Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Ислам Минбаре»
Ислам Минбаре №6 (199) /Июнь 2012/ — Общественная Палата -уникальная трибуна для мусульман
27.06.2012


 

Первый заместитель председателя и руководитель аппарата Духовного управления мусульман Европейской части России Дамир Мухетдинов 6 мая 2012 года Указом Президента РФ назначен членом Общественной палаты РФ . Зачем мусульманскому деятелю такая « общественная нагрузка »? В чем польза для уммы , для России ? Об этом — беседа с новым общественным деятелем всероссийского масштаба .

Член Общественной палаты РФ Дамир Мухетдинов

— Поздравляя Вас со вступлением на новое, общенациональное поприще, позвольте начать все-таки с жесткого вопроса, как бы от Ваших оппонентов. Есть ведь мнение, что «мусульманин не должен быть в союзе с неисламским государством», а сотрудничающие с ним предают Ислам. Как расценить работу в ОП РФ с этой точки зрения?

— Это не слишком эффективное понимание догматов и многовековой практики нашей религии. Мусульмане должны активно защищать свои права, отстаивать свои интересы, создавать и развивать свои организации. Здесь путь каждодневного созидательного труда намного эффективнее насильственных действий. Посмотрите, какую образовательную, экономическую, медийную инфраструктуру создали российские мусульмане, сколько мечетей они построили. Эти идеи, продуманные специально для наших дней и для нашей страны, изложены в Социальной доктрине, разработанной Советом муфтиев России.

ОП РФ — сравнительно недавно созданный инструмент гражданского общества. По-простому говоря, если ты чем-то недоволен и не можешь добиться результата у госчиновников — иди по пути гражданскому. И оглянись назад: уже масса сделанного членами ОП говорит о плодотворности такого пути. Если мы, мусульмане, не воспользуемся таким инструментом, то сами же и ответим перед высшим Судьей, почему у нас на глазах творилось беззаконие, неустройства, несправедливость, а мы не применили ума и воли, чтобы их исправить? Это, говоря по-арабски, «мактуб» — великолепно открывшаяся возможность социального действия.

— Итак, Ваша задача в ОП — лоббировать интересы мусульман?

— Нет, неверно считать, будто я пошел туда ради лоббирования. Картина жизни сложнее и интереснее. Я должен в формате гражданского института, каковым является ОП, выслушивать, анализировать и защищать интересы любого гражданина, независимо от вероисповедания и нации. И в этом как раз — исполнение моего исламского долга. Почему?

А потому, что мусульманин не должен замыкаться в конфессиональном «гетто». Я мусульманин, но я одновременно и российский гражданин. Конфессиональный путь — это работа в умме, проповедь, молитва и взаимопомощь. Но также важно свидетельство об Исламе для всех россиян, понимание наших общих ценностей и способов взаимодействия.

В последние годы образ мусульман искажен из-за террористов и пагубных действий такфиристов… Ведь ни первое, ни второе не соответствует Исламу.

Реальная работа ведется — во имя Аллаха и на благо всех людей. И нет сфер, как бы «отдельных» для мусульман и немусульман. Это касается социальной сферы, поддержания межнационального и межконфессионального мира, защиты наших традиций, языков, морали, помощи незащищенным слоям населения, поддержка профессионального и интеллектуального роста молодежи. У нас общая страна и дела общие.

— Слушая такие слова, вспоминаешь мусульман — депутатов Государственной Думы начала 20 века…

— В том-то и дело, что нам не надо «изобретать велосипед», нужно творчески использовать опыт предков! Да, коранические истины сложно проецировать на исторически меняющуюся жизнь, и не все это могут. Некоторые готовы жить по стандартам седьмого века, а некоторые готовы копировать стандарты западного мира. Столетие до нас, когда в России шли реформы, созидающие гражданское общество, в нашей стране творили выдающиеся алимы. Они по сути дали нам формулы взаимодействия с такими реалиями, как многонациональная Россия, гражданская нация, демократия, правовое государство. Увы, в начале прошлого века позитивные процессы были сорваны революциями, затем страна испытала гражданскую войну, террор, политику госатеизма.

Мы возрождаем сейчас идеи тех правоверных мусульман, которые стояли на платформе джадидизма. В изданиях ИД «Медина» мы много пишем о них, изучаем их опыт, адаптируем к современности.

— 14 июня Вы впервые были «дежурным по ОП РФ» и принимали обращения граждан по вопросам межнациональных и межрелигиозных отношений, миграции и этнических конфликтов. Каков итог?

— Пока достаточно слабый. Вопросов было мало, и часть не по теме. Люди еще не научились пользоваться такой возможностью, как продвижение своих интересов через ОП. Да и я сам тут еще — в начале пути.

Современное гражданское общество в России дает умме уникальную возможность отстоять свое место под солнцем и более того — свидетельствовать об Исламе делами добра, а не проклятиями и насилием.

Каждый ответит как за добрые деяния, так и за… бездействие. Будьте граждански активны!

Беседовал Тимур Шарафутдинов

Вопросы, заданные во время дежурства Д. Мухетдинова по Общественной палате 14 июня 2012 года

ВОПРОС

Дмитрий

Уважаемый Дамир Ваисович! Почему выходцы с исламских территорий России ведут себя на территории с православным населением так вызывающе, часто совершают преступления? Ведь православная часть России не позволяет себе так вести себя на территории исламских регионов! Это особенность Ислама или малая образованность и невоспитанность населения данных территорий?

ОТВЕТ

Мухетдинов Дамир Ваисович

Давайте исходить из принципа равенства перед законом и судом. Если человек совершил противоправное деяние, то необходимо обращаться с заявлением в органы внутренних дел, сообщать об этом общественности. У нас существует суд присяжных, и представитель меньшинства в регионе явно не будет чувствовать себя там слишком комфортно. Не совсем понятно, что Вы имеете в виду под «исламскими территориями России». Так, в Татарстане и Башкортостане православное население составляет немногим менее половины, и его численность почти не сократилась в 2000-е годы. Здесь ситуация стабильна. На Северном Кавказе (особенно на его востоке) целое поколение выросло в атмосфере насилия, однако их уровень агрессии скорее напоминает нравы рабочих окраин 1940-1959-х годов, чем говорит о религии Ислам.

ВОПРОС

Евгений

Здравствуйте! Я хотел бы узнать, сколько будут продолжаться распри внутри российского мусульманского сообщества? И есть ли шанс на объединение? Может, Вы возглавите этот процесс?

ОТВЕТ

Мухетдинов Дамир Ваисович

Уважаемый Евгений!

Мусульманское сообщество исторически не формировалось как единая вертикаль религиозной власти, в отличие от многих христианских церквей. Очень мощный потенциал единства российской уммы сформировался в 1910-х — первой половине 1920-х годов, но процесс был сорван «безбожной пятилеткой» рубежа 1920–1930-х. В 1990-е годы возрождалась и формировалась мощная инфраструктура на местах и в регионах, да вообще это была эпоха центростремительных процессов. Я всегда являлся сторонником единства российских мусульман, но единства гибкого, учитывающего местные особенности. К сожалению, ряду деятелей трудно забыть былые конфликты и (или) они требуют жесткого подчинения себе. Единство на самом деле вырастает из конкретных образовательных, социальных проектов, из потребностей обеспечения прав мусульман. Трудно жестко говорить о конкретном времени, месте и личности, но я верю, что если такова будет воля Аллаха и каждый из нас исполнит свой долг, мы увидим единство уммы до того, как состаримся.

Член Общественной палаты РФ
Дамир Мухетдинов



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2020 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.