Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Москве: энциклопедический словарь
20.10.2011

Узбеки; узбекская община в Москве и Подмосковье. Первые выходцы из государств на территории совр. Узбекистана появились в Москве в средневековье; так, уже при Иване III (прав. в 1440–1505 гг.) сюда впервые прибыли послы Чагатайского государства. В XVI в. бухарцы приезжали сюда для торговли как в составе делегаций Ногайской Орды (см.: Ногайский двор), так и самостоятельно (в 1557 г. прибыло первое посольство из Бухарского ханства в Москву с просьбой разрешить свободную торговлю с Россией, в 1583–1600 гг. здесь появилось еще пять посольств для упрочения дипломатических отношений).

По переписи 1638 г. здесь отмечен Юрьежский («юргеньчский», т. е. ургенчский, из Хорезма) царевич Авган, усадьба которого располагалась в Белом городе. С 1679 г. на Гранатном каменном дворе за Никитскими воротами, находившемся в ведении Посольского приказа, «ставят на оном кизыльбашских купцов, армян, индейцев и бухарян» (см.: Подворья мусульманских стран в Москве в эпоху средневековья).

Вероятно, в Москве имелись и специализированные подворья для гостей из Узбекистана. По одной из версий, Бухарское подворье до XVII в. располагалось в Замоскворечье напротив устья Яузы (в квартале, образованном Раушской наб., 2-м Раушским пер., Садовнической ул. и Бол. Устьинским мостом) – эта местность называлась Заяицкое, и ряд историков возводят это название к «заяицким татарам, торговавшим в Москве бухарскими товарами»; развивший эту мысль дальше историк-москвовед А. Шамаро полагает, что здесь было посольство Бухарского ханства.

По месту расположения посольства из Хивинского ханства от 1731 г. между Покровской и Рогожской заставами еще в кон. XIX в. сохранялись улица Хива и Хивинский пер. (совр. Добровольческая ул. и пер.).

В XIX в. бухарцы и кокандцы неоднократно упоминаются среди видных московских купцов; часть из них проживала совместно с татарами в районе бывшей Татарской слободы (напр., купчихи Жужа Рахим Аминова и Сарип Камали Аминова, о которых сказано: «бухарские подданные, живут без всякого занятия, а находятся по родству у купца Курамши Исакова» в сер. XIX в.; кокандский подданный Ибрагим-Джан Ахунджанов во второй пол. XIX в.; бухарский подданный купец Абдул-Керим-Бай Сафаров и его семья в кон. XIX в.). В 1823 г. именно «московский купец из бухарцев» Назарбай Хошалов помог мусульманам в вопросе строительства первой каменной мечети (см.: Историческая мечеть) в Москве, получив в наследство от отца Алибая Хушалова или выкупив для этих целей участок земли и передав его общине в виде вакфа. По традиции бухарские купцы еще несколько десятилетий селились во владении, которое некогда принадлежало А. Хушалову (см.: Дом Измайловой). В те годы у бухарской общины имелись собственные муллы: Салих (Салех) Дусмаметов фигурирует в документах тяжбы Н. Хошалова к его мачехе Р. Измайловой в 1823–27 гг.; мулла Миргулям Накшбанди (также Някушбяндиев, Нехушбяндиев) упоминается в 1834 г.

В 1916 г. значительное число У. и казахов, будучи мобилизованными на тыловые работы, трудились на различных предприятиях Москвы, связанных с военными нуждами, и принимали участие в общественно-политических событиях после Февральской революции 1917 г. В 1921 г. в Москве был открыт Бухарский дом просвещения (на ул. Спиридоновка – ныне Дом приемов российского МИДа), ставший не только культурным, но и дипломатическим представительством Бухарской Народной Советской Республики (БНСР) в России. Здесь 4 марта 1921 г. было подписано союзное и экономическое соглашение между РСФСР и БНСР; в 1922 г. достигнута договоренность о передаче РСФСР Бухарской республике одного миллиарда рублей, оборудования для текстильной и бумажной фабрик, кожевенного и мыловаренного заводов, прядильно-ткацкой фабрики «Красный Восток». С деятельностью Бухарского дома связаны создание русско-бухарского гостоварищества «Госхлопок» и выставка БНСР в Среднеазиатском павильоне в Москве (1923 г.), совещание по вопросу организации русско-бухарского кинотоварищества (1925 г.) и т. д. О значении этого учреждения в масштабах всего СССР говорит и такой факт: первый и крупнейший драматический театр Таджикистана (академический им. А. Лахути) был создан в Душанбе в 1929 г. воспитанниками узбекской театральной студии при Бухарском доме просвещения.

Несмотря на длительное нахождение в составе одного государства (царская Россия и СССР), основная часть современной узбекской диаспоры в Москве поселилась здесь сравнительно недавно. Всероссийская перепись 2002 г. учла в Москве 24 312 У., в Московской обл. – 4 183 чел. По данным предыдущей переписи 1989 г., число У. в Москве было 9 183, а в области – 4 321 чел. Если в Москве фиксируется явное увеличение граждан узбекской национальности, что вполне соответствует и др. данным, то ситуацию в Подмосковье (уменьшение числа проживающих там У.) объяснить невозможно, тем более что число узбекистанцев, желающих получить российское гражданство и получающих его, не уменьшается. Ввиду того что приобрести жилье в Московской области гораздо проще и дешевле, чем в Москве, соответственно миграционный приток в Московскую область примерно должен соответствовать аналогичному московскому показателю. Годовые квоты на получение вида на жительство в России для граждан Узбекистана выбираются полностью как для Москвы, так и для Подмосковья меньше чем за полгода.

Представляется более адекватной, нежели цифры переписи 2002 г., оценка председателя Общества содействия культурной адаптации узбекистанцев в России А. Ю. Хусаинова. По его данным, после развала СССР в столичный регион въехало на постоянное место жительства около 200 тыс. узбекистанцев, из которых примерно половину составляют У.; обратного выезда У. в Узбекистан в 1990‑х гг. не отмечалось ни в одном регионе России. Таким образом, в дополнение к 28,5 тыс. У. в Москве и Подмосковье следует добавить еще порядка 100 тыс. Это число не учитывает трудовых мигрантов из Узбекистана, большинство которых приезжает на летний сезон, но многие из них постепенно переходят в категорию постоянно проживающих.

Помимо того, следует учитывать У. – выходцев из Таджикистана и Кыргызстана. По заявлению председателя Народной лиги «Таджики» К. Юсупова, общее число таджикистанцев, постоянно проживающих в столичном регионе, составляет 180 тыс., а в весенне-осенний сезон – до 250 тыс. чел.; из них У. составляют примерно 20%, что дает ок. 36 тыс. постоянно проживающих (в весенне-летний период численность возрастает до 50 тыс.). Что касается узбеков – граждан Кыргызстана, то из числа трудовых мигрантов из этой страны У. составляют 11,1%, или ок. 5 тыс. чел. в год.

С нач. 2000-х гг. характерным становится явление, при котором трудовые мигранты-У. привозят своих жен и детей, что в конечном итоге переводит трудовую миграцию в невозвратную. Основной объем миграции из Узбекистана носит экономический характер, хотя наряду с этим присутствует и политическая миграция. Значительный объем имеет также бизнес-эмиграция, возникшая ввиду чрезмерно жесткого регулирования рынка в совр. Узбекистане. Выезжающие в Москву и Московскую обл. узбекские бизнесмены открывают свое дело в различных областях. Наиболее распространенные – общепит и производство продуктов питания (тандыр-нон, самса и т. д.). Имущественное расслоение среди узбекской диаспоры очень велико: среди ее членов присутствуют как представители крупного бизнеса, так и самая низкооплачиваемая рабочая сила. По информации подмосковных фермеров, наибольшее количество сельхозрабочих в Московской обл. представлены гражданами Узбекистана. На строительных объектах количество У. и таджиков примерно равно и составляет значительную долю от всех занятых, причем число это имеет устойчивую тенденцию к росту.

Спектр занятости У. чрезвычайно широк. Постепенно растет их доля в мелком бизнесе, где они (вместе с таджиками) зачастую занимают ниши, освобождаемые азербайджанцами. Одной из специфичных черт узбекского бизнеса в Москве является его мононациональность (если хозяин бизнеса – У., то все нанятые им сотрудники – тоже У., причем из одного с хозяином региона или даже родственники). Очень высока доля занятых низкоквалифицированным трудом (грузчики, чернорабочие и т. д.), где У. с таджиками составляют большинство. Вместе с тем нельзя не отметить тот факт, что дипломированные специалисты-У. гораздо чаще своих коллег из Таджикистана находят в России работу по специальности. Немалое количество У. – граждан Узбекистана и России обучается в московских вузах.

Несмотря на то что доля У. – граждан России еще несравненно ниже, чем аналогичный показатель у таджиков, количество их растет и имеет дальнейшую тенденцию к росту.

Степень религиозности в общине самая различная, но никто не отказывается от своей религиозной идентичности и не заявляет о своем атеизме. Велик авторитет выходцев из ишанских родов. По посещаемости мечетей нельзя выделить какую-либо московскую мечеть, более или менее посещаемую У.

Все У. являются суннитами ханафитского мазхаба. Доля У., предпочитающих не следовать определенному мазхабу, сравнительно невелика. Сторонников др. суннитских мазхабов (маликиты, шафииты) не наблюдается, отсутствуют шииты. Разнообразие религиозных мнений среди У. выше, чем среди таджиков. При этом количество присутствующих школ ограничено, и их программы носят опосредованный характер со своеобразной среднеазиатской спецификой. Присутствуют сторонники и противники суфизма. Сторонники суфизма придерживаются таких направлений, как накшбандийа и йасавийа (см.: Суфийские течения в Москве).

Из региональных общественных организаций У. в Москве можно назвать РОО «Узбекское содружество Москвы», созданное в марте 2006 г. Видными представителями У. общины, принимающими активное участие в жизни столичных мусульман, являются Тимур Пулатов, Анвар Мирзо Хусаинов и др.

Лит.: Адрес-календарь Москвы, изданный по официальным сведениям к 1 января 1874 г. – М., 1874; Белокуров С. А. О Посольском приказе. – М., 1906; Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. – http://www.perepis2002.ru/ct/doc/TOM_04_03.xls; Кумсков Г. Взгляд из стран происхождения мигрантов: тенденции развития процессов трудовой миграции в Кыргызстане // Трудовая миграция. Вопросы управления и защиты прав трудящихся-мигрантов в России. – М. 2005; Переписные книги города Москвы 1665–1676 гг. – М., 1886; Сайт объединения православной молодежи «Воскресение» – http://www.woskresenie.ru/church/?PHPSESSID=94ea6d1d43f209e2ff06c312f1ce7a38; Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. – М., 2001; Указатель жилищ и зданий в Москве, или Адресная книга. – М., 1826; Хайретдинов Д. З. Мусульманская община Москвы в XIV – начале XX вв. – Н. Новгород, 2002; ЦАНТД, ф. 1, Мясницкая часть, вл. 112 н./118–120, ед. хр. 1–4; ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 3, ед. хр. 126; ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 3, ед. хр. 1110; ЦИАМ, ф. 199, оп. 1, д. 16, л. 84 об; http://www.bukhara.uz/index.php?option=com_content&task=view&id=1419&Itemid=152 (сайт «Бухара – жемчужина Востока»); http://www.rubricon.com/ann/bse/20_t/20_t47253.asp (сайт энциклопедии «Рубрикон»).

Дм. М., Д. Х.

Узбеков (Узбяков) Абдулла (1751–1840) – мулла мечети в Замоскворечье в 1782–1818 гг.

Как сообщают публикации последних лет, с 1782 г. при деревянной мечети в Замоскворечье стал служить мулла У., которому в то время был 31 год. В кон. XIX в. деревянное здание мечети в Замоскворечье пришло в негодность и было разобрано. Полагают также, что участок, на котором она располагалась, был продан наследниками Сулмамита-мурзы Сименеева после смерти владельца. Так или иначе, община осталась без мечети, и молитвенные собрания проводились в частных домах местных купцов – Макая Абдулова и Абдуллы Исакова. Все это время место муллы по-прежнему занимал У.

После первого обращения от 1805 г. к властям от имени муфтия ОМДС М. Гусейнова разрешить построить мечеть, на которое последовала резко негативная реакция московского митрополита, прошло больше 10 лет, прежде чем мусульманская община возобновила свою просьбу. Очевидно, столь длительный перерыв был связан в т. ч. и с Отечественной войной 1812 г., и с последующим восстановлением Москвы после пожара. Вторично просьбу разрешить строительство каменной мечети жители Татарской слободы, а именно купцы-мусульмане Макай Абдулов, Кадыр-Али Измайлов (см.: Дом Измайловых), Мирза Ради Наврузов и мулла У. подали в августе 1816 г. Только на следующий год такое разрешение было ими получено, и в Москве появился Магометанский молитвенный дом, имамом которого с 1818 г. называется С. М. Асханов.

В 1823–34 гг. У. по-прежнему фигурирует в документах как «мулла», однако дальше прописан и основной его статус: «переводчик для азиатских языков при Московской управе благочиния», «губернский секретарь» (1823–27) и «титулярный советник» (1834). Мулла У. переводит для нужд московских мусульман документы и заверяет их, выступая неким неофициальным лидером общины; однако наряду с ним фигурируют и указные имамы: С. М. Асханов (1823–27), Р. Агеев (1834). Таким образом, в данный период У. может рассматриваться только в качестве второго, неформального имама. В тот же период собственные муллы имелись у проживавших в Москве бухарцев (см.: узбеки).

Согласно данным метрической книги Исторической мечети Москвы, титулярный советник У. скончался в 1840 г. в возрасте 89 лет.

Лит.: Краткая историческая записка. Историко-архивные и библиографические изыскания по Исторической мечети и медресе, автор исследования Крупнова Р. Е.; Кустова М. Полумесяц над Москвой // ЛГ-Досье, 1991, №7; Хайретдинов Д. З. Мусульманская община Москвы в XIV – начале ХХ вв. – Н. Новгород, 2002; ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 3, ед. хр. 126; ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 3, ед. хр. 1110; http://minbar.ru/history.html (официальный сайт Исторической мечети Москвы).

Д. Х.

«Умма», проект. Включает в себя изд. дом У. (наиболее известен широкой публике, т. к. был создан значительно раньше других частей проекта), интернет-магазин «Исламская книга», подкастрадио «Радио “Ислам”», литературный конкурс «Исламский прорыв», газету сообщества мусульман-предпринимателей «Деловая Умма», литературно-публицистический альманах «Фатх», ряд интернет-сайтов. Интернет-сайт У. располагается по адресу http://www.ummah.ru/.

1. Изд. дом У. был образован в Москве в 2002 г. Ориентируется на обращение к первоисточникам; среди изданных книг – сборник хадисов «Сахих» аль-Бухари («Достоверные предания», пер. – к. филос. н. А.-В. Нирша); классический труд Ибн Хишама «Жизнеописание Пророка Мухаммада» (пер. – к. филол. н. Н. Г. Гайнуллин); современная биография пророка «Жизнь Пророка» («Рахик аль-махтум», пер. – А.-В. Нирша); сборник хадисов имама ан-Навави «Сады праведных» («Рияд ас-салихин», пер. – А.-В. Нирша); книга комментариев к сборнику хадисов, составленному известным ученым Ибн Хаджаром аль-Аскалани, «Булуг уль-марам» (пер. и комм. – к. филос. н. Э. Р. Кулиев); русскоязычные своды мусульманской истории «Краткая история ислама» д-ра Х. Рахмана (пер. – к. и. н. Д. Хайретдинов) и «Хроника мусульманских государств I–VII вв. хиджры» А. Али-заде. Ярким событием в жизни У. и российских мусульман стала публикация перевода смыслов Корана Э. Р. Кулиева. Библиотека изданных в У. книг насчитывает несколько десятков наименований.

2. Литературный конкурс «Исламский прорыв» и литературно-публицистический альманах «Фатх». В 2004 г. в рамках работы книжной выставки-ярмарки У. был проведен поэтический конкурс «Читая сладостный Коран» (совместно с Советом муфтиев России и Министерством печати РФ); в 2005 г. конкурс проводился уже под названием «Исламский прорыв» с теми же учредителями. В 2006 г. в состав организаторов конкурса вошли изд-во «Ультра.Культура» и журнал «Дружба народов». В состав жюри входили: писатель, поэт, критик Сергей Шаргунов; писатель Эдуард Лимонов; поэт, издатель Илья Кормильцев и писатель, главный редактор журнала «Дружба народов» Александр Эбаноидзе. Большинство авторов произведений, присланных на конкурс, немусульмане, но люди, искренне интересующиеся исламом. Именно эти произведения были опубликованы в журнале «Дружба народов» и составили основу первого выпуска альманаха «Фатха», выпущенного в электронном виде в 2006 г.

3. Подкастрадио «Радио “Ислам”» – интернет-сайт, ориентированный на мусульманскую аудиторию. Каждый выпуск (подкаст) можно прослушать как на сайте, так и загрузив на свой компьютер, смартфон, iPod-плеер; загрузка может производиться автоматически с помощью программы, которая также следит за появлением новых передач (подкастов). Тематика передач – чтение Корана с переводом и разъяснением смысла, лекции по актуальным вопросам, священная история ислама. Адрес сайта – http://www.radioislam.ru/.

4. Газета сообщества мусульман-предпринимателей «Деловая Умма». Задумана как исламская газета бесплатных объявлений и организатор мусульманского делового сообщества. Каждый номер газеты содержит редакционную статью, насущный материал (проповедь, фетва, актуальная тема), строчные объявления, рекламу исламских фирм и организаций. Пилотный номер вышел перед хаджем 1427 г. хиджры (декабрь 2006 г.).

5. Сайты просветительского характера одними из первых реализовали общий подход проекта У.: инициатор того или иного начинания получает организационную, техническую, материальную поддержку и в дальнейшем осуществляет свой замысел самостоятельно при условии совпадения с общей идеологией проекта. Таким образом начали свою работу сайты «Путь Пророка» (http://www.sunnah.ru/), «Наука и религия» (http://www.fajr.ru/), «Исламская педагогика» (http://www.ummi.ru/).

6. Сайты объединяющего характера работают по тому же принципу, однако направлены не столько на просвещение, сколько на объединение мусульман и немусульман, мусульман, оказавшихся в схожих обстоятельствах, и т. д.: «Мост» (http://www.siraat.jihad.ru/), «Пленник» (http://www.asir.biz/), доска объявлений газеты «Деловая Умма» (http://gazeta.ummah.ru/).

7. В рамках проекта У. и при поддержке изд-ва и руководства Московского исламского университета идет также научная работа. В частности, в Межведомственную комиссию по русскому языку подается орфографический проект, регламентирующий написание имен и терминов, часто встречающихся в текстах исламской тематики.

Организатор издательского дома У. и координатор проекта У. – Эжаев А. К.

Дм. М.

Уразаев Абдурахман Бек Аль-Мухамедович (род. в г. Скобелев Ферганской обл.) – юрист, политический и государственный деятель; казах, окончил юридический фак-т Московского ун-та (диплом получил в 1915 г.), работал помощником при­сяж­но­го поверенно­го. После Октябрьской революции 1917 г. на IV Чрезвычайном общемусульманском краевом съезде (26–27 ноября 1917 г., Коканд) избран в Туркестанский временный Совет и в Туркестанское народное правление (Временное правительство автономного Туркестана, в котором стал заместителем министра внутренних дел).

С. И.

Ураз-Мухаммед – касимовский хан (1600–10). У.-М. был сыном Ондан-султана, происходившего из рода казахских ханов; в 1588 г. он вместе с сибирским царевичем Сеид-Ахметом был хитростью захвачен в плен русским воеводой Чулковым, который препроводил пленников в Москву. В 1600 г. царь Борис Годунов назначил У.-М. правителем Касимова. После появления самозванцев Лжедмитрия I и Лжедмитрия II на их сторону переходят «большинство мишар под руководством касимовского хана У.-М.» (С. Ф. Фаизов). Права У.-М. на Касимовское ханство были подтверждены Лжедмитрием I. Грамота Лжедмитрия служилым касимовским татарам, подтверждающая все их прежние права и обязанности, еще в кон. XIX в. хранилась у жителя Касимова Х. А. Шакулова.

Не совсем ясным остается характер взаимоотношений Лжедмитрия II и У.-М. (и в целом «Самозванца» и татар вообще): так или иначе, касимовский хан со своим войском поддерживал «Тушинского вора» (возможно, из-за нежелания признавать «выскочку» Василия Шуйского), и даже после бегства последнего в Калугу хан отправился туда же. Однако чуть позже хан У.-М. со своими людьми находился среди тех ведущих деятелей Тушинского лагеря (наряду с митрополитом Филаретом, нареченным здесь патриархом, боярином М. Г. Салтыковым, казачьим атаманом Иваном Заруцким и др.), которые выехали в феврале 1610 г. к польскому королю Сигизмунду в его ставку под Смоленском с просьбой прислать на царствование в Россию его сына, королевича Владислава.

Несомненно, на политические пристрастия и метания хана У.-М. повлияли и слабость московской власти, и возможность «утверждения веротерпимости в России» при самозванцах (которые были настроены прокатолически, за что заслужили нелюбовь православной церкви) или поляках. Не исключены и личные мотивы неприязни к прежней власти, учитывая историю появления хана в Москве.

Лжедмитрий II, «опасаясь измены с его стороны» (вероятно, узнав о его связях с польским троном), приказал схватить У.-М. и утопить его. Убийство хана, предводителя касимовского воинства, 22 ноября 1610 г. вызвало среди татар желание мести. 11 декабря 1610 г. князь Урак (Петр) Урусов, возглавлявший охрану «тушинского вора» и, очевидно, искавший удобную возможность отомстить, заманил его на охоту и убил. Тем самым была перевернута историческая страница Смутного времени, и мусульмане в очередной раз спасли российскую государственность.

Лит.: Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. – СПб., ч. 2, 1864; Фаизов С. Ф. Ислам в Поволжье. VIII–ХХ вв. Очерк истории. – М., 1999; Хайретдинов Д.З. Мусульманская община Москвы в XIV – начале ХХ вв. – Н. Новгород, 2002; Энциклопедический словарь Брокгауза – Ефрона. Т. 68.

Д. Х.

Урусов Урак (Петр). Большую роль в жизни Московского царства играли татары и ногаи – выходцы из постордынских государств, военная и аристократическая верхушка, как правило, обращенная впоследствии в православие. Среди их потомков мы находим множество выдающихся государственных деятелей России. По роду занятий многие из них занимались военной службой, возглавляя полки и отряды московского царя, а также придворной службой («кравчий» князь – то есть ведающий царским столом). Местожительством новокрещеных мурз и беев чаще всего называется Белый город.

Урак (тюрк. «Сокрушающий») бин Джан-Арслан, внук бия Ногайской Орды в 1578–90 гг. Уруса, ребенком или юношей был взят в Москву в качестве заложника, крещен здесь в князя Петра Арслановича, после чего был поставлен отвечать за винный стол на царском приеме послов. (Этот момент чрезвычайно интересен, т. к. показывает психологический расчет московских правителей в отношении только что вырванного из иной культурной среды молодого человека.) Петра Урусова женили «не по ево воле» на вдове князя А. И. Шуйского. Царь Василий Шуйский (прав. в 1606–10 гг.) уравнял Петра Арслановича У. со знаменитым князем-полководцем М. В. Скопиным-Шуйским.

С началом Смуты У., по прежнему служа престолу, возглавлял сильный конный отряд из казанских и арзамасских татар, который участвовал на стороне правительства в подавлении восстания Ивана Болотникова в 1606–07 гг., осаждая Тулу. Но после появления самозванцев Лжедмитрия I и Лжедмитрия II на их сторону переходят «большинство мишар под руководством касимовского хана Ураз-Мухаммеда» (С. Ф. Фаизов). У. перешел на сторону Лжедмитрия II, бросив жену и вновь обратившись в ислам.

Князь У. возглавил личную охрану Самозванца, которая состояла из татар. Убийство 22 ноября 1610 г. касимовского хана Ураз-Мухаммеда по приказу Лжедмитрия II вызвало среди татар желание мести. 11 декабря 1610 г. князь У., искавший удобную возможность отомстить, заманил Самозванца на охоту и вместе со своим младшим братом и другими ногаями и татарами из охраны убил его, после чего бежал в Крым. Убийство князем Ураком Лжедмитрия II в конце 1610 г. «объективно оказало огромную услугу российской государственности» (В. В. Трепавлов). После бегства У. в Крым он стал там консультантом крымского хана по московским вопросам. По-видимому, именно крайняя степень нелюбви к Москве подвигала его на организацию время от времени набегов крымцев на русские земли.

Позднее, когда политические проблемы из-за междоусобиц крымских беков вновь заставили его обратиться за возможной помощью к русским, У. узнавал о возможности переехать в Астрахань – при условии, что он сохранит мусульманскую веру и его не заставят вновь жениться на брошенной княгине.

Лит.: Трепавлов В. В. Ногаи в Башкирии, XV–XVII вв. / Княжеские роды ногайского происхождения // Материалы и исследования по истории и этнологии Башкортостана, док. № 2. – Уфа, б/г; Фаизов С. Ф. Ислам в Поволжье. VIII–ХХ вв. Очерк истории. – М., 1999; Хайретдинов Д. З. Мусульманская община Москвы в XIV – начале ХХ вв. – Н. Новгород, 2002; Энциклопедический словарь Брокгауза – Ефрона. Т. 68.

Д. Х.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.