Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №138 — Шараф аль­Крыми: Исламская философия в Украине периода Золотой Орды
20.03.2013


 

Культура Золотой Орды — один из наиболее интересных пластов истории как Западной и Центральной Азии, так и Восточной Европы. В научной литературе обычно преобладают довольно различные оценки этого феномена, однако большинство исследователей приходят к мнению о том, что расцвет золотоордынской культуры наступил после исламизации этого огромного и во многом загадочного государства. Немало усилий к превращению Орды в исламскую державу приложил хан Узбек (1282–1342), один из наиболее выдающихся правителей средневековья. Как раз в этом году исполняется 700 лет со времени его вступления на престол (рамадан 712 хиджры, т. е. январь 1313).

Наименее изученной остается золотоордынская культура на землях Западной Руси, в частности на территории современной Украины. Отметим, что в период правления хана Узбека Золотой Орде подчинялся не только Крым, но и большая часть украинских земель (за исключением северных и западных регионов). И если памятники материальной культуры, сохранившиеся в Украине с тех времен, в определенной степени уже изучены (достаточно упомянуть недавнее открытие ханской резиденции вблизи Луганска), то особенности духовной жизни этого периода оставляют немало вопросов.

Ответы на эти вопросы дает довольно обширное рукописное наследие, сохранившееся в различных библиотеках и научных центрах государств исламского мира. Именно исследование этих текстов, большая часть из которых не только не публиковалась, но и не изучалась в принципе, позволяет открыть очень много нового и, по сути, меняющего представления о кульутре и даже философии в Золотой Орде.

В этой статье речь пойдет об одном из исламских мыслителей и правоведов, творческий расцвет которого пришелся на время подчинения Крыма Золотой Орде, период, когда Крымское ханство (Крымский юрт, Q r m Yurtu) еще не было самостоятельным государством. Речь идет о Шарафе бин Камале бин Хасане бин ’Али аль­Крыми (?–1440) — первом крымском исламском авторе, в творчестве которого значительное внимание уделено актуальным на то время философским вопросам. Акме этого ученого совпадает с эпохой ослабления золотоордынской власти в Крымском юрте, который выделился в независимое государство («ханство», hanl ığı ) только в 1441 году, во времена правления Хаджи­Гирея (ум. в 1466). Только в 1475 году Крымское ханство перешло под протекторат Османской империи, которая вытеснила с южного берега Крыма генуэзцев. Именно поэтому османские источники, благодаря которым нам известны хотя бы поверхностные детали биографий других крымских авторов, чрезвычайно скупы на свидетельства о жизни Шарафа аль­Крыми (в арабском прочтении он часто фигурирует как аль -Кырыми, аль -Курайми и др.).

Итак, Шараф бин Камаль аль­Крыми родился в Крыму во второй половине ХIV века. Источники свидетельствуют, что образование будущий правовед и мыслитель получил именно здесь. Аль­Лакнауви, Ташкубризаде и аль­Марджинани упоминают по крайней мере одного из учителей аль­Крыми, а именно Хафиза ад­Дина Мухаммада аль­Баззази (также известного как ибн аль­Баззаз) (1340–1414/1424), выходца из Средней Азии. Около 1402 года этот ученый посетил Крым, где преподавал право ханафитской религиозно­правовой школы. Также Аль­Лакнауви сообщает, что Шараф Аль­Крыми получил у аль­Баззази иджазу, т. е. разрешение на преподавание другим ученикам определенных научных трудов (скорее всего, в области того же ханафитского права).

Дальнейшие вехи из жизни аль­Крыми малоизвестны. Сам он сообщает, что около 1407 года совершил паломничество в Мекку, встретившись где­то «в Шаме» (возможно, имелся в виду конкретно Дамаск) с местными «выдающимися учеными», которым показал черновики своего труда Шарх Манар аль­Анвар. По словам аль­Крыми, ученые были настолько поражены содержанием, что, высказав свои замечания, попросили автора как можно быстрее подготовить чистовой вариант. Окончательная версия труда, как свидетельствует сам аль­Крыми, появилась «на пути в Хиджаз», т. е. по дороге из Сирии в Мекку. Османский автор Хаджи Халифа, коротко пересказывая эту историю, называет труд аль­Крыми «одним из лучших в своем роде». После этого, что наиболее вероятно, аль­Крыми вернулся на родину, в Крым. Именно там он «и преподавал, и составлял сочинения», отмечает Ташкубризаде. Аль­Лакнауви пересказывает от аль­Кафауви еще один известный факт из биографии ученого: « [аль­Крыми] отправился в ар­Рум, где султан Мурад Хан проявил к нему уважение. Там он и умер». Под «ар­Рум» здесь имелась ввиду частьв Малой Азии, к тому времени отвоеванная османами у Византии.

Единственная известная работа Аль­Крыми Шарх Манар аль­Анвар, написанная в 1407 году, относится к категории толкований (шарх — «объяснение») трудов авторитетов прошлого. В данном случае речь идет о сочинении среднеазиатского теолога и правоведа Абу ль­Бараката ан­Насафи (?–1310) Манар аль­Анвар фи усуль аль­Фикх («Маяк светочей в науке об основах права»). Труды выходцев из Насафа (современный Узбекистан), как показывает исследование П. Брукмайра, сыграли важную роль в становлении теологической школы Абу Мансура аль­Матуриди (870–944) и ее популяризации в различных регионах исламского мира (прежде всего в Индии, Иране и Малой Азии).

Шарх аль­Крыми к труду ан­Насафи занимает важное место среди других произведений такого рода, поскольку является одним из древнейших толкований Манар аль­Анвар. Среди десятков авторитетов различных школ исламского права (прежде всего ханафитского и шафиитского) здесь находим еще и ссылки на представителей теологической и философской мысли: Абу Бакра аль­Бакилляни (950–1013), Дийа ’ад­Дина аль­Джувайни (1028–1085), Абу Хамида аль­Газзали (1058–1111).

В одном из разделов своего комментария, где говорится о различных категориях хадисов, аль­Крыми акцентирует особое внимание на вопросе соотношения между чувственным и рациональным познанием. В тексте ан­Насафи конкретно в этом месте говорится о разуме (’акль), «который освещает путь, ведь именно в нем завершаются чувственные восприятия». Именно благодаря разуму, а не чувствам, человек может постичь творение как доказательство существования Творца. Поэтому и требования исламского права становятся обязательными лишь для совершеннолетних, т. е. людей с «полноценным разумом». По мнению уже упомянутого комментатора, ибн Малика, разум — «душевная сила, благодаря которой человек познает сущности вещей». Следовательно, подчеркивает другой комментатор, аль­’Айни, ответственность появляется у человека лишь после достижения совершеннолетия.

Аль­Крыми предлагает несколько иное, более сложное толкование. Он четко указывает на то, что «разум находится и в голове, и в сердце». «Действие» (фи’ль) связывается с органами тела, а те, в свою очередь, с мыслями. Акль в этой схеме выглядит «духом», т. е. «умственной силой» и «мыслящей душой». Последние два понятия заимствованы автором из лексикона арабских перипатетиков и неоплатоников, которые активно комментировали, например, аристотелевскую «Книгу о душе». Именно разум «дает ответ» сердцу, т. е. преобладает над чувственным познанием. Аль­Крыми, впрочем, отмечает, что постижение определенной сущности происходит не под «душевным влиянием» (опять же, ум здесь рассматривается чисто в аристотелевском смысле), а по «согласию и наитию от Всевышнего Господа». Поскольку «ощущения созданы для постижения всего чувственного, а разум — всего другого», то появление представления о Творце у человека, считает аль­Крыми, требует именно рационального познания. Чисто с философских позиций Аль­Крыми описывает и веру в единого Бога: «это — вера в существование сущности, которая существует сама по себе, сущности, которой характерно все совершенное, которая имеет прекрасные имена — например, знает обо всем общем и конкретном, которая способна на все возможное». Одно из доказательств существования Бога — наличие постигаемых чувствами «видимых изменений» (тагайират аз­захира) в мире, «которые указывают на то, что существует Тот, Кто вечно влияет на мир, Тот, Кто все это изменяет».

Подводя итоги краткому исследованию философских аспектов труда Шарафа бин Камаля аль­Крыми Шарх Манар аль­Анвар, целесообразно отметить следующее.

Во -первых, философская традиция в Крыму, представленная целым рядом влиятельных авторов (аль­Кафауви, аль­Аккирмани), начала свое формирование еще задолго до становления Крымского ханства и, соответственно, усиления османского влияния. Есть основания полагать, что исламская правовая, теологическая и философская мысль начала свое развитие в Крыму еще в середине ХIV века. Прежде всего, это стало возможным в связи со среднеазиатскими воздействиями, особенно актуальными после исламизации Золотой Орды (именно поэтому в Крыму и утвердилась религиозно­правовая школа Абу Ханифы и теологическая школа аль­Матуриди).

Во -вторых, аль­Крыми как один из самых ранних крымских мыслителей удачно сочетал в своих работах теологию (калям), доктрину (’акыда) и философию. Этот синтез, который стал особенно заметным в исламском мире с конца ХII века (Ибн Хальдун, в частности, связывал его с Фахр ад­Дином ар­Рази (1149–1209)), был признаком уже постклассической мусульманской философской мысли, т. е. новой парадигмы мировоззрения, которая пришла на смену предыдущим традициям. Поскольку этот же подход был характерен для работ аль­Кафауви, аль­Аккирмани и других авторов, связанных с Крымом, юг Украины можно считать тем регионом исламского мира, где эта тенденция развития философской мысли имела особый успех.

Михаил ЯКУБОВИЧ,
кандидат исторических наук



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.