Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Ислам Минбаре»
Ислам Минбаре №3 (196) /Март 2012/ — Мухлиса Буби: жизнь, отданная религии и нации
15.03.2012

«Бобинская к этой роли совершенно не подходит…»

Заседание Совета улемов ЦДУМ. Уфа, 1926 г. Мухлиса Буби крайняя слева во втором ряду

Такую оценку дал сотрудник Восточного отдела ОГПУ Петросьян Мухлисе Буби в письме, направленном в Президиум ЦИК СССР в январе 1928 года. Оно стало внутриведомственным ответом на просьбу председателя Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМ) Ризаэтдина Фахретдина об открытии медресе. В составе руководства ЦДУМ была всего одна женщина, но именно ей мужчины доверили обратиться к властям СССР с этой просьбой. Сам же Риза-хазрат писал властям «в качестве духовного главы многомиллионного мусульманского населения». Представитель ОГПУ советует не отказывать просителям однозначно, но категорически выступает против кандидатуры Мухлисы Буби. Классик отечественного исламоведения Дмитрий Юрьевич Арапов в примечании пишет, что это — «один из наиболее откровенных советско-чекистских документов по Исламу — здесь все сказано до предела четко и ясно».

Почему же именно Мухлиса Буби вызывает такой негатив у властей? В 1926 году она обратилась в Наркомат просвещения Татарстана с просьбой допустить женщин к преподаванию вероучения в религиозных школах. При этом женщины в городах начали организовывать свои попечительские советы-мутаваллияты. Такой попечительский совет был создан в 1926 году в Казани при 12‑м приходе. Он провозгласил лозунг повсеместного создания мутаваллиятов для женщин, религиозного просвещения женщин, уравнения женщин в правах с мужчинами в посещении мечетей. Поэтому в округе ЦДУМ повсеместно наблюдался рост посещения мечетей женщинами, участие делегаток в окружных мусульманских съездах. В итоге во многих регионах была парализована деятельность советских женских отделов. Уже в 1926 году возникает движение за отзыв Мухлисы Буби из руководства ЦДУМ, но мусульманки Казани сорганизовались за ее сохранение на этом посту. А в ходе III Съезда улемов и мутаваллиев при ЦДУМ в 1926 году Мухлиса Буби получила 343 голоса «за» при 48 голосах «против».

Советская власть в 1920‑е годы стремилась подорвать традиционные основы морали и нравственности. «Освобождение женщин» сопровождалось распутством в стиле «Дом‑2». В ходу была теория Александры Коллонтай, которая считала, что половой акт так же естественен, как выпитый стакан воды. В итоге опросы среди тогдашних студентов показали, что 63 % юношей и 49 % девушек постоянно имели случайные половые контакты, причем в состоянии алкогольного опьянения. В свободных союзах жили больше трети студенток. Внебрачные связи имели 25 % состоящих в браке. Причем 85 % признавались, что при близости удовлетворяют только свои физические желания. Это поветрие охватило и сельские районы. Так, в 1926 году на собрании крестьян выступил муэдзин аула Кокры-Елга Бугульминского кантона Татарстана. От имени крестьян он указал: «В нашем строе порядок сейчас приближается к жизни настоящих дикарей… распространяются различные болезни. Летом в рабочее время собираются в клуб… Там собираются не для того, чтобы учиться, а чтобы заводить знакомства с женщинами. В связи с этим в одной деревне есть десять беременных девиц».

В этих условиях Мухлиса Буби выполняла выдающуюся роль в одновременном сохранении традиций мусульманской женщины и получении девушками образования и реального равноправия. В 1924 году в статье «Женщины в мире Ислама» она писала: «Число женщин, служащих великому делу укоренения Ислама в мире посредством знаний, насчитывается не десятками, а сотнями». Ключевыми обязанностями женщин современности Мухлиса Буби называет: «Одно из них — сохранение религиозных обычаев, второе — сохранение языка». Эти заветы более чем актуальны и в новом тысячелетии.

Ее судьба…

Буби (Нигматуллина) Мухлиса родилась в 1869 году в селе Иж-Бобья (Иж-Буби) Сарапульского уезда Вятской губернии. Она была дочкой имама и мударриса и сестрой выдающихся педагогов Габдуллы и Губайдуллы Буби. Первоначальное образование получила у своей матери — Бадрельбанат-абыстай, затем у братьев. Мухлису рано выдали замуж — за старого муллу из Мензелинского уезда Уфимской губернии. Однако брак оказался неудачным, и братья привезли ее обратно в Иж-Буби с двумя дочерьми (родной и приемной).

С 1895 года Мухлиса с женами своих братьев принимала активное участие в создании женского медресе. В 1901 году была открыта 6‑летняя татарская женская школа, где она стала заведующей. Наряду с религиозными там преподавались светские дисциплины, с 1905 года начали обучать и русскому языку. В 1907 году за счет Сарапульского уездного земства было открыто одноклассное женское русско-татарское училище, ставшее составной частью женского медресе. В 1907 году от Сарапульского училищного совета было получено разрешение на прием экзаменов на звание учительницы (мугаллимы) женского мактаба и выдачу свидетельств лицам, выдержавшим эти экзамены. Медресе стало первым учебным заведением, готовившим учительниц и для женских медресе и мактабов.

После разгрома медресе Буби и ареста братьев (1911) женское училище было закрыто (1912). Мухлиса Буби переехала в г. Троицк (Оренбургская губерния), где возглавила женский мактаб «Сююмбика». С 1913 года она преподавала вероучение в женской гимназии. В 1914 году с помощью купцов Яушевых Мухлисе-ханум удалось открыть женское медресе. В 1915 году она добилась открытия и женской учительской семинарии «Даруль-мугаллимат», признанной властями.

На I Всероссийском мусульманском съезде 1917 года Мухлиса Буби была избрана членом ЦДУМ и кади, или же казыей (судьей). С 1917 года она работала в Уфе, руководила отделом по семейным делам ЦДУМ, занималась ведением метрических книг, регулированием семейных дел, работой по обращению в Ислам. Мухлиса Буби с 1900‑х годов вела также большую организационно-просветительскую работу среди женщин, выступала со статьями в изданиях «Ульфат», «Ахбар», «Вакыт», «Сююмбике», «Ислам маджалласы», в которых освещала роль женщины в семье и обществе и задачи, стоящие перед ней; обращала особое внимание на то, что сохранение языка и традиций — главный долг женщины. Она обладала огромной популярностью среди всего женского населения округа ЦДУМ. До перехода властей к прямому насилию в конце 1920‑х годов женщины-мусульманки под ее лидерством весьма эффективно блокировали все попытки разрушения религиозных устоев в семьях.

Мухлиса-ханум была переизбрана на посту казыи на всех трех Всероссийских съездах улемов и мутаваллиев при ЦДУМ в 1920, 1923, 1926 годах, в 1926 году на III Съезде стала членом Голямалар Шурасы (Совета улемов). В ноябре 1937 года Мухлиса Буби была арестована по обвинению в участии в «контрреволюционной повстанческой националистической организации Башкирии». На допросах она вела себя с редким мужеством, не оговорила никого и была расстреляна 23 декабря 1937 года. Сегодня некоторые пытаются бросить тень на ее труды и дни. Бог им судья! Но если мы хотим спасти нацию от исчезновения, то должны пойти по трудному, но благословенному пути Мухлисы Буби.

 Айдар Хабутдинов,
доктор исторических наук, профессор



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.