в Оренбургской губ. в дворянском звании были восстановлены 235 татарских князей и мурз. В 1797 г. именным царским указом были причислены к потомственному дворянству 350 чел., в т. ч. 231 – из Оренбургской губ., 8 – из Тамбовской, 15 – из Саратовской, и 96 – из Пензенской губ.

П. продолжил толерантный внутриполитич. курс в отношении мусульман, что было зафиксировано в утвержденных им воинских уставах.

В 1798 г. учредил Башкирское иррегулярное войско, состоявшее из мусульман.

После многочисленных обращений мусульман в 1800 г. П. разрешил открыть частную татарскую типографию в Казани.

Лит.: Загидуллин И. К. Мусульманское богослужение в учреждениях Российской империи (Европейская часть России и Сибирь). – Казань; Каримуллин А. Г. У истоков татарской книги. Изд. 2-е, исп. и пер. – Казань, 1992.

И. З.

Паллас Петр Симон (22.09.1741, Берлин – 08.09.1811, Берлин) – путешественник и естествоиспытатель, этнограф, лингвист, проф. СПб. АН.

Род. в семье врача. Обучался в Германии, Голландии и Англии. В 1760 г. защитил диссертацию. В 1767 г. был приглашен в Россию и избран академиком СПб. АН по естественной истории. Возглавлял экспедицию АН в центр. губернии, в р-ны Поволжья, Урала, Зап. Сибири, Алтая и Забайкалья (1768–74), во время которых был собран интересный материал по зоологии, ботанике, палеонтологии, геологии, географии, этнографии, культуре, быту и языкам населяющих эти р-ны народов, по экономике исследованных областей. Собранные П. коллекции были переданы в Кунсткамеру и Берлинский ун-т.

Итоги его экспедиции были изложены в вышедшей в СПб. сперва на нем. яз. 3-томной монографии «Путешествие по разным провинциям Российской империи» (1771–76), переведенной затем на фр., итал. и рус. яз. П. зафиксировал обширные сведения о народах Поволжья и Сибири, в т. ч. о мус. народах. В частности, им были подробно описаны каменные постройки Булгара и его надмогильные памятники, связанные с древними кладбищами или отдельными сохранившимися зданиями-мавзолеями; описаны Ханское кладбище и мавзолей Шах-Али в Касимове и др.

П. был учителем будущего императора Александра I и его брата Константина Павловича. В 1767–93 гг. заведовал зоологическими коллекциями Кунсткамеры, а в 1793–94 гг. посетил южные губернии России для описания их климата. В 1795–1810 гг. жил в Крыму, где написал 3-томную монографию по фауне России, в 1810 г. вернулся в Берлин.

Издал словарь языков и наречий народов России. За научные заслуги был избран членом мн. научных обществ и академий, в т. ч. Лондонского королевского общества (1763) и Академии естествоиспытателей (Леопольдина).

Лит.: Колчинский Э. И. Паллас Петр Симон // Три века Санкт-Петербурга. Энциклопедия: В 3-х т. Осьмнадцатое столетие. Кн. 2. – СПб., 2003, с. 85–86; Райков Б. Е. Русские биологи-эволюционисты до Дарвина. Т. 1. – М.–Л., 1952.

И. З.

Памятники поэтам и мыслителям мусульманского Востока в СПб. Период гос. атеизма и школьное атеистическое воспитание, полученное многими поколениями этнических мусульман, отразились в идее установки в СПб. по инициативе нац.-культурных автономий П.

П. великому поэту и мыслителю XII в. Низами Гянджеви, созданный в сотрудничестве бакинским скульптором Герушей Бабаевым (нар. художник Азербайджана, выпускник художественно-промышленного училища им. В. Мухиной) и петерб. архитектором Феликсом Романовским, открыт в июне 2002 г. президентами России и Азербайджана В. Путиным и Г. Алиевым при участии лидеров Азербайджанской НКА СПб. (см.: Нац. организации и СМИ мус. народов СПб.). В СПб. зародилось низамиведение, здесь хранится одна из древнейших рукописей с произведением поэта. 19.10.1941 г. в блокадном городе в Гос. Эрмитаже по инициативе академика-востоковеда И. А. Орбели состоялось торжественное заседание, посвященное 800-летию со дня рождения Низами.

Памятник великому казахскому акыну Джамбулу был открыт 30.05.2003 г. с участием президента Казахстана Н. Назарбаева. Имя Джамбула Джабаева памятно всем ленинградцам военной и послевоенной поры, 6.09.1941 г. газета «Ленинградская правда» опубликовала его поэтическое послание жителям города «Ленинградцы – дети мои / Ленинградцы – гордость моя!», которое звучало по радио, листовки с портретом автора были расклеены по городу.

Памятник создан петербуржцами – скульптором В. Свешниковым и архитектором Ф. Романовским, в содружестве с казахским художником Б. Абишевым по инициативе петерб. казахского общества «Ата-Мекен».

Памятник великому татарскому поэту Г. Тукаю установлен по инициативе татарской общественности на тер. быв. Татарской слободы XVIII в. в июне 2006 г. Авторы – петерб. скульпторы Ян Нейман и Ахнаф Зиякаев. В апреле 1912 г. Габдулла Тукай посетил СПб. по приглашению татарской интеллигенции. Во время 10-дневного визита сначала он остановился у М. Бигиева на Сергиевской ул. (ныне Чайковского), 81, затем в меблированных комнатах на Казанской ул., 5. В июне 2007 г. на этом здании установлена мемориальная доска.

А. Т.

Первый мусульманский приход СПб. первый гражданский приход столичных мусульман, возникший в 1822 г.

В нач. XIX в. в СПб. все еще отсутствовал официально зарегистрированный мус. приход, однако И. Пушкарев отмечал, что «турки, татары и вообще магометане, проживающие в Петербурге, не имеют ни мечетей, ни приходов, но между купцами находятся муласы (неуказные муллы. – Ред.), которые в жилищах своих единоверцев отправляют торжественную службы на арабском и татарском языках».

Вопрос о том, кто стал первым гражданским имамом СПб., остается открытым – будущий оренбургский муфтий Габдулвахид Сулейманов (1822?–40) или Мухаммед-Алим Хантемиров (1822?–56). Помимо своих прямых обязанностей по исполнению духовных «треб» у единоверцев, они преподавали основы исламского вероучения в военно-учебных заведениях воспитанникам из мусульман. После увольнения М.-А. Хантемирова от духовной должности в 1856 г. должность имам-хатыба занял его сын Мухаммед-Амин Хантемиров, которого отец назначил своим помощником еще в 1854 г.

В 1865 г. муэдзином прихода стал Хасан Сайфуллин, утвержденный в духовной должности 12 апреля.

Пятничный намаз совершался в квартире муллы, где имелась для этого особая комната. Молельня располагалась на ул. Владимировской, в р-не расселения бухарцев – богатой прослойки мусульман, имевших, несмотря на свою малочисленность, большой вес и авторитет среди мусульман СПб. Однако отсутствие своего молитвенного дома затрудняло имаму проводить 5-временные намазы и иметь постоянное общение с прихожанами.

Во второй пол. XIX в. обществ. намазы в дни исламских религиозных праздников «совершались в залах Благородного собрания.

После отстранения от духовной должности Хантемирова-мл. за противоправный поступок по приговору бухарцев и др. мусульман в числе 458 чел. (20.04.1869 г.) новым муллой был избран Мухаммед-Шакир Юнусов (ум. 22.11.1914), имам дер. Овечий Овраг Сергачского уезда Нижегородской губ. Губернское правление, учитывая отсутствие в городе духовного лица, в июне 1869 г. разрешило ему временно исполнять должность имама. Когда Петерб. губернское правление сообщило в ОМДС о намерении назначить М.-Ш. Юнусова муллой, оренбургский муфтий С. Тевкелев, еще незнакомый с ним, высказался за приостановку его деятельности, заявив, что для столичного имама, кроме выбора прихожан, нужно иметь в виду «взгляд начальства на личное достоинство и образование избранного».

После образования в 1870 г. второго мус. прихода в СПб. мусульмане, расселенные в пригородах – Гатчине, Петергофе, Любани и др., – остались в составе П. м. п.

В кон. 1870-х гг. пятничные богослужения проходили на квартире имама М.-Ш. Юнусова в Московской части – в 6-м доме на углу Ямской ул. и Свечного пер. В 1879 г. имам безрезультатно просил возобновления уплаты суммы, выделявшейся в 1850–78 гг. городской думой на путевые расходы гражданского имама для посещения разл. гос., судебных и обществ. учреждений по требованию властей. В качестве аргументов он указывал на увеличение численности мусульман и объема работы по «вызову» властей, рост цен на предметы первой необходимости.

В 1874 г. помощником ахуна М.-Ш. Юнусова был утвержден его сын Мухаммед-Зариф Юнусов, выпускник Апанаевского медресе Казани. В дальнейшем он исполнял духовные «требы» находившихся в больницах, тюрьмах мусульман и единоверцев, служивших в разных обществ. и гос. организациях, вел занятия по основам шариата у курсантов-мусульман в Пажеском корпусе, Павловском, 2-м Константинопольском и Николаевском училищах. В 1888 г. он полностью перенял дела у своего отца по ведению П. м. п.

В 1892 г. молельня П.м.п. находилась на углу Разъезжей и Николаевской ул., 29; в 1896 г. – по адресу: ул. Николаевская, 57; в 1915 г. – Измайловский пер., разъезд 9. Сам М.-З. Юнусов проживал в кон. 1880-х гг. в частном доме купца М.-А. Максутова, расположенном по адресу: Глазовская ул., 14.

Имамы Юнусовы внесли большой вклад в сбор пожертвований для постройки Соборной мечети в СПб. М.-З. Юнусов стал имамом этой мечети, где под его руководством был совершен первый обществ. намаз.

В 1907 г. муэдзин П.м.п. Исмагил Сейфуллин был временно отстранен ОМДС от должности за «неодобрительное поведение». От имени Мус. благотв. общества наряду с др. членами данной организации он курировал охрану и содержание Ново-Волковского мус. кладбища (татарского) в СПб.

После смерти в кон. 1914 г. М.-З. Юнусова П. м. п. возглавил Жалялетдин Нежеметдинов (Соколов).

Лит.: Адресная книга города С.-Петербурга на 1892 год. Под. ред. П. О. Яблонского. – СПб., 1892; Азаматов Д. Д. Оренбургское магометанское духовное собрание в конце XVIII–XIX вв. – Уфа, 1996; Весь Петербург на 1896 год. Адресная и справочная книга г. С.‑Петербурга. – СПб., б. г.; Весь Петроград на 1915 год. Адресная и справочная книга г. Петрограда. Под. ред. А. П. Шашковского. – Пг., б. г.; Загидуллин И. К. Исламские институты в Российской империи: Мусульманская община в Санкт-Петербурге. XVIII – начало ХХ вв. – Казань, 2003; РГИА, ф. 821, оп. 8, д. 667, 982, 1180; Санкт-Петербург по переписи 10 декабря 1869 года. Вып.1. – СПб., 1872; Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского магометанского духовного собрания. 1841–1901 гг. / Сост. Фахрутдинов Р. – Уфа, 1902; ЦГИА РБ, ф. И-295, оп. 3, д. 5402, оп. 6, д. 907.

И. З.

«Петербургское востоковедение» – второе в России научное востоковедное изд-во и первое частное изд-во по данному профилю. Было создано осенью 1992 г., на самом пике кризиса научного книгоиздания в стране.

Основная рабочая серия изд-ва – Orientalia: всё о Востоке с научной точки зрения; в ней вышло уже ок. 50 монографий, написанных научными сотрудниками Ин-та востоковедения и СПбГУ.

В серии «Памятники культуры Востока: Санкт-Петербургская научная серия» осуществляется публикация факсимиле редких и уникальных восточных рукописей, документов, ксилографов, хранящихся в СПб. филиале Ин-та востоковедения РАН.

Серия «Культура и идеология мус. Востока» – совместный проект изд-ва, Восточного фак-та СПбГУ и СПбФ ИВ РАН. Это новейшие учебные пособия, разработанные ведущими специалистами в области мус. культуры (мир Корана, кораническая экзегетика, классическая поэзия и духовные учения).

Серия «Архив российского востоковедения» включает в себя очерки жизни и трудов известных востоковедов, очерки истории крупнейших востоковедных учреждений, архивные материалы, не опубликованные ранее.

В 1999 г. издательство открыло новую универсальную серию – «Мир Востока». Среди исламоведческих работ, изданных в П.в., можно отметить «Ал-Футухат ал-маккийа», «Суфизм» (А. А. Хисматуллин, 1999), «Персидская кораническая экзегетика» (Ф. И. Абдуллаева, 2000), «Коран и его мир» (Е. А. Резван, 2001), «Классический ислам» (М. А. Родионов, 2005), «Ислам в Южной Азии» (И. Ю. Котин, 2007), «Кимийа-йи са‘адат» и т. д. Среди работ есть и такие, что могут быть названы подлинными жемчужинами издательского дела, как, напр., коллекционное издание Корана в не публиковавшемся ранее переводе генерала Д. Н. Богуславского (1871), осуществленное в сотрудничестве с издательской фирмой «Восточная литература» изд-ва «Наука» РАН. Коран переплетен вручную (переплет из телячьей кожи, тисненный золотом и серебром) и помещен в футляр, также обтянутый кожей. Издано сто номерных экземпляров.

Лит.: http://www.rucompany.ru/company.php?id_company=1327

Т. Б.

Петр I и мусульмане. П. (1672–1725) – царь (с 1695), первый российский император (с 1721), сын царя Алексея Михайловича и его второй жены Натальи Кирилловны Нарышкиной.

При П. были осуществлены кардинальные реформы, направленные на превращение России в великую военную державу, появились новые отрасли в отечественной промышленности, совр. армия и флот. При этом на войну и военные нужды уходили 80–85% бюджета, в 1705 г. – 96%. Северная война и др. военные походы, строительство новой столицы – СПб. вызвали огромное перенапряжение народного хозяйства. Из военных походов П. против мус. стран стоит отметить первый поход П. против турок на Азов (1695 г.), Русско-турецкую войну в 1710 г., в результате которой Россия потеряла Азов, и Персидский поход в июле 1722 г., который не принес результатов.

Политика П. по отношению к ясачному населению Поволжья и Приуралья имела ярко выраженную тенденцию к органичению их прав, сужению их возможностей и тех преимуществ, которыми они располагали как люди, лично свободныее от крепостой зависимости. Эти ограничения заключались прежде всего в ограничении в передвижении по стране (новый паспортный режим с 1724–25 гг. позволял контролировать передвижение населения, что негативно сказывалось в свободе предпринимательства и передвижения), ограничении свободы выбора занятий. В 1724 г. для ясачных людей края было введено подушное обложение вместо многочисленных гос. налогов. Подушной податью не были обложены крестьяне из числа «астраханских и уфимских татар и башкирцев и сибирских ясачных иноверцев» – так прав-во учло окраинное положение этих групп мусульман.

Указами П. от 19.01.1722 г. и 23.01.1723 г. предписывалось брать рекрутов из малолетних татар и «прочих мусульман» в денщики, а некоторую часть – в матросы. Между тем в армию брали 20–30-летних мужчин. 10–12‑летние татарские мальчики отрывались от своих родителей и служили в качестве денщиков у морских и пехотных офицеров, в русской среде они теряли свою этноконфесиональную идентичность.

Большое внимание П. уделял ассимиляции татар-мусульман через христианизацию. Указами от 3 и 27 ноября 1713 г. был поставлен ультиматум служилым мусульманам Казанской и Азовской губ.: в случае отказа от крещения в течение полугода подлежали изъятию их поместья вместе с крепостными крестьянами и дворовыми людьми. Политика насильственной христианизации была направлена на устранение татарского служилого землевладения, на котором была основана социальная мощь татарской служилой аристократии.

С появлением указа от 12.07.1715 г. было приостановлено поголовное изъятие у татар поместных владений в казну: разрешалось оставлять в их собственности крепостных из мусульман и забирались лишь крепостные из христиан вместе с их земельными наделами. В результате у мус. феодальной элиты были урезаны земельные угодья и практически не осталось крепостных крестьян. Несмотря на давление, большинство мурз и служилых татар остались мусульманами.

В 1721 г. Синод предложил руководителям Казанской и Вятской епархий открыть спецшколы для детей новокрещеных. В 1723 г. такая школа была открыта в Казани при архиерейском доме. С целью изменения вероисповедания ясачного населения из мусульман согласно указу от 1.09.1720 г. новокрещеные освобождались на 3 года от уплаты налогов и исполнения повинностей. В том же году для награждения новокрещеных и строительства в их селениях церквей прав-во выделило 1 тыс. руб.

П. решил понизить социальный статус служилых татар. Отписка мурз и служилых татар в непривилегированное сословие произошла в два приема. В 1718 г. они были приписаны к Адмиралтейству с возложением повинности заготовлять лес для строительства кораблей и нужд российского флота (см.: Адмиралтейство и татары-мусульмане в первой четверти XVIII в.). В 1725 г. с них стали подушную подать наравне гос. крестьянами. Эту категорию мусульман в народе стали называть «мурзы в лаптях».

Т. о., в отличие от служилых людей др. вероисповеданий, имевших благородное происхождение, которые были записаны в российское дворянство, татарские мурзы, князья из мусульман по воле П. пополнили ряды непривилегированного крестьянского сословия. По способу землевладения они были приравнены к «однодворцам», платившим подушную подать и сохранившим право личного землепользования, хотя до нач. XIX в. в офиц. переписке они именовались служилыми татарами.

В Сибири служилые татары были приписаны к казачеству.

В конце царствования П. татарское население не имело в своем составе привилегированной прослойки, а состояло гл. образом из крестьян и локальной группы служилых людей, несших воинскую повинность на окраине страны.

П. принадлежат первые инициативы по научному изучению, переводу и распространению Корана в России. В основе этого лежало решение конкретных военных и внешнеполитич. задач России на Востоке. По его предписанию в 1716 г. в СПб. был напечатан первый перевод Корана на русский яз., выполненный неизвестным переводчиком с текста на французском яз. Переведенный с латыни труд Дмитрия Кантемира (1673–1723) «Книга систима, или Состояние Мухамеданския религия» был опубликован в СПб. в 1722 г.

В 1722 г. была организована первая в России типография с передвижным арабским шрифтом специально для обеспечения идеологической стороны Персидского похода императора. С целью ознакомления местных мус. народов с причинами похода его «Манифест» на восточных языках был напечатан в Астрахани и распространен среди жителей Прикаспия и Кавказа. «Манифест» стал первым печатным изданием в России на тюркских языках.

Лит.: Калашников Г. В. Петр I // Санкт-Петербург. Энциклопедия. 2-е изд., исп. и доп. – СПб., 2006; Каримуллин А. Г. У истоков татарской книги. От начала возникновения до 60-х годов XIX века. – Казань, 1992; Ногманов А. Татары Среднего Поволжья и Приуралья в российском законодательстве второй половины XVI – XVIII вв. – Казань, 2002.

И. З.

Петроградский мусульманский батальон (декабрь 1917 г. – нач. марта 1918 г.)  – отдельный сводный мус. батальон, сформированный в декабре 1917 г. в Пг. На заседании Исполкома Мус. воен. совета Петрогр. гарнизона (Петрогр. воен. шуро) 8 декабря было решено назначить командиром Петрогр. мус. сводно-гвардейского батальона капитана Искандера Тальковского, ротными командирами – Джалялиева, подпоручика Якова Александровича, прапорщика Халима Муратова и прапорщика Измаила Еникеева. Появление П. м. б. вызвало, согласно газетному сообщению, «великую радость и праздник» столичных мусульман, которые организовали сбор средств на изготовление для него национального знамени. 17 декабря нарком по военным делам Н. И. Подвойский дал согласие на формирование Петрогр. мус. сводно-гвардейского полка с условием, что в его состав войдут только те солдаты, которые «дадут обещание подчиниться советской власти и поддерживать ее». 30 декабря командующий Петрогр. воен. округом К. С. Еремеев докладывал, что командный состав этого полка обязался всецело руководствоваться декретами Совнаркома. В нач. января 1918 г. П. м. б. был преобразован в полк, получивший название Сводно-гвардейского мус. полка. Однако в нач. марта 1918 г. глава Комиссариата по делам мусульман Внутренней России Мулланур Вахитов подписал декрет об упразднении полка ввиду «контрреволюционности» большинства личного состава.

Лит.: Исхаков С. М. Российские мусульмане и революция (весна 1917 г. – лето 1918 г.). – М., 2004.

С. И.

Пиотровский Михаил Борисович – д. и. н., директор Гос. Эрмитажа.

Род. в Ереване 9.12.1944 г. Его отец, Борис Борисович Пиотровский, – выдающийся археолог, директор Гос. Эрмитажа с 1964 по 1990 г.

В 1967 г. П. с отличием окончил Восточный фак-т ЛГУ по кафедре арабской филологии, в 1965–66 гг. стажировался в Каирском ун-те. С 1967 по 1991 г. работал в Ленингр. отделении Ин-та востоковедения, защитил кандидатскую (1973) и докторскую (1985) диссертации. В 1991 г. был приглашен в Эрмитаж заместителем директора музея по научной работе. В июле 1992 г. постановлением прав-ва России П. был назначен директором Гос. Эрмитажа.

П. участвовал в археологических раскопках на Кавказе, в Центр. Азии и Йемене. Автор более 250 научных работ, среди которых – каталоги арабских рукописей, издания средневековых памятников и древних надписей, работы по духовной и политической истории ислама и арабской культуры, археологии Аравии, в т. ч. серии статей по мус. мифологии в энциклопедии «Мифы народов мира», серия статей о пророке Мухаммаде и монографии – «Предание о химйаритском царе Асаде ал-Камиле» (М., 1977, арабские переводы – Сан‘а, Дамаск, Аден, 1978, 1979), «Южная Аравия в раннее средневековье» (М., 1985), «Йемен до ислама и в первые века хиджры» (Бейрут, 1987), «Коранические сказания» (М., 1991), «Ислам. Энциклопедический справочник» (М., 1991, в соавторстве), «Эрмитаж. Собрания и собиратели» (СПб., 1997 в соавторстве), «Земное искусство – Небесная красота. Искусство Ислама» (СПб., 2000), «О мусульманском искусстве» (СПб., 2001).

П. – член-корреспондент РАН, действ. член Российской академии художеств, член президиума Комитета по Госпремиям при президенте РФ, зам. председателя Совета по культуре при президенте РФ, председатель Совета директоров ОРТ, проф. СПбГУ, председатель Союза музеев России.

Награжден орденом Королевского дома Оранских-Нассау (Нидерланды, 1996), орденом Почета России (1997), орденом Почетного легиона (Франция, 1998), медалью Пушкина (1999), орденом Полярной звезды (Швеция, 1999), орденом «За заслуги перед Итальянской республикой» (Италия, 2000), орденом св. Месропа (Армянская апостольская церковь, 2000), Царскосельской премией (2001) и орденом Ярослава Мудрого (Украина, 2003).

Лит.: http://www.orientalstudies.ru/rus/index.php?option=com_personalities&Itemid=74&person=18 – сайт Института восточных рукописей РАН (СПб.).

Т. Б.

Пончаев Жафяр Насибуллович (р. 16.03.1940) – муфтий, председатель Духовного управления мусульман СПб. и Северо-Западного региона России, имам-хатыб Соборной мечети СПб., почетный руководитель ТНКА СПб.

Род. в с. Ср. Елюзань Городищенского р-на Пензенской обл. В 1968 г. поступил в медресе «Мир-и-Араб» в Бухаре, в 1971 г. продолжил учебу в Исламском ин-те им. аль-Бухари в Ташкенте. После окончания ин-та работал отв. секретарем ДУМЕС в Уфе. В августе 1977 г. получил направление в Ленингр. Соборную мечеть в качестве имам-хатыба. В 1991 г. был назначен имам-мухтасибом Мухтасибатского правления Северо-Западного региона РФ. В 1992 г. был создан фонд «Возрождения ислама, исламской культуры и мус. традиции в СПб.», и П. стал его президентом.

В 1994 г. П. стал муфтием ДУМ СПб. и Северо-Западного региона РФ.

В 2008 г. стал ректором СПб. Исламского ин-та религии и права.

Награжден орденом Дружбы и орденом Иоанна Кронштадтского, юбилейными медалями «300 лет Санкт-Петербургу» и «1000 лет Казани».

Женат, имеет 4 детей и 4 внуков.

Лит.: Пончаев Р. Д. Соборная мечеть в Санкт-Петербурге. Очерк истории. – СПб., 2008, с. 6-7; http://ru.wikipedia.orq/wiki/.

А. Т.

Попытка постройки соборной мечети в Кронштадте в нач. ХХ в. Ввиду малой вместимости молитвенного дома военнослужащих флота (см.: Военные имамы в Кронштадте), для удовлетворения религиозных нужд мусульмане Кронштадта в 1910 г. обратились к властям с просьбой разрешить провести всерос. сбор пожертвований для постройки соборной мечети вместимостью 900 чел. на сумму не менее 75 тыс. руб. Предполагалось, что проектируемая мечеть будет местом обществ. богослужения и для военнослужащих, и для гражданских лиц.

Для организации и проведения благотворительной кампании военно-морской ахун А. Алтонбаев составил список Комитета по постройке мечети. В него вошли: председателем Комитета – гл. командир порта и воен. губернатор, членами – командир крепостной артиллерии, начальник инженеров крепости, начальник штаба крепости, гл. доктор Николаевского морского госпиталя В. И. Исаев, начальник штаба порта, гл. инженер-строитель порта, капитан порта, капитан 2-го ранга И. Ислямов, депутат Госдумы Сыртланов, сам Алтонбаев, инженер-строитель В. П. Шаверновский и один выборный из общества мусульман Кронштадта. Как лиц, изъявивших готовность лично пожертвовать до 12 тыс. руб. и гарантировавших сбор остальной суммы, Алтонбаев включил в состав Комитета М.-А. Максутова и Мухаммед-Фатиха Байрашева (СПб.), Хасана Акчурина (Симбирская губ.), Вагапова и Хасана Байбекова (Москва), Летфуллу Бекотова (Астрахань), Сайд-Гани Саид-Азинбаева (Туркестан).

Постройка новой мечети предполагалась на земельном участке, принадлежавшем морскому ведомству – на углу ул. Петербургской и Викторской. Алтонбаев надеялся на бесплатное получение земельного участка под строительство мечети и на небольшую субсидию со стороны морского ведомства и планировал собрать до 1 тыс. руб. среди местных мусульман. Автором проекта являлся Г. А. Косяков.

Для выявления объективной потребности возведения в Кронштадте соборной мечети в декабре 1910 г. сюда специально был командирован чиновник особых поручений ДДДИИ Платонников, признавший ее необходимость, а также констатировавший, что исламское культовое здание будет располагаться далеко от православных храмов и не станет по своим размерам доминантой городской округи. Однако премьер-министр и глава МВД П.А. Столыпин посчитал, что для удовлетворения религиозных потребностей военнослужащих-мусульман целесообразно выделить др. более подходящее помещение, а не строить новую мечеть на сумму 75 тыс. руб. Он высказался против наименования культового здания «военно-морской мечетью», предназначавшейся для всей мус. общины Кронштадта, а не только для военных, и отказал в предоставлении под строительство участка земли, принадлежавшего морскому ведомству, и в материальном содействии возведению мечети.

Одним из аргументов отказа Столыпиным была названа «панисламистская пропаганда» среди российских мусульман. По его мнению, постройка данной мечети «вполне соответствовала бы вожделению вожаков этого движения». Такую подпольную тактику он усмотрел во включении в состав Комитета по постройке мечети состоятельных мусульман, не проживавших в Кронштадте. Получалось, что «панисламисты» путем строительства Кронштадтской мечети преследуют «свои религиозно-политич. цели, а не исключительно цели удовлетворения религиозных нужд местных магометан». Исходя из этих соображений, Столыпин высказался за сооружение мечети на «общих основаниях», указав, что ее постройка не имеет общерос. значения. В результате местное военное начальство отказалось ходатайствовать перед императором о проведении сбора пожертвований в общерос. масштабе и порекомендовало провести сбор средств среди мусульман СПб. и Петерб. губ. в установленном законом порядке.

По этой и ряду др. причин соборная мечеть в Кронштадте так и не была построена.

Лит.: РГИА, ф. 821, оп. 133, д. 518.

И. З.

Посольство Османского государства в имперский период. Переезд из Москвы в новую российскую столицу представителей зарубежных стран происходил в 1716–22 гг. Среди них находилось и П., которое располагалось в 1741 г. по адресу: Благовещенская ул., 2, а позже по адресу: Дворцовая наб., 8.

Преемники основателя СПб. на российском престоле, претворяя в жизнь «восточную доктрину» Петра I, вели активную внешнеполитич. деятельность, которая часто чередовалась с воен. кампаниями. В годы русско-турецких войн 1735–39, 1768–74, 1787–91, 1806–12, 1828–29, 1877–78 гг., Крымской войны 1853–56 гг., а также после вступления в 1915 г. Османского халифата в I мировую войну на острие межгос. отношений оказывались внешнеполитич. представительства обеих стран.

Российские императоры устраивали офиц. приемы послов Османского гос-ва. На офиц. высшем уровне принимались: в 1830 г. Халиль-паша и Неджип Сулейман-эфенди, в декабре 1870 г. – Рустем-бей (состоял послом в нач. 1870-х гг.), в мае 1883 г. – Камиль-паша.

В 1892 г. П. располагалось по адресу: Дворцовая наб., 4, а консульство – по адресу: Дворцовая наб., 8. В этот период послом был Гусни-паша, его советником являлся Али Исхан-бей, секретарями состояли Али Фуад-бей, Сулейман-бей, атташе – Джемиль-эфенди, военным атташе – капитан Азиз-бей, морским атташе – Сидки-эфенди.

В 1899–1900 гг. П. работало по адресу: Дворцовая наб., 8, а консульство занимало здание по адресу: Дворцовая наб., 3.

В 1901–11 гг. П. и консульство располагались в одном здании (Дворцовая наб., 8). Послами состояли: маршал Хусейн-паша (до 1909 г.) и Турхан-паша (приступил к обязанностям в 1909 г.), консулами являлись Фахретдин Рум-бей оглу, Казым-бей, Сулейман Фаик-бей и Джеват-бей. В 1909 г. обязанности драгомана исполнял Кадри-бей.

В 1911–15 гг. консульство находилось по новому адресу: Конногвардейский бульв., 17. Послом в те годы состоял Турхан-паша, а консулом – Бальвин Генрих Иванович.

Отъезд П. из Петрограда был обусловлен переездом пр-ва Ленина в новую столицу – Москву.

Лит.: Адресная книга города С.-Петербурга на 1892 год / Под. ред. П. О. Яблонского. – СПб., 1892; Весь Петербург на 1896 год. Адресная и справочная книга г. С.‑Петербурга. – СПб., б.г.; Весь Петербург на 1915 год. Адресная и справочная книга г. Петрограда / Под. ред. А. П. Шашковского. – Пг., б.г.; Калашников Г. В. Дипломатия // Три века Санкт-Петербурга. Энциклопедия: в 3-х т. Т. 1. Осьмнадцатое столетие. Книга первая. А–М. – СПб., 2003, с. 313–4.

И. З.

«Права человека в Исламе» (СПб.: Диля, 2008) – книжное издание. Книга принадлежит перу известного совр. узбекского религиозного ученого и общественного деятеля шейха Мухаммада-Садика Мухаммада Юсуфа. В доступной форме, но с присущей автору щепетильностью раскрываются основные положения Корана и ислама в целом, связанные с правами человека. Это право человека на жизнь, свободу вероисповедания, честь и достоинство, неприкосновенность имущества, равноправие полов, рас и национальностей, социальную справедливость, участие в управлении обществом и т. д.

Т. Б.

Преподавание исламских дисциплин в совр. СПб. В СП. действуют 4 постоянные воскресные школы суннитского толка и 1 – шиитского. Среди организаций, ведущих образовательную деятельность, можно выделить Соборную мечеть, МРОМ «аль-Фатх», (создана в 1993 г.), Исламский культурный центр «Источник» (создан в 2003 г.), СПб. просветительский центр исламской культуры (создан в 2003–4 гг.), а также шиитский центр «Ахли-Бейт». Традиционный круг предметов, преподаваемых этими объединениями, – арабский яз., таджвид, фикх, сира, тафсир, истории о пророках. Большую роль в преподавании ислама играют выходцы из арабских стран – студенты, приехавшие на учебу в СПб. и оставшиеся жить в городе после окончания обучения. Именно они восполнили лакуну нехватки специалистов в городе. В целом можно говорить о том, что на состояние 2007–08 гг. преподавание ислама в СПб. носит фрагментарный, а не системный характер. Не открыто ни одного серьезного исламского учебного заведения, нет постоянных образовательных программ, адекватных интеллектуальному уровню города; по мнению большинства специалистов, СПб. в этой сфере занимает одно из самых последних мест в России.

Т. Б.

Преподавание основ ислама в военно-учебных заведениях СПб. Важным направлением деятельности Военного и Морского мин-в являлась подготовка офицерского состава отечественных вооруженных сил, где гл. роль отводилась военно-учебным заведениям. Закрытый (интернатский) тип воен. учебных заведений способствовал соблюдению ряда ключевых моментов традиционного воспитания «инородцев» – будущих российских офицеров.

Привлечение со второй трети XIX в. детей кавказского дворянства в российские воен. учебные заведения позитивно сказалось на формировании в них традиций обучения основам ислама и создании условий для совершения мусульманами молитв в интернатах военно-учебных заседений. Руководство военно-учебных заведений во главу угла своей деятельности ставило создание условий для преподавания религиозных основ воспитанникам-мусульманам, несмотря на их малочисленность. Ключевую роль здесь также играло наличие местного имама, который совершал богослужение вместе с подопечными. Гл. управление военно-учебных заведений объясняло использование русского яз. на уроках вероучения не политич. целями или желанием строгого соблюдения правила обучения исключительно на гос. яз., а комплектованием воен. учебных заведений учащимися-мусульманами из разл. народов. Несомненно, выбор языка преподавания основ ислама зависел также от личности вероучителя, его способности ведения учебного предмета на русском яз. С 1853 г. воспитанники-мусульмане воен. учебных заведений освобождались от учебных занятий в дни религиозных праздников и постов.

Для обучения кадетов из мусульман основам ислама в штатных расписаниях столичных учебных заведений были предусмотрены штатные должности мугаллимов. Поскольку соответствующую подготовку в этой области имели гражданские муллы, гл. начальник всех сухопутных кадетских корпусов вел. кн. Михаил Павлович именно их привлекал преподавателями основам ислама. Наряду с преподаванием основ ислама в Пажеском корпусе имам Г. Сулейманов проводил среди них воспитательную работу с целью «внушения доверия к прав-ву». За успешную педагогическую деятельность в правит. русле он в удостоился в 1831 г. тарханского звания. В 1835 г. он стал преподавателем основ ислама и в Царскосельском кадетском корпусе.

Обучением мусульман в военных учебных заведениях столицы в 1822–46 гг. занимался имам Мухаммед-Алим Хантемиров, в 1850-е г. – его сын имам Мухаммед-Амин Хантемиров. Затем преподавательская деятельность стала стезей воен. ахуна Отдельного гвардейского корпуса Х. Халитова. В кон. XIX – нач. ХХ вв. педагогическую деятельность в военно-учебных заведениях продолжил его сын Хайретдин.

До реформы в воен. гимназиях в 1865 г. инославные священнослужители имели при учебных заведениях штатную должность, с этого времени – приватную, т. е. приглашались со стороны за определенную плату. В 1867 г. в постановлениях военно-учебных заведений для законоучителей инославных и мус. вероисповеданий указывалась сумма вознаграждения в размере 147 руб. в год.

В кон. 1880-х. гг., согласно сведениям Гл. управления военно-учебных заведений, преподавание исламского вероучения производилось в след. образовательных учреждениях военного ведомства России: 1) Николаевском кадетском корпусе: мулла изъяснялся с воспитанниками по-русски, занятия сводились к чтению и толкованию Корана; 2) 1-м воен. Павловском училище: вероучитель вел занятия на русском и татарском яз.; помимо чтения Корана, проводил богослужения; 3) Оренбургском кадетском корпусе: здесь молитвы и намаз изучались по арабскому тексту, толкование производилось частью на татарском, частью на русском яз.; 4) Сибирском кадетском корпусе: преподавание велось на арабском яз. с переводом на татарский; 5) 2-м Московском кадетском корпусе: преподавание велось на русском яз., а молитвы и изречения из Корана заучивались на татарском яз.; 6) аналогичный порядок обучения действовал и во 2-м Константинопольском училище; 7) Тифлисском кадетском корпусе: обучение основам ислама производилось на русском яз.; 8) Владикавказской военной прогимназии: основы вероучения также преподавались на русском яз.

В нач. ХХ в. до назначения оренбургским муфтием в 1915 г. имам второго мус. прихода СПб. М.-С. Баязитов вел преподавательскую деятельность в военно-учебных заведениях столицы, получая за труды 600 руб. в год.

Лит.: Алпаров Н. И. Учебно-воспитательная работа в дореволюционной школе интернатского типа. – М., 1958; Аминов Д. А. Татары в Ст.-Петербурге. Исторический очерк. – СПб., 1994; Гатанова Л. С. Правительственная политика и народное образование на Кавказе в XIX в. – М., 1993; Загидуллин И. К. Мусульманское богослужение в учреждениях Российской империи (Европейская часть России и Сибирь). – Казань, 2006; РГИА, ф. 821, оп. 8, д. 817; оп. 133, д. 608.

И. З.

Программа по изучению ислама и мусульманской культуры для детей от 7 до 17 лет образовательная программа. Разработчики П.: магистр исламских наук Н. А. Тугушев и канд. философ. наук Т. О. Батыркаев. На сегодняшний день полностью завершена первая часть П. для начальной школы. П. строится вокруг основных составляющих ислама: вероубеждения, мус. этики, жизнеописания пророка Мухаммада, истории о пророках, ритуальной практики. Так, курс «Мус. этика» построен на примерах, взятых из различных назидательных историй прошлого и настоящего, популярных в исламской среде. Курсы «История пророков» и «Жизнеописание пророка Мухаммада» знакомят детей с коранической версией истории божественных посланников и содержат в себе большой массив информации о прошлом человечества, предлагая относиться к Корану как к дополнительному историческому источнику.

Особенность П. состоит также в постепенном погружении учащихся в культуру, историю и ритуальную практику ислама, всестороннем их изучении. Последовательное и основательное приобщение к исламской культуре позволяет детям лучше понять самих себя, а личность ребенка обретает возможность целостного духовного роста. Следует отметить, что ребенок, научившийся понимать религию целостно и масштабно, понимающий ее как эволюционный процесс, связанный с переплетением различных традиций и культур, будет открыт к изучению и осознанию значимости культуры др. народов, уважения к ним.

П. для среднего школьного звена 5–8 классов включает в себя изучение тематики Корана, истории ислама VII–XIX вв., хадисов и прикладного мус. права.

В старших классах предполагается изучение философии мировых религий, новейшей истории ислама в России и мире, тафсир, мус. литературы и искусства, наиболее популярных хадисов.

Т. Б.

Проект строительства мечети в Калининграде. Землеотвод и п.с.м. разрабатывается и оформляется с июня 2005 г.; в местных СМИ неоднократно поднимался вопрос о необходимости мечети. Периодически возникали кампании по препятствию в деле возведения мечети со сбором подписей и разбросом анонимных листовок ксенофобского характера.

Землеотвод под строительство мечети выдан прав-вом Калининградской обл. 1.11.2008 г.; этому предшествовали многочисленные разрешения разл. ведомств. Основные проблемы реализации проекта связаны с длительным согласованием необходимых документов разл. ведомствами города и длительным прохождением их в инстанциях. Финансовые проблемы пока не обсуждаются. В наст. время п.с.м. находится на этапе получения кадастрового номера; по планам Религиозной организации мусульман Калининграда к весне 2009 г. должно начаться и само строительство. Ответственным за оформление проектной документации является Темербекова Ф. Б.

Лит.: Балтийский альманах: 750 лет Калининграду. – Калининград, 2005; Бахтин А. П. Культовые сооружения. – Калининград, 2005; Обзор газет «Дворник», «Калининградская правда», «Каскад», «Комсомольская правда – Калининград», «Новые колеса», «Страна Калининград», «Янтарный караван».

Т. М.

Проект «Татарская мечеть 1803 г.» – нереализованный проект по созданию первой мечети СПб. В 1798 г. свыше 500 военнослужащих-мусульман обратились с просьбой на имя Павла I о «пожаловании магометанам молитвенного дома в Петербурге», но тогда их просьба была отклонена.

В фондах РГИА в 2004 г. Тагирджановой А. Н. был обнаружен ранее неизвестный П., разработанный в 1803 г. неизвестным архитектором. Детально проработаны фасад, план и боковой разрез мечети и двух отдельно стоящих флигелей, разработан элемент ограды. Мечеть располагается в сер. большого почти квадратного двора; автором предложено оригинальное решение – мечеть-ротонда. В плане мечети сложно определить нишу – михраб, т. к. она не выражена явно, но, судя по боковому разрезу, в декоре интерьера мечети предполагалась орнаментальная роспись коранических текстов по основанию барабана купола и в межоконных пространствах. Можно предположить, что оба флигеля предназначались для проживания духовенства. Голубой купол мечети увенчан шаром с полумесяцем. Автор проекта находился под впечатлением крымско-татарской архитектуры, мавзолея Диляры Бикеч в Бахчисарае и ротонды над могилой Менгли-Гирея II в Бахчисарае.

Из переписки, хранившейся в материалах дела вместе с чертежами, следует, что мулла Юсупов «...просит до построения мечети о назначении татарам в казенных строениях особых комнат, где бы они могли отправлять богослужения и для жительства муллов со служителями» (1803 г.).

Строительство мечети предполагалось по наб. р. Фонтанки (тер. совр. комплекса гостиницы «Советская») «из пустопорожнего места лежащего л.-гв. Измайловском полку возле экзерциргауза». Постройку предполагалось «произвести впредь по удобности, что ж касается до отправления богослужения... дозволено было им собираться прежде в Таврическом, а потом и в Михайловском дворцах...».

А. Т.

Проект «Татарское подворье в Петербурге 1804 г.» нереализованный проект по строительству здания для нужд проживавших в столице и прибывавших сюда мусульман.

В фондах Академии художеств хранятся два варианта п., разработанные архитектором А. Н. Воронихиным в 1804 г.: вариант А более проработан, вариант В – скорее, набросок. Судя по плану, здание должно было состоять из мечети и примыкающих к ней с двух сторон флигелей для «мулл и пр. духовных лиц» и для «проезжающих и купечествующих». Можно предположить, что такой идее способствовал первый российский указ 1803 г. о паломничестве в Мекку в связи с развитием дипломатических отношений с Бухарским ханством и проект А. Н. Воронихина предназначался для посещавших российскую столицу мусульман – дипломатов и купцов из Центр. Азии. К сожалению, пока не удалось определить место, выделявшееся для строительства «Татарского подворья».

Фасад здания по плану имеет скругленную форму, из чего можно предположить, что строительство намечалось на пересечении двух улиц под острым углом. Указан размер фасада в 10 саж., что соответствует 21 м. Зал мечети – большое прямоугольное помещение; в противоположной от входа стене, обращенной в сторону Мекки, располагается особая ниша – михраб. Выполнить здание предполагалось в серо-белой цветовой гамме.

Проект выполнен под влиянием памятника крымско-татарской архитектуры – мечети-медресе хана Узбека (Ст. Крым) постройки 1314 г.

В первой пол. XIX в. «турки, татары и вообще магометане, проживающие в Петербурге, не имеют ни мечетей, ни приходов, но между купцами находятся муласы (неофиц. имамы. – Ред.), которые в жилищах своих с единоверцами отправляют торжественную службу на арабском и татарском языках в установленные дни» (И. Пушкарев).

Лит.: Андреев А. И., Кобак А. В. Ново-Волковское кладбище // Исторические кладбища Петербурга. Справочник-путеводитель. – СПб., 1993, с. 466–71; Арапов Д. Ю. Первый российский указ о паломничестве в Мекку // Россия в средние века и новое время. – М., 1999; Гримм Г. Г. Архитектор Воронихин. – М., 1963; Пушкарев И. И. Николаевский Петербург. – СПб., 2000; Тагирджанова А. Н. «Татарское подворье» в Санкт-Петербурге – идея, реализованная столетие спустя // История Петербурга. – 2005, № 1 (23).

А. Т.

Прозоров Станислав Михайлович – зам. директора по науке Ин-та восточных рукописей (ИВР) РАН СПб., в. н. с., к. и. н.

Род. 21.01.1938 г. в Воронеже. В 1961 г. окончил Восточный фак-т ЛГУ по специальности «история арабских стран». В 1961–64 гг. работал в Душанбе (Таджикистан) в Отделе письменности Востока и в Ин-те истории АН Таджикской ССР, преподавал «Историю арабских стран» на историко-филологическом фак-те ТаджГУ. В 1964–67 гг. проходил аспирантуру при Ленингр. отделении Ин-та востоковедения (ИВ) АН СССР, по окончании которой был зачислен в штат этого ин-та. В феврале 1971 г. защитил кандидатскую диссертацию по истории шиитского ислама. С 1980 г. – руководитель межсекторальной группы исламоведения Ленингр. отделения (ныне СПб. филиала) ИВ РАН, руководитель исламоведческого семинара, с 1987 г. – в. н. с., с 2004 г. – член редколлегии журнала «Письменные памятники Востока», с 2005 г. – зам. директора по науке и зам. председателя ученого совета СПбФ ИВ РАН, куратор официального сайта ин-та.

Вся научная деятельность и публикации П. посвящены истории классического ислама. Основные направления исследования – историография и источниковедение раннего и средневекового ислама, история и идеология шиитского ислама, исламская догматика, идейные течения и расхождения в исламе, ислам как религиозная система, арабо-мус. рукописи, ислам в России. Среди подготовленных им монографий – комментированные переводы и исследования историко-богословских сочинений ранних и средневековых арабских авторов (ан-Наубахти, аш-Шахрастани, ал-Фахри); «Шиитская историография в Ираке, Иране и Средней Азии (VII – сер. X вв.)»; «Ислам как идеологическая система». Ряд коллективных работ (академические справочники, сборники статей, программы и учебные пособия) подготовлен и издан под научным руководством и при непосредственном участии П. Среди них: «Ислам. Энциклопедический словарь» (М., 1991); «Ислам. Историографические очерки» (М., 1991); «Хрестоматия по исламу» (М., 1994); «Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь». Вып. 1–4. (М., 1998–2003).

П. – участник международных конференций и симпозиумов по исламу, Всерос. координационных совещаний по проблемам совр. ислама, конференций арабистов, Бартольдовских чтений и т. д.

Преподавательская деятельность П.: разработка и чтение курса лекций «Ислам и арабо-мус. культура» (фак-т истории мировой культуры Гос. академии культуры), «Введение в исламоведение», «Ислам как религиозная система» (Восточный фак-т СПбГУ, Религиозно-философский ин-т, Российский христианский гуманитарный ин-т, кафедра религиоведения Гос. педагогического ун-та им. Герцена).

В 2006 г. монография П. «Ислам как идеологическая система» была удостоена международной премии «Книга года».

Лит.: http://www.orientalstudies.ru/rus/index.php?option=com_personalities&Itemid=74&person=8 – сайт Института восточных рукописей РАН (СПб.).

Т. Б.

Проникновение мусульманской культуры Волжской Булгарии на тер. совр. российского Северо-Запада может быть датировано VIII–XII вв. Булгарские находки в регионе, синхронные со скандинавскими, в ряде случаев предшествуют славянским. По совокупности кладов можно проследить наиболее значимые для этого края торговые маршруты. Булгарские (позже джучидские) монеты и клады – довольно обыденная находка на Волго-Балтийском пути; их находили на каждом из его этапов, в т. ч. в Новгороде Великом (здесь, помимо прочих, найдены древнейшие булгарские монеты правителя Волжской Булгарии Алмуша) и на Зап. Двине, а также по северным рекам. В странах Балтийского региона и Скандинавии также довольно часты находки кладов булгарских монет и подражаний арабским монетам VIII–XII вв. (вкл. т. н. «безмонетный период» XI–XII вв.); более всего булгарских и «вероятных булгарских» находок обнаружено на о. Готланд и о. Бьёркё (Швеция). Особое внимание обращает на себя целый «клад монет Волжской Булгарии» IX–X вв., найденный в Дании. В связи с этим интересно, что один из скандинавских конунгов, воспитанный в Вост. Европе, прозывался «Али из Гардарики».

Об особых отношениях Новгорода Великого с Булгарией свидетельствует и соответствие денежно-весовых норм, тамг, совместная эксплуатация северных маршрутов, новгородский анклав в Булгарии (Казани) – Хлынов/Вятка, а также синхронность боевых действий против Суздаля и Москвы. Денежно-весовая система Руси была ориентирована преимущественно на восток: термины «деньга», «алтын», «ногата», «аршин» и пр. – восточного происхождения. По всей видимости, для Х–ХII вв. можно говорить как минимум о широкой торговой экспансии Булгара.

Возможным рудиментом булгарского влияния может являться имя легендарного новгородского купца Садко (как, собственно, и др. имена из старинных русских сказов: Асан, Хасан, Булат и пр.). Концепция и структура сказа о Садко в целом соответствует ряду фольклорных произведений восточных народов (напр., татаро-башкирской сказки «Зая-Туляк и Сысулу», бурят-монгольской «Гэсэр» и др.), что было подмечено российскими учеными императорской школы. Принципиальное отличие «Садко» видится лишь в мотивации действий главного героя: если у алтайских народов это герой-богатырь, устремившийся в подводное царство за девой, то новгородский сказ выводит главного героя из купеческой среды, наделяя его кроме любви к Родине еще и глубоким чувством товарищества. Предположительно, прототипом имени Садко было булгарско-арабское «Садык» («друг»).

Лит.: Богуславский О. И. Южное Приладожье в системе трансъевропейских связей IX–XII вв. // Древности Северо-Запада. – СПб., 1993; Голубева Л. А. Белоозеро и волжские булгары // Древности Восточной Европы / МИА. № 169. – М., 1969, с. 41; Давидович Е. А. Город, ремесло и денежное обращение периода так называемого «серебряного кризиса» XI–XIII века // Материалы второго совещания археологов и этнографов Средней Азии. – М., 1959, c. 38–47; Левшин В. Русские сказки. – М., 1780. Т. 1–6; Полубояринова М. Д. Русь и Волжская Булгария в Х–ХV вв. – М., 1993, с. 6–106; Рябинин Е. А. Славяно-угорские контакты // Uralo-indogermanica. – M., 1990, с. 25–50; Cавельев П. C. Мухамеданская нумизматика в отношении к русской истории. – СПб., 1840; Славяне и Русь / Сост. А. Кузьмин; под ред. А. Ф. Киселева. – М., 1999, с.431, 463, 449; Снорри Стурлусон. Круг земной. – М., 1995, с. 127; Янин В. Л. Древнерусская Венеция // Родина. – М., 1999, № 5, с. 10.

Р. Набиев

«Путеводитель паломника. Высокочтимая Мекка – Лучезарная Медина» (СПб.: Диля, 2007) – книжное издание. Авторы-составители – Г. Ф. Нуруллина и П. О. Гусейнова.

Данное издание – уникальная для россиян книга, рассказывающая о хадже в жанре путеводителя. Помимо подробного описания обрядов хаджа в соответствии с основными мазхабами, в т. ч. ханафитским и шафиитским, она содержит разделы, посвященные истории и достопримечательностям Мекки и Медины, практические советы, тексты молитв и краткий разговорник. Все данные, приведенные в путеводителе, были тщательно проверены практическим путем. Составители путеводителя старались придерживаться объективной точки зрения при подборе и подаче материала. Путеводитель содержит 160 цветных иллюстраций, карты, рисунки.

Т. Б.

«Путь истины» – информационно-аналитическая газета мус. общины Архангельска. Издается ежемесячно с марта 2008 г. тир. 999 экз. с целью распространения религиозных знаний и достоверной информации об исламе, создания коммуникативного пространства для мусульман и информационного канала для местных СМИ. Ред. – Смирнова Мария Витальевна.

Выделяются рубрики: «Вести Архангельска» (новостная колонка, освещает события и мероприятия, проводимые в городе и имеющие отношение к мусульманам); «Веро-учение» (разъясняет основы ислама с целью рассеять ложные представления о религии мусульман); «Диалог» (рассматривает вопросы межконфессионального взаимодействия как средства противостояния нац. и религиозной ксенофобии); «Судьбы» (повествует о судьбе и жизни совр. мусульман Архангельска); «Народы» (рассматривает особенности мус. народов, проживающих на тер. Архангельской обл.); «Женщины в Исламе»; «Наши права» (дает обзор практикующими юристами нормативно-правовых документов, касающихся гарантий Российского гос-ва на свободу вероисповедания); «Время молитв»; «Требуется помощь».

Результатом издания П. и. является информирование местного населения о деятельности мусульман города и их участии в городских мероприятиях; делается попытка переломить негативную оценку в обществе к исламу. Благодаря духу открытости и желанию прийти к взаимопониманию на страницах газеты налажен межконфессиональный и межнац. диалог. Газета помогает мусульманам ощущать себя полноценными гражданами российского общества.

Распространяется бесплатно в библиотеках, войсковых частях, гостиницах, среди нац. общин, представителей др. конфессий.

М. См.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.