Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

«Медина аль-Ислам» №88
08.12.2008
 
 

ИЗ ИСТОРИИ

 
       

МИРАС

Биография муфтия Габдессаляма Габдрахимова в свете новых исторических источников

(Окончание. Начало в № 38 (87).)

Вслед за утверждением Габдессаляма Габдрахимова оренбургским муллой еще в 1800 году инициативная группа во главе с дочерью казахского хана Нурали Тайкарой-ханум подала прошение о сооружении первого мусульманского храма непосредственно в самом городе. По именному указу императора Александра I от 6 мая 1802 года оренбургскому военному губернатору Н. Н. Бахметеву было поручено построить мечеть «в ободрение жительствующих в Оренбурге и по торговому промыслу приезжающих туда ж в немалом числе разных магометанского звания народов». Каменное здание храма было завершено в октябре 1804 года и обошлось государственной казне в 6236 руб. 45 коп.

Еще в июне 1804 года казахский хан Малой орды Айчувак просил губернатора о назначении Габдессаляма Габдрахимова ахуном Оренбургской соборной мечети, но рассмотрение этого вопроса было приостановлено до вынесения решения по жалобе муфтия. После окончания строительства борьба за контроль над этим важным приходом развернулась в полную силу. 9 декабря 1804 года Габдессалям Габдрахимов от лица оренбургских мусульман обратился к губернатору Г. С. Волконскому с просьбой допустить его в построенную мечеть для отправления богослужений. Однако, получив сообщение Оренбургского губернского правления о готовности здания, в январе 1805 года в город поспешил прибыть муфтий Мухаммеджан Хусаинов, который планировал на собрании местной общины лично провести «Всевышнему Богу торжественное соборное богослужение, а о здравии Его Императорского Величества и всего Августейшего дома молебствие». Во время церемонии открытия мечети между муфтием и городским муллой вспыхнула словесная перепалка. Прихожане встали на сторону своего опального лидера, и Мухаммеджан Хусаинов был вынужден спешно ретироваться.

Тем не менее он самостоятельно назначил в мечеть временно исполняющим обязанности имама жителя Сеитовского посада Мухаммета Музафарова, избранного на этот пост бухарской общиной города, а также необходимый штат служителей: азанчея, истопника и сторожа, получив на это якобы устное согласие губернатора. 1 февраля 1805 года его порученцы Абдулкарим и Адильша пришли в Оренбургскую соборную мечеть и, не выпуская собравшихся с утренней молитвы, объявили о том, что мулла Габдессалям Габдрахимов отрешен от должности, а на его место определен впредь до указа другой человек. Ставленник муфтия не пользовался поддержкой среди прихожан и не смог удержаться на этом посту. Сразу после отъезда Мухаммеджана Хусаинова из Оренбурга в мечеть явился чиновник пограничной таможни титулярный советник Бекчурин, который выставил Музафарова и вернул на место городского муллу Габдессаляма Габдрахимова. При этом он якобы действовал по согласию с другим влиятельным прихожанином — надворным советником Нурмухамметом Абзелиловым и даже выполняя приказание самого губернатора. Возмущенный таким поворотом событий 15 февраля 1805 года муфтий отправил гневное письмо Г. С. Волконскому, в котором просил восстановить должное уважение мусульман к нему «яко к первосвященной духовной особе» и защитить его от причиненных обид. Губернатор заявил, что по докладу муфтия действительно разрешил ему подобрать временный штат служителей для Оренбургской соборной мечети, но не давал своего согласия ни на удаление муллы Габдессаляма Габдрахимова, ни на определение новых чинов без испытания в Духовном собрании и утверждения губернским правлением в установленном законом порядке. От чиновников Бекчурина и Абзелилова были взяты письменные объяснения, причем они категорически отрицали свое участие в замене приходского муллы. Им поверили на слово, и никакого дополнительного расследования, опроса других свидетелей не проводилось. Между тем
15 февраля 1805 года мусульманская община города, «живущие в Оренбурге чиновники, купцы и на время приезжающие сюда разного звания магометанского закона люди» подали ходатайство об оставлении Габдессаляма Габдрахимова муллой соборной мечети. 15 мая Г. С. Волконский передал его на рассмотрение губернского правления и предписал «учинить… согласное с законами постановление». Указом ОГП от 8 августа 1805 года № 15569 Духовному собранию было поручено испытать Габдессаляма Габдрахимова в знании правил мусульманской религии. Оно было вынуждено подчиниться и журнальным постановлением от 12 августа 1805 года по результатам экзамена признало его достойным быть имамом, мударисом и ахуном. На этом основании 14 августа губернское правление утвердило Габдессаляма Габдрахимова в указанных званиях к Оренбургской соборной мечети. Таким образом, благодаря административному ресурсу региональные власти все-таки продавили назначение своего кандидата на эту ключевую должность.

В научной литературе утверждается, что на своем посту оренбургский ахун Габдессалям Габдрахимов неоднократно выполнял дипломатические и разведывательные поручения российского правительства в Казахстане и Средней Азии. На самом деле это серьезное преувеличение. Он действительно постоянно привлекался губернскими присутственными местами к осуществлению различных задач, но занимался только приводом мусульман к присяге на верность службы, увещеванием преступников, а также переводом дипломатической переписки в Оренбургской пограничной комиссии с арабского и персидского языков на татарский. Габдессалям Габдрахимов состоял членом комиссии по решению «ордынских» дел под председательством казахского хана Ширгазы Айчувакова, где «прилагал особенное свое попечение о внушении киргизским членам оной обязанностей, на них возложенных, и наклонении их к действию сообразно правил, от правительства постановленных». Тем не менее в документах Государственного архива Оренбургской области нет никаких упоминаний о том, что он когда-либо выезжал в казахские степи, а тем более в Среднюю Азию с дипломатическими или разведывательными миссиями.

За государственными заботами имам не забывал и о нуждах своего прихода. Со времени его утверждения городовым муллой в 1799 году Габдессалям Габдрахимов открыл в собственном доме мусульманское училище, где в 1810 году обучались «закону магометанскому и грамоте писать и читать» уже 15 мальчиков и 12 девочек из числа проживающих в Оренбурге татар, бухарцев, хивинцев и ташкентцев. На воспитание к нему посылали своих детей и казахские старшины, что способствовало его тесному сближению с национальной элитой, установлению между ними доверительных и теплых отношений. В 1824 году по просьбе ахуна Габдессаляма Габдрахимова был проведен текущий ремонт городской соборной мечети: переложены две печи, оштукатурены и покрашены стены и потолки, заново перекрыта крыша, давшая течь, исправлена ограда и заменены ворота. При этом общие затраты Оренбургской пограничной комиссии составили 800 рублей.

Своей лояльностью, ответственным выполнением различных заданий Габдессалям Габдрахимов завоевал полное доверие и большой авторитет у губернских властей. Неудивительно, что после смерти Мухаммеджана Хусаинова, последовавшей 17 июля 1824 года, оренбургский военный губернатор П. К. Эссен предложил назначить на высшую духовную должность хорошо известного ему ахуна Оренбургской городской мечети, который «по отличному познанию им восточных языков и правил Веры Магометанского Закона… приобрел к себе от магометан, в здешнем крае обитающих, паче от степных киргиз-кайсаков, уважение, так и по усердию его, к Правительству выказанному по многим ему поручениям». Однако в сентябре 1824 года казанское духовенство выдвинуло альтернативным кандидатом старшего ахуна своего города Абдулсаттара Сагитова. Сильным аргументом в его пользу было то, что в отличие от Габдрахимова он на протяжении 19 лет постигал богословские науки и восточные языки в Бухаре, которая воспринималась татарским и башкирским населением как средоточие мусульманской учености. К тому же Абдулсаттар Сагитов два года был реисом и четыре года — муфтием в узбекском городе Гиждуване. Несмотря на это, оренбургским властям удалось дискредитировать его в глазах российского правительства. Был поднят протокол допроса Абдулсаттара Сагитова, проведенного Оренбургской пограничной комиссией в октябре 1806 года, из которого следовало, что он бежал в Бухару, «отбывая от рекрутской повинности», и вернулся в Россию только после объявления амнистии по высочайшему манифесту от 5 мая 1799 года. Свою лепту внесли и раздоры среди казанского духовенства. Некоторые ахуны заявили, что Сагитов «в науках не просвещен, правил магометанского закона не знает, предан разным прихотям, пьянству и замечен в неправильном расторжении магометанских супружеств». Желая придать дополнительный вес своему представлению, оренбургский губернатор даже обратился к авторитетному мусульманскому духовенству Сеитовского посада и предложил выбрать из двух кандидатов наиболее достойного. Разумеется, местные священнослужители отозвались о Сагитове «незнанием, но все они… единогласно удостоверили, что к заступлению места муфтия никто не может быть достойнее оренбургского ахуна Габдессаляма Габдрахимова, который ознаменовал себя похвальным поведением, справедливостию, человеколюбием, кротким нравом, познанием разных восточных языков и сведениями в правилах и установлениях магометанского закона». Как следствие, указом императора от 30 сентября 1825 года он был утвержден муфтием. Отдавая должное поддержке местного духовенства, Габдессалям Габдрахимов особо выговорил у губернатора право взять с собой в Уфу старшего ахуна Сеитовского посада Надыра Абдулвагапова, который 15 февраля 1826 года привел его к присяге на верность службы в здании Оренбургского губернского правления. И в тот же день губернский прокурор Горбовский ввел нового муфтия в присутствие Магометанского духовного собрания.

Таким образом, более глубокое изучение источников, выявление новых архивных материалов позволяет опровергнуть распространенные в исторической науке заблуждения, уточнить некоторые факты биографии Габдессаляма Габдрахимова, раскрыть характер его взаимоотношений с центральными и местными властями, критерии отбора кандидатов на должность муфтия.

Денис ДЕНИСОВ,
кандидат исторических наук




МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.