Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №111 — Лев Толстой: в поисках истины
21.12.2010

 

Чрезвычайно трудно писать о гениях, особенно доживших до старости и получивших всеобщее признание. Мысль все время сбивается на создание благостной картинки из жизни великого старца, закованного в канон школьных учебников. Таким был Лев Толстой на страницах советских изданий. К счастью, в новой России вспомнились его духовные поиски и метания, его жажда истины, не оставлявшая великого писателя до последнего часа. Гений Толстого был в том, что он не сводил Россию до мира дворянских салонов и крестьянских изб православного большинства, но видел и горы Кавказа, и степи Заволжья. В своем пытливом стремлении познать мир ислама он шел за Державиным с его «Царицей киргиз-кайсацкия орды», Пушкиным с его «Бахчисарайским фонтаном» и «Подражаниями Корану» и особенно за Лермонтовым с его «Ашик Керибом» и «Валериком».

 

 

Путешествия по мусульманским регионам

Левушке Толстому пришлось расти без родителей: когда ему было два года, умерла его мать, в девятилетнем возрасте он остался и без отца. В 13 лет, в 1841 году, он оказался в Казани, в 16 поступил на разряд восточной словесности Казанского университета, сдав экзамен по арабскому и «турецко-татарскому» языку, то есть по литературному татарскому языку. Это были лучшие годы Казанского исламоведения, созданного научным и административным талантом великого ректора и ученого Николая Лобачевского. 1840-е гг. были последним десятилетием, когда русская административная элита к востоку от Волги считала нормой знание татарского языка. И тут на пути Льва стал профессор с символической фамилией Иванов, которому он не смог сдать экзамен по русской истории. Последовал переход на юрфак, где преподавал Дмитрий Мейер – российская знаменитость, но и здесь повторилась та же проблема. Лев покинул университет в 1847 году, но и потом даже экстерном не сдал экзамены на степень кандидата права.

Плюсом для российской словесности стала поездка Толстого на Кавказ и его дальнейшее участие в обороне Севастополя. Так, еще 1850-е, в свои молодые годы. он получит представление о трех основных регионах современной ему мусульманской России: Волго-Уральском регионе, Кавказе и Крыме. Этот опыт станет актуальным в последние годы жизни, когда писатель задумается о смысле жизни...

 

Трезвость и труд – норма жизни

Уже в «Войне и мире» Толстой весьма критично отозвался о католических и масонских духовных поисках российской элиты. Он поддерживал духоборов, но те не сумели вписаться в российскую систему координат и при помощи Толстого вынуждены были эмигрировать в Канаду. В общении Толстого можно условно выделить две группы мусульман. Одна из них не признавала системы религиозного устройства российских мусульман, ключевым институтом которых были Духовные управления. Здесь важнейшими были контакты с Гайнутдином Ваисовым, своеобразным сторонником построения царства мелких собственников, где нет места людям ученым. Однако более многочисленными и важными для Толстого были контакты с представителями европейски образованных мусульман, прежде всего в лице джадидов.

Наиболее простым моментом совпадения было противостояние пьянству. По статистическим данным, в 1889–1913 гг. госдоходы от продажи алкоголя стабильно превышали доходы от экспорта хлебов. В кампанию 1906–1907 гг. было израсходовано на ссудную помощь населению в 12 голодающих губерниях 128 329 тыс. рублей. Пропито же в них за 12 месяцев, с 1 мая 1906 г. по 30 апреля 1907 г.. вина на сумму 130 505 тыс. рублей, то есть на 2176 тыс. рублей более той суммы, которую население в этих губерниях получило за предохранение его от голода и на обсеменение его полей». Причем в ряде регионов расходы на водку были практически равны доходам населения и чуть ли не на порядок превышали все остальные расходы.

Поэтому в 1888 году преподаватель Казанской татарской учительской школы Ибрагим Терегулов перевел на татарский язык комедию Толстого «Первый винокур». В феврале 1889 года он представил свою работу на рассмотрение цензурного комитета. В цензорском отзыве на работу Терегулова отмечалось, что «для магометан, не пьющих вино, перевод подобной брошюры практической пользы принести не может, но будет лишь способствовать неправильному воззрению тюрков на русский народ». Эта позиция могла иметь определенный смысл для мусульман Средней Азии, но явно не для татар Казани. На другом берегу Кабана прямо напротив Татарской слободы в конце XIX – начале XX в. располагался район «красных фонарей» Пески. Кстати, с другой его стороны исторически находился район староверов Суконная Слобода, которые вряд ли лучше. чем мусульмане. относились ко всей этой похабщине. Не секрет, что определенная часть татар, особенно молодежи, уже тогда начала посещать питейные заведения русской части Казани (почитайте того же Тукая). «Пьяный бюджет» был проклятием России и при царях. и при генсеках, но государство обычно защищало интересы «казенного зелья».

 

Куда ж нам плыть?

Рубеж позапрошлого и прошлого веков был временем расцвета всякого рода идей, временем не только физической, но интеллектуальной распущенности. Поэтому столь велика была роль мудрецов, у которых просили совета. Российские мусульмане в конце позапрошлого века стали выходить из духовной самоизоляции. Они понимали, что индустриальная цивилизация выталкивает сотни тысяч их соплеменников из аулов в промышленные центры, подвергает их всякого рода соблазнам. И здесь велика аналогия с днями крушения Советского Союза и рождения новой России. Членам российской уммы более столетия назад крайне важно было понять: какие духовные ориентиры существуют в российском Отечестве? Крайне важным было то, что отказ от всех российских ориентиров обозначал направление на ориентиры зарубежные. В это время пароход и паровоз чрезвычайно убыстрили и увеличили поездки как в страны мусульманского мира (для хаджа и образования), так и в Европу (для экскурсий и образования). И здесь Лев Толстой своими идеям и общением с мусульманскими лидерами сделал гораздо больше для укрепления российского пространства и единства, чем все его хулители. Показательно, что с Львом Толстым ищут и находят встречу два автора наиболее известных европейских путешествий в татарской литературе. Это Фатих Карими – автор «Рассказа о европейском путешествии» (1902) и Садри Максуди – автор «Путешествия в Англию» (1914). Именно в Толстом они видели представителя русской европейской культуры (во многом связанной с французским влиянием), который смог глубоко понять мысли и чувства представителей мира ислама. И здесь наиболее выдающимся памятником является «Хаджи-Мурат». Нельзя забывать, что Фатих Карими и особенно Садри Масуди в 1900–1910 гг. сыграли выдающуюся роль как политики и публицисты в деле укрепления единства российской уммы и ознакомления ее с опытом европейского общества.

В последний год своей жизни Лев Толстой высказал свое, пожалуй, самое откровенное и глубокое представление о религии ислама. Русская женщина, вышедшая замуж за мусульманина, Елена Ефимовна Векилова, писала Толстому, что ее сыновья желают принять ислам, и спрашивала совета, как быть. Он отвечал: «Что касается до самого предпочтения магометанства православию... я могу только всей душой сочувствовать такому переходу. Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия. Так что если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его Пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии – Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений... Ясная Поляна, 15 марта 1909 года». Здесь трудно что-то добавить. Эта одна из тех мыслей, к которым можно вновь и вновь возвращаться, каждый раз открывая в ней новые смыслы. Действительно, гений актуален всегда и везде...

Айдар Хабутдинов,
доктор исторических наук



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.