Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №107 — Автономии в Китае
09.09.2010

Автономии в Китае – малоизвестная тема. Ей, как и этносоциальной специфике отдельных регионов Китая, отечественные исследователи до сих пор не уделяли значительного внимания. Китай для иностранцев, в том числе россиян, традиционно ассоциируется с великим китайским (ханьским) этносом, в то время как наличие в стране более 100 этнических меньшинств (из которых официально признаны только 56) интересует немногих. Прежде всего интерес к этой теме обозначен политическим трендом, а именно через призму этнического и конфессионального сепаратизма в двух автономиях Китая – Синьцзян-Уйгурском и Тибетском районах. Между тем этническая и административно-территориальная карта Китайской Народной Республики (КНР) значительно многоцветнее, нежели наши черно-белые представления о ханьцах и противостоящих им тибетцах и уйгурах.

Изучение темы следует начать, пожалуй, с констатации шокирующего факта: автономии в КНР занимают почти половину или чуть менее площади всего государства. Многоступенчатая система национальных автономий была заимствована коммунистическими властями КНР из Советского Союза. Подобно тому как в СССР существовали союзные и автономные республики, а в них – автономные области и округа, устроена система автономий и в Китае. Первым уровнем выступают автономные районы. Их пять, и именно они нанесены на все карты административно-территориального деления КНР. Каждый из них обладает спецификой как в этноконфессиональном облике, так и по всем другим параметрам, начиная с климата, демографии, экономики и заканчивая фактом наличия/отсутствия этнополитического движения – сепаратизма.

Второй уровень – автономные округа. Они входят как единицы меньшего порядка в состав провинций Китая. Всего их насчитывается 30, которые весьма разнятся между собой и по численности, и по плотности населения, и по размерам занимаемой территории. Скажем, в каждом из трех АО, входящих в состав провинции Гуйчжоу, население более 3 млн человек. В то же время огромные по площади Юйшу-Тибетский или Хайси-Монгольско-Тибетский АО (в провинции Цинхай) насчитывают «всего» по 300–330 тысяч человек. Следует сознавать, что когда мы проводим сравнительный анализ численности населения в различных регионах Китая, то сравнивать показатели надо применительно к собственно китайской ситуации, а не к российской или европейской. Тогда цифра в одну треть или половину миллиона человек не покажется нам столь уж значительной, поскольку многие провинции КНР насчитывают по одной четверти или даже половине всего населения РФ.

Третий уровень – автономные уезды, которых насчитывается 117. Как правило, это совсем небольшие как по площади, так и по населению территории, подчиненные окружным властям. Опять же понятие «небольшие» следует трактовать исключительно через призму китайской действительности. Скажем, в маньчжурских и монгольских автономных уездах на северо-востоке Китая численность населения составляет по 300–500 тысяч человек, а в Аксай-Казахском уезде на северо-западе – менее 9 тысяч.

Наконец, четвертый уровень национально-территориальных единиц – национальные волости, хотя в их случае речь об автономии не идет ни с точки зрения законодательства, ни с позиций реальной стороны дела. В состав этих единиц входит, как правило, несколько сел, населенных представителями этноса, в честь которого волость получает свое название. Всего в Китае насчитывается 1092 национальные волости. Более тридцати волостей существуют для казахов, киргизов, таджиков, есть по одной татарской и узбекской (в Синцзяне). Они аналогичны национальным районам, существовавшим в СССР в 1930-е гг. Классическим примером территориальной единицы низшего порядка является Шивэй-Русская национальная волость на севере Внутренней Монголии. Центр волости – село Шивэй на берегу р. Аргунь, напротив российского села Олочи Забайкальского края. Площадь волости – 4,3 тыс. кв. км, население – 4,1 тысячи жителей, из них русских – 1,8 тысячи человек. Эти «русские» достаточно специфичны: в устном и письменном общении они полностью перешли на китайский язык, но у них сохранились национальное самосознание, православная вера, песни, танцы, праздничные обычаи, бытовые и поведенческие особенности.

Формально законодательство КНР об автономиях довольно либерально. Так, наличие автономных районов, округов, уездов и хошунов признается и гарантируется Конституцией КНР; более подробно их существование регламентируется Законом КНР о региональной национальной автономии. Конституция гласит, что глава правительства каждого автономного района (который называется «председатель», подобно главе КНР и в отличие от провинций, возглавляемых «управляющими») должен быть представителем титульной этнической группы. Конституция также гарантирует им целый ряд прав, включая автономное финансирование и экономическое планирование, самобытное развитие искусства, науки и культуры, организацию местной полиции, а также в сфере использования местных языков. Кстати, надписи на четырех языках, которые являются официальными в автономных районах (чжуанском, монгольском, уйгурском и тибетском), сопровождают и каждую китайскую банкноту – юань.

Но, конечно, реальной автономии в Китае не имеют даже территориальные единицы высшего порядка, что, собственно, и является одним из главных раздражителей для сепаратистского движения.

Растущая доля ханьцев во всех автономиях КНР представляет собой не просто угрозу существованиюя коренных малочисленных этносов, но и является второй крупнейшей причиной сепаратизма в этих административно-территориальных образованиях. Например, в Синцзяне доля ханьцев повышается катастрофическими темпами. Если в 1949 году ханьцы составляли всего 6%, то в 2000 году их доля выросла до 41% от почти 20-миллионного населения автономии. При этом в крупных городах (столица Урумчи, Карамай, Хами и др.) доля ханьцев гораздо выше этого усредненного показателя и составляет 70–75%. Соответственно с учетом многонациональности региона уйгуры не составляют в нем большинства: их доля в населении в 2000 году – 45% (в 1949 году, в момент вхождения Синьцзяна в состав КНР, эта цифра составляла 75%).

Проблема сепаратизма в этом регионе очень сложна: перед нами не просто желание отделиться от Китая одного лишь уйгурского этноса, а общие устремления всех народов региона (кроме ханьцев, разумеется), прежде всего тюркско-мусульманских. Именно поэтому сами основатели сепаратистского движения и его современные деятели заявляли и заявляют о желании строить многонациональное государство под названием Восточный Туркестан, а вовсе не независимую Уйгурию. Интернет-сайты уйгурских сепаратистов подчеркивают, что Восточный Туркестан – это родина не только уйгуров, но и казахов, киргизов, таджиков, узбеков и татар. Все вместе эти народы составляют уже 53%, то есть относительное большинство.

Собственно, Восточно-Туркестанская республика уже дважды возникала на территории СУАР: в 1933–1934 и 1944–1949 гг. Уйгурские мятежи (в марте–августе 2008 года, летом–осенью 2009-го) привели не только к резкому росту напряженности в межнациональных отношениях в СУАР, но и оказали свое влияние на всю ситуацию в огромном регионе Китая, с одной стороны, и Центральной Азии – с другой. Лидеры уйгурского сепаратистского движения были открыто поддержаны США и Евросоюзом. Поддержку уйгурам – больше моральную, нежели иную, – оказали также Турция и руководство Организации Исламская конференция. Однако объективная ситуация такова, что и без поддержки со стороны Запада уйгуры, если они хотят выжить в безбрежном «ханьском океане», будут вынуждены предпринимать те или иные меры по сохранению своей национальной и религиозной идентичности. Вопрос только в том, насколько их действия будут соответствовать логике окружающего мира и насколько адекватными в итоге окажутся шаги Пекина по ликвидации или, наоборот, усилению очагов сепаратизма на огромных просторах Поднебесной империи.

Дамир Хайретдинов,
кандидат исторических наук



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.