Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам Минбаре № 9(227) /2014/ — Имам Булат Ишмухаметов: Татары Австралии приняли меня как родного
25.09.2014

Имам Булат Ишмухаметов: Татары Австралии приняли меня как родного

В 2014 году исполняется 20 лет со дня официальной регистрации Ассоциации татар Южной Австралии, а впервые татарские семьи переселились на Зеленый континент еще в середине ХХ века из Китая. Татарская община Южной Австралии — это сравнительно немногочисленная группа. Тем большее уважение вызывает тот факт, что за целый век проживания вне своей исторической родины в инокультурном и инорелигиозном окружении, они сохранили и язык, и религию, и свою идентичность. Летом 2013 года у татар города Аделаида появился свой общинный дом, который служит и для проведения пятничных и праздничных молитв, и для национальных собраний. По просьбе татарской общины Аделаиды (которая, к слову, была озвучена непосредственно президенту Татарстана Р. Минниханову во время его визита в Австралию) в качестве духовного наставника в общину был направлен Булат Ишмухаметов.

— Булат-хазрат, расскажите о том, в чем заключается духовная жизнь татарской общины Австралии и какую роль играет ислам в самосознании татар Зеленого континента.

— Татарская община Аделаиды довольно религиозна, здешние наши соплеменники никогда не забывали о том, что они — татары и мусульмане. Приехав сюда, мне никого не пришлось, условно говоря, обучать суре «Фатиха». Пять столпов ислама, шесть столпов имана здесь знают все, от мала до велика.

Всегда в истории татарской эмиграции община, обосновавшись на новом месте, первым делом строила мечеть и медресе. Мечеть всегда для татарской диаспоры была центром и духовной, и национальной, и культурной жизни. Вопрос о том, чтобы привезти в Аделаиду имама для своей общины, стоял здесь давно, и Всевышний распорядился так, что этим имамом стал я. Имам для такой небольшой махалли, как наша — это человек, который помогает поддерживать и сохранять и религиозную, и национальную идентичность. В этом смысле в моей работе очень сложно отделить, где заканчивается религиозное и начинается национальное, так же как и невозможно провести грань между работой, служением имама и частной жизнью.

— За практически вековое существование далеко за пределами исторической родины татары Австралии наверняка выработали свои собственные рецепты и механизмы сохранения. Можно предположить что и менталитет их отличается от менталитета постсоветских российских татар...

— Мои слова, возможно, удивят имамов мегаполисов, но будут близки и понятны имамам сельской местности. Наша община, несмотря на то, что живем мы в городе-миллионнике, словно одна большая семья или деревенская община — все знают друг друга и воспринимают как близких людей. Недавно один из наших соплеменников угодил в больницу, навестить его там пришел практически каждый член махалли. Меня и мою семью здесь также приняли как родственников.

У здешних татар есть, к примеру, такая традиция — «гаетлэп чыгу». Члены общины в течение нескольких дней или даже недель после двух крупнейших мусульманских праздников — гаитов, навещают всех родственников старшего возраста. И когда я приезжаю один, хозяева удивляются — почему приехал без супруги и сына, то есть воспринимают меня как члена семьи, а не как работника, выполняющего роль имама.

Если к кому-либо из общины приезжает гость — наш соплеменник, все татары считают своим долгом прийти и познакомиться с ним, выразить свое уважение или пригласить к себе на чай. Это называется «кунакны хормэтлэу». А если кто-то уезжает далеко — то к нему наведываются в гости, делают небольшие презенты — юллы. Женщины обычно дарят конфеты, а мужчины — деньги.

Национальное и религиозное воспитание, в основном, дается в семье. К примеру, во многих семьях за правило установлено разговаривать в кругу семьи только на родном языке.

А что касается менталитета, здесь я особых трудностей не почувствовал. Основатели здешней общины родились и выросли в коммунистическом Китае, а я — в коммунистическом Советском Союзе, возможно поэтому никаких сложностей с адаптацией на новом месте, достойных упоминания, я не почувствовал, хотя смена места жительства, естественно, была сопряжена с определенными особенностями.

— Насколько татарская общины Аделаиды встроена в общемусульманский контекст города?

— В Аделаиде, население которого более миллиона жителей, проживает 20 тысяч мусульман, по сути, очень незначительное количество. Однако здесь открыто десять мечетей и молельных домов мусульман разных национальностей. Молельные дома организуются по принципу страны происхождения с тем, чтобы вести проповедь на родном для прихожан языке. Но между собой мы общаемся и поддерживаем друг друга. К примеру, в сборе и подготовке документов, чтобы я смог приехать и начать работу в Австралии, помогала турецкая община. Общность языков и культуры способствует тому, что некоторые татары Аделаиды на пятничную молитву могут заехать в турецкую мечеть или в мусаллю выходцев из Средней Азии — узбеков, уйгуров. Не так давно по случаю Ураза-байрама у нас был общий для всех мусульман праздник.

Региональное правительство и парламент старается уделять равное внимание всем общинам. Во время священного месяца Рамадан, нас, к примеру, пригласили в парламент для встречи с министрами.

— У вас очень необычная биография: после окончания исламского университета в Киеве вы не пошли по религиозной стезе и стали журналистом, причем добились в этой профессии успеха. Много лет ваша карьера шла в гору, но на каком-то этапе вы ее оставили для религиозного служения.

— После окончания университета я один год проработал в казанской мечети «Булгар» преподавателем основ ислама. Разочарования не было, но было желание расти и меняться, преодолевая какие-то собственные страхи и неумение. Мне в этом смысле очень нравятся проповеди Шамиля Аляутдинова, которые заряжают на то, чтобы найти свое место в жизни, расти ментально и профессионально.

Журналистика стала для меня большой школой — она учит умению общаться с людьми, доносить свои мысли, понимать чаяния людей, а в работе имама это очень важно. Но в журналистике я прошел все основные этапы — корреспондента, ведущего, продюсера, руководителя программы, попробовал свои силы на разных телеканалах. В определенный момент наступило понимание, что нужно идти дальше, расти и меняться. Я направил в Духовное управление мусульман Татарстана свое резюме. И пригодился в Австралии. Думаю, что если бы в тот конкретный момент не был нужен имам в Аделаиде, я все равно нашел бы себе применение в религиозной среде, то есть с моей стороны это было обдуманное, осмысленное решение.

— Вы окончили исламский вуз, а также исторический факультет Казанского государственного педагогического университета (ныне в составе Казанского федерального университета), а сейчас работаете в довольно экзотичной, по российским меркам, местности. Что бы вы могли сказать о требованиях и стандартах к современному имаму, исходя из своего опыта?

— Самое первое требование — имам должен понимать суть религии, не просто соблюдать обряды, но осознавать их глубинный смысл. Светское образование настоятельно рекомендуется, а общий кругозор, познания в истории, литературе — просто обязательны. Немаловажно и иметь определенные познания в области психологии. Если рассматривать имама как врачевателя душ, логично предположить, что он не сможет врачевать души, не поставив диагноза. А ставить диагноз учит практическая психология.

— Каковы ближайшие планы татарской общины Аделаиды?

— В начале года мы провели общее собрание с участием всех членов общины. Каждый мог внести свое предложение, высказать замечания и предложения. Это я считаю очень важным моментом для того, чтобы каждый член махалли почувствовал свою сопричастность и ответственность. Мы приняли и утвердили годовой план работы, согласно которому и движемся. Проводятся занятия по исламу в трех возрастных группах — для детей, молодежи и людей старшего возраста. Кроме джума и религиозных праздников собираемся и на Лейлят аль-Кадр и другие благословенные ночи, в Рамадан мы проводили ифтары. Был вечер, посвященный творчеству Габдуллы Тукая, работает татарский киноклуб. В декабре планируем проводить Сабантуй.

Беседовала Диляра Ахметова



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.