Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №115 — Родник мудрости, восходящий к Пророку
19.05.2011


Великие имамы — Абу Ханифа, Малик, Шафии, Ибн Ханбал (пусть Аллах будет ими доволен) — были как одна семья. Они помогали друг другу в служении шариату, пользовались знаниями и мудростью друг друга. Таким образом, фикх обрел свою полноту и совершенную форму благодаря тому, что они бережно собрали все знание, содержащееся в Сунне, и всецело посвятили себя пониманию смыслов, заложенных в Книге Аллаха и Сунне Пророка. И сделали они это до того, как прошли благодатные времена и в религию стали вмешиваться изменяющие и искажающие ее; до того, как прошли долгие годы после Откровения, ниспосланного нашему Пророку, и в арабский язык были введены новшества, изменяющие смыслы слов.

Им были дарованы великие добродетели от Аллаха. Ведь Он готовил их к этой высокой миссии, даровал им мудрость, отменную память, способность понимать смыслы, мастерство постигать скрытые истины, полную самоотдачу при изучении фикха, развитое мышление, способность ясно выражать свои мысли и разъяснять, трезвый ум, честность и искренность. Помимо всего этого, они еще и люди, жившие во времена, самые близкие к Пророку.

Число звеньев в цепочке передатчиков хадисов между ними и сахабами не превышает двух, поэтому им было легко знать определенно, кто были эти передатчики. Однако для тех, кто жил в последующие эпохи, очень сложно в должной степени хорошо знать этих передатчиков (между сахабами и имамами), тем более из-за распространения всяческих смут и фанатизма.

Этих имамов почитали, прислушивались к их словам и доводам по разным вопросам, в отношениях между мазхабами царили справедливость и доверие. Все это продолжалось до смуты, учиненной халифом Мамуном в связи с вопросом о сотворенности Корана.

Среди передатчиков хадисов были и такие, кто не мог вывести какое-то решение, основываясь на неких аргументах, кто не понимал смыслов хадисов. Некоторые из них могли на вопрос, известный любому, изучающему фикх, ответить так, что их ответ мог стать причиной вечного позора. Один их них, например, после того как сходил в туалет, без омовения прочел намаз витр, объяснив это словами Пророка «кто делает истиджмар, пусть делает витр». Он не знал, что слово «витр» в данном случае означает совсем на намаз, а «нечетное количество» (например, камней, которыми необходимо очиститься после испражнения) [Абдалазиз ал-Бухари, «Кашф ал-асрар»]. Один мухаддис на протяжении сорока лет не стригся перед пятничной молитвой, основываясь на хадисе «в пятницу перед намазом запрещен халк». Однако в этом хадисе речь идет о «хилак», т. е. запрещается сидеть вместе кругом, и никакого отношения к стрижке это не имеет [Ибн ал-Джаузи, «Талбис иблис»].

Рафик-хазрат Минниахметов, выпускник шариатского факультета Международного исламского университета (Медина, Саудовская Аравия), имам-мухтасиб Альметьевского района, казый Северо-восточного региона Республики Татарстан, зам. директора по учебной части медресе «Ак мечеть»

Еще один из мухаддисов понял хадис «мужчине запрещено поливать растение другого» дословно, так, будто ему запрещено поливать чужой сад. На самом же деле этот хадис касается запрета мужчинам вступать в отношения с беременными пленницами. Эти примеры ясно свидетельствуют о том, какую опасность для уммы представляют знающие хадисы наизусть, но не понимающие их смыслов люди, не являющиеся факихами.

Некоторые слова шейхов мухаддисов, касающиеся не только проблем фикха, но и Аллаха и его атрибутов, настолько нелепы, что их отвергает и шариат, и здравый смысл. Именно поэтому халиф Мамун решил устроить испытания для мухаддисов и передатчиков хадисов. Для этого он проверял их отношение к проблеме сотворенности Корана, призывал их признать Коран сотворенным, несогласных наказывал. Эта смута продолжалась в период от халифа Мамуна (813–833) до халифа Мутаваккиля (847–861). В это время передатчики подвергались репрессиям, некоторые, не понимая смысл вопроса, соглашались с халифом, другие остерегались касаться проблем, обойденных праведными предшественниками. Эта распря касалась Корана как книги, которая на руках у людей. Что касается такого атрибута Аллаха, как слово (калам), то нет никаких разногласий в том, что оно извечно и не сотворено. Однако большинство передатчиков были далеки от размышлений и понимания основ этой смуты, они просто прицепились к букве того, что они передавали, отрицали попытки других понять религиозные тексты, обвиняли всех, мыслящих иначе, в отрицании Сунны.

Шуба сказал про тех, кто передавал много хадисов, не придавая значения их смыслу: «Раньше я радовался, если видел приближение кого-нибудь из ахл ал-хадис, а сегодня нет ничего более противного, чем видеть одного их них». Амр б. Харис сказал: «Я не видел знания, более почетного, чем хадисы, и более глупых людей, чем ахл ал-хадис».

Разногласия ахл ал-хадис и факихов были усилены тем, что «экзаменаторами» по вопросу сотворенности Корана были кадии. Большинство этих кадиев в вопросах фикха отдавали предпочтение взглядам ханафитов, а в вопросе, вынесенном на «экзамен», склонялись к мнению мутазилитов. После того как эта смута закончилась в эпоху Мутаваккиля, положение передатчиков вернулось к прежнему состоянию. Мамун не добился желаемого, а фанатизм и крайности обеих сторон только усилились. Более того, ахл ал-хадис стали вмешиваться в вопросы фикха, стали распространять необоснованные порочащие сведения, обвиняя кадиев, которые их «экзаменовали», и имамов этих кадиев.

Все имамы (Малик, Шафии, Ахмад) признавали Абу Ханифу и его учеников факихами. А факих, как известно, превосходно знает Коран, Сунну, вопросы иджма, кияс; признание кого-либо факихом говорит о том, что этот человек самый хороший, самый добродетельный. Для любого здравомыслящего человека достаточно слов имама Шафии: «В знании фикха все люди — дети Абу Ханифы».

Родство между четырьмя мазхабами продолжалось веками, ведь они черпали знания из одного источника, они были устремлены в одну сторону, их знаменем была искренность. Именно так и обстояли дела, и не было никаких обвинений, кроме нападок некоторых передатчиков, впавших в ересь. Так продолжалось до конца времен Абу Хамида ал-Исфраини, когда некоторые представители мазхабов стали оспаривать у ханафитов судейство. И этот спор возник не из-за стремления отделить истину от заблуждения, а из-за мирских страстей отдельных людей. Некоторые, считая, что они постигают науку фикха и хадисов, собрали различные ложные предания и сведения против Абу Ханифы и его учеников, даже не осознавая, что вредят сами себе. Они подняли эту смуту ради мирских благ и положения в обществе, тем самым бросив тень на свои же труды во благо веры.

Историк Такиаддин ал-Макризи аш-Шафии писал в своей книге «Хитат»: «Когда в правление халифа ал-Кадир биллахи Абу Хамид ал-Исфраини занял высокое положение, он убедил правителя назначить на пост кадия Багдада Ахмада б. Мухаммада ал-Баризи аш-Шафии вместо Абу Мухаммада б. ал-Акфани ал-Ханафи, без согласия последнего. Население Багдада после этого разделилось на два лагеря. Позже Абу Хамид пишет жителям Хорасана и султану Махмуду ал-Газнави, что халиф передал судейство из рук ханафитов шафиитам, и эта информация распространяется в Хорасане. Лидер ханафитов Хорасана, кадий Нишапура Саид б. Мухаммад приезжает в Багдад. Между ханафитами и шафиитами возникает спор из-за этой проблемы, о чем становится известно халифу. Он собирает у себя авторитетных людей, кадиев и объявляет, что все это произошло из-за ал-Исфраини, выдавшего свой предательский обман за добрый совет и наставление. Таким образом, халиф отменяет свое решение».

После таких событий историки и мухаддисы — сторонники ал-Исфраини, начинают собирать ложные сведения и сообщения об Абу Ханифе и его учениках, стараясь тем самым выместить злобу, скопившуюся у них в сердцах. Даже такие люди, как Абу Нуайм и Байхаки, не остались в стороне от сбора подобных сведений! Всех в этом деле превзошел ал-Хатиб ал-Багдади в своей книге «Тарих ал-Багдад». Ибн ал-Джаузи писал в своей книге «ат-Тахкик»: «ал-Хатиб в книге про кунут приводит хадисы, показывающие его фанатизм… то, что он не указывает слабость хадиса и использует его в качестве довода — большое бесстыдство и непристойность, слабость веры, просто фанатизм, ведь он знал о ложности этого хадиса!»

Аллах доверил Абу Ханифе половину уммы, даже две трети. Кто скажет, что Аллах не вложил в это мудрость и сокровенный смысл? От Европы до Китая, от Серенного полюса до Эфиопии и Южной Африки мусульмане на протяжении веков поклоняются Господу согласно ханафитскому мазхабу. Остальная часть уммы вверена другим имамам. Естественно, ложные слова людей с малой верой и скудным умом никак не могут повредить Абу Ханифе, великому имаму, человеку большой веры, честности, надежности, мудрости, обладающему совершенным разумом, огромным знанием, мазхаб которого распространился по всему миру. Кто он, и кто они?! Ибн Абдалбарр пишет в книге «Джами баян ал-илм», что Абу Ханифа видел сахабов Анаса б. Малика, Абдаллаха б. ал-Хариса. Также он видел Абдаллаха б. Абу Ауфа, Ата б. Абу Рабаха. Такой чести среди имамов был удостоен только Абу Ханифа.

Ас-Суюти говорит в книге «Табйид ас-сахифа»: «Пророк обрадовал /сообщением/ об Абу Ханифе. В хадисе, приводимом Абу Нуаймом, Абу Хурайра говорит, что Пророк сказал: «Если бы знание было у созвездия Плеяды, то его взял бы человек из персов». Смысл этого хадиса есть также у Бухари и Муслима. Муслим приводит его в таком виде: «Если бы религия была около Плеяд, ее взял бы человек из персов». Для всех, обладающих знанием, совершенно понятно, о ком идет речь в этом хадисе, невежды же не знают.

Рафик Миниахметов 

Продолжение следует



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.