Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №124 — Муфтий Таджикистана: я уверен, братья Тураджонзода тоже выступают за единство
31.12.2011


 

Глава Совета улемов Таджикистана рассказал в интервью агентству «Азия­Плюс» о заявлении улемов в отношении братьев Тураджонзода, о салафитах и своей причастности к ним.

— На каком основании Совет улемов принимал решение в отношении семьи Тураджонзода, они действительно проводили обряд Ошуро? Есть ли свидетели или доказательства, что это действительно было, записи, видео?

— Решение принималось после того, как мы просмотрели видео с пятничной молитвы в мечети «Мухаммадия». Более того, несколько человек от Совета улемов лично там присутствовали, и они обратились к Исламскому центру и Совету улемов с вопросом, почему такое происходит. Никогда и никто этот день не называл в ханафитском мазхабе днем траура. И обычно в мечетях не проклинают мертвых и не называют изменниками сподвижников Пророка Мухаммада (мир ему). Это противоречит нашему мазхабу. В Таджикистане функционирует 5 тысяч мечетей, но ни в одной из них не проводился обряд Ошуро, кроме как в мечети «Мухаммадия» в Туркободе. Ни в одной мечети в этот день не надевают черную одежду. Поэтому многие члены Совета улемов Таджикистана предложили сделать заявление, чтобы в дальнейшем это не привело к раздору среди мусульман Таджикистана. Ведь религиозный вопрос, тем более касающийся мазхаба, очень тонкий и щепетильный.

Мы часто видим в мусульманских странах, когда суннит взрывает место молитвы шиита, шиит отвечает тем же сунниту. Это несчастье для всех мусульман, ведь мы, сунниты и шииты, поклоняемся одному Аллаху и Пророку и верим одной книге. К большому сожалению, ежегодно во время траурного обряда Ошуро во время взрывов погибает много людей в Афганистане, Иране, Ираке. Мы страдаем вместе с нашими братьями­шиитами и никогда не выступаем против них.

Но мы признаем путь, выбранный нашими шиитскими братьями. Мы никого не оскорбляем. В Душанбе есть Исмаилитский центр, который принадлежит нашим шиитским братьям. Исламский центр ни разу не вмешивался в их дела. Но мы не можем смириться с тем, чтобы в мечети, которая согласно уставу является ханафитской, совершались действия, которые противоречат мазхабу. Тут нет никакой собственной корысти.

— Есть доказательства, что братья Тураджонзода и прихожане были в трауре в этот день?

— Это не первый год, в предыдущие годы они также специально приходили в черной одежде и посылали проклятия предкам. В этом году несколько членов Совета улемов это осудили. Ведь каждое дело имеет свое начало. Первой ступенью было то, что они пришли в черной одежде, второй будет самобичевание с помощью цепей, третьей будет кровопролитие, которое приведет к братоубийству. Поэтому нужно решить проблему до ее возникновения. Я как мусульманин не осуждал братьев Тураджонзода, Совет улемов осудил их действие. Они только должны сказать, что они не будут совершать этого впредь, больше нет никаких проблем.

— Так был ли обряд Ошуро в том виде, в котором он проводится в других странах, или нет? Доказательством служит только траурная одежда, в которую были одеты прихожане и братья Тураджонзода?

— Одежда тут не главное. На проповеди было послано проклятие людям, которые умерли 1300 лет назад. И это не совпадает с традициями ханафитского мазхаба, это традиция шиитского направления Ислама, но не суннитского.

— В Таджикистане есть представители суннитской и шиитской ветвей Ислама, и шиитскую ветвь официально никто не запрещал, как это, например, сделали в отношении салафитов. Таким образом, если даже и имел место этот обряд, это не означает, что было совершено противозаконное действие. Так почему же официальные власти и правоохранительные органы в таком случае должны давать оценку действиям Тураджонзода?

— Согласно уставу, Исламский центр имеет право наблюдать за деятельностью всех мечетей. И если какая­либо мечеть отдаляется от мазхаба, руководству мечети делается предупреждение. Это входит в компетенцию Совета улемов и Исламского центра, тут нет ничего удивительного. Кроме того, там не соблюдался общественный порядок, и по этой причине Комитет по делам религии на три месяца ограничил деятельность мечети. То есть в течение трех месяцев мечеть закрыта как пятничная, а будет функционировать только как пятикратная.

— Некоторые члены Совета улемов заявили, что не подписывались под этим заявлением и вообще не были в курсе его принятия. Как это произошло? Либо они сейчас отказываются от этого, чтобы не быть крайними?

— Это касается только одного домулло. Мы ему по телефону сообщали, что Совет улемов проводит собрание, но он, даже не вдаваясь в тему, озвучил свое согласие. Речь идет о домулло Мухаммадии Кумсангири, которому больше 90 лет. Именно поэтому, когда к нему позвонили журналисты и спросили о заявлении, он сказал, что его не подписывал. Другой человек, которого назвали в СМИ, Аъломаи Регари, он лично участвовал на собрании и был одним из тех, кто просил осудить действия Тураджонзода. По его словам, ему никто не звонил и не спрашивал его относительно принятого заявления. То есть все члены Совета улемов поддержали заявление единогласно и поставили свои подписи.

— Вы говорили, что заявление сделано, чтобы не посеять рознь среди мусульман Таджикистана, но на деле вышло иначе, поднялся шум. И крайним как раз оказался Совет улемов — об этом говорит хотя бы тот факт, что прихожане не дали вам закончить выступление на пятничной проповеди в мечети «Мухаммадия». Что вы скажете по этому поводу?

— А я думаю, что народ принял это нормально. Мы не видели ни одного человека, который выступил бы против. Улемы страны одобряют принятое Исламским центром решение. На пятничных проповедях в других мечетях, когда поднималась эта тема, не было ни одного человека, который бы это осудил и выступил против, все нас поддержали. Люди говорили о том, что в стране должен быть один мазхаб и должно быть национальное единство. Если у нас не будет единого мазхаба, мы утратим национальное единство. Именно поэтому и большинство улемов поддерживают решение Совета.

Думаю, что братья Тураджонзода тоже должны придерживаться такой мысли. Я знаю, что они тоже за мир, дружбу и единство. И не думаю, что кто­то из них пожелал бы зла нашей республике.

— Ходжи Акбар Тураджонзода подал на вас в суд за клевету и оскорбление. Также он обвинил вас в том, что вы салафит. Что вы думаете по этому поводу?

— Я не говорил, что они шииты. Совет улемов осудил только действие, которые они совершили. Мне нет дела до их личностей, и тут нет моих личных корыстных целей. Это проблема Совета улемов и мазхаба. А то, что он подал в суд, это его полное право.

А насчет того, что я салафит, он должен предъявить доказательство, что, где и как я сделал, что меня можно обвинить в салафизме. Братья Тураджонзода хорошо знают, что мой дед Абдурахими Казончи окончил медресе в Бухаре. Он был имамом, и в нынешнем Балджуване у него было собственное медресе, где он сам преподавал. После того как в Таджикистан пришла советская власть, он бежал, но продолжал говорить с людьми о религии и мазхабе.

Они также хорошо знают, что мой отец тоже был известным религиозным деятелем. И как раз в этом кабинете, где сегодня сижу я, к Тураджонзоде, когда он был кази калоном, пришел мой отец, который хвалил Тураджонзода за развитие Исламского центра. При этом он подчеркнул: «Домулло, вы заслуживаете похвалы за все продвижения, которых вы добились, но я уточню, что вы даете много возможностей противникам мазхаба». Это говорил когда­то еще мой отец Тураджонзоде.

Может, он скажет, что я учился за рубежом и там стал салафитом. На это я могу сказать следующее: когда я уезжал учиться за рубеж, я уже тогда знал Коран наизусть и изучил основы мазхаба. Для усовершенствования своих знаний я поехал учиться в Международный исламский институт Исламабада. Но этот вуз не является салафитским, более того, этот же вуз оканчивали как минимум 8 членов семьи Тураджонзода. Если в этом институте готовят салафитов, тогда почему семья Тураджонзода отправляла своих детей, родственников и зятьев учиться туда?

Кроме того, сейчас в медресе или вузах учатся представители различных течений, мазхабов, представители Салафии или шииты, но это не означает, что тот или иной вуз или медресе является шиитским или салафитским. Тогда почему он меня считает салафитом? Не думаю, что у него есть какие­нибудь доказательства.

— На каком основании была ограничена деятельность мечети «Мухаммадия»? Это произошло по причине того, что случилось на пятничной проповеди, либо решение принималось на основании якобы проведенного обряда Ошуро?

— Деятельность мечети «Мухаммадия» была ограничена по решению уполномоченного органа, то есть Комитета по делам религии при правительстве РТ. Так что этот вопрос лучше задать им.

— Каким вы видите будущее этой мечети?

— Этой мечети ничего не грозит. Мы хотели провести там разъяснительную работу, и мы это сделали. Я надеюсь, что там все будет хорошо и ее прихожане будут жить в дружбе и мире.

— Насколько я знаю, имам­хатыбы в мечетях должны избираться прихожанами…

— Да, имам­хатыб избирается двадцатью прихожанами, которые и основали мечеть.

— Тогда почему нового имам­хатыба в этой мечети назначил председатель Комитета по делам религии?

— В данном случае были нарушения, и Комитет как уполномоченный орган вправе принимать такие решения. Но этот вопрос лучше задать им лично.



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.