Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Ислам Минбаре»
Ислам Минбаре №4 (197) /Апрель 2012/ — Исламское образование в России: история и перспективы
24.04.2012


 

Ректор МИУ Дамир Хайретдинов

До середины XIX века исламское образование в России не представляло собой какой-либо единой системы и совершенно исключало из своей сферы светские дисциплины и предметы из русской школы. Высшее исламское образование можно бы­ло получить только за границей — в Турции, Персии, Бухаре. Во второй половине XIX века среди российских мусульман начинает распространяться идеология джадидизма (обновления), одной из целей которой была образовательная реформа путем включения светских дисциплин и русского языка. В мусульманской умме произошел раскол на традиционалистов (кадимитов), придерживавшихся старой системы, и джадидов.

Таким образом, исламская образовательная среда в России начала XX века состояла как минимум из трех разновеликих компонентов:

1) традиционное, изоляционист­ское и начальное и среднее образование с элементами суфизма — у кадимитов;

2) реформаторское, рационалистическое исламское с элементами светского, среднее и высшее образование — у джадидов;

3) высшее исламское образование с элементами иностранной идеологии — у отдельных мусульманских богословов.

Остаточность этой схемы дала о себе знать уже в советское время сразу после падения ортодоксального сталинизма (1960–1980‑е годы). Однако вплоть до перестройки 1989–1990‑х годов все эти компоненты существовали в зачаточном состоянии по всей стране.

Образование всегда играло огромную роль в Исламе, т. к. именно выходцы из духовных учреждений становились опорой мусульманско­го вероучения, что в принципе характерно для всех конфессий. В связи с этим возникла потребность в подобных учебных заведениях, поскольку в Советском Союзе возможность получить религиозное образование была минимальной. Как правило, желающие обрести исламские знания вынуждены были выезжать в Среднюю Азию, где традиции мусульманского образования в какой-то мере продолжали существовать. Одним из самых известных религиозных учреждений того времени являлось медресе «Мири Араб», расположенное в Бухаре. Именно там учились в свое время большинство сегодняшних имамов и муфтиев российской уммы.

В начале 1990‑х годов все религиозные общины страны переживали бум своего возрождения, и одно из самых заметных мест в этом процессе принадлежало мусульманской умме. По всей стране открывались десятки исламских медресе и тысячи курсов по изучению основ религии. Молодежь из числа мусульман активно откликалась на призыв обучаться религии предков в исламских медресе.

Исходя из сложившейся ситуации, во многих российских регионах стали организовываться различные курсы по изучению Ислама. Понимая, что подобные кружки не соответствуют современным требованиям и не отличаются высоким уровнем, часть молодежи выражала желание учиться за рубежом, где исламское образование стояло на порядок выше, чем в России и даже в среднеазиатских республиках. Одновременно с этим в крупнейших мусульманских центрах, таких как Казань, Уфа, Махачкала, Назрань, Нальчик, Москва, Нижний Новгород, были созданы высшие и средние учебные заведения более высокого уровня, получившие официальную регистрацию и лицензию.

Однако отнюдь не все руководители медресе и исламских курсов вовремя поняли необходимость качественно новых изменений в учебной программе, в методике и целях исламского образования. Все образование строилось на дореволюционном опыте, на учебниках XIX — начала ХХ века, и сам стиль преподавания религиозных основ в современных медресе и исламских вузах России не намного отошел от досоветского прошлого. В исламском образовании по-прежнему существовали два компонента, возникшие до революции 1917 года: изоляционистское традиционное об­разование в духе сельского муллы с элементами суфизма, и «исламско-светское» образование, которое, несмотря на его более высокий авторитет, приводило к доминированию националистических настроений среди его выпускников.

В большинстве российских исламских учебных заведений не существует единой учебной программы, то есть каждое медресе или институт ведет учебный процесс по своим учебным программам и использует свою методику преподавания. В основном в большинстве медресе преподаются только религиозные дисциплины. Только в некоторых религиозных учебных заведениях преподаются английский язык и компьютерная грамотность. В отличие от светских учебных заведений, в исламских образовательных учреждениях дают только узкоспециализированное образование, что является основной преградой для признания дипломов, дальнейшего трудоустройства выпускников, а также не всегда способствует воспитанию терпимости.

В 2000‑х годах проблемами исламского образования озаботи­лась государственная власть. В 2002 году президент Российской Федерации В. В. Путин поручил Министерству образования и науки РФ «в первоочередном порядке разработать комплекс мер по оказанию организационной, материальной и методической помощи в развитии сферы религиозного образования, прежде всего мусульманского». Министерство во взаимодействии с вузами и исламскими образовательными учреждениями разработали и осуществляют с 2005 года комплекс мер в этом направлении.

Каким же должен быть исламский вуз в России — светским с некой спецификой, или же сугубо религиозным учебным заведением? Неразработанность системы исламского высшего образования в стране препятствует молодым людям связывать свою судьбу с исламским вузом. Кроме того, несмотря на значительные финансовые затраты, число выпускников исламских вузов довольно мало, причем по своей специальности из них работают лишь единицы.

На территории центральной России ключевым учебным заведением является единственный исламский вуз — Московский исламский университет (МИУ), созданный в 1999 году на базе Московского высшего духовного исламского колледжа. Декларируемой целью его образовательной деятельности является подготовка хатыбов, имамов, а также преподавателей исламских наук, специалистов по различным направлениям исламской и светской науки.

Сегодня МИУ пытается соблюдать баланс между традиционализмом (заметно влияние турецких суфийских тарикатов) и модернизмом с некоторым упором на последний. При этом традиционный набор богословских дисциплин пока еще не дотягивает до программы, представленной в Российском исламском университете (г. Казань), но свободен от ограничений образовательного процесса на Кавказе, носящих идеологический характер. Очевидно, что в настоящее время исламское образование в МИУ находится на стадии становления, и сегодня есть возможность повлиять на него как в сторону большей модернизации, так и в прямо противоположную сторону.

В связи с избранием и утверждением в конце марта 2012 года нового ректора руководство МИУ по поручению председателя Духовного управления мусульман Европейской части России муфтия шейха Равиля Гайнутдина ставит задачу сделать МИУ передовым исламским вузом по подготовке специалистов‑теологов на пространстве СНГ. Вуз будет работать в тесной координации с ведущими академическими кругами стран СНГ. В частности, в вопросах научных исследований, подготовке аспирантов и докторантов МИУ будет тесно сотрудничать с Институтом востоковедения РАН по договоренности с директором ИВ РАН В. В. Наумкиным. Вуз будет практиковать обмен студентами, научно-педагогическими кадрами и наработками для укрепления позиций ханафитской школы на евразийском пространстве.

Таким образом, основной целью работы МИУ на ближайшую перспективу станет его переформатирование для работы в мусульманском сообществе формирующегося Евразийского союза.

Дамир Хайретдинов,
ректор Московского исламского
университета



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2020 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.