Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Интервью с ответственным редактором словаря «ИСЛАМ В ЦЕНТРАЛЬНО-ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИИ» Дамиром Хайретдиновым
27.08.2009
Иллюстрация

Недавно Издательский дом «Медина» выпустил в свет очередной 4-ый выпуск энциклопедического словаря из серии «Ислам в Российской Федерации». Предлагаем вашему вниманию интервью с ответственным редактором словаря кандидатом исторических наук Дамиром Зинюровичем Хайретдиновым.

 

- Уважаемый Дамир Зинюрович! Не могли бы Вы рассказать, каков предмет исследования только что вышедшего словаря?

- 4-й том энциклопедического словаря посвящен территории центрально-европейской части России. Словарь описывает наиболее значимые явления, объекты, персоналии и историографию прошлого и современности ислама и мусульман в 19 регионах России: Белгородской, Брянской, Владимирской, Вологодской, Воронежской, Ивановской, Калужской, Костромской, Курской, Липецкой, Орловской, Пензенской, Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тверской, Тульской, Ярославской областях и Республике Мордовия.

Более точное определение географии – это Центральный федеральный округ (ЦФО) без Москвы и Московской области, плюс Вологодская область из состава Северо-Западного округа, а также два важных региона, входящие в состав Поволжского федерального округа – это Мордовия и Пензенская область.

- Такая «нарезка» регионов в словарь подобрана как-то специально?

Рязанская область- Помимо современного административно-территориального районирования (подавляющее большинство указанных регионов входят в состав ЦФО), на компоновку регионов в словарь повлияла их общность в историческом аспекте. Южные области в составе ЦФО составляли единый социо-географический комплекс во времена Золотой Орды, а некоторые из них – как Воронежская, Белгородская и Курская области – и в эпоху Хазарского каганата. В доордынский же период отмечаются такие мусульманские этносы, как буртасы – на территории Пензенской области, Мордовии, и волжские булгары, постоянные контакты с которыми фиксируются в Рязанской, Владимирской, Ивановской областях. Хотя монгольское нашествие значительно изменило этническую карту Восточной Европы, реликты прежней эпохи длительное время оставались на данной территории, свидетельством чего являются, например, Новохарьковский могильник, оставленный аланами – наследниками салтово-маяцкой культуры, или Болгорская волость под Тверью.

- То есть Вы хотите сказать, что словарь отражает, помимо прочего, и эпоху хазарской государственности?

- Совершенно верно.  Древнейшие этапы истории ислама и мусульман, их взаимоотношений с другими народами – славянами, угро-финнами и др., исследованы в настоящем издании благодаря статьям археологов. Это более 10 авторов из Владимирской области, Курска, Пензы, Рязани, Плёса Ивановской области, Тулы, Ельца Липецкой области и др. Такое масштабное привлечение специалистов из области археологии произошло впервые в рамках серии словарей «Ислам в РФ», и, в общем-то, само по себе является небольшой сенсацией. Дело в том, что, к сожалению, даже в соседних регионах иногда имеется весьма поверхностное представление о том, над чем конкретно работают коллеги из близлежащих областей. Археологии, пожалуй, это касается прежде всего: ведь многие памятники, даже раскопанные и изученные уже в течение длительного времени, до сих пор не описаны. Сказанное тем более верно относительно проблематики ислама в центрально-европейской части России: эта тема практически никем целенаправленно не изучалась, зачастую открыто игнорировалась, и уж тем более не исследовалась комплексно. Так что наш словарь стал пионером в этой проблематике.

- Как же удалось привлечь столь значительное число ученых?

- Основная заслуга здесь принадлежит нашему коллеге, эксперту Федерации мигрантов России Дмитрию Витальевичу Макарову, который лично объездил огромный регион, изучаемый в этом издании, и координировал научную работу при составлении словаря. Всего же в словаре представлено более 500 статей, написанных почти 50 авторами. Историки-архивисты (10 авторов) внесли весомый вклад в изучение позднефеодального и имперского времени (а также, относительно только Пензенской области – и советской эпохи). Этнологи представили свое видение процессов этногенеза тех или иных национальных групп, исповедующих ислам, описали их жизнь в недавнем прошлом и современности. Уникальны статьи о роли ислама в истории и культуре мордовского народа. Журналисты и публицисты, философы, преподаватели вузов, активисты мусульманских организаций  дополнили издание статьями о советском и нынешнем периодах бытования мусульманских общин.

- Возвращаясь к теме Хазарии: что интересного представлено в словаре по этой проблематике?

- Знаете, по хазарской теме вопросов больше, чем ответов. Зачастую при изучении эпохи Хазарского каганата ученые руководствуются, скажем так, неким заказом. Например, одна крупная исследовательница хазарской тематики полагает, что «менее всего в Хазарии пользовался популярностью ислам». Новые данные, представленные в нашем словаре, утверждают об обратном: на западной периферии каганата были мусульманские города и села, сохранились мусульманские могильники.

В целом, я полагаю, многие устоявшиеся выводы по доордынской эпохе, которые приняты в нашей историографии, в свете последних находок археологов на юге России и северо-востоке Украины, следует в корне пересматривать. 

- Кстати, кто такие буртасы, о которых Вы сказали выше?

- В словаре представлено более десятка статей, связанных с буртасской тематикой. Однако, несмотря на кажущееся обилие материалов, однозначного ответа на Ваш вопрос до сих пор не существует. Это связано с тем, что эту проблематику практически никто не изучает, за исключением считанного числа специалистов. Одним из них является соавтор словаря, доктор исторических наук Геннадий Николаевич Белорыбкин из Пензы.

Проблема этнической принадлежности буртасов решается так же, как и многие другие исторические сюжеты: исходя из ненаучных, околополитических предпочтений. На нее накладывается также и концептуальная несовместимость научных школ, сложившихся в столицах национальных республик. Так, в  Чебоксарах полагают,  что буртасы имеют отношение к предкам чувашей, в Саранске их однозначно рассматривают как один из мордовских этносов, в Казани…

- Почему такая пауза? Что интересного по этому поводу говорят в Казани?

Белозерье- Видите ли, в Казани предпочитают вообще ничего дельного не говорить по поводу буртасов. То есть существует очень веское предположение о том, что буртасы – это непосредственные предки татар, точнее одной из групп татарской нации – мишарей. Это положение разделяется практически всеми учеными Татарстана, а также многими другими исследователями буртасского вопроса, в частности – Г.Н. Белорыбкиным. Но дальше в Казани происходит нечто совершенно непонятное.

Так, в огромном (956 страниц) II томе «Истории татар с древнейших времен» (Казань: АН Татарстана, 2006), полностью посвященному Волжской Булгарии, вопрос о буртасах тщательно, хотя и не очень умно, обходится стороной. Примерно то же произошло и на страницах огромного атласа «Tartarica» (Казань: , 200__  ). Ученые из Татарстана высказывают мнение, что буртасы – это лишь одно из пелеменных образований в составе Волжской Булгарии. При этом игнорируется тот факт, что в арабских, персидских и хазарских источниках буртасы указываются наряду с булгарами, при этом упоминается о военных действиях между ними. Создается впечатление, что некоторые круги в Казани как будто опасаются буртасской тематики, пытаются обойти ее молчанием.

- Что по этому поводу говорит словарь «Ислам в центрально-европейской части России»?

- В словаре приводится целый ряд мнений о буртасах, и очень-очень осторожно высказывается мысль о том, что этот народ, вероятно, был не тюркским, а тюркизированным. Изначальные же его корни, скорее, говорят о родстве с культурой Хорезма.

- То есть это – хорезмийцы, которые затем  были тюркизированы волжскими булгарами?

- Не совсем так. Они были тюркизированы, скорее, кипчаками и аскизами – выходцами с Алтая. О последних свидетельствуют археологические находки на Золотаревском городище (ныне – Пензенская область). На позднем этапе существования Волжской Булгарии буртасы, вероятно, вошли в ее состав на правах автономно существовавшего  государственного объединения, хотя окончательно говорить об этом рано – требуется огромная исследовательская работа по этому вопросу. Впоследствии буртасы сыграли немалую роль в истории Золотой Орды.

- Очень интересно. Тем не менее, пока оставим в сторону буртасов и поговорим о Золотой Орде: что принципиально нового об этом государстве, об этой эпохе сказано в словаре?

 - Во-первых, границы Золотой Орды на севере доходили до Тулы, которая входила в состав доменных земель ордынских ханов. Собственно, в этой маленькой ремарке заключен большой сюрприз для любителей российской истории – например, ответ на вопрос о возможных причинах Куликовской битвы.

- ?

- Я не буду подробно цитировать словарь, где больше 400 страниц. Но еще раз замечу: сенсаций в нем много, потому что об истории ислама и мусульман в данном регионе практически никто ничего не знает. Многое из того, что представлено в издании, опубликовано впервые, и, в любом случае, инновацией является тот факт, что все эти материалы сведены в рамках единой концепции под одной обложкой.

Возвращаясь к теме Золотой Орды, замечу, что на территории ЦФО фиксируется целый ряд буферных административно-политических образований – таких, как Смоленская, Курская тьмы, Червленый Яр и др. Тогда же здесь возникают новые города и поселения, до сих пор недостаточно изученные – к примеру, Ахматовы слободы в Курской или г.Мохши – в Пензенской области.

- Мохши – это разве не название мордовского народа?

- Действительно, мокша – один из двух мордовских субэтносов. Но город Мохши на землях мордвы имел сложный национальный состав населения, помимо мордвы, там жили буртасы, а также золотоордынская знать. Кстати, некоторые особенности захоронения знати в мавзолеях города Мохши указывают на то, что эти сооружения были построены выходцами из Хорезма. Об этом говорят статьи Ю.А. Зеленеева и Е.Е. Бочкаревой.

Еще более интересно наличие в этом городе (точнее, сейчас это село Наровчат) урочища Мизгить, в котором некогда были мечеть и мусульманское кладбище. Но совершенно потрясает гипотеза двух ученых советского периода, А.А. Кроткова и В.И. Лебедева, что Соборная мечеть города была построена по приказу находившегося здесь несколько лет ордынского хана Узбека. Между прочим, ныне на месте этой мечети располагается крупный православный собор Покрова Пресвятой Богородицы.

- Потрясающе. А что делал здесь хан Узбек?

- Конечно, это только версия, но она основана как на данных одного средневекового источника («Шаджарат аль-атрак», или «Родословная тюрок»), так и на совокупных археологических данных по Мохши и другому золотоордынскому городу – Увеку (ныне – Саратовская область). Если хан со своим двором действительно был вынужден покинуть Сарай и бежать на север сразу после своего воцарения в 1313 г., реальной причиной этого были опасения мести со стороны родственников репрессированных эмиров, вельмож и сторонников старой веры. Кроме того, по В.И. Лебедеву, это было связано также со страшной засухой и голодом, разразившимися в те годы в Нижнем Поволжье. Не исключено, что принятие ислама в качестве государственной религии Золотой Орды произошло именно в городе Мохши. Во всяком случае, резкое возвышение этого города, факт строительства в нем огромных мечетей Кротков и Лебедев связывали с личностью хана Узбека и тем обстоятельством, что сюда переехала «мусульманская знать».

Здесь мы уже в третий раз можем упомянуть Хорезм: по общепринятому мнению ученых, главное воздействие на хана Узбека в деле принятия им ислама оказали суфийские шейхи из этого региона. Однако, как это ни печально, целенаправленных исследований в этой области пока не много; надеемся, что перевод с английского на русский язык книги Де-Виса «Islamization and Native Religion in the Golden Horde: Baba Tükles and conversion to Islam in historical and epic tradition», который сегодня осуществляется в Казани, поможет частично восполнить этот существенный пробел. В основном общественность привыкла считать первоначальной точкой распространения ислама в нашей стране Дербент или Булгар, забывая, что оба этих важных центра имели все же сугубо локальное значение. Именно 1312-1313 годы являются ключевыми с точки зрения распространения ислама по всей территории Золотой Орды и постордынских государства, то есть нынешних Российской Федерации, Казахстана, Украины, Белоруссии, стран Балтии и т.д. Так что предстоящий 700-летний юбилей этого события российским мусульманам нужно отмечать на высочайшем уровне, с привлечением высоких государственных сановников, иностранных делегаций – причем не только из мусульманских стран, но и таких наших соседей, как Украина, Белоруссия, Монголия, Китай, Индия, ведь все они в той или иной степени являются наследниками Pax Mongolica.

- Скажите, пожалуйста, в словаре «Ислам в центрально-европейской части России» используется термин «постордынские государства» в отношении ханств, образовавшихся в результате распада Золотой Орды, в то время как большинство исследователей употребляют слово «позднезолотоордынские». Есть принципиальное различие?

- Во-первых, «позднезолотоордынские» - это очень неудобное, длинное слово. Во-вторых, ханства и Ногайская Орда, хотя и образовались в процессе распада Золотой Орды, основной отрезок времени существовали все же после окончательной ликвидации единого государства, так сказать «пост-фактум». Поэтому название «постордынские», на мой взгляд, более предпочтительно. Наконец, волей-волей напрашиваются аналогии с современностью, когда мы, например, страны Балтии, получившие независимость еще во времена существования СССР, называем «постсоветскими», а не «позднесоветско-социалистическими» государствами.

В нашем словаре эта эпоха изучена так же обстоятельно, как и предыдущие. Распад Золотой Орды привел к созданию целого ряда родственных между собой государственных образований, располагавшихся на территории центрально-европейской части России и мало известных нашему современнику: Яголдаева тьма в составе Великого княжества Литовского, татарские княжества в Мещере и др. В той или иной степени все они описаны в словаре. Единственным хорошо исследованным из них является Касимовское ханство.

- Великое княжество Литовское и центральная часть России – как-то не согласуются между собой, на первый взгляд…

- На самом деле весь юг и запад нынешней России входил в состав Литвы. Пограничные территории именовались «Окраина», или «Украина», и таких «Украин» было немало. Одна из них, «Казанская Украина», изучена в словаре более подробно, потому что несла в себе искомый мусульманский пласт, который мы целенаправленно изучаем.

- Казанская Украина? Замечательно… А кто ее населял?

- Проблема заключается в том, что практически никто эти постордынские образования не изучал. Более того, даже относительно самого исследованного Касимовского ханства единой точки зрения на этот вопрос нет. Многие ученые считают, что татары появились здесь только после основания самого ханства – и, кстати говоря, отодвигают даты основания подальше. А часть ученых вообще считает, что как такового Касимовского ханства  не существовало, поскольку оно в этом статусе не упоминается в источниках.

Однако еще В.В. Вельяминов-Зернов в XIX веке считал, что на землях Касимовского ханства жил народ «мещера, исповедовавшая мухаммеданство». Хусаин Фаизханов, выдающийся татарский просветитель XIX века, с которым академик Вельяминов работал в тесной связке, называет этот народ иначе: «мишаре мусульманской веры». Есть все основания считать, что эти мещера-мишаре являлись прямыми потомками буртасов, бежавших сюда после начала монгольского нашествия.

Верхний пласт в населении Касимовского ханства составили выходцы из Казани, Сибири, Ногайской Орды, Крыма, Астрахани. На основе их смешения произошло образование особого сословия служилых татар, включавшего в себя Чингизидов, ногайских и татарских мурз и биев – выходцев из постордынских ханств, осевших в России и получивших здесь значительные земельные уделы в границах современных Рязанской, Ярославской, Тверской, Владимирской, Ивановской областей.

- То есть ханство в Касимове все-таки существовало?

- Здесь следует уточнить: во-первых, средневековые государства далеко не всегда именовались так, как принято в поздней литературе (сравните: литературное «Византия» – официально «Римская империя»; лит. Османская империя – офиц. Баб-и-Али, Блистательная Порта; лит. Золотая Орда – офиц. Улус Джучи). Отсутствие документов с принятыми ныне названиями этих государств – еще не доказательство того, что они не существовали вовсе. Следовательно, и Касимовское ханство в официальных документах могло именоваться (и именовалось) иначе. Во-вторых, говоря об архивных источниках, подразумеваются прежде всего русские источники, но в татарских источниках того же времени это ханство упоминается в той же  терминологии, что и все другие постордынские государства: «юрт». Например, в известном послании ширинского мурзы Бахтияра из Крыма от 1515 г. прямо сказано о претензиях крымского хана Мухаммед-Гирея на «Мещерский юрт». Так как в татарских средневековых документах ни разу не встречается слово «ханство», а только «юрт»  (и этот термин «юрт» нельзя рассматривать как «место проживания или кочевки» хана, а именно как синоним «государства») относительно Крыма, Казани, Астрахани и т.д. – очевидно, что Мещерский юрт как государственное образование рассматривался наряду с данными государствами в одном ряду, только суверенитет над ним оспаривался.

Наличие русских воевод в Касимове – всего лишь доказательство московского, а не крымского, рязанского или казанского суверенитета над Касимовским ханством. Однако наличие русских воевод в XVI веке в Астрахани не рассматривается как доказательство того, что Астраханское ханство не существовало или было эфемерным государственным образованием. Напротив, до тех пор, пока во главе ханства стояли ханы из династии Чингизидов, Астрахань представляла собой независимое (формально!) государство.

И Астрахань, и Казань время от времени переходили под русский или ногайский или крымский протекторат – но в историографии никто не пытается отменить существование Астраханского и Казанского ханств. Очевидно, и Касимов может и должен рассматриваться в этой же схеме.

Так же, как и в Казани, в Касимове не было своей ханской династии, кроме династии Улуг-Мухаммеда; во многом аналогично казанской ситуации касимовских правителей избирали с согласия или по прямой указке из Москвы. Это не довод в дискуссии о том, существовало ли Казанское ханство – почему же сомневаться в существовании Касимовского?

- Выше Вы говорили о широкой географии авторов словарных статей. Наверное, среди них есть и те, кто не согласен с Вашими воззрениями. Не мешало ли это в работе над этим томом?

- Концептуальная несовместимость взглядов представителей различных научных школ являлась одной из ключевых проблем при составлении словаря. Так, с точки зрения москвоцентричной школы, по сути никакого ханства в Касимове не было, и само пожалование этого города Чингизидам следует воспринимать как некий каприз московских властей, случайный результат не связанных друг с другом исторических событий. С другой стороны, сторонники национально ориентированной школы, сложившейся в Казани, дают понять об ошибочности и шовинизме всего русского востоковедения в целом, начиная с обвинений в неверном написании имен ордынских ханов. В этой связи хотелось бы пояснить: редакторы словаря пытались следовать, по возможности, линии Хусаина Фаизханова, который занимал срединные позиции между подобными крайностями, абстрагировался от черно-белых оценок исторических событий и мечтал придать как можно большую объективность существовавшей тогда имперской востоковедческой школе на основе эпиграфических тюрко-мусульманских памятников и письменных источников.

В частности, вслед за Фаизхановым мы признаем существование Касимовского ханства как одного из постордынских государственных образований, не имевшим, однако, полного политического и монархического суверенитета. По аналогии, мы указываем на наличие в средневековой Московии целого ряда тюрко-мусульманских автономных и историко-географических образований, ликвидированных после воцарения Романовых.

С другой стороны, имена средневековых деятелей передаются нами в традиционном написании, сложившемся в рамках русского востоковедения; аутентичные имена приводятся в скобках. Лишь в виде исключения, при обнаружении крупного противоречия русской школы и татарского источника, имена приводятся в «восточном» прочтении (Гайбулла вместо «Абдула», Ильхам вместо «Али-хан» и т.д.).

- О каких тюрко-мусульманских образованиях идет речь? Кроме Касимова, что-то ничего не приходит на ум…

- Это такие образования, как татарские княжества в Мещере, а также ногайский Романовский улус (ныне часть Ярославской области), которые акие гос. ан России ачение приобретает тюр-татарских отношений ачит. кл. Чингизидов и ноагйскихрды, а некоторые из них - как в XV-XVI вв. приобретают особое значение для мусульман России. При этом дискуссии об их реальном статусе, занимаемой территории, и даже хронологии существования до сих пор далеки от завершения. Именно в этих землях сложилась локальная социальная и субэтническая группа служилых татар, которые выполняли взятые на себя функции по охране границ Московского государства, оказывали огромное влияние на большинство военных и политических акций Московии. Особая роль их в общественно-политической жизни государства проявлялась во время кризисных ситуаций, в частности, в Смутное время. Мусульмане Касимова, Романова, Темникова, Кадома и др. регионов сыграли весомую роль в  таких событиях, как, попытка приглашения на престол польского королевича Владислава, убийство Лжедмитрия  II, затем в 1-м и 2-м ополчениях, наконец, в избрании на московский престол Михаила Романова. Однако после прихода к власти Романовых  они достаточно быстро стали подвергаться религиозному и экономическому давлению, вплоть до насильственного крещения и культурной ассимиляции. Поступательные шаги новой династии привели к тому, что последователи ислама были вынуждены переселиться из Ярославля и Романова под Кострому, из Темникова и Кадома – в более восточные регионы страны. В XVII в. крестились и ассимилировались бордаковские, боровские, мугреевские, юртовские и др. группы татар. Переселилось в др. места тюркское население Червленого Яра, при этом правительством целенаправленно создавались незаселенные зоны шириной до 200 км, чтобы феодально-зависимое население не смогло бежать в вольные общества казаков и татар. Так образовались длительные лакуны в непрерывной истории ислама Воронежа, Курска, Белгорода и Тамбова.

- Боровские татары?

- Именно так. Боровские, пронские, михайловские, серпуховские татары… О некоторых подразделениях татар, которые существовали в центральной России, мы вообще ничего не знаем. О некоторых отыскались  самые поверхностные сведения, которые мы поспешили опубликовать в данном словаре. В целом же, мы считаем, что данный словарь должен стать отправной точкой для исследователей с тем, чтобы опираясь на различные сюжетные линии, представленные в этом и других изданиях серии « Ислам в РФ», проводить дальнейшие изыскания.

- Итак, татары центральной России крестились и ассимилировались. На этом – конец исследованию?

- Ну что Вы! Это только начало современной эпохе истории ислама в центральной России!

Дело в том, что дальнейшая территориальная экспансия России привела к включению в ее состав таких мусульманских земель, как Крым, Северный Кавказ, Закавказье, Казахстан, Средняя Азия, выходцы из которых в XVIII-XIX вв. в качестве почетных пленников, военных ссыльных появлялись и в центральной России. В новое время татары, в первую очередь из нижегородских земель, возродили исчезнувшие мусульманские общины в Ярославле, Твери, Костроме (в этом случае речь идет о местных татарах – потомках романовских ногайцев), построив здесь мечети, и попытавшись сделать то же самое в Иваново, Вологде, Курске, Калуге.

Таким образом, к Новому времени территория центральной России, которая традиционно в российской историографии рассматривается исключительно с москвоцентричных, мононациональных позиций, в действительности вобрала в себя многочисленные мусульманские элементы из различных этнических групп, из разных регионов огромной Российской империи.

- А почему не получилось построить в имперское время мечети в Вологде и Иваново, например?

- Причины детально исследованы в соответствующих словарных статьях. Основная же причина понятна: местная власть всячески препятствовала социализации мусульман, пыталась не допустить расширения численного состава общины и повышения ее качественных характеристик. Зачастую негативное отношение к вопросу строительства мечетей (так же, как и католических костелов и т.д.) высказывали местные православные епископы, которые в то время имели господствующие позиции во властной вертикали. 

- Где же тогда молились мусульмане?

- В частных домах либо в специально арендуемых помещениях. Например, в ходе составления словаря нам стало известно, что в Курске впервые к этой мере, т.е. аренде помещения, мусульмане прибегли в 1891 г. Руководил этим процессом состоятельный касимовский татарин домовладелец Аббас Ханбеков.

- Вы только что сказали, что это были нижегородские татары?

- Выходцы из современной Нижегородской области действительно составляли большинство в татарско-мусульманских общинах городов центрально-европейской части России. Однако по финансовым показателям они, как правило, уступали менее многочисленным касимовским татарам, с которыми они проживали бок о бок. Но в  религиозных вопросах первенство, как правило, всегда было за нижегородскими татарами.

Например, в том же Курске финансировал деятельность общины касимовец Ханбеков, а имамами были исключительно нижегородцы: Камалетдин Басыров из семейства потомственных имамов (кстати, он был родным дядей Ризы-хазрата Басырова, имама Московской Соборной мечети в 1964-1994 гг.), Белялетдин Салахетдинов из села Куй-Суы. Кстати, имам Калуги Салахетдин Алимов был двоюродным братом Камалетдина Басырова.

Аналогично развивалась мусульманская община в Твери: соборная мечеть была построена на деньги касимовского купца Фатиха Алышева, а имамом был нижегородский татарин Хусаин Сеид-Бурхан – по слухам, потомок последнего касимовского султана Сеид-Бурхана бин Арслана.

- То есть касимовские и нижегородские татары тесно связаны между собой?

- Конечно. Вообще все группы татар не отделяют себя от единой нации, а наш интерес к своим корням – это просто попытка разобраться в том, что было на самом деле, чтобы снять шелуху и мифы, в которые обернуто современное татароведение.

- Кроме татар, какие другие мусульманские народы проживают в регионе?

- Уже в советский период к старожилам-татарам добавились трудовые мигранты из Азербайджана, Кавказа и Средней Азии, а также представители репрессированных народов. Разумеется, в  тот период религиозная жизнь среди них не могли вестись легально, но в некоторых регионах она не прерывалась и в годы репрессий. Интересным и неожиданным является тот факт, что в Курске мусульмане заключили официальный договор с советской властью о пользовании мечетью, а в таком регионе, как Тамбовщина, одна из мечетей не закрывалась на протяжении всего советского периода. Активно действовали, особенно в послевоенный период, неофициальные муллы Ярославля, Костромы, Тулы, Курска, Иванова, Владимира, не говоря уже о Пензенской области и Мордовии.

Возрождение религиозной жизни, происходящее здесь с 1990-х гг., сопровождается резким изменением этнодемографической ситуации. Среди причин этого – и экономическая, и обусловленная конфликтами миграция из регионов Северного Кавказа и Средней Азии. Проблемы, возникающие при этом, могут быть разрешены с учетом богатой истории ислама в регионе. Так, в большинстве областей ЦФО мигранты позднего времени вливались в существующие мусульманские общины.

- Итак, словарь вышел в свет. Каковы дальнейшие планы в серии «Ислам в РФ»?

- В настоящий момент мы готовим к печати фундаментальное исследование «Ислам на Урале», которое изучает ту же самую проблематику через призму 7 регионов (за пределами национальных республик мусульманских народов). Следующим намечен том «Ислам в Поволжье». В целом планируется издать 12 томов в этой серии, причем такие территории, как Татарстан, Башкортостан, Дагестан, выделены в отдельные тома.

Более подробно о проекте можно прочитать на сайте idmedina.ru.

- Большое спасибо! Позвольте пожелать успехов в Вашем творчестве.


Беседовал гендиректор ИД «Медина»
Ильдар Нуриманов



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.