Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Ислам Минбаре»
Ислам Минбаре №2 (195) /Февраль 2012/ — Мусульманская община Рязанской области
09.02.2012


 

Новая мечеть г. Касимова. Современный вид.

С давних пор территория современной Рязанской области являлась своеобразным центром для мусульман Центральной России. В XVIII–XIX веках отсюда выходили волны миграции татарского населения. В отличие от более ранних исторических эпох в XIX веке их направление преимущественно ограничивалось Санкт­Петербургом и Москвой, а также станциями Николаевской железной дороги (ныне Октябрьская ж/д), связавшей два столичных региона. В гораздо меньшем масштабе наблюдалось переселение в другие промышленные центры — Курск, Тверь и т. д.

Во всех этих городах выходцы из Касимова, а также соседних сел, в том числе входивших в то время в Тамбовскую губернию (Азеево, Бастаново), составляли наиболее зажиточную и привилегированную часть татарского общества. Они же составляли и костяк мусульманских общин в этих городах, являясь, как правило, домовладельцами (именно в их домах нередко совершались коллективные намазы вплоть до организации официальных мечетей) и основными их финансистами. Из числа касимовских и азеевских семей также происходили члены имамских династий. Здесь можно назвать семьи Ерзиных, Сафаровых (обе — из Азеева), Баязитовых, Давлекамовых (из Бастанова). В Касимове проживали также сай­иды Шакуловы, возводившие свой род к Пророку Мухаммаду (да благословит его Аллах и приветствует). Кроме выезда в крупные городские центры европейской части страны продолжалось движение в восточном и южном направлениях. Таким образом, касимовские, шацкие и другие местные татары укреплялись в Башкортостане, Оренбуржье, Пензенской и Саратовской губерниях, Сибири, далеком Ташкенте.

В противоположность другому крупному центру исхода татарской аристократии — Темникову — Касимов сумел, хотя бы отчасти, сохранить свое татарское лицо. В нем велась полноценная городская жизнь, тесно связанная с другими культурными центрами татарского народа — Казанью, Уфой, Оренбургом, Сеитовым Посадом и т. д. Однако другие города Рязанщины — Кадом, Шацк, Елатьма — постепенно утрачивали свою татарскую идентичность.

В XIX — начале XX веков происходило дальнейшее укрепление элементов городской инфраструктуры в Касимове и других татарских населенных пунктах Рязанской губернии. Так, в 1906 году в дополнение к уже существовавшей Ханской мечети строится Новая мечеть г. Касимова, в 1910 году наряду с Кастровским медресе (действовало с 1808 года) открывается школа для девочек. Важную роль в общественной жизни мусульман региона играли благотворительные общества, которые помогали испытывавшим затруднения единоверцам и сглаживали социальные противоречия. По уровню образования относительно небольшое татарское население Касимова и окружавших его деревень не уступало многим гораздо более многолюдным регионам. Для получения же более высокого образования касимовцы ехали на Урал, в Заказанье или Бухару.

Революцию 1917 года мусульмане Рязанщины встретили в целом достаточно благожелательно, но ее последствия сыграли в истории мусульманской общины трагическую роль. В течение 1920–1930-х гг. были закрыты все без исключения мечети и медресе региона. Резко усилились миграционные процессы. Более высокий по сравнению с другими группами татарского и в целом мусульманского населения социальный статус и уровень материального положения сыграл с касимовцами (а также жителями Азеева, Бастанова, вошедших в Рязанскую область) злую шутку. Интересно, что отмечается необыкновенно высокая доля выходцев из этого региона среди советских работников, связанных с работой в Средней Азии, Афганистане и т. д. По-видимому, сказался их высокий образовательный уровень. В Среднюю Азию был направлен и один из основных потоков миграции татар из Рязанской области.

Наглядным примером вышесказанного является судьба крупного политического деятеля, выходца из села Азеева Фикрята Ахметжановича Табеева. В 1950-х гг. он окончил Казанский госуниверситет, работал зав. отделом науки, школ и культуры Татарского обкома партии. В 1960 году, в возрасте 32 лет, он возглавил Татарстан в качестве первого секретаря Татарского обкома партии, оставаясь на этой должности вплоть до 1979 года. Впоследствии являлся послом СССР в Афганистане, работал в правительстве РСФСР. Именно в годы руководства Ф. А. Табеева в Татарстане начала бурно развиваться нефтедобывающая промышленность, строились новые благоустроенные города и села (в том числе Нижнекамск), были построены крупнейший в Европе нефтехимический комплекс и автомобильный гигант КамАЗ, Камская ГЭС, Заинская ГРЭС и т. д.

Касимовские татары выезжали также в Москву и Ленинград. Во всех этих регионах происходило неизбежное растворение как среди других групп татар, так и ассимиляция с другими этносами. Последнему способствовала и утрата высокого социального статуса, сохранявшегося на протяжении столетий, но ставшего при советской власти скорее отрицательным качеством. Татарское население городов Елатьмы, Шацка и Кадома исчезло полностью, в Касимове оно значительно сократилось. Села Касимовского района в значительной степени обезлюдели, Бастаново превратилось в почти дачный поселок, и большая часть его населения уже проживает в соседнем городе Сасово. Самым «живым» населенным пунктом до сих пор является Азеево Ермишинского района, где протекает достаточно полноценная хозяйственная и культурная жизнь.

В результате этих процессов (миграция, полное разрушение инфраструктуры, резкое снижение социального статуса) у мусульман региона возникли серьезные кадровые проблемы. Начавшееся в начале 1990-х гг. религиозное возрождение натолкнулось на значительные трудности. Дававший кадры для обеих столиц Российской империи Касимов поначалу даже не смог выдвинуть из своей среды имама. Мусульманской общиной руководил выходец из Лямбирского района соседней Мордовии Мукаддас-хазрат Ахунов, благодаря которому религиозная жизнь в Касимове и ряде сел быстро оживилась. В Сасове основным инициатором и лидером общины стал выходец из Татарстана Нургаяз Гарипов. Активную роль сегодня играют вернувшиеся на историческую родину потомки касимовских татар, выехавших в Среднюю Азию. Единственным человеком, получившим полноценное, высшее исламское образование, стал касимовский татарин Рашид Бултачеев — ныне имам-мухтасиб Рязанской области. В своей работе он сумел наладить контакты с научными кругами региона, администрацией различного уровня, общественниками. Организационно все общины Касимовского, Сасовского, Ермишинского районов, а также мухтасибатское управление и Рязани входят в ДУМ Европейской части России. Община «Инам», объединяющая небольшую часть азербайджанцев области, вошла в состав Российской ассоциации исламского согласия.

В настоящее время мусульманская община региона состоит из нескольких неравных частей. Одна из них — собственно городская община Касимова. Территориально она базируется в Новой мечети города. В 2007 году общине было передано Кастровское медресе. Ханская мечеть не возвращается, в здании — памятнике архитектуры размещается музей. Под охраной государства также находятся оба сохранившихся здания средневековых мавзолеев — текие хана Шах-Али и султана Авган-Мухаммеда.

Немноголюдные татарские села Касимовского района расположены в окрестностях города. В одних из них имеются свои имамы, другие посещаются Р. Бултачеевым. Азеево и Бастаново, а также город Сасово находятся достаточно далеко от Касимова, в них религиозная жизнь имеет четкую татарскую специфику. Все они имеют своих имамов и зарегистрированные религиозные общины в юрисдикции Мухтасибата в составе ДУМЕР.

Ярко выраженной и отличающейся спецификой обладает религиозная жизнь в областном центре. Она скорее напоминает такие города Центральной России, как Тамбов или Вологда. Мусульманская община Рязани весьма полиэтнична, представлена выходцами из Средней Азии, татарами, азербайджанцами и дагестанцами. В областном центре насчитывается три общины, одна из которых образована по этническому принципу (азербайджанская «Инам»), две другие многонациональны и входят в состав ДУМЕР — это МРОМ «Нур» под руководством Ф. М. Ситдиковой и мухтасибатское управление под руководством Р. Бултачеева.

Несмотря на серьезные проблемы, стоящие перед мусульманской общиной Рязанщины, она достаточно успешно их решает и полна перспективных планов по развитию Ислама.

Ахмад Макаров,
руководитель отдела по взаимодействию
с общественными организациями и мигрантами
Московского муфтията



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.