Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №145 — Расул Жумалы: Роль религии в Казахстане, особенно ислама, будет усиливаться
14.10.2013

Расул Жумалы: Роль религии в Казахстане, особенно ислама, будет усиливаться

Известный в Казахстане политолог, преподаватель «Университета имени Сулеймана Демиреля» Расул Жумалы делится в интервью с корреспондентом портала «Ислам в СНГ» своим видением процессов, происходящих в религиозном пространстве республики.

— Какова на Ваш взгляд сегодня религиозная ситуация в Казахстане? Во‑первых, как обстоит дело у нас с религиозными радикальными группами и вообще их присутствие в РК?

— Детальной информации о наличии радикальных либо экстремистских групп на религиозной основе у меня нет. Если таковая есть, то она содержится в глубоком секрете, со стороны спецслужб. Но даже при дефиците информации, как мне кажется, однозначно можно говорить, что таковые присутствуют и достаточно уже длительный период. Тенденция (увеличения сторонников радикальных течений, — прим. ред.) такова, что после известных терактов, в которых приняли участие сторонники радикальных течений, началась массированная зачистка со стороны правоохранительных органов, были приняты конкретные организационные меры, было создано Агентство по делам религий, принят новый Закон, все религиозные учреждения прошли дополнительную перерегистрацию. Все эти меры были приняты, но, по моему мнению, они не принесли видимого результата, в силу не очень высокой эффективности, в силу односторонности.

Я хочу продолжить, что тенденция такова, что эти радикальные течения имеют предрасположенность к усилению своих позиций, чему способствуют как их собственная активность, так и большие возможности, и в их числе спонсорство из-за рубежа определенными заинтересованными кругами.

— Почему в последние годы так возрос интерес к религии и с чем это связано?

— Этот процесс начался еще с 91 года, с момента обретения независимости и это вполне естественный процесс. После 70‑ти летнего атеизма, когда в условиях слома политической системы как формации, перехода от коммунистических идей к рыночному хозяйствованию. На этом этапе перехода утратились многие социализирующие начала: школа, партия, место работы, нормы морали, нравственности. В этих условиях, конечно, одним из базовых элементов, через которые люди хоть как-то хотели идентифицировать себя с нацией, с какой-то конфессиональной группой, конечно, являлась религия. И она имеет тенденцию усиления, когда другие традиционные социализирующие факторы — семья, общество, место работы, учебы, этническая принадлежность они весьма и весьма ослаблены, и религия должна отыгрывать свое. Другое дело насколько в условиях Казахстана протекает этот естественный процесс, а это относится и к другим мусульманским странам, которые переживают своеобразный новый исламский ренессанс. Важный вопрос, какая будет направленность этого процесса, т. е. не подлежит сомнению, что роль религии в Казахстане, особенно ислама, будет усиливаться, играть роль будут и общемировые тренды, демографический процесс, с увеличением именно мусульманского населения, социальные моменты, духовные искания. Еще раз повторюсь, что роль религии будет усиливаться, это не подлежит сомнению. Вопрос в том, какой будет направленность этого процесса? Будет ли он иметь негативный оттенок, либо будет способствовать изначальной своей задаче, т.е повышать в людях духовность, терпимость, миролюбие. И здесь многое зависит от госорганов, которые должны правильно расставлять акценты и правильно координировать вопрос и не отдавать на откуп отдельно взятому органу. Ни Агентство по делам религий, ни ДУМ Казахстана с этими вопросами в одиночку справиться не смогут. И последний момент, который хочется отметить, это насколько государство будет способно решать побочные вопросы, влияющие на этот процесс: социальные вопросы, экономическое самочувствие, регулирование миграционных потоков и взаимодействие между городом и селом. Много и других вопросов, которые нужно решать, которые, возможно, займут немало времени и ресурсов. Но не решая их, а просто оставляя их в плоскости религии, либо делать ставку на репрессивный аппарат, Закон, применять карательные меры, не давая людям возможности разобраться и понять, не оказывая им иной посильной поддержки, в том числе экономической, как мне кажется, эти вопросы будут иметь негативное развитие.

— Мнение политологов, что любые кризисы, возьмем хотя бы кризис 2008 года, сказываются на социальных слоях. В условиях ухудшения экономической ситуации, определенные слои нашего общества, особенно молодежь, со своим внутренним протестом против ухудшающегося социального положения, их растущий негатив и духовное метание вылилось в радикализацию. Как бы Вы это прокомментировали?

— Я считаю, что, да, эта та причина, одна из многих других, которая приводит к радикализации нашей молодежи. В условиях безысходности и ощущения себя социальными аутсайдерами, отсутствие социальных лифтов, особенно для молодежи на периферии, в селах, оказались предоставлены сами себе. Родительская помощь, либо их покровительство, не была достаточной. Родители в основном занимаются нахождением средств на пропитание, для материального обеспечения; школа в какой-то степени тоже отгородилась, занимаясь, к сожалению, больше образовательной функцией, нежели воспитательной, отнекиваясь от многих вопросов; государство самоустранилось в силу известных и неизвестных причин; слабость традиционного духовенства. И в таких условиях действительно ухудшалось положение молодежи. Часть молодежи, наиболее требовательная к себе, к окружающим, оказалась под влиянием сектантских и экстремистских групп, которые оказались более сведущими, чувствительными и понимающими их проблемы, которые смогли в этих условиях добиться расположения молодых людей. Возможно, добрым словом, коллективным асаром, материальной помощью среди единоверцев. Вот таким образом и втягиваются в радикальные группы. Религия — это очень чувствительная сторона и соответственно, путем наложения запретов, репрессий на ношение хиджаба, молельных комнат — вопросов не решить, а лишь усугубит. Куда более правильным было бы действовать аккуратней путем убеждений, личного примера и т. д.

— В последнее время часто проводятся семинары и конференции при участии государства и различных НПО по теме повышения религиозной грамотности населения. Скажите, насколько у нас религиозно грамотное население?

— Эта большая проблема, которая имеет исторический контекст. Она связана с тем, что 70–80 лет, действительно, выкорчевывались все религии, в том числе ислам, православие. В условиях коммунистического режима, понятное дело все муллы, люди сведущие в религии были истреблены, либо просто физически они не смогли сохраниться, и понятно, что после обретения независимости и страна в этом смысле оказалась в определенном вакууме. А желание вернуться к своим корням, к историческим духовным традициям — было. Но восполнение этого желания через грамотных имамов, духовно образованных людей, которые могли бы это четко и ясно объяснить верующим, было невозможным, в силу огромного дефицита в таких людях. Для восполнения религиозной грамотности наши молодые люди и отправились в ряд мусульманских стран. И тут один момент, что ДУМК тогда не рассматривало последствия этого процесса, что ислам имеет общие объединяющие ценности, но, тем не менее, в каждой отдельно взятой стране своя культура, вековые традиции, менталитет и т. д. В данном случае, в Казахстане сложилась та традиционная религиозная система понятий, связанных с суфизмом, с ханафитским мазхабом и т. д., которые серьезно отличаются от тех стран, куда поехали наши молодые семинаристы. И тут вскрылся корень противоречий, когда у ребят, которые получили духовное образование в Турции, Саудовской Аравии, Пакистане, Ливане и т. д. разные понятия о традиционном исламе. И последствия этого процесса мы сейчас получили. Данный вопрос в то время был вне контроля государства, вне контроля общества, и, к сожалению, эта не самая лучшая практика продолжается до сих пор.

— И последний вопрос, как Вы считаете, в Казахстане на сегодняшний день насколько сформировалась мусульманская интеллигенция? И если да, то откуда они черпают знания?

— Сейчас есть желание со стороны ДУМК все-таки не быть ведомым со стороны других мусульманских стран, кто больше мусульманин кто меньше, не быть ведомыми за духовными семинаристами, которые превозносят религиозное значение других стран над своими.

У нас существует мнение о том, что казахстанский исторический ислам менее значим, менее истинен и менее оригинален, чем в других мусульманских странах. Надо избавляться от таких самоуничижительных предрассудков. Ведь мы оказали не меньшее влияние на развитие ислама, исламской теологии, науки, мусульманской цивилизации в целом. Не меньшее, если не большее. Давайте вспомним Маргинани, Яссауи, Накшбанди, Бируни, Ибн Сина, Аль Бухари, тафсиры, которого считаются самым авторитетным во всем мусульманском мире. Сидеть уничижать себя, было бы не правильным. Важно избавляться от таких вопросов.

Я также не считаю, что у нас сформировалась достаточно сильная мусульманская интеллигенция, в силу того, что интеллигенция — это все-таки люди старшего возраста, может быть, начиная от 50 лет. Они сформировались еще в советский период, в период торжества атеизма, и они ментально не сильно подвержены религии, а, все-таки больше придерживаются каких-то умеренных позиций. Для этого возраста религиозная принадлежность имеет не самый главный приоритет. По моему мнению, мусульманская интеллигенция не сформировалось в полной степени — это процесс времени. Самое главное не в том, чтобы сформировать, а в том — какие акценты, главные ориентиры, приоритеты будут стоять перед ними. За счет чего и будет зависеть развитие религии. Оно будет иметь больше положительный резонанс, как например, происходило в ряде других стран, к примеру, Малайзии. В этой стране — ислам, который является очень сильным гармонирующим, консолидирующим положительным фактором в развитии общества, государства, диалога между населением и правителем. Мне кажется, что Казахстану нужно стремиться именно к этому, к объединительным факторам, а не к тому, что идя на поводу радикальных течений противопоставлять одну часть мусульманской уммы другой.

— Спасибо за интервью. Успехов Вам.

Беседовала собственный корреспондент
«Ислам в СНГ» в Казахстане Гульнар Адамова



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.