Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №90
03.02.2009

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Формализм убивает веру

Хасан ат-Тураби — одна из самых известных и противоречивых фигур мусульманского мира. Во многом история современного Судана стала результатом деятельности этого легендарного политика и мыслителя. Знаток ислама, Хасан ат-Тураби, получивший юридическое образование в Оксфорде и Сорбонне, в 90-х годах прошлого века занимал высокие посты в суданском правительстве, был главой правящей партии. Его взгляды и смелые идеи и сегодня вызывают споры и порождают интеллектуальные поиски в исламском мире. Многое из того, что он говорит, в особенности касаясь норм мусульманского права, мягко говоря, не находит понимания. Но при всем при этом Хасан ат-Тураби остается одним из ведущих мыслителей современной уммы.

— Доктор Тураби, на дворе мировой финансовый кризис, и потому не могу не начать с экономики. Вы неоднократно критически высказывались об экономических преобразованиях в духе ислама, проводимых нынешним руководством Судана. Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы исламская экономическая модель в Судане была более эффективной?

— Чтобы быть успешной, суданская модель должна расшириться. Что я имею в виду? Мы должны содействовать другим народам в адаптации подобной модели у них. Таким образом мы сможем развивать корреспондентскую сеть, обмениваться опытом, анализировать ошибки, трудности и искать пути их преодоления. Главное в этом деле — наличие воли.

Но вместе с тем одной воли тоже недостаточно. Если воля развивается в темноте, результативность любой работы будет низкой. Нужно действовать наверняка, отдавая себе отчет в том, что происходит. Мы должны развивать законодательную базу, формулировать новые оригинальные концепции. Законы и идеи не должны спускаться кем-то сверху: все общество должно активно участвовать в разработке и принятии данных законов.

Нельзя, конечно, игнорировать и зарубежный опыт. Необходимо взаимодействовать со всеми заинтересованными лицами, в том числе и за рубежом. Только в этом случае у исламской экономики есть серьезные шансы на успех.

— Как вы думаете, нынешний экономический кризис научит чему-нибудь человечество?

— Безусловно, он окажет существенное влияние на умы людей. Социалистическая модель больше не существует. Люди отказались от нее и повернулись в сторону Запада. Хотя люди — не потомки обезьян, во многом они ведут себя как настоящие обезьяны. Взять, например, то, как люди пытаются подражать своему лидеру, бездумно имитировать его поступки.

Мусульманским странам нужно искать баланс между Западом и Востоком, а не смотреть в рот Западу, как бывшие соцстраны. Иначе мы неизбежно будем повторять не столько успехи, сколько ошибки западных стран. Нужно экспериментировать, но при этом не становиться зависимым от чего-либо, чему-то слепо подражать.

— Доктор Тураби, каким, по-вашему, должно быть идеальное мусульманское государство в XXI веке?

— Вы не можете создать государство до тех пор, пока вы не сформируете общество. Плохое общество порождает плохое государство. Общество, погрязшее в коррупции, не может породить ничего, кроме коррумпированного государства.

Судан, к сожалению, еще очень далек от того, чтобы называться исламским государством. Исламские идеи оказывают определенное влияние на развитие страны. Но власти, проводившие реформы по исламизации, испугались реакции других стран, побоялись того, что их обвинят в экспансионизме, экспорте суданского опыта за пределы страны. Но в чем заключается наш экспансионизм? Мы никого не завоевываем. Почему можно распространять идеи капитализма, социализма и нельзя распространять исламские идеи? Что в этом плохого?

Я говорю не только о Судане. Это моя родина. Но я не хочу ограничиваться Суданом. В будущей жизни Аллах не спросит меня: «Где ты жил?» Это не будет определяющим фактором для Него, когда Он будет оценивать мои дела. Меня интересует любая точка на земле, где есть мусульмане, любой проект, связанный с Исламом. Я готов внести свой посильный вклад в такие проекты.

А Судан... Судан — это прежде всего национальное государство. Большинство населения здесь составляют черные. Я же хочу обращаться ко всем людям: белым, черным, цветным. В исламе нет национальных границ. Но не все готовы принять мои идеи, выслушать меня. Мир закрыт сейчас. Но я открыт всегда: для мира и для людей.

Тем не менее опыт Судана нужно изучать. Любой опыт ценен. Чтобы стать доктором, вам надо пройти путь ошибок. Нельзя быть хирургом-теоретиком, надо пытаться делать операции, иначе вы не добьетесь результата.

В Судане исламизации поверглась не только экономическая сфера, но и искусство, и даже спорт. Я не профессионал в футболе, но мне кажется, что нарушать правила в игре не нужно не потому, что судья даст вам желтую карточку, а потому, что Бог спросит с вас за это в будущей жизни.

Проблема в том, что указанные преобразования в Судане в большей степени носят формальный характер. А ведь можно даже и в таком важном действии, как молитва, дойти до пустого формализма. Некоторые люди, обращающиеся в молитве в сторону Каабы, думают, что Бог только там. Но божественное присутствие везде. Кааба — это лишь символ того, что все мусульмане смотрят в одну сторону. То же самое касается омовения. Когда я полощу свой рот, я делаю это не для того, чтобы очистить его от остатков пищи: я символически очищаю его от плохих слов, произнесенных мною. Когда я мою глаза, я не просто мою их, а смываю ту негативную, не предназначенную для них информацию, которую им не следовало видеть. В природе человека заложено любопытство: желание смотреть, наблюдать за тем, что его не касается. Иными словами, мое омовение должно быть не просто гигиенической процедурой.

То же самое можно сказать и о попытках привести образ жизни в соответствие с исламом. Это не должно носить формальный характер. Все от молитвы до экономического поведения должно осуществляться в контексте Единобожия (таухида). Формализм убивает веру.

— В последнее время ваши взгляды на различные аспекты ислама и шариата стали более либеральными. Данное утверждение верно?

— В любой религии, не только в исламе, есть период подъема, а вслед за ним идет период консерватизма, застоя. Мусульманские ученые в раннеисламский период были очень продуктивны в плане новых идей.

Они оставили потомкам богатое интеллектуальное наследие. Последующие поколения были по отношению к предыдущим, как дети по отношению к своим родителям. Они стали сравнивать все свои слова и поступки с их словами и поступками. Они превратились в детей, испорченных собственными родителями. Когда родители дают своим детям все, что они пожелают: игрушки, деньги, машины, они рано или поздно разучатся думать.

Вот уже тысячу лет большинство мусульман идентифицируют себя в качестве суннитов или шиитов. На вопрос о том, к какой школе они принадлежат, они не задумываясь отвечают: к маликитам или ханафитам и т. п. Но они не задумываются о сути вещей, не включают свой разум и сердце. В итоге мусульманский мир стал деградировать по сравнению с Западом. Мусульманам необходимо освободиться от столетий декадентской истории.

Сначала люди в шоке, когда понимают, что они могут изменить свои взгляды. Им не нравится то, что не соответствует их традиционным устоям. Но спустя некоторое время нормальные люди принимают это. Но я хотел бы, чтобы они воспринимали мои идеи не как влияние Запада, а как нечто, изначально присущее исламскому праву. При этом, конечно, ничто не мешает изучать опыт других стран, культур. Трансплантация западных идей в мусульманский мир бесполезна. Это все равно что пытаться трансплантировать органы от одного человека к другому. Есть риск, что они не приживутся.

Но, повторяю, я не хочу отделять мусульманское общество от западного мира. Я хочу, чтобы последователи ислама развивались, стали оригинально мыслящими людьми снова, не были статичными. Чтобы они не были заложниками истории не только в этой жизни, но даже и в будущей.

— Ваше мнение о будущем ислама в странах, подобных России, — с маленьким, но активным мусульманским меньшинством.

— Как свидетельствует история, у православной ветви христианства, будь то в Эфиопии или России, отношения с исламом складывались лучше, чем у западных христиан. Даже во времена Петра. Несмотря на насильственное присоединение мусульманских регионов на Кавказе и в Средней Азии, в России не было крестовых походов. Большой ошибкой была война в Афганистане.

Главное преимущество у российских мусульман перед их единоверцами на Западе — это то, что они являются коренными жителями страны. Мусульмане на Западе — это в основном мигранты и их потомки, за исключением европейцев и американцев, принявших ислам. Я вижу будущее за исламом, прежде всего в России и США.

— Доктор Тураби, вы одна из самых известных фигур в мусульманском мире. Но, к сожалению, ваше имя не только в западной, но и российской прессе зачастую упоминается лишь в связи с Усамой бин Ладеном.

— Российские газеты пишут обо мне в таком ключе, потому что после распада Советского Союза Россия стала зависимой от Запада. Вы все еще смотрите на Запад по всем вопросам как на высший авторитет. Ваши газеты не сами добывают новости, а пользуются информацией из третьих рук, не проверяя ее. Они пишут, что я призываю людей к джихаду против неверных. Но джихад — это не священная война! В арабском языке есть термин для обозначения священной войны: «харб мукаддаса», а джихад переводится как «усилие». Я не призываю никого убивать. Но я считаю, что у мусульман должно быть право на самооборону. Ислам учит нас отвечать на улыбку двумя улыбками, на подарок — двумя подарками, а на удар — только одним равноценным ударом.

— Вам доставляет неудобство, что о вас так пишут в России?

— Мне все равно, что они обо мне пишут. Если я наконец доберусь до России, для меня будет иметь значение только то, что обо мне думают простые люди, а не журналисты.

Беседовал Ренат БЕККИН
Материал сайта islam.ru



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.